Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Кнарик хартавакян fa




страница1/6
Дата28.01.2017
Размер1.08 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Полноцветная обложка с картиной Г. Ханджяна «Айбубен»


КНАРИК ХАРТАВАКЯН

FA|OZ SOURB GR:R

АРМЯНСКИЕ СВЯТЫЕ ПИСЬМЕНА

Стихи, переводы с армянского



Посвящается 1600-летию создания

богоданного армянского алфавита

и сотворения армянской письменности

1-я страница авантитула


(Рисунок-эмблема:


миниатюра ХII века: Месроп Маштоц с арм. буквами)

По благословению

главы Ново-Нахичеванской и Российской епархии

Армянской Апостольской Церкви

Его Преосвященства Епископа Езраса Нерсисяна

2-я страница авантитула

(Рисунок-эмблема:
Армянский Святой Крест
из Сокровищницы
Первопрестольного Святого Эчмиадзина)

«ГОСПОДЬ ПОМНИТ НАС, БЛАГОСЛОВЛЯЕТ»

Псалтирь, 113:20

КОНДАК ВЕРХОВНОГО ПАТРИАРХА
И КАТОЛИКОСА ВСЕХ АРМЯН,
ПОСВЯЩЕННЫЙ 1600-ЛЕТИЮ ИЗОБРЕТЕНИЯ


АРМЯНСКОГО АЛФАВИТА

ГАРЕГИН ВТОРОЙ, РАБ ИИСУСА ХРИСТА,


МИЛОСТИЮ БОЖИЕЮ И ВОЛЕЮ НАРОДА ГЛАВА ЕПИСКОПОВ
И КАТОЛИКОС ВСЕХ АРМЯН, ВЕРХОВНЫЙ ПАТРИАРХ
ВСЕНАЦИОНАЛЬНОГО ПЕРВЕНСТВУЮЩЕГО ПРЕСТОЛА
АРАРАТСКОЙ АПОСТОЛЬСКОЙ МАТЕРИ-ЦЕРКВИ
СВЯТОГО КАФОЛИЧЕСКОГО ЭЧМИАДЗИНА

ПРИВЕТСТВИЕ ХРИСТОМ ЗАВЕЩАННОЙ ЛЮБВИ


И ПАТРИАРШЕЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ КАТОЛИКОСАТУ
ВЕЛИКОГО ДОМА КИЛИКИИ, АРМЯНСКИМ ПАТРИАРХАТАМ
СВЯТОГО ИЕРУСАЛИМА И КОНСТАНТИНОПОЛЯ,
АРХИЕПИСКОПАМ, ЕПИСКОПАМ, АРХИМАНДРИТАМ,
ИЕРЕЯМ И ДИАКОНАМ, ЕПАРХИАЛЬНЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСКИМ
СОБРАНИЯМ, ЕПАРХИАЛЬНЫМ И ПРИХОДСКИМ СОВЕТАМ,
СЛУЖАЩИМ И ВСЕМУ ВЕРУЮЩЕМУ ВОЗЛЮБЛЕННОМУ
НАРОДУ АРМЯНСКОМУ
Возлюбленный благочестивый народ армянский!

Благодать Божия и небесная милость посетили наш народ и страну Армянскую выдающимся изобретением армянских письмен, благодати празднования 1600-летия которого мы удостоились сегодня. Да возносим молитву на небеса, ибо «Господь помнит нас, благословляет [нас]», даруя венценосцев, «которые, как домостроители, явились толкователями Божественного Писания изобретением письмен».

Светлыми и славными являются те события, о которых мы будем вспоминать.

На расстоянии шестнадцати веков пред нашею душою проясняется тот счастливый день армянской жизни, когда наставник Маштоц возвращался в Вагаршапат, прижимая к сердцу новоизобретенные Письмена армянского языка, к сердцу, скорбящему о своем народе. Из дальнего путешествия он возвращался радостно: Бог услышал его непрестанные молитвы и благословил его тяжелый труд, его миссию. Имеющий 36 букв армянский алфавит родился таинством «Айб» и «К’» — с началом «Арарич» («Творец») и завершением «Кристос» («Христос»), чтоб армянский народ прочел Библию на родном языке и чтоб «до всех людей дошло принесенное Христом спасение», чтоб познаны были мудрость и наставление, поняты — изречения разума.

Путь он проходил исполненный надежды, ибо знал, что в родной земле ждут его, чтоб принять плоды его усилий.

Корюн — ученик и агиограф Маштоца — говорит, что даже Моисей не был так рад, ибо, когда он, неся на своих руках Богоначертанные скрижали, спустился с горы Синай, народ поклонялся вылитому из злата идолу, в то время как Маштоца с нетерпением ждали Католикос Саак Партев, царь Врамшапух, нахарарская знать, лик церковнослужителей. Когда они услышали, что он приближается к столице, со множеством народа вышли ему навстречу. И воды Аракса стали очевидцами радости встречи, песнопений благословения, славословящих и благодарственных молитв.

Армянская письменность возникла, чтобы непреложный глагол Божий сделать слышимым. Попечениями царя и заботами Патриарха во всех областях страны Армянской открылись школы, получили образование младенцы; армия и сам народ приходил к «открывшемуся источнику Божественного ведения». Маштоцевы буквы стали виночерпиями служения живописанного слова, «глаголющими на армянском стали законодатель Моисей вкупе с сонмом пророческим и предводительствующий Павел со всем ликом апостольским, вместе со спасающим мир Евангелием Христовым». И открылись неиссякаемые потоки души, ученики стали учителями, переводчиками, толкователями, гимнографами, историографами и философами. Аркою умопостигаемого света соединилась разделенная земля Армянская и раздвоенная национальная жизнь. Слово Божие образовало и украсило души и в родной стране нашей дало жизнь надежде на спасение и Вере в воскресение. Господь благословил наследие Свое, которое своею мученическою жизнью приобрели святые Апостолы Господни и равноапостольный Отец Веры нашей — Святой Григорий Просветитель. Воистину «Господь помнит нас, благословляет [нас]». В тяжелое для Армении время господами и предводителями нации стали верные наши церковнослужители и князья, «Силою Отчей Премудрости, несотворенного Сущего, они посредством [Священного Писания] утвердили престол Святого Григория».

