Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


К. Г. Маннергейма в свете современного государственного устройства Финляндии




Скачать 196.14 Kb.
Дата03.07.2017
Размер196.14 Kb.
ТипРеферат




Содержание

ВВЕДЕНИЕ... 3-23

ГЛАВА 1. Роль К. Г. Маннергейма в зарождении

государственности Финляндии...24- 76

§ 1. К. Г. Маннергейм как политик

и государственный деятель...24

§ 2. Эволюция взглядов К. Г. Маннергейма

на государственное устройство Финляндии

(эпоха перехода от автономии к независимости)...47

§ 3. К. Г. Маннергейм о месте и роли Финляндии

в современном ему мире...65

ГЛАВА 2. Воплощение идей К. Г. Маннергейма в

исторической практике государственного

строительства Финляндии...77-159

§ 1. К. Г. