Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


"Как я развлекала туристов в Египте" Ярослава Танькова




Скачать 462.88 Kb.
страница1/3
Дата07.06.2018
Размер462.88 Kb.
  1   2   3

"Как я развлекала туристов в Египте" Ярослава Танькова


«Аниматор» в переводе с латыни - «оживляющий». Так еще называют мультипликаторов за умение рисовать «живые» картинки. Но все, кто отдыхал в 4 - 5-звездочных отелях любого курорта, знают, что прежде всего аниматоры - это молодые люди, которые веселят и «оживляют» полудохлых от безделья туристов.

 

Короче, массовики-затейники. Только не советской формации - лысые, в трениках, с мешком для бега и гармошкой, - а юные и талантливые, с магическим словом «Animation» на яркой футболке. Кстати, фильм «Грязные танцы», который принес известность актеру Патрику Суэйзи, как раз про них. Фотка «я с аниматорами» есть в фотоальбоме почти каждого туриста. Кажется, что они никогда не спят, не хмурятся, не устают, не ссорятся и не снимают кроссовок. Зато всегда улыбаются, флиртуют, танцуют и во что-то играют... У них нет возраста. Только беззаботная пляжная юность. И все же, глядя, как аниматоры «отрываются» на дискотеке, после пляжного нон-стопа аэробик, я часто вспоминала поговорку про карася, который «прыгает на сковородке, но это не значит, что он оптимист». И ведь с каждым годом среди них все больше русских, особенно девушек. Что они там находят?



 

Меня пригласили на работу

 

У меня все началось с отпуска, который я посвятила «отрыву» в пятизвездочном отеле Хургады Desert Rose. Однажды после дискотеки Соник, шеф аниматорской команды, предложил мне остаться поработать.



 

- Но у меня туристическая виза, - опешила я.

 

- У нас есть возможность сделать рабочую прямо здесь.



 

- А зарплата?

 

- Для начала 250 долларов. Если останешься надолго, может дорасти до 600. Проживание и еда бесплатно.



 

Меня так и подмывало остаться, но надо было посоветоваться с начальством. Взяв у Соника телефон, я улетела домой, чтобы вернуться через пару месяцев и начать приключение «с чистого листа».

 

Кстати, рецепт получения такого приглашения прост: ведите себя так, будто снимаетесь в рекламе вентилятора в главной роли. Участвуйте во всем, демонстрируйте таланты, на дискотеке «стойте на голове». Если намек не поймут, подойдите сами и скажите: «Хочу работать». Таким не отказывают.



 

И не важно, кто вы по образованию. Аниматор - не наука, а склад характера. Если это ваше, за неделю выучите все премудрости, даже если знали лишь один вид танца - «колбасня-на-дискотеке».

 

Перед отъездом страшно хотелось получить хотя бы пару дельных советов. Но среди знакомых аниматоров не оказалось. Интернет пестрил объявлениями таких же начинающих оболтусов, как я: «Хочу в аниматоры, расскажите как!» А из ответов - лишь одно письмо якобы девушки, которая якобы работала по программе трудоустройства от турагентства. «Якобы» потому, что на одном сайте она «работала в Турции», на другом - «в Египте», а начиналось письмо суконно-посконным: «Анимация - это целая отрасль в развлекательном шоу-бизнесе Египта». Смерть всему живому!



 

Короче, я решила, что как раз и буду тем первопроходцем, который все выяснит и всем расскажет. Выяснила, что туристическая виза дает мне право на проживание в Египте в течение двух месяцев (для «попробовать» хватит за глаза). Позвонила Сонику и, оформив обратный билет на рейс через месяц, прилетела в Хургаду.

 

«Вас никто не ждет»

 

В аэропорту, как все туристы, заполнила миграционную карточку, заплатила 20 долларов за марку-визу. Пара штемпелей - и я на свободе. Соник предупредил, что такси до города стоит 20 фунтов (4 доллара). Со всеми удобствами подкатила к знакомым воротам Desert Rose.



 

- Такси - ноу, сорри! - осклабился мне в окошко охранник.

 

- Да я не турист! Я работать аниматором приехала, - на таком же ломаном английском ответила я.



 

Охранник тут же перестал улыбаться и приказал выйти из машины. Через минуту я вместе с чемоданом ввалилась вслед за ним в обшарпанную сторожку секьюрити.