Благословенное поколение Саако-Месропской школы создало V век армянской истории — век светозарный и творящий гений, победоносный преданностью, верностью и мученичеством, словно светоносною ризою облеченный. Душою образованной образовал душу. Все последующие века нашей истории предводительствовало поколение золотой жатвы армянской культуры, христолюбивое и чтущее Родину, с искреннею душою, просвещенное и мыслящее сие поколение, которое в час испытания не убоялось жизнью защитить Веру и Отечество. Отцы и дети, которые в скоропреходящем имея сознание вечного, со Святейшим Именем Господним на своих устах прошли путь от Аварайра до Нварсака. «Господь помнит нас, благословляет [нас]», даруя век родовых мук, век героизма, когда, по сравнению с немногими, многие обрели добродетели, которые «смотрели на величие земной славы, как на мрак, и, возложив надежду на бессмертного Жениха, удостоились Небесного Царства». «Господь помнит нас, благословляет [нас]».

Солнце воссияло над полем Шаваршанским и навеки соединило Веру и Родину армянскую. Была ли земля Армении защищена или попрана, была ли армянская государственность непреклонной или уничтоженной, — тридцатью шестью буквами, Живой письменностью армянская душа всегда оставалась защищенною, ибо Маштоцевы письмена, выстроившись на пергаменте, в душах написали смысл и таинство существования нашего народа.

Маштоцевой Письменностью обессмертился чудесный армянский язык, и из златосеменного корня высоко поднялось зеленолиственное древо армянской культуры, которой навеки един и объединен рассеянный по белу свету народ армянский со своею христианскою сутью, своим религиозным, созидательным и стремящимся к продвижению внутренним духовным миром. Во всем том, что народ наш создал за шестнадцать веков, присутствуют первые учителя армянского языка — Святой Саак и Святой Маштоц, наши великие и блаженные наставники. И пока негасима их светоносная память и духовное таинство армянских письмен, они будут жить и действовать раздаянием Божественного, рассеивающего тьму света и бездонных сокровищ, продолжая воспитывать непобедимую мысль, свободную и верную душу.


Возлюбленный народ армянский! Прижав к сердцу, сохрани наш родной алфавит Маштоца, и всегда священными останутся наша Родина и Святая Церковь. Люби родной язык наш, и воспоются славы предков, процветет благодать в жизни Отечества — честное и чистое видение и высокое стремление. Светлой и лучезарной сохрани отечественную школу, и с нашими детьми о вечном будут беседовать Свободный Масис, Мать Аракс и Кафедральный собор, которые навеки помнят веселие тех счастливых дней, когда честные наши наставники звучащим по-армянски словом Божиим страну Армянскую соделали блаженной, желанной и чудесной.

Из Первопрестольного Святого Эчмиадзина призываем наши Иерархические Престолы, епархиальных начальников, верный своему обету лик священнослужителей, верующий наш народ в Армении и в наших колониях в рассеянии в 2005 году всенародным торжеством и блеском отпраздновать славную память Богом благословенного изобретения армянских письмен. В четырех концах света молитва нашей радостной души да вознесется на небеса, ибо «Господь помнит нас, благословляет [нас]», даруя венценосцев, «которые, как домостроители, явились толкователями Божественного Писания изобретением письмен».

Мирный и праведный лик Божий да сияет в армянской жизни, в свободной и возрождающейся нашей Родине и во всех концах армянской Диаспоры.

Перед Святым Престолом Сошествия возводим молитву на небеса, чтобы Бог, заступничеством охраняющий во свете обитающих наших наставников — переводчиков, раздал благодать верующему народу нашему, чтоб всегдашними были любовь и преданность к Родине и Святой нашей Церкви, непреклонной же — Вера наша, «и Господь даст благо, и земля наша даст плод свой» (Псалтирь, 84 : 13).

«Да будет с вами благодать, милость, мир от Бога Отца и от Господа Иисуса Христа, Сына Отчего, в истине и любви» (Второе послание Иоанна, 1 : 3).

Гарегин Второй, Католикос Всех Армян

(Портрет Святого Месропа Маштоца

с подписью под ним)

Святой Месроп Маштоц (361-440) – учёный, просветитель, создатель армянского алфавита (405) и письменности, Первоучитель, переводчик Святого Писания.
ПРАЗДНИК ДУХА
Когда поэтическое творчество устремляется от зрелости к совершенству и реализации высшего идеала жизни, появляются такие произведения, где автор не только выявляет свое мастерство, но и в первую очередь выполняет миссию, начертанную Божественным откровением. Пусть не звучит это высокопарно и мистически, но не каждый поэт может совершить духовное геройство, приподнять планку своих достижений над мелкой обыденностью лирических прочувствований и индивидуальных переживаний. И только тот, кто болеет душой за прошлое, настоящее и будущее своего народа, может нравственно и духовно поднять его интеллектуальный уровень в глазах мирового сообщества. И кто бы поверил, что эту масштабную по объему творческую работу возложила на свои плечи хрупкая армянская женщина, мужественная поэтесса из Чалтыря Кнарик Хартавакян.

Ее книга «Армянские святые письмена» — логическое продолжение всех ее предыдущих опубликованных произведений, начиная с издания переводов из лирики литературного предшественника Хевонда Наирьяна (редактором-составителем и основным переводчиком его сборника «Зурна» является К.С. Хартавакян) до панорамно-исторической ее исповеди, излитой из глубин души в великолепной по исполнению и темпераменту книге «Мы из древнего града Ани».

Будучи христиански приверженной к своей Армянской Апостольской Церкви, Кнарик Саркисовна сумела за краткий миг своего душевного порыва (за десять дней — цикл сонетов, а за месяц — сборник) создать то, что должно, по всей вероятности, остаться памятником благородному армянскому духу, ибо книга эта посвящается 1600-летию создания армянского алфавита и сотворения армянской письменности. Новая ее книга — это гимн общечеловеческому духу, гимн божественному подвигу великого Месропа Маштоца, это венец, посвященный многовековому творческому созиданию армянского гения, приправленный, усиленный общегуманными идеями интернационального единства. Вслушайтесь в эти строки, написанные на великолепном русском, но исполненные армянским древним духом, и ваши сердца, мои соплеменники, будут радостно трепетать от гордости и благодарности за подвиг, совершенный вкупе сотнями поколений наших праотцев:

Индусам — пламень Агни, Эверест,
А чехам дан собор Святого Вита...
Армянам Бог издревле дал и Крест,
И высь Масиса, святость алфавита.

