Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Счастье арабской жены - муж материт любовницу




Скачать 462.88 Kb.
страница3/3
Дата07.06.2018
Размер462.88 Kb.
1   2   3

Счастье арабской жены - муж материт любовницу

 

Амин с закадычным дружком Алексом снова умотали в город с туристками.



 

- Ну и ладно, - злится Машка. - Получат свои три минуты удовольствия от Амина и пусть подавятся!

 

- Что, точно три? - ехидно вскидывается Лизка.



- Не больше! Ну, если считать Алекса, то шесть, - язвит Машка.

 

- Господи, спасибо за Сонника с его пятнадцатью! - кротко возводит глаза к небу Катька.



 

У Машки с Амином любовь-война. Амин ревнует «на всякий случай». Во время особо острых приступов пытается запретить жене-аниматору танцевать с гостями. А она ревнует по конкретным причинам - каждую ночь муженек ходит в город и где-то тискает баб до утра.

 

Правило - никто не должен знать о личных отношениях в команде - приводит к тому, что на глазах у Машки на ее муже постоянно висят девицы. Машка говорит: «Интересно, сколько я выдержу? Со мной в России никто не посмел бы так обращаться. Там парни передо мной на задних лапах ходят, а этот...» По фоткам из дома видно, что не врет. Этот избалованный араб - первый мужчина в жизни питерской красотки-тусовщицы, которого она не может подмять, но это только раздувает ее страсть. Амин вечно попадает в переплеты. Машка говорит: «Когда раздавали мозги, он стоял в очереди за умением танцевать». Танцует Амин действительно как бог. Но в остальном он самовлюбленный балбес. За глаза Машка смеется над ним, уморительно передразнивает его походку. Но как она летает, когда муж предлагает ей провести выходной вместе! Он же на людях старается показать свое безразличие, как принято у арабских мужей. Но когда жена подолгу не обращает на него внимания, ищет ее прикосновений.



 

Последнее время Машка ревнует Амина к француженкам, с которыми он слишком долго крутит шашни. Даже ему они уже поднадоели. Однажды вечером Машка приходит счастливая:

 

- Амин шел по пляжу, а за ними эти две «соски»: «Амин, же тем! Хабиби, ай лав ю!» А он себе под нос: «Баранейк «же тем», баранейк «хабиби»...»



 

- А как переводится «баранейк»?

 

- «Пошла на х...»! - торжественно блеснула глазами Машка.



 

Маленькое женское счастье арабской жены -  не помириться с мужем, так хоть послушать, как он посылает очередную любовницу.

 

- Он мужчина и имеет право гулять, в этом нет ничего оскорбительного для тебя, - поучает Свиноза Машу.



 

Хотя сама, когда Каис уходит в загул с туристками, рыдает в туалете и на репетициях даже забывает на нас орать от расстройства.

 

Синдром «дня сурка»

 

Третья неделя моей работы подходит к концу. Я уже давно перестала мазаться солнцезащитным кремом. Туристки завидуют моему загару. Арабские же собратья-аниматоры, наоборот, начинают относиться, как к шкафу. Наш непосредственный, как ребенок, ди-джей Фатруша, который поначалу постоянно заигрывал со мной, обиженно говорит: «Ты была красивая, белая... А теперь черная, как арабка, фу!»



 

У меня начался синдром «дня сурка». На пляже ловлю себя на том, что предугадываю события.

 

Амин ведет аквааэробику. «Вот сейчас он пошутит по поводу щипающихся под водой рыб, что это крокодилы, и туристы благодушно посмеются», - думаю я.



 

«Крокодайл!» - подскакивает Амин. Туристы смеются.

 

Внушительная мамаша, приехавшая с сынком-переростком, сейчас попросит взять ее «телка» в аниматоры, потому что он - «прирожденный артист» и в школе участвовал в концертах.



 

- Возьмите моего Сашеньку в аниматоры... - начинает тетя как по нотам.

 

А вот приехали мажористые девчонки, москвички, будут хвастаться купальниками из последних коллекций, звонить по навороченным мобильникам с модным МТС.



 

Эти гости у нас уже третий день, значит, говорим про расстройство желудка. А эти - второй, значит, обсуждаем солнечные ожоги. Эти же - первый, значит, пока просто балдеют. А вот эти - уже четвертый, надо им рассказать, как по чужому паспорту купить добавку в дьюти-фри, и, пока трезвые, показать дорогу на дискотеку... Все идеально сходится.