- Вас кто-нибудь ждет? - уже на хорошем английском спросил меня шеф охраны, проверяя паспорт.

 

- Да, аниматор Соник пригласил меня работать... - залепетала я, немного подавленная серыми стенами и зарешеченными окошками под потолком.



 

- Соник не может вас ждать, - прервал меня охранник. - Он уехал в Тунис. Да и виза у вас туристическая.

 

- Но я вчера разговаривала с ним по телефону! Как же мне быть? - растерянно забормотала я.



 

Охранник только пожал плечами: «Устроитесь куда-нибудь в другой отель».

 

На часах 10 вечера. За окном - кромешная тьма. Ну и куда я пойду?



 

Обыск

 

...Уже полчаса торчу верхом на чемодане в той же сторожке. Я очень нервничаю. Со мной знакомятся, предлагают пожениться, но никто не торопится объяснить, что делать дальше. Шеф охраны паспорт не отдает и периодически куда-то звонит. Кажется, в полицию. Наконец, он сказал, что за мной сейчас придут. Но для начала - обыск. Я открыла чемодан, и охранники начали рыть. Особенно внимательно изучали плейер (видимо, на тему взрывного устройства) и пакет с нижним бельем (наверное, из любви к искусству).



 

Бутылку «Мартини» выудили с присвистыванием и комментарием: «рашн кока-кола». Всю технику - плейер, фен, фотоаппарат, телефон - записали в журнал. Как выяснилось позже, это профилактика воровства! Это чтобы если у туристов что-то пропадет, можно было вычислить, кто взял. Поэтому если вы что-то дарите мальчику, убирающему вашу комнату, напишите ему подтверждение, это именно презент. Иначе подарок могут отнять, когда он будет возвращаться домой. При выезде сумку шерстят и сверяют по журналу количество вещей.

 

Через несколько минут к воротам подошел араб с бейджиком аниматора на груди и повел меня беседовать с шефом. Сумку приказали оставить на воротах.



 

«Улыбочная» политика

 

У бассейна меня ждал главный массовик-затейник отеля Каис - восхитительный гибрид гориллы, Тарзана и Дункана Маклауда, по накачанной фигуре которого сохнет половина пляжа. Он артист до кончиков ногтей и типичный «отец солдатам». На репетициях терзает парней, как Тузик тряпку, но за команду всегда горой. Он никогда не стоит и не сидит просто так - все делает красиво. На вечерних шоу предпочитает место у рояля и может легко поспорить с ним в элегантности.



 

Каис встретил меня длинной тирадой на беглом английском, из которой я поняла только, что о моем приезде Соник предупредил его пару часов назад по телефону и поэтому он «факинг», с чем я была абсолютно согласна. И еще я поняла, что на ночь глядя никто меня выкидывать из отеля не собирается, а дальше посмотрим.

 

Пока мы разговаривали, аниматоры вытанцовывали на берегу бассейна, вокруг которого в ожидании шоу расселись туристы. Каис подвел меня к ним: «Включайся!»



 

Тут я увидела знакомую - аниматора Лизу. Раньше она работала с детьми и нянчила мою дочь. А теперь стала шефом по спорту. При виде меня Лизка расплылась в широчайшей улыбке:

 

- Вы снова приехали?



 

- Да, но только уже работать. Я так рада тебя видеть, а то я ж по-английски почти не понимаю.

 

Лизкина улыбка угасла. То есть теперь она предназначалась всем, кроме меня. Когда ты внутри системы, то особенно остро ощущаешь эту «улыбочную» политику: гостям положено всегда улыбаться, что бы ни произошло. Своим - необязательно. И вот эти резко гаснущие улыбки очень давят на психику.



 

Свой возраст надо занижать!

 

В этот день шоу было приезжим, и аниматоры работали только на подтанцовке. Так что мы присели за один из столиков.



- Значит, так, жить мы будем в одной комнате, - бесцветно зашептала Лиза. - Сразу хочу предупредить, если мне что-то не нравится, ну, там волосы на полу, паста незакрытая - говорю в лоб. И не обижайся. У тебя ведь тоже есть вещи, которые ты не переносишь?

 

- Не знаю... Лишь бы человек был хороший.



 

- Хороший человек - расплывчатое понятие. А в совместном быту появляется конкретика. Ты просто, видимо, в общежитии не жила.