Когда в чреде набегов, битв, измен
Столиц руины рушились в пустыни,
Спасали мы сокровища письмен,
И нет у нас дороже их святыни.

Они — духовный хлеб, и щит и меч,
И рать, рожденная рукой Месропа!
Спас ими hай себя, родную речь...
И шлют поклон им Азия, Европа.

Он свят, седою древностью овит,
Армянский богоданный алфавит!

Цикл сонетов «Армянские святые письмена», как бы разворачиваясь в своей исторической многоплановости от восхваления бессмертного подвига Святого Маштоца и его вдохновителя и друга Католикоса армян Саака Партева, их учеников, ставших первыми историографами и переводчиками земли Армянской (отсюда и укоренившаяся традиция празднования Дня переводчиков — Таргманчац тон), охватывает затем новое пространство мирового культурного сообщества и сотрудничества народов. Патриотизм Кнарик Хартавакян, высвечиваясь в национальных оттенках и преклонении перед великим прошлым армянского народа, в то же время насыщен гуманистическим светом традиционного европейского просветительства. Читая строки поэтессы, как бы созерцаешь прекрасные сколки древности, связывая их с цельностью общекосмического миросозерцания. Автор пишет о себе:

Величье Божье чтя, влекусь в простор Вселенной.
Летит к сиянью мирозданья hаев дочь...
Не омрачат мне душу тьма, вражда и склока:
Зрю Знамя Мира, стяг Содружества багрян —

и о родстве своих родимых языков:



Произнесу «язык» — и отзвук льнет «лезу»...
О братья, сестры, ведь друг другу мы сродни!
Санскрит, единый праязык, слил нас в прадни,
Слова порой неразличимы, словно зуйг.
....................................................
...Они неразделимы, наши языки.
В них сходство зримо, а различия зыбки.

Сегодня уже можно смело говорить, что армянские поэтические традиции на донской земле, заложенные еще в XIX веке великими поэтами и просветителями Рафаэлом Патканяном, Микаэлом Налбандяном, Арутюном Аламдаряном и другими, в творчестве Кнарик Хартавакян не только возрождаются, но и наполняются новым содержанием зримого реалистического подхода к условиям современной жизни, осмысления величественного прошлого армянского народа. И я не буду удивлен, если через несколько десятилетий Мясниковский район и процветающее село под Ростовом-на-Дону Чалтырь станут одними из важнейших армянских центров культуры на российской земле, ибо именно здесь общественностью, при содействии церкви, администрации района и меценатов, делается все возможное для сохранения менталитета и этнокультуры народа, вынужденно оставившего свою родину — столицу средневековой Армении Ани еще в давние времена — после страшных землетрясений XI века и губительного нашествия тюркских орд в XIII веке.

Я помню, с каким рвением восьмидесятилетний поэт Григор Бабиян из села Крым — Топти, ветеран и инвалид Великой Отечественной войны, в течение двух лет добивался издания своей книги «Избранное», начинающейся с поэмы «Осколок Ани», написанной на родном армянском. И как было не преклониться перед этим человеком, не помочь ему в его патриотическом порыве и не сопутствовать изданию его прекрасной поэмы, где автор обрисовал на сочном армянском языке историю исхода своего народа из столицы Ани и его дальнейшей судьбы. Именно такие люди (а их немало на мясниковской земле, где с 1990 г. существует литературная студия, основанная учителем, поэтом и краеведом Х.О. Кристостуряном) подготовили праздник духа — появление гуманистической и общечеловеческой философской поэзии Кнарик Хартавакян, охватывающей духовный мир всего армянского народа от царя Тиграна Великого до великого нашего современника Шарля Азнавура, от ностальгии по Ани до счастливой улыбки сегодняшних ребятишек из Еревана, Степанакерта и Чалтыря. А мучающий армянство уже долгие столетия вечный вопрос «Армяне ль мы?», который на сегодня особенно актуален и весом, ибо от ответа на этот вопрос зависит существование на Земле гайканского народа, стал одним из краеугольных камней гражданско-поэтической сущности «Кнарик из Наири».

Однако любовь ко всему армянскому, активное подвижническое участие во всех мероприятиях, посвященных национальным праздникам и дням памяти, ни в коей мере не заслоняют в армянской поэтессе, выпускнице филфака РГПИ, ее уважения к русской культуре: среди ее наставников и друзей и доктор филологических наук, почетный профессор Валентин Малащенко, и руководитель ростовского литобъединения «Созвучие», проводящего поэтические вечера в Донской публичной библиотеке, прекрасный русский гуманист и поэт Николай Скребов, и молодой русич Алексей Любимов из Новошахтинска, говорящий и пишущий на армянском языке, и поэтессы-переводчицы Наталья Апушкина, Ирина Яворовская, Любовь Волошинова, и композитор, доктор физико-математических наук Владимир Рыжов из Таганрога, и многие другие донские деятели культуры и литературы, которые ценят ее дарование и подвижничество. К тому же Кнарик Саркисовна почти 10 лет бессменно руководит литературной студией донских армян имени Рафаэла Патканяна, ведет учебу начинающих авторов и скрупулезную многоплановую работу сотрудника в Историко-этнографическом музее Мясниковского района, при котором существует студия.

И литератор, популяризируя духовные ценности своей нации, пропагандирует армянскую историю, словесность, язык и среди сельских школьников-экскурсантов, и среди зарубежных гостей музея, туристов, которые увозят ее стихи в свои города и страны. Так, ее произведения, в том числе вошедшие в новый сборник, этой осенью были доставлены в Ереван и Москву, в Санкт-Петербург и Киев, в Молдавию и Германию, Канаду и США... А в книге отзывов сельского музея и в его архиве остались разноязычные слова благодарности армянке К.С. Хартавакян, чье творчество и многогранную деятельность пронизывает и гордость за свой древний просвещенный, даровитый народ, и чувство солидарности, интернационализма. Вот что написал 17 сентября гость праздничного Ростова экономист Майкл Крамер: «Будучи американцем, я никогда не думал о влиянии Армении на западное общество до разговора с Кнарик. Столь многие армяне живут в Америке и повлияли на мировоззрение, религию благодаря своей пятитысячелетней истории. Являясь американцем, частью христианской религии, я был рад ближе познакомиться с армянами при общении с Кнарик». Это ли не признание и благодарение за истовое радение о чести своей нации, за бессонные ночи стихотворчества и насыщенные трудами и событиями дни, слагающие подвижническую судьбу?!