 

Я научилась безошибочно отличать тех, кого надо «шевелить», от тех, с кем надо просто задушевно дружить, по малейшему «дрожанию их левой икры». Гости меня любят - мой чемодан наполняют детские рисунки и подарки, среди которых даже футболка с моим именем, вышитая очаровательной девчушкой Леной.



 

Кажется, я поняла, что такое быть аниматором. Пора ехать домой.

 

И вот, когда мне уже казалось, что командировка закончится без эксцессов (чуть ли не в первый раз за всю мою журналистскую биографию), появился Гази.



 

Как меня «сожрал» богатый претендент в любовники

 

Гази - 35-летний египтянин, хозяин компании «Топ-анимейшн-1», к которой относилась вся наша команда и еще десятки таких команд по всему побережью Египта. Он приехал в отель, когда я «зажигала» в танце живота на берегу моря. В какой-то момент Каис отозвал меня со сцены и сказал, что меня ждет шеф.



 

Мы отошли в тень, к морю, и он стал выспрашивать, как мне работается. Я думала, что он интересуется, хочу ли я заключать контракт на полгода. Но шеф сказал совсем другое:

 

- Мне скучно, Йезза. У богатых людей нет друзей. Мне очень нужна компания. Подружимся?



 

- Но... Мы и так друзья!

 

- Вот и замечательно. Когда у тебя выходной? Проведем его вместе. Только не вздумай с кем-либо обсуждать это. Никому ни слова. Ни Лизе, ни Каису, ни ребятам...



 

Запахло паленым. Как именно мы будем «дружить», сомнений не возникало. Причем, судя по насмешливо сощуренным глазам Гази, никто меня и спрашивать не будет. В принципе меня предупреждали, что «ничейных девиц» среди работающих в Египте русских не бывает: как бы ты ни пыталась отстоять свое одиночество - все будут цепляться, пока один, самый нахальный и сильный, не заявит на тебя свои права; причем это может произойти как по твоему желанию, так и без него. Нет, никто не изнасилует - просто этот самозваный «хозяин» будет допускать по отношению к тебе вольности и «строить», а ты, боясь конфликта, будешь это сносить. Правда, прочие резко отстанут.

 

На ту же Лизку постоянно лез Каис.



 

- Сисек нет! У меня здесь ровно, как на спине, - отшучивалась она, когда шеф лапал ее на собраниях.

 

  И никуда не деться - работу-то «насиженную» бросать не хочется, а шеф постоянно рядом ошивается. Слава богу, хоть в койку Лизку не затащил - жена постоянно рядом.



 

Мне повезло меньше. Гази, правда, появлялся редко, но зато мог в любое время вывезти меня за пределы отеля, на чем он и настаивал...

 

- Гази, я неважный компаньон, - постаралась я все перевести в шутку. - И плохо говорю по-английски, разве что заставить тебя делать акваджим?



 

- Ничего, лишь бы весело. Хи-хи...

 

- Но ты же мой босс, - пробую я по-серьезному. - Это помешает работе.



 

- Ничего! Короче, так: послезавтра у тебя выходной, завтра скажу, где буду тебя ждать в Хургаде. Поедем в один из наших «Хилтонов», отдохнем. Заодно посмотришь, может, будешь работать там. Только никому ни слова!

 

Вот влипла. На следующий день Гази подошел ко мне за кулисами шоу:



 

- Ну что?

 

- У меня очень болят ноги, поэтому я гулять не смогу, буду плавать здесь у берега и смотреть рыбок, - отрапортовала я заранее заготовленную фразу.



 

- Прекрасно. У меня яхта. Сходим в коралловую бухту. Я сделаю тебе дорогой подарок...

 

Я не пошла на встречу с Гази - была уверена, что он просто плюнет на все это и забудет. Но на следующий день Каис объявил, что у нас «вынужденные сокращения». Меня уволили и выселили из отеля.



 

Ночь, Хургада

 

Обратный билет у меня был. Но на рейс через неделю. Обменять на более ранний его было невозможно. По совету девочек я обратилась за помощью к тур-лидеру. Он пообещал, но надул. Я уже приехала в аэропорт с чемоданом, когда парень пожал плечами: «Не вышло». И я осталась посреди ночной Хургады с последними 200 долларами, на которые надо было жить неделю.