 

Я совсем прижала уши. Казалось, за плечами суровой Лизки маячили духи убиенных ею соседок по комнате. Наконец она сжалилась:



 

- Ладно, не пугайся. Просто устала я. Уживемся.

 

Лизка из Волгограда. Не красавица, но обаятельная. В Египте уже два года. Ей 29 лет, но гостям врет, что 24. (Политика аниматоров - занижать возраст, потому что публика с недоверием относится к прыгающим созданиям старше 25 лет, мол, чего это они?) В России, кроме родителей, у нее никого нет, и она не хочет возвращаться. Хотя дома все было «как у людей». Работала, нормально получала. Жила с кем-то вроде мужа. А тут подружка посоветовала поехать в Египет. Лизка и сорвалась. А здесь закрутилось: экзотика, танцы, солнце, море, турок какой-то появился, на авиаперевозках работающий, страсть. И далекий слякотный Волгоград стал казаться дурным сном.



 

Первое собрание:  «мобилы» запрещены!

 

Домой мы попали только в половине третьего ночи. После шоу были дискотека и собрание, на котором я впервые увидела всю команду. Я уже плохо соображала, но заметила, что все мальчики - арабы, а девочки - русские. Только одна - низенькая, неопределенного возраста, толстая и совсем не похожая на аниматора - была арабкой. Когда мне сообщили, что эта тушка - наш хореограф, у меня чуть не случился родимчик. Обычно полненькие женщины очаровательны. Но у Лу-лу обаяние отсутствовало напрочь, и поэтому ее тело в ситцевом платьем с рюшами напоминало слизняка в мелкий цветочек. Между собой мы звали ее Свинозой. Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что Свиноза - жена Каиса! 



 

Слава богу, в мою первую ночь не было репетиции. На собрании Каис отчитал Лизу, что «шеф по спорту не должен курить на пляже». Запретил ребятам вынимать телефоны при туристах: «На дискотеке ваша работа - танцевать!» Закончилось собрание так: «У нас новенькие, но знакомиться будем завтра».

 

 

 



КОНТРАКТ

 

Условия работы массовика-затейника

 

Начинающий аниматор может рассчитывать на зарплату 250 - 300 долларов. С опытом работы - до 600. Шеф анимации получает в районе 1000 - 1500 долларов. Но для получения этого места необходимы большой опыт и документ об окончании вуза по специальности «аниматор». В российских здравницах и домах отдыха зарплаты аниматоров гораздо ниже, а команды очень малочисленны. Часто все ограничивается одним массовиком-затейником.



 

Кроме того: бесплатное проживание; трехразовое питание (шведский стол); один выходной в неделю; бесплатные экскурсии (только в выходной), медицинская страховка. Билеты туда-обратно оплачиваются, только если вы проработали полгода. Тогда же за счет компании вы можете съездить в отпуск и вернуться, или просто уехать домой. Если вы устраивались через турфирму, по окончании контракта вы получаете документ, подтверждающий ваш опыт работы.

 

Общаги: мужской  и женский монастыри

 

Общежития обслуги - на отшибе, в самом дальнем от моря углу.  Дойдя до корпусов, мальчики попрощались. Мы живем в разных зданиях и не имеем права даже заходить друг к другу в гости. У входа в женскую общагу - охранники, подъезд освещен и находится под неусыпным наблюдением. Монастырь отдыхает. Над крышей возвышается минарет. На балконы сладким дождем осыпаются финики, а по стенам бегают гекконы - белые ящерки, больше похожие на призраки ящериц. Экзотика.



 

Мы на первом этаже. Две комнаты, в каждой - две девушки. Два туалета с душевыми и небольшой холл.

 

Конечно, с обычными номерами не сравнить. Душ - шланг, без рассеивателя. В полу слив - громадная дыра, из которой несет канализацией. Обе мусорные корзины переполнены, и огромные, отъевшиеся муравьи, топая, носятся по квартире, только что тапки не крадут.



 

Туалетные столики завалены тюбиками. Лизка  сгребает их в сторону: «Располагайся». У ее кровати стоят кукла и Дед Мороз, а на стене - елочная мишура - воспоминание о праздновании Нового года. У изголовья - иконка и фото турка в рамке-сердечке. Он на время уехал на родину, и Лизка страшно скучает. Каждый вечер перед сном она целует его портрет и мечтает снять комнату в Хургаде, чтобы, когда любимый вернется, не таскаться с ним по гостиницам, а встречаться в собственном гнездышке.

 

До меня в комнате с Лизой жила девушка из Туниса - Дорса. У девчонок тогда стали пропадать вещи. Проверили ее чемодан. А там - все пропажи. Пошли к Каису. Он сказал: «Делайте с ней что хотите». Когда Дорса вернулась с пляжа, ее побили и выпихнули за дверь.



 

- У нее куча косметики дорогой была, - вспоминают девчонки. - В предыдущем отеле натырила. И, представь, какая дрянь, - уже на выходе наклоняется за чемоданом, джинсы приспустились, а под ними трусы ворованные -Машкины! Пришлось штаны с нее снимать.

 

Наши соседки - две 22-летние питерские студентки Маша и Катя. Лучшие подружки. Весной отдыхали в этом отеле. Закрутили романы с аниматорами, по любви (как большинство русских девушек) вернулись в Хургаду работать на летние каникулы. Их комната завешана фотографиями Машки и надписями по-английски: «Я - сексуальная!», «Я - супер!»



 

Маша - «тусовщица», самоуверенная бой-девка, с развитыми формами, речью, густо приправленной английским сленгом и еще более густым слоем блесток на веках. Катя - милая круглолицая плакса и растеряша, вечно витающая в облаках.

 

Перед сном я выглянула в окно, увидела пост секьюрити и скисла: «Это ж все время придется с плотно закрытыми занавесками жить? А как же вид?»



 

Наивная, я думала, у меня будет время глядеть в окно! Второй раз я выглянула в него в день отъезда, до этого все было некогда...

 

Жара, плюс 45, купаться - запрещено

 

В 7.45 утра бибикнул будильник. И тут же на всю квартиру заорала Земфира - Лизка врубила магнитофон и первая заняла туалет. Я, покачиваясь, как зомби, сидела на кровати. Страшно хотелось спать.



 

- Готовность пятнадцать минут! - скомандовала моя соседка, входя в комнату. Этого как раз хватило, чтобы почистить зубы, натянуть шорты, кроссовки и выданную мне майку с надписью «Аниматор».

 

В 8.15 за нами захлопнулась дверь подъезда, и на меня рухнуло солнце всей своей 45-градусной тушей. Воздух плавился, и по дороге на завтрак я пыталась понять, как же это мы в такую жару будем делать аэробику. А Лиза быстренько проговаривала правила:



- На завтраке и на обеде аниматоры сидят вместе - гостям спросонья не всегда хочется общаться. Но до вечера ты должна с кем-то перезнакомиться и ужинать обязательно в компании гостей. Делаешь все активити (аэробики, уроки танцев) подряд. Тяжело, но ты учись, чтобы через неделю могла провести любое занятие. В море можно зайти только на аква-джим. Все остальное время - в одежде и обуви. Не ходи за другими хвостом - аниматоры не должны кучковаться. Наши футболки должны быть видны во всех концах пляжа. Мы постоянно с гостями. Причем всегда с разными, не выделяем любимчиков.

 

Мое новое имя - Йеза

 

Завтрак - 15 минут. В 8.45 шеф ждал нас на собрании. Представил новичков - меня и 19-летнего англичанина Джеймса. Джеймс приехал из Лондона в тот же вечер, что и я. Рассказал, что поссорился с родителями и сбежал от них.



 

Все стали придумывать нам псевдонимы. Как выяснилось, они были почти у всех в команде. Звучные, короткие и запоминающиеся. Это чтобы не мучить гостей непривычными и длинными Мухаммедами и Исмаилами.

 

Мое оказалось слишком длинным. Уменьшительное Яся арабский язык просто не выговаривал. Нарекли меня Йезой. А Джеймс получил прозвище - Бонд.



 

Вместе с нами в команде стало четырнадцать человек. Четыре русских девочки, восемь тунисцев, один египтянин и один англичанин. Кстати, изобилие тунисцев - дело обычное. Половина аниматоров Турции и Египта родом оттуда. В Тунисе находится крупнейшая в мире школа анимации. Так что, говорят, даже новорожденные тунисцы вместо «уа!» орут: «На зарядку становись!»