Но раскрою еще одну тайну: Кнарик Хартавакян как литературно-общественный деятель не удовлетворена собой, ибо она, я уверен в этом, уже готовится подспудно к самому рискованному шагу — подвигу своей жизни — к возвращению на родную почву. И я надеюсь, что следующее предисловие, которое напишу к ее книге, будет на армянском языке для армянского сборника нареченной Лирой-Кнар. И да благословят ее Святой Маштоц, Святой Саак Партев, дух ушедшей в бессмертие ее матери Варсеник, дух Рафаэла Патканяна, Микаэла Налбандяна, ее кумиров, а с ними вместе и ваш покорный слуга на этот заповеданный высокий подвиг — подвиг возвращения в свою стихию, в свой материнский наирийский язык, который она любит неимоверно. И тогда мы вновь поздравим ее мужество, мужество прекрасной поэтессы Кнарик Хартавакян «из древнего града Ани».
Ара ГЕВОРКЯН, поэт

FA|OZ SOURB GR:R



АРМЯНСКИЕ СВЯТЫЕ ПИСЬМЕНА


Цикл-венец из 17 сонетов

Алфавит армян
Индусам — пламень Агни, Эверест,
А чехам дан собор Святого Вита...
Армянам Бог издревле дал и Крест,
И высь Масиса, святость алфавита.
Когда в чреде набегов, битв, измен
Столиц руины рушились в пустыни,
Спасали мы сокровища письмен,
И нет у нас дороже их святыни.
Они — духовный хлеб, и щит и меч,
И рать, рожденная рукой Месропа!
Спас ими hай1 себя, родную речь…
И шлют поклон им Азия, Европа.
Он свят, седою древностью овит,
Армянский богоданный алфавит!


Месроп Маштоц —
Святой Первоучитель

Учителя!.. Толстой, Ушинский, Песталоцци...
Земным народом каждым чтится свой кумир.
С мольбой слагаю песню-гимн под звоны лир
О письменах, Первоучителе Маштоце.
hай просвещен, не вяз в невежества болотце,
Хоть был, Христа прияв, без букв родимых сир,
Но сбросил вражье иго, мощь обрел и мир,
Приняв свой айбубен2 под горней3 позолотцей!
Месроп взял в Божьем откровении сей дар,
Писанье перевел, чертя армянский тар,4
Открыл он школы, влил в питомцев пламень
  рвенья.
Обрел свет Истины и силу армянин...
Облек букв злато в драгоценные каменья,5
Чтоб их берег в веках Святой Эчмиадзин!

Святой Саак Партев6
Католикос армян, Святой Сааґк Партеґв!
Письмен создателя на труд благословляя,
В Месропа волю патриаршую вливая,
Молился с ним ты, руки к небесам воздев.
Очам явились буквы!.. Луч в перо продев,
На свет их вывел всех творец, возобновляя.7
С ним ты, Маштоца на деянья вдохновляя,
Дал письмена для старцев, отроков и дев.
Оплотом духа став для нас, его твердыней,
Они пребудут драгоценною святыней.
Они — очей армянских негасимый свет!..
В День Переводчиков Писанья8 с ними снова
Мы славим, сколько ни пройдет веков и лет,
Тебя — Католикоса нашего святого!

QNARIK >ARTAWAK|AN
FA|:RI A|BOUB:NE
Fndikn;rinШ fourn Agnii 6 Hw;r;st#
Tayare Sourb WitiШ c;.in 6 sourb „am;nЈ#©
Astwa/ fa\in aoa=ine >ace tw;z#
T;sqe xma\l m;r Masisi ou A\boub;n @@@

:rb frd;fi m;= kor/anwo[ axge tan=wa/


>ortakwoum hr anapatoum m;/ G;f;ni#
"rkoum hr na gr;rn ir# )# T;®r Astwa/#
Srbouj\oune aw;tab;r A\boub;ni@@@

M;r gr;reШ fog6or faz# jour ou wafan#


Or /n;l hr fanyare m;/ m;r M;sropi#
:w nranow 'rkwa/ ogin m;r fa\kakan
Patrast h nor s.ranqn;ri 6 ampropi@@@

Dou sourb mnas# faw;rvouj\oun im fa\;r;n#


Astwa/a,ounc# astwa/at;nc im A\boub;n@@@

SOURB SAFAK PARJ:W
Fa\ Kajo[ikos Sourb Safak Parj6#
DouШ or s.ranqi )rfn;zir gr;re m;/ st;[/o[i#
A[ojoum hir nra f;t# `;-q;rd parx;low w;r6#
:w f;txf;t; kamqow w;fanist ta-;re p;[wa/
Artab;rw;zinШ k;rtw;low maqour ta.takama/in#
:w douШ M;sropi tqnanqin wka# dar`ar a-a=in
Ou[6or loure m;/ fa\tnab;rman mtqow b6;-wa/@@@
:w a\boub;ne dar`aw dar;ri m;r srbapatk;r
:w jankagin b;-# ousoumna-ouj\an og;kan fraw;r
:w lou\se bazwo[ nor ogou fa\k\an!
Isk douШ )# So®urb Fa\r# Jargmancaz toni a-a=in wkan
Mnoum ;s m;x f;t
faxaram\akn;шr#
tarin;шr#

dar;шr@@@


Jargmanouj\ouneШ ARA G:WORG|ANI!