 

В дешевом отеле, куда меня привез из аэропорта таксист, не было мест. В соседнем - тоже. Я шла по пыльной дороге. Улица, на которой стояли отели, сделалась безлюдной. Кончились даже магазинчики. С одной стороны - обрыв и море, с другой - какая-то стройка. Я брела вдоль дороги, волокла за собой чемодан и от каждого очередного «би-би» почти падала в обморок - была на грани истерики. Серьезно подумывала о том, чтобы спрятаться где-то в кустах до утра, - от паники ехала крыша. Автобусы уже не ходили. Водитель такси заломил бешеную цену, чтобы доехать до следующего отеля. Я была согласна на все, лишь бы исчезнуть с улицы. Слава богу, в новом месте номера были, но дорогие - 130 долларов. У меня почти не оставалось денег, но сил уже не было. «Если завтра не найду денег, следующую ночь проведу либо в полиции, либо под забором российского консульства», - была моя последняя мысль.

 

Итак, я одна. В арабском городе. Обратный билет есть, но рейс только через неделю. Поменять его на более ранний невозможно. Купить другой - денег нет. Последние деньги ушли на ночевку в каком-то отеле. Осталось меньше 50 долларов.



 

Завтрак я, естественно, проспала. В полдень сдала ключ, поставила сумку в комнату ожидания и решила дозваниваться домой. Конечно, перепугаю домашних насмерть, но что делать? Причем куда мне выслать деньги, я тоже не знала, потому что банк, адрес которого мне дали на ресепшне, работал только с завтрашнего дня.  Шла и думала: «Если ничего не выйдет, приду обратно в «Дезерт роуз» и буду там сидеть у ворот. Конечно, Гази (босс) не позволит мне вернуться. Вот пусть вызывает полицию и сдает меня туда. По крайней мере заберут как уволенного аниматора, а не как приблудную русскую с ночных улиц Хургады, где я, видимо, окажусь сегодня вечером. Можно еще в русское консульство пойти...»

 

Но тут моя удача наконец вспомнила обо мне.



 

Хочешь жить - умей жениться

 

Посреди города я встретила Ису! Мы с ним познакомились, еще когда я приехала в первый раз в Хургаду, и с тех пор встречались как добрые знакомые. Певец и музыкант в одном из баров, кроме арабского, Иса немного говорил по-русски и  хорошо - по-английски. Я всегда оставляла ему большие чаевые. А он давно и всерьез звал меня петь с ним в паре. И замуж.



 

Когда Иса узнал, что я приехала работать аниматором, обиделся: «Зачем? За копейки будешь вкалывать? Я же тебе предлагал хорошую работу! У тебя же голос!»

 

Боже мой, как я обрадовалась после вчерашнего ощущения выброшенности на обочину жизни встретить хоть одно знакомое лицо! Наверное, поэтому я тут же выложила ему все свои беды.



 

- Я буду рад тебе помочь, - просто сказал Иса. - Ты не хочешь уезжать из Египта? Вот и оставайся со мной работать. У меня квартира, можешь жить со мной. Подготовим программу с русскими песнями. Это очень неплохие деньги.

 

- Что значит «жить с тобой»? Спать? - рубанула я.



 

- У меня две комнаты. Одну я вполне могу уступить тебе. А уже потом, если тебе будет хорошо со мной... Но до того у нас будет просто взаимовыгодный контракт.

 

Я глядела недоверчиво. У Исы очки и интеллигентное лицо. Но он ведь все-таки мужик, да еще с арабским темпераментом.



 

- Не волнуйся, - угадал он мои мысли. - Насильно я ничего не хочу. И потом, у нас очень строгая, в отношении безопасности иностранок, полиция. Я просто предлагаю тебе сделку. Будем петь, и за то, что ты у меня живешь, я буду забирать большую часть выручки.

 

- Ладно, уговорил, - сдалась я.



 

В конце концов «двух зайцев убью»: это даже интересный поворот событий. Еще одно приключение.

 

Тут выяснился один нюанс. Чтобы жить в квартире Исы, мы должны были пожениться...