 

Рабочий день -  18 часов

 

Если бы мне раньше сказали, что я смогу безостановочно столько скакать, не поверила бы. Оказалось, могу. Со второго дня меня поставили инструктором по танцу живота.



 

Первое время каждый шаг был открытием. Например, я никогда не пила просто воду, потому что она безвкусная. Оказалось, чтобы почувствовать вкус, хватит всего сорока пяти минут жесткой аэробики на 45-градусном солнце. Поверьте, это супернапиток! А самый большой неизведанный ранее кайф - это момент, когда в конце рабочего дня снимаешь пышущие паром, как две финские сауны, кроссовки. И к редкой возможности поплавать и даже просто постоять под душем начинаешь относиться с трепетом.

 

Каждый день я почти безостановочно отработала 18 часов! Из них перерывов - часа два. И это обычный рабочий день аниматора.



 

Занятия идут одно за другим, и времени передохнуть нет совсем. В общагу удавалось забежать только раз, ополоснуться в душе, накраситься и переодеться. Целый час в прохладной (всего плюс 22 градуса!) комнате казался раем. Завершался день ежедневным собранием и ночной репетицией.

 

Когда я вечером доползала наконец до кровати, то засыпала еще до того, как моя голова касалась подушки.



 

 

 



ЧТО БРАТЬ С СОБОЙ

 

Нарядную одежду для дискотек труднорвущуюся. Иначе придется стирать самим. В прачечной  все «нежное» изуродуют.



 

Для работы достаточно одной смены бриджей или шорт. Футболки - выдадут.

 

Запасной купальник, чтобы не надевать одежду на мокрый - между занятиями и репетициями времени высохнуть не будет.



 

Кроссовки - только зимой. Летом - спортивные сандалии, иначе умрете от жары.

 

Косметика! Очень важно! В три раза больше, чем обычно. Без бальзама для волос ощутимо полысеете. Без крема для лица - покроетесь морщинами. И солнцезащитный не забудьте.



 

Телефон.


 

«Гоу ту акваджим!»

 

Жара. В десяти метрах миллионами искр переливается море, а мне туда нельзя. Мне надо ходить по пляжу и зазывать народ на зарядку. Основная задача - убедить туриста «слезть с печки» хотя бы ради дружбы с тобой. Потом сам же благодарить будет, но поначалу артачится до последнего!



 

«Привет! Как дела?» - автоматически вырывается у меня, пожалуй, самая ненавистная фраза русско-египетского фольклора. Турист со стажем, заслышав ее, нервно вздрагивает и покрывается сыпью. Ищу синонимы: «Как загорается? Кстати, ровнее солнышко ложится в движении...», «Обалденный купальник! А у нас акваджим - пошли красоваться!»,  «Ребенок, затоптать маму ты успеешь, а спорим, что до конца занятие аэробикой не выдержишь?»

 

Но с русскими легче - и поговорить, и пошутить можно, а что делать с иностранцами?



 

По-английски конструирую фразу про «идеальное утро начинается с зарядки». Добавляю шутку, состоящую наполовину из пантомимы, мол, «если не растрясать завтрак, то сосиски превратятся в камень и утянут на дно». Народ улыбается, проникается и идет дрыгать ногами.

 

Натыкаюсь на француженку Катрин, которая по-английски ни бум-бум. Не сдаюсь. Вспоминаю все слова, которые знаю по-французски и устраиваю минутное представление, перечисляя их. Соседство признания в любви, вопроса: «Где находится метро Бастилия?» и детской песенки про дохлого петуха заставляет Катрин хохотать. Мы друзья! То, что сейчас будет аквааэробика, я показываю ей на пальцах. Ей весело, и она идет.



 

Пробегаю мимо пожилого итальянца-серфингиста. Радостно машу ему: «Гоу ту акваджим!» Он удивленно приподнимает брови.

 

- Гоу-гоу! Итс вери гуд фор э боди! - Я изображаю накачанные бицепсы.



 

Дядька веселится и идет ко мне.

 

- Ты новый аниматор? - спрашивает по-английски.



 

- Да, меня зовут Йезза. Идемте скорее на аэробику!

 

Завязывается борьба. Дядька пытается удержать меня и что-то объясняет. Я пытаюсь вежливо вывернуться и волоку его, как муравей дохлую гусеницу, в сторону аниматоров. «Вот старый пердун привязался, - думаю. - Знакомиться хочет. И дернул черт тебя позвать...»