К армянским историкам
Отцы истории армянской, летописцы,
Саак, Месроп — для вас духовные отцы!
Святыми стали вы трудом души, десницы,
Корюґн, Павстоґс и Егишеґ, Хоренациґ!..9
Истории страны, ее летописаний,
Житий вы авторы, — в раденьи стан согбен.
Явили ум, пыл сердца вы, обширность знаний;
Маштоц вам в помощь начертал свой айбубен.
В чаду времен, огнем войны объятых, мглистых,
Вели вы летопись армян из года в год.
Вас, неустанных, истовых, душою чистых,
Причислил к лику всех своих святых народ.
В День Таргманчаґц10 вас чтут, истории отцы,
Корюґн, Езниґк, Хазаґр, Мовсеґс Хоренаци ґ!..11


К армянским буквам и писцам
Армянские, святые наши письмена!
Во мраке келий вас монахи выводили,
Но, лучезарные, вы свет небесный длили,
Являя лики тех, чьи вечны имена.
В те давние, глухие, злые времена,
Когда враги, нас окружив, войска сгрудили,
В сердца вы доблесть лили; нет, не зря трудились
О вас радевшие, чьи тяжки бремена!
Вас начертав, дал в руки воев переписчик
Копье и меч, и щит, и мощь для духом нищих.
Вас жгли, секли, пленив, но вы избегли тлений;
И с метой пламени, цепей и сабель, ран
Вас — в рукописях древних — Матенадаран12
Приял для всех грядущих новых поколений!

Спарапет Вардан Мамиконян
Благословлен Тобою, Отче, род армян!
Взяв первыми Твой Крест13 и письмена, мы гоґрды.
Когда терзали предков иноверцев орды,
Влил буквы в рать наш спарапет Мамиконян!14
Все тридцать шесть вступили в сечу со стремян,
Явили смелость, верность вере, мощь народа.
На страже нации и век, и год от года
Армян защитник — айбубен, могуч и рьян…
Нас тщились персы смять взъяренными слонами,
Но свергли их мы истой верой, письменами,
Хотя погиб Вардан — скорбел Тарон и Тайк…
Он пал за hаев, за Христа в длань Аварайра,
Но чтит его средь ратников святых Мер hайра15
Отчизна вся, народ, чей прародитель — Гайк!16


Грузинский и агванский
алфавиты

Возобновивший древний алфавит армянский,
Насытив светом очи родичам своим,
Помог создать свод букв иверский и агванский17
Народов ближних, светоч передавши им.
И блики благозвучья приняли гортанный
Язык агван-гаргарцев, речь картвел-грузин...
Труды Месропа велики и неустанны,
Он стяг содружества навеки водрузил!
Ведомый духом созидания, исканья,
Радел он просвещенью не одних армян.
И сотворенный hаем перевод Писанья
Поныне царствует18 средь братьев-христиан.
Пусть помнится: радением Маштоца свиты
Грузинский братский и агванский алфавиты!


К творцам славянской азбуки
Создавши азбуку, Мефодий и Кирилл
Письмен лучами просветили мир славянства.
Принявши крест, явил он верой постоянство,
На языке родном с Творцом заговорил.
Но тот, кто «аз» и «буки» вывел, сотворил,
Научен Керакаґном* — светочем армянства!..
Все помнят братьев, а Грамматик — безымян стал,
Хотя славянам очи к Свету отворил...
Признав родство глаголицы и айбубена,
Восславим всех создателей, что незабвенны,
И воздадим учителям их мудрым честь.
Славянский алфавит рожден в тиши Магнаґвра,19
Как в hайском, буквы можно в нем по звукам счесть.
По вере братьям, их творцам — венцы из лавра!

К родству родимых языков
Произнесу «язык» — и отзвук льнет: «лезуґ»…20
О братья, сестры, ведь друг другу мы сродни!**
Санскрит, единый праязык21 слил нас в прадни,
Слова порой неразличимы, словно зуйг…22
Араґкс и Ра, Дан и Раздаґн, струиґ Лен, Зуй
Похожи, словно Аґгни, огнь, Ваhаґгн, Аниґ.23
Внемляґ, узриґте, коль остались не одни,
Пронзитесь болью близости, пролив слезу!..
Они — неразделимы, наши языки.
В них сходство зримо, а различия — зыбкиґ.
Взрастил в родимом лоне, сблизил их санскрит.
Лью свет в hайоґц ачеґр,24 в распах очей, в глаза.
Омой во мгле ночей, прозреть вам дай слеза…
О, мой лезуґ-язык навек вас всех сроднит!

К великоросскому языку
Мной зримое родство родимых языков
Я чту, о, Русский, и великий, и могучий!
Мне с детства близок, дорог звон твоих созвучий,
Как и язык армян, что древен, свят и нов.
Идя из глубины медлительных веков,
Как звучный зов зурны, пронзительно-тягучий,
Доносишь ты мотив привольный и певучий
И волен снять с души гнет немоты оков.
О, вольный наш язык, любимый, вожделенный,
Ты властвуешь в Державе Света, во вселенной!
Творю твоими письменами, клад в них зря.
Богат, благословен, племен корней ты сростки.
Опора и надежда ты, очей заря…
Навек ты вверен мне, Язык Великоросский!

К армянскому родному языку
С тобой мечтала сблизиться, Язык Родной,
И с песней сердца слить мотив родимой речи,
Но все друзья мои наирские — далече,
И было некому свести тебя со мной.
А я, объята мыслью и мечтой одной,
Ждала и жаждала той вожделенной встречи,
И Вышнего десница опалила плечи —
Учитель-Усуциґч дал сблизиться с тобой.
Вернул он в материнское25 родное лоно,
Письмен армянских, звуков полня перезвоном.
Он возвестил: «Твой поводырь отныне я!
Искала ты словес мелодии в мытарстве?..
Шлю благовест, лия сквозь клекот бытия.
Возлей в уста, взлелей язык, что свят и царствен!»26

Майрикиґс — к Матери27
Творю на языке, тобою данном, Мама!
Родимой речи музыка нежна, пленит;
В уста влив сладость, льнет к пыланию ланит,
И ввысь жар-птахой устремляет звуков гамма.
Средь шума, грохота и лязга, буден гама
Она мелодию пленительную длит.
Язык мой, слух отныне с нею связан, слит,
Растворена душой к звучанью Света рама!
Ты ль слышишь песню и печаль мою, Майриґк,
Мой долгий зов, летящий клик, влекущий крик —
Там, под блаженными своими небесами?..
Витаешь ты в недостижимом далеке,
Но в дол вернись, явись, предстань перед глазами,
Мне слово молви на родимом языке!