 

- У нас с этим строго. Охранник просто не пропустит тебя без свидетельства о браке. Даже если удастся проскользнуть пару раз, в конце концов он все равно сдаст нас полиции.

 

- Ну ты что, совсем спятил? Не могу же я вот так взять и выйти замуж!



 

- Я же сказал, что ничего от тебя не требую. Это только для прикрытия, чтобы на тебя никто плохо не смотрел. У нас так многие делают.

 

И тут я вспомнила, что Катька с Машкой тоже ведь замуж вышли. И ничего, через месяц домой собираются. Может, и правда можно?



 

- Ну, не знаю... Жениться для прикрытия...

 

- Не забывай, это только контракт. Давай встретимся в этом кафе через три часа. Я пока найду свидетелей и приглашу чиновника, заключающего браки.



 

- Иса, кстати, я не мусульманка и не собираюсь. Если там нужны какие-то клятвы...

 

- Нет. Во-первых, это исключительно светский договор. А во-вторых, египетский закон разрешает жениться на иноверках. Только не на атеистках и не на язычницах. А на иудейках или христианках - пожалуйста.



 

Штраф за развод - 100 фунтов

 

Все эти три часа я честно пыталась дозвониться домой и друзьям. Как на зло, ни один телефон из тех, что были у меня с собой, не отвечал. Судьба явно толкала меня на свадебное приключение. И через три часа я впервые в жизни вышла замуж. По расчету. При участии двух свидетелей-мусульман. Бред. Словно в сериале каком-то!



Для начала проверили паспорт. Потом спросили, согласна ли я быть женой. Правильный ответ - «да».

 

Потом - не состою ли я в браке в России. Правильный ответ - «нет».



 

Остальной разговор происходил между четырьмя мужчинами - Исой, его двумя свидетелями и адвокатом. Оформление бумажек длилось часа два. За это время я выпила за свое «супружеское счастье», наверное, целый самовар каркаде. Третий и последний вопрос, обращенный ко мне, был:

 

- Какую сумму вы хотите получить в случае развода?



 

- Миллион долларов, - хихикнула я.

 

- Сто фунтов! - быстренько поправил Иса.



 

- Ну ты и жмот! Это ж 20 долларов! - в шутку возмутилась я, мне стало уже весело. - Эдак, если ты меня бросишь, мне и домой не на что будет уехать.

 

Иса на мгновение задумался, как будто что-то вспоминая, и радостно выговорил: «Молчать, жена!»



 

Короче, пододвинули мне бумажку: «Это ваш свадебный контракт. Расписывайтесь». Написано по-арабски. Вот блин! Шутки шутками, но я заставила адвоката с Исой переводить. С моими-то познаниями в языке это было нелегко.

 

- Ну чего ты хочешь, женщина? - через полчаса взмолился адвокат. - Самое главное, что тебе надо знать, что муж по контракту должен содержать тебя до конца совместной жизни. А при разводе - выплатить штраф. Чего тебе еще?



 

- Мало ли. А вдруг я там завещаю «мужу» все имущество, почки и печень?!

 

Наши свидетели от хохота просто сползали под стол.



 

- Чего они? - спрашиваю у Исы.

 

- Говорят, ты еще женой не стала, а уже командуешь, - вздохнул мой липовый муженек.



 

Короче, как выяснилось, напрягал в этом контракте только один пункт, что все дети, рожденные в течение ближайших четырех лет, по закону - его. Гм. Я решила, что в ближайшие четыре года рожать не собираюсь, тем более в Египте. И подписала.

 

Новоселье

 

Вместо марша Мендельсона один из наших свидетелей спел мне изуродованный до неузнаваемости куплет «Очарована, околдована...». Иса заплатил государственному человеку за свидетельство о браке 50 баксов и деловито поинтересовался: «А где твой чемодан?» Попрощавшись с нашими свидетелями, мы пошли в отель забирать мою сумку.



 

- Значит, так, тебе надо получить вид на жительство, - рассуждал «муж». - Я сегодня узнавал, сказали, что это дело полутора-двух месяцев. Надо только обратиться в суд, чтобы этот контракт признали настоящим, и в миграционную полицию, там тебе поставят визу на год.

 

Я шла за ним, и мне было стыдно. Хорошего человека обманываю.