 

Тут появляется наш ди- джей Фатруша и, завидев нас, застывает.

 

- Это мистер Телески - владелец отеля... - шепчет он одними губами.



 

Конфуз! Но зато потом нам с Телески всегда было о чем поговорить. Когда все чинно раскланивались с большим человеком, я начинала орать как резаная: «Гоу ту акваджим!» - чем страшно его веселила.

 

Правила «банки со скорпионами»

 

Команда анимейшн - неестественное для природы явление. Ведь хороший аниматор по натуре лидер. А компания, целиком состоящая из лидеров, - банка со скорпионами. Если в команде появляется человек, с которым никто не конфликтует, значит, он не лидер и в большинстве случаев плохой аниматор.



Прежде всего идет перманентная война за внимание гостей. Их любовь и любовь собратьев по команде - сообщающиеся сосуды. Чем больше меня любили туристы, чем громче при моем появлении визжали дети - тем активнее мне не доверяли девчонки-коллеги. Я узнавала об этом только из уст самих гостей.

 

- Ты с Лизой и Машей аккуратнее, не особо доверяй, - предостерегла меня однажды одна из родственниц высокопоставленных особ отеля. - Здесь не любят выскочек. Девочки тут уже «старички» - устали и скисли. А ты свежая, «зажигаешь» и этим выставляешь их в дурном свете. За это они тебя «сожрут». Лиза ко мне уже несколько раз подкатывалась с разговором, что ты «слишком активна с гостями, а значит, неискренна». Видимо хочет, чтобы я эту мысль донесла «повыше»...



 

Я чувствую напряг в отношениях. Страшно устаю от  придирок, которые по пустякам, бесконечно, с утра до вечера, каждый день, со всех сторон. На меня орут за то, что не там сняла кроссовки на пляже, что на минуту опоздала на аэробику, что пошла в компанию гостей, с которыми уже был аниматор... А я улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь!

 

Первая истерика у меня случилась на четвертый день. Мы готовились к караоке-вечеру, репетировали песню, и Лиза никак не могла попасть в такт. Я подпела. Тогда она швырнула мне микрофон и ушла.



 

- Лизонька, я ведь хотела тебе помочь!

 

Последняя капля. Я добежала до туалета и разрыдалась, носом пошла кровь, скакнула температура. Пришла Лиза, кинулась утешать. Она хорошая девчонка, но жалеет меня, только когда  плачу.



 

- Ну что ты! - гладит меня по голове. - Это ж я просто оттого, что у тебя хорошо получается петь, а у меня плохо. Я нервничаю. Просто здесь вся работа на эмоциях. А мне поначалу знаешь как трудно было! У тебя хоть мы есть, чтобы по-русски поговорить. А я тогда единственная русская была. Команда из одних тунисцев. Я их арабский английский почти не понимала. Первую пару недель ревела безостановочно. А Машка две недели ничего не ела, когда приехала, - ее тошнило из-за стресса. Успокойся. Это ничего. Это у всех. Это пройдет...

 

Это была не последняя моя истерика, хоть я и держалась изо всех сил. Тяжко отслеживать каждый шаг, постоянно быть на виду и бояться оступиться.



 

Тайные браки

 

Однажды девчонки сообщили мне, что они замужем за парнями-арабами из команды!



 

- Ну как зачем? - объясняют. - В отеле, правда, отдельных комнат для семейных пар нет. Но в городских гостиницах по свидетельству о браке дают скидку. И еще  на работе обязаны давать супругам выходные в один день. Короче, брак - единственная возможность хотя бы иногда быть с любимым в постели.

 

Как выяснилось, большинство русских девушек-аниматоров приезжают в Египет, влюбившись в кого-то из уже работающих мальчиков, и тут же выходят за них замуж. И, если в команде аниматоров есть русские девочки, скорее всего, они чьи-то жены. Но гостям об этом говорить категорически запрещено, чтобы не отпугивать их семейным положением симпатичного массовика-затейника.



  1   2   3

  • Меня пригласили на работу
  • Свой возраст надо занижать!
  • Первое собрание: «мобилы» запрещены!
  • КОНТРАКТ
  • Общаги: мужской и женский монастыри
  • Жара, плюс 45, купаться - запрещено
  • Рабочий день - 18 часов
  • Правила «банки со скорпионами»