К армянским матерям и детям
Не зря издревле наречен был материнским
Родной, родимый, Небом данный нам язык.
Он в незапамятные времена возник —
В Хайаса, царстве Араратском,28 наирийском…29
Сроднив навек, вас, милых чад, свела майрик с ним,
И песня колыбельная — не чуждый зык.
Обет ей дан ли — Мариаґм, Азниґв, Назиґк —
Обет сынов и дочерей с поклоном низким?!
Должны мы в верности навеки присягнуть,
Свой не забыть язык, пускаясь в дальний путь.
Вы помните ль его, армянки, в веке новом?
Клялись ли вы, с детьми идущие вперед,
Что на устах чад ваших нежных не умрет
Язык, чарующий благоуханным словом?!


К армянским учителям
hайоґц усуцичнеґр!..30 Учителя!
Наследники великого Маштоца!
Пусть вязь письмен святых не оборвется,
Вовек им верными пребыть веля!
Пускай постигнут дети, вам внемля:
Язык наш чудной музыкою льется…
Пусть в каждом сердце юном отзовется
Он, свой мотив тысячелетний для!
Наследники его мы все, потомки,
Душою чуткой пыґлки, слухом тоґнки…
И возлюбить, взлелеять и сберечь
Должны мы вверенные нам веками,
Спасенные от всех напастей нами
Язык армянский, письмена и речь.

К нашим письменам и песням
hайоґц Тареґр!31 Я славлю ваши имена.
Слились вы в айбубен — оплот армян могучий.
И, защитив язык богатый и певучий,
Иконой нации вы стали, письмена!
Кровавым заревом всходили времена,
Враги носились над Отчизной черной тучей,
Но встали вы броней пред ними, горной кручей,
Призвали храбрецов наирских в стремена!
Им дали вы доспехи грозные — меч, латы,
К победам, к Свету взмыли, яґсны и крылаты,
Вольны на помощь всем прийти, везде поспеть.
Велича вас, лью гимны вслед вам в поднебесье,
Спешу воспеть, спросить: другой на свете есть
Народ, столь истово лелеющий вас песней?!32

Наша любовь к письменам
О, наша любовь к языку, к письменам —
До трепета, слез, до истом сладострастья!..
Она непонятна иным племенам,
Хоть пламенны, пылки вы, сестры и братья.
Но вами возлюблен не буковок ряд —
Пылаете страстью вы все к человеку.
А hаи — к значкам, что звездаґми горят,
И к звукам певучим — их нежим от веку!
Лучист он и свят, Айбубен, Вышним дан.
И дар, и Его возлюбивши без меры,
Неистовой лаской стиха плавим метры,33
И яр34 обладанья восторг — первоздан…
Коль с нами язык, перлы букв, мы царями взираем!
…Теряя их, мы — умираем.

К народам-братьям
К вам обращаю свой призыв, народы-братья,
Подняв, как светоч, стяг, сокровище святынь!
Всех — из краев лесных, степей, песков пустынь —
Под Знамя Дружелюбия хочу собрать я.
Да сгинут рознь и распрей старые проклятья,
Затихнет битва и смирится спесь гордынь.
Оплотом Мира, Братства, стойче всех твердынь
Да станет дар мой, распахнувший вам объятья!
Се письмена и песнь армян, что по вселенной
Рассеялись, но берегут свой вожделенный
Родной, роскошный, щедрый, царственный язык.
Он — музыка! Внемлите, миґро,35 мирт36 вдыхая.
Пусть на устах он зацветет, благоухая,
И явят hаев письмена лучистый лик!..
Молю об этом вас — из Наириґ Кнариґк.

(Цикл создан с 31 августа по 11 сентября 2005 г.)



СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ37

(Рисунок-репродукция)

(Армянский алфавит из Сокровищницы

Первопрестольного Святого Эчмиадзина)



Месропу Маштоцу
1645-летию со дня рождения гениального

создателя армянского алфавита-айбубена,

Первоучителя и Святого посвящаю
Среди сынов великих Айастана,
Его поэтов, зодчих, мудрецов,
Ты, подвиг свой свершавший неустанно,
Назваться волен первым из творцов.
Ты вверил нам, душой и встарь не нищим,
Наш айбубен, бесценнейший наш клад.
С ним по руинам шли мы, пепелищам,
Превозмогли гоненья, голод, хлад...
Дивится мир весь письменам Месропа:
Он мощь народа в буквы смог облечь!
Мирится Азия и зрит Европа:
В руках армянских явлен щит и меч!
Но не бряцает — песнь творит оружье
И средь народов утверждает мир;
Лик солнца, взятый буквами в окружье,
Лучи простер на струны звучных лир.
Сияющие буквы вечно с нами —
Во взоре каждом, сердце, именах…
Отлиты в злато, за семью замками
Хранятся свято наши письмена.
И в тишине благословеньем льется
Твоя мольба и песнь твоя, Месроп:
«Пусть вязь письмен во взорах ваших вьется
На всех просторах Азий и Европ!..»

Звучи, материнская речь!
Ни ропот, ни окрик, ни зык
Не вторгнутся в эту мелодию…
Певучий армянский язык
Я слушаю, словно рапсодию.
Звучи, материнская речь!
Я силюсь понять сокровенное,
Что доґлжно лелеять, беречь,
Как дарственно-благословенное;
Что доґлжно постигнуть молясь
И в благоговейном молчании,
Что, музыкой горнею длясь,
Молитвенно, свято в звучании;
Что вызрело в глуби веков
И снами овеяно вещими,
Что с бьющей струей родников
Потомкам навечно завещано...
Немые наследники мы.
Немые, глухие, ослепшие!
В плену у безмолвия, тьмы
Скитаемся, слух не обретшие.
...Но что это — зов или вскрик?
Родник средь пустыни иссушенной?..
Я песнь твою слышу, Майрик!
Я речь материнскую слушаю.
Звучи, наирийская речь,
Я силюсь понять сокровенное.
И в сердце клянусь я сберечь
Речения благословенные!..
Материнский язык
Сцепи родимой речи составные,

Стань мелосом армянского стиха.