 

- Иса, я в любой момент могу уехать в Москву... Ты это понимаешь?

 

- Не торопись! Здесь можно очень хорошо заработать русскими песнями. Это лучше, чем аниматором. Я работаю только по вечерам, а получаю 500 долларов. Если мы сделаем программу, можно будет ездить еще и с разовыми выступлениями. А ты еще и танцуешь!



 

Мы забрали чемодан, сели на автобус и запетляли по улицам Хургады.  Район, где жил Иса, был похож на советские дворики Ташкента. Подслеповатая пятиэтажка с маленькими закрытыми деревянными жалюзи окнами. В подъезде и правда сидит охранник. Иса перекинулся с ним парой слов и отдал ему наше свидетельство о браке. Сказал на «регистрацию».

 

Квартира на третьем этаже. Комнат действительно две. Но диван только в одной. Вокруг дивана - ворох газет. На комоде - телевизор. Во второй комнате «живут» синтезатор, несколько барабанов, стулья, кресло и коробки. На кухне - гора грязной посуды. Полотенца можно ставить в угол. В ванной сиротливо висят постиранные носки. Зубных щеток почему-то две.



 

Пока я думаю, стоит ли пошутить на тему ревности, Иса подходит к щеткам и поясняет:

 

- Вот эта - моего друга. Он у меня периодически живет. Во второй комнате. Там, за шкафом, - его раскладушка. Теперь она твоя.



 

А потом я нашла нарды, и первые три часа супружеской жизни мы резались в них. Пока Иса не сказал: «Давай на поцелуй?» Нет уж. Пойду я лучше посуду мыть. Выяснилось, что в доме нет моющего средства, и мы отправились в супермаркет. Потом он учил меня готовить мясо со специями, а я драила сантехнику.

 

Так прошел первый день. Вечером я легла спать первая, на раскладушке под «Ямахой», и сразу притворилась, что уснула. Иса заглядывал в комнату несколько раз, пока наконец не угомонился.



 

Тайна египтян, готовых  в любой момент жениться

 

А утром меня осенило. Почему только в течение четырех лет «все дети его»? Значит, через четыре года контракт аннулируется? Задать этот вопрос Исе было неудобно. А днем в гости из соседней квартиры заглянула русская девушка Марина. Как выяснилось, она была женой соседа, тоже музыканта в ресторане Хургады.



 

Ох, как же я обрадовалась такому соседству.

 

- Не удивляйся, нас здесь скоро больше, чем египтян, будет! Надолго? - сразу же спросила Марина.



 

- Ну... Как получится. А ты здесь уже сколько?

 

- Три года.



 

Марина работает на ресепшне одного из отелей. Раньше была аниматором. Приехала, как и большинство девчонок, по любви. А ее любимый, который, кстати, был тунисцем, к тому времени срочно умотал домой. Она сначала ждала его возвращения, он слал SMS. А потом пропал. Но возвращаться домой в Пензу Маринка так и не захотела. Потом познакомилась с Мажди. Вышла замуж.

 

- У вас с Исой не настоящий брак, а ОРФИ, - объяснила Марина, - государственное разрешение на «трах». Типа заплатил налоги и греши спокойно.



 

- То есть я не по-настоящему замуж вышла? А адвокат?

 

- Да нет, все законно, но по египетским порядкам это скорее помолвка. Или даже договор о возможности совместной жизни. Грубо говоря, если вы так вот «помолвлены», то вам разрешают спать вместе. И все. Мало того, по этому документу у мужика - куча прав, на тех же твоих детей, а у тебя - ни одного. Он в любой момент может сказать: «Ты мне больше не жена!» - и любой суд его поддержит, даже если вы живете вместе сто лет. Правило ОРФИ - муж всегда прав. Нет ни одной местной арабки, которая стала бы жить с мужем после заключения одного только этого договора. Чтобы пожениться окончательно и бесповоротно, так, чтобы и у тебя права были, надо в суде эту «помолвку» подтвердить, потом документы из России получить, паспорт, подтверждение, что ты не замужем там, что твои родители не против... Потом все это здесь заверить и только после этого подписать настоящее свидетельство в Каире. У одной моей знакомой такое есть. Как тюремный документ - с фотками и отпечатками пальцев. Она тоже русская, но замуж вышла лет двадцать назад. Приехала делать какую-то научную работу и влюбилась. Тогда еще здесь такого разгула не было. Она говорит, что их с мужем «свадьба» со всей этой волокитой растянулась на два года почти. И таких свидетельств при них несколько штук сделали, а им только одно отдали. Остальное - в архивы. Здесь с вопросами семьи такие строгости! А контракт, что у тебя, оформляют большинство местных, просто чтобы в течение пары недель беспрепятственно спать с туристкой. Без ОРФИ их вместе в гостиницу просто не поселят. Но я-то на ресепшне работаю, и этих мальчиков как облупленных знаю. У них годам к 25 таких «браков» штук по десять скапливается, хотя по закону можно только четыре. Но Иса - хороший парень, ты не волнуйся.