А. Маргарян, пер. Л. Григорьяна
Пробираюсь к тебе среди хаоса, мрака и грохота,
Чтоб мелодией речи родимой пронзить тишину.
Забываю напасти, раскаты звериного хохота,
Мир в душе обретаю, чужую прощаю вину.
Пробираюсь к тебе, как ослепший из темени адовой.
Пробираюсь на свет и, уверовав, свет обрету:
Станешь солнцем ты мне, семицветною вешнею радугой
И весенней землей в абрикосовом нежном цвету.
Открываю уста, изнывая от жажды и голода,
Припадаю к журчащей, живительной, вечной струе
И, молитву творя: «С небесе низпосли, Боже, слово дай!» —
Оживаю, глаголом твоим спасена от сует.
Материнский язык, ты услышан был предком
в младенчестве,
Среди тягот скитальческой жизни и чуждых племен.
Отрекаться не стану вовек от тебя, мой отеческий,
Пронесу сквозь столетия святость армянских имен.
Нареченная Кнар, как посмею притронуться к лире я,
Коли речи родимой напев мне досель не знаком?
Не подвластен... и грустно тревожу я струны клавирные,
К своей родине дальней взывая иным языком.
Но лелею тебя, несравненный язык мой армянский,
И азы твоей музыки вновь постигаю, любя.
Как журчанье ручьев и немолчной струи ахурянской,38
Как сияние снежных вершин, обретаю тебя.

Из цикла «ГОЛОСА ИЗВНЕ»
* * *

Анне Бегларян39 с благодарной любовью

Ты обретаешь все родное,


Сокровищницу языка,
Что сбережен ковчегом Ноя
И донесен через века,

В пучине бед навек спасая


Души армянской чистоту,
Чтоб, исказнясь и воскресая,
Она взмывала в высоту.

Чтоб воплотилась в звучном слове,


В палитре солнечных картин…
Перо и кисть, вы наготове?
Узрите ж свет сквозь пыль гардин!

Узрите суть, что неизменна,


Незыблема, как Арарат:
Душа армянская нетленна,
Возведена до райских врат,

До снеговых вершин Масиса,


Где Ноев высится ковчег,
Церквей Ани и Вардениса…
Там — и обитель, и ночлег!

Так защитись родимым кровом,


Пристанище навек найдя.
Так облекись родимым Словом,
В армянский дом в ночи войдя.

Прислушайся: звучит, клокочет


Душа родного языка!
Она судьбу твою пророчит,
Маня к себе через века.

Отринешь зов ли с поднебесья,


Или постигнешь, обретешь?..
Звучат стихи. Звучат как песня!
И верю: ты им присягнешь.

* * *
Меня попросили поведать о солнце…
Но как расскажу, зря лишь лучик тщедушный
И гаснущий отблеск на тусклом оконце?
Пейзаж мой покажется блеклым и скучным.
Меня о горах рассказать попросили…
Но я — с их подножий отколотый камень,
Его ураганы скитаний сносили —
И галькой обкатанной стал он с веками.
Тогда о ручьях стих сложить мне велели,
О звоне хрустальных ручьев Айастана…
Но в руслах равнинных, увы, обмелели
Потоки восторженных виршей пространных.
—  Поведай тогда об армянской столице,
О древней, оставленной — в сердце носимой.
Поведай, — просили, — и в прозе сгодится,
Склонись над лампадою неугасимой!..
—  О, тысячу свечек зажгу я во храмах,
Взмолюсь, чтоб явилась Ани перед взором.
У памяти много местечек сохранных,
Но город смогу ль воскресить разговором?..
—  Тогда твой народ пусть беседует с нами.
Иль стал он в речах неискусным, несмелым?..
—  Когда-то глаголил он с Богом стихами,
А нынче от горя почти онемел он.
По свету рассеян, язык он теряет,
С родными порой разлучен письменами,
Но, сполох надежд вопросившим вверяя,
Он душу готов распахнуть перед вами.
Меня вы просили поведать о многом —
О родине древней и hайке40 великом...
Но как рассказать мне (взмолиться пред Богом?),
Чтоб грустный народ мой вновь стал
                   солнцеликим?
Меня вы просили о солнце поведать!..
Армяне мы! 41
Армяне все мы в этом мире, hаи,
Коль помним свой язык и письмена!
В донском привольном, нас позвавшем крае
Звучат призывно наши имена.
Армянами пребудем на просторах
Российской необъятнейшей земли;
Луч солнца не сокрыли мы во взорах,
Святыни предков — в сердце сберегли!
На верность дружбе вечной присягнувши,
Не разрывали братства тесных уз;
Из грозных битв в бессмертие шагнувши,
Отцы оберегали наш союз.
Армяне мы! В семье многоязыкой
Извечно миролюбием гордясь,
Сроднились мы с Россиею великой,
На кровью политой земле трудясь.
Минует время смуты и раздоров —
В стране бурливой воцарится мир;
Не покидавшие ее просторов,
Мы огласим их звоном наших лир.
Зурны армянской звуками взлелеем
Родимый край, где нам творить и жить.
Армяне мы!.. Забыть о том не смеем.
Должны мы честью нашей дорожить!
(РИСУНОК)

ТВОРЯЩИМ ПИСЬМЕНАМИ ПЕСНЬ
* * *
Остаетесь навеки вы с нами,
Даже если уже вдалеке,
Все творящие песнь письменами
На извечном, родном языке.
Двуедин он: армянский и русский,
Корни пращуров наших срослись;
hай и русич, арийцы, этруски —
Мощь письмен обретя, мы спаслись!
Оградились от ворогов многих,
Сохранили страну свою, лик…
Защитить, возвеличить он смог их,
Наш язык, что могуч и велик!
Сохранили мы истовость веры,
Облачив свою речь в письмена,
И Христа возлюбили без меры,
Всех святых, чьи мы чтим имена.
И средь них — вы, творцы алфавитов
И поэты, чье свято родство!
Вы из дали, туманом повитой,
К нам спешите, творя волшебство.
Вас не зря вечно боготворили,
Пушкин, Нарекаци, Туманян…
Песнь о вас и Месропе, Кирилле
Я слагаю, дочь истых армян.
Много вас — о, созвездия, сонмы!
Я грешу, не сочтя всех имен…
Ведь без вас в тьму бы вверглись и сон мы
В недрах мглистых, дремучих времен.
Но взвиваете вы к поднебесью,
Возлелеяв сердца, льете Свет…
Письменами творящие песню,
Вам я гимн посылаю в ответ!