 

И тут я вспомнила эти постоянные предложения выйти замуж, которыми так раскидываются египетские мужчины и которыми так восхищаются неизбалованные русские женщины. Вспомнила одну из юных туристок, которая, восхищаясь Египтом, рассуждала: «Мусульмане наших женщин не уважают за распущенность. Но если видят чистый и неиспорченный «бриллиантик», то сразу готовы жениться. Надо же, какие порядочные здесь мужчины!»

 

А еще вспомнила Катьку, мою соседку по комнате в отеле, где я работала аниматором. Бестолковую, но очень милую плаксу, которая мучилась из-за того, что Сонник пошел на такой серьезный шаг - женился на ней, а она, неблагодарная, уезжает домой.



 

Господи, девчонки, как же легко нам навешать лапши на уши!

 

А заканчивается все синяками

 

Маринке я в конце концов призналась, что скоро еду в Москву.



 

- Да не переживай ты за Ису, - успокоила она меня. - По закону он имеет право еще три раза жениться. А говорить про отъезд ему и впрямь не стоит. Арабы люди непредсказуемые... А я буду к тебе в гости ездить, на аборты. Чего глаза таращишь? Здесь можно только подпольно, а я рисковать не хочу. Тут одна  сначала заражение крови получила после выкидыша, организованного в пекарне «гинекологом»-самоучкой. А потом ее еще и судили за «преступление».

 

- Посадили за аборт?!



 

- Пока судили, сидела, а потом просто депортировали вроде...

 

- А почему ты со своим любимым не хочешь этот ОРФИ в настоящий брак превращать? Детей рожать?



 

- Долго это. Да и много грустных примеров. Все равно любви на всю жизнь не выйдет. Со мной три года назад девочка в Египет приехала. Мы хорошими подружками были. Так она раньше меня замуж вышла. Такая любовь была! Они вместе бизнес открыли. Она все свои сбережения вложила. А потом ему не понравилось, что она на машине знакомого домой приехала, он избил ее до полусмерти и бросил. Просто уехал из дома и перестал платить за квартиру. А когда у нее синяки зажили и она пришла к нему в магазин, сказал, что видеть не хочет. Я ее домой отправляла.

 

Мы с Маринкой много болтали, и из ее рассказов получалось, что почти все истории любви ее подружек, за редким исключением, заканчиваются одинаково - избиением на почве ревности и разводом. Только далеко не все девочки после этого уезжают домой. На вопрос: «А почему остаются?» - моя опытная подружка так и не дала внятного ответа. Сказала:



 

- А там, в России, что - лучше? Все то же самое, только жизнь дороже, холодно и каждый год надо искать деньги не только на жратву, но и на теплые сапоги. Здесь хоть красиво...

 

Более внятное разъяснение я получила на вопрос, почему арабы вообще заводят все эти брачные шашни с русскими, у которых «плохая слава», а не со своими женщинами.



 

- А что им остается? - усмехнулась Маринка. - Ни одна арабка не согласится жить по одному только ОРФИ-контракту. А на официальный брак дочери родители дают разрешение, только убедившись, что у жениха есть жилье, минимум тысяча долларов на свадьбу и работа. Естественно, русские в Египте - «ходовой товар», пока мальчики копят состояние. А потом они женятся «по-человечески» - на своих. И потом, сама по себе любовь с русской дурой - неплохой бизнес.

 

Бизнес на любви

 

Пока я работала аниматором, ко мне раз двести подходили официанты и просили английскими буквами, но русскими словами написать SMS самого нежного содержания. Я старалась отбрыкиваться, потому что видела, как, запомнив эту писанину, они отсылали ее девушкам по списку, меняя только имена. И мне было обидно за девчонок.