Читая Чаренца

Моей Армении слова, что солнца пыл хранят, люблю,

Армению, мой милый край, до издыхания люблю.

Егише Чаренц, пер. И. Поступальского

Язык армянский он любил до жгучих слез,


Боготворил письмен Маштоца святость
И солнцем напоенных слов, созвучий гроздь
Преподносил всем жаждущим на радость.

Багряных роз дарил он дивный аромат,


Не забывая ран своей Отчизны.
Поэта звал плененный старец-Арарат,
И лира-кнар вела его по жизни.

Любя святой Армении язык и лик,


До слез любя, превознося до неба,
Не предавал ее хотя б на миг
Любимец гор и блещущего Феба.

В годину роковую был погублен он,


Врагом народа всуе не прослывши…
Мольбу пророка — не предсмертный стон,
Далекий соплеменник, слышишь, слышишь?

Солнцеподобных слов лучи, блестя, звенят,


Язык Чаренца будто просит снова:
«Люби меня, до жгучих слез люби меня,
До издыхания, конца земного!..»

Язык армянский, материнский наш язык!


Лелеяли тебя мы — песней, взором...
Века не помнят, как, откуда ты возник,
Но вдаль идти с тобой нам по просторам.

Лей солнечное слово в сумрак ночи, лей!


Тьма расступается — дождись восхода.
Клянемся, как Чаренц, любить тебя — сильней,
Язык святой армянского народа.

Кнарик Хартавакян

Микаэл Налбандян
(Главы из поэмы)


ПРОЛОГ

Минуло сто и семьдесят пять лет,


Как в мир явился ты, армянский гений.
Неугасимый проложил ты след
И в памяти грядущих поколений.
Тебя родил град Нор Нахичеван,
Давно мечтавший о достойном сыне,
И ты им стал, наш классик Налбандян,
Тебе внимает нация доныне!
Наставник твой, священник Габриэл42
Тебе святыню Айбубена вверил.
Те буквы ты лелеял, Микаэл,
Весь краткий век, что рок тебе отмерил.
Читал всю жизнь и чтил ты имена
Поэтов Наири, чей слог божествен,
И в посланные Богом письмена
Облек свой стих, что выспренне-торжествен.

Творил ты на армянском языке,


Владел и европейскими, и русским.
Коль жил от мест родимых вдалеке,
Твой круг друзей не становился узким.
Средь них — Тургенев, Герцен, Огарев!..
В тебе узревши «золотую душу»,
Они ценили hая меж борцов,
И ты твердил им: «Клятвы не нарушу!»
Ты верен был им до последних дней,
Прощаясь с жизнью в чужедальнем крае.
Когда настал срок расставанья с ней, —
Не смолкла лира в гениальном hае.
Твои стихи пророчески звучат
И потрясают сердце армянина.
Статьи твои, воззванья не молчат,
Рокочут, словно бурная стремнина.
Ты завещал потомкам и дела,
Не только слово, страстное, как пламя.
Тебя дорога в вечность увела,
И на века останешься ты с нами!

Из главы IV

Когда основан был «Юсисапаґйл»,


То, северным охваченный сияньем,
Весь Юг, Восток армянский запылал,
Подверженный его идей влияньям.
Был рупором передовых идей
Журнал, основанный двумя друзьями,
Собрал по духу близких он людей,
Возвысившись над ними, словно знамя.

Редактор Степанос был Назарян,


А Микаэл — ярчайший, первый автор.
В России стал известен Налбандян,
Как и журнала нового редактор…
Он проповедовал что было сил,
Служа национальному спасенью,
Борцов за Истину — превозносил,
Ведя народ свой древний к возрожденью.
.......................................................................
Журнал теснил цензурный комитет,
И публицист уехал за границу;
Но верность родине хранил поэт,
Над нею видя вольности зарницу.
Писал он и в пределах дальних стран,
Как азиатских, так и европейских,
Радея просвещению армян
И на полях далеких Елисейских…
И до сих пор читаем «Две строки»
И «Земледелие как верный путь» мы.
Как пафосны труды его, строги,
Как силой полнятся ежеминутно!
Свой клич «Свобода» вновь бросает нам,
«Дни детства» нам сердца досель пронзают.
Стихи пришли и к нашим временам,
Армян потомки наизусть их знают.

  1   2   3   4   5   6

  • Посвящается 1600-летию создания богоданного армянского алфавита и сотворения армянской письменности
  • По благословению главы Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви
  • Первопрестольного Святого Эчмиадзина) «ГОСПОДЬ ПОМНИТ НАС, БЛАГОСЛОВЛЯЕТ»
  • Гарегин Второй, Католикос Всех Армян
  • Ара ГЕВОРКЯН, поэт
  • Месроп Маштоц — Святой Первоучитель
  • QNARIK >ARTAWAK|AN FA|:RI A|BOUB:NE
  • К армянским буквам и писцам
  • Спарапет Вардан Мамиконян
  • Грузинский и агванский алфавиты
  • К творцам славянской азбуки
  • К родству родимых языков
  • К армянскому родному языку
  • К армянским матерям и детям
  • К нашим письменам и песням
  • Месропу Маштоцу 1645-летию со дня рождения гениального создателя армянского алфавита-айбубена, Первоучителя и Святого посвящаю
  • Звучи, материнская речь!
  • Материнский язык Сцепи родимой речи составные, Стань мелосом армянского стиха. А. Маргарян, пер. Л. Григорьяна
  • Из цикла «ГОЛОСА ИЗВНЕ» * * * Анне Бегларян
  • ТВОРЯЩИМ ПИСЬМЕНАМИ ПЕСНЬ * * *
  • Егише Чаренц, пер. И. Поступальского
  • Микаэл Налбандян ( Главы из поэмы ) ПРОЛОГ