 

- Почему русские женщины такие шлюхи? - беседует со мной один из наших пляжных официантов. - Ну ты только представь, познакомился позавчера с туристкой (показывает фотографию) - она у дальнего бассейна загорает. Муж - дома, дети - здесь, а она со мной в гостиницу бегает...

 

И после этого просит: «Слушай, напиши ей, кстати, что-нибудь такое...»



 

Рука тянется написать этой даме, как он ее называет, чтобы отняла свою фотографию и пинка дала. И не хочется, чтобы ей обидно было. А она дарит ему сотовый телефон и помогает деньгами, и всерьез думает переехать к нему с детьми, бросив мужа...

 

Короче, девчонки! Почти у каждого грамотного египтянина, работающего в гостиничном бизнесе, есть тетрадь, куда он заносит английские и русские фразы типа: «Бэйби, ай лав ю! Ай мисс ю соу мач!» Это не досужие сплетни. Я эти «словари Казановы» лично видела. На русском языке (пишутся они, как правило, английской транскрипцией, чтобы можно было повторить и в SMS) наиболее популярны фразы: «Я встретил тебя и понял, что ты - моя судьба» и «Здесь у всех на уме только секс, а я хочу любви». Особое внимание уделяется таким фразам, как «Мои родители молятся за нас» и «Я так хочу, чтобы ты родила мне сына», потому что по закону грубой психологии именно эти фразы сражают наповал русских женщин.



 

Шаблоны SMS с нежными словами тоже есть в памяти каждого телефона, который у местных арабов обычно один на десятерых. И все это только начальная ступень громадной бизнес-лестницы зарабатывания на любви.

 

Профессия жиголо - одна из самых прибыльных в Египте. И если наши мальчики-аниматоры клянчили поддельную «Дольче Габану», то акулы этого бизнеса делают на влюбленных туристках целое состояние. Хургада - это такой арабский Клондайк. Только залежи золота здесь не в песке, а в кошельках приезжих дам. И наиболее ушлые мальчики из забытых всеми египетскими богами деревень съезжаются на работу в отели в надежде ухватить удачу за задницу и остальные места. А потом на деньги этой удачи купить дайвинг-центр.



 

Домой!

 

За те дни, чтобы отблагодарить Ису за помощь, я не только пела с ним в кафе, но и отдраила квартиру, приготовила борщ... Так что потраченные на брачный контракт деньги отработала.



 

Но, что уезжаю, так и не сказала. А вдруг по контракту он может запретить мне выезд из страны? Написала теплое благодарственное письмо, собрала чемодан и ушла.

 

Кстати, Маринка еще уговаривала меня накануне вечером: «Может, останешься? У меня тут знакомые дом купили с бассейном, половину сдают, будешь танцами зарабатывать».



 

Именно с фразы «Вот переживу здесь зиму, а потом вернусь домой» и «садятся» наши на этот «наркотик». Многие живут здесь годами в полной иллюзии, что время не движется. Только вечные море, солнце и смена лиц... Хорошо ли это - сказать пока сложно. Волна «временной эмиграции» в Египет из России пошла лет 10 назад, и «пионеры» еще не успели постареть. Но однажды это случится, и им придется возвращаться домой... И что тогда? Судьба стрекозы из басни?  А может, все не так печально и «уход от реальности» в курортный мираж действительно выход для многих, у кого не складывается дома? Примерно так рассуждала я про себя под уговоры Маринки.



 

Дом с бассейном, вечное лето. А в Москве осень...



 

Нет уж, баста! Хочу домой к простым, человеческим радостям: к «акваджиму» по осенним московским лужам; к селедке, борщу и дискотекам только «на сладкое» - по выходным. А главное - к постоянным, а не меняющимся раз в неделю друзьям и любимым! Я уехала домой. И не жалею.
1   2   3

  • Синдром «дня сурка»
  • Как меня «сожрал» богатый претендент в любовники
  • Ночь, Хургада
  • Хочешь жить - умей жениться
  • Штраф за развод - 100 фунтов
  • Тайна египтян, готовых в любой момент жениться
  • А заканчивается все синяками
  • Бизнес на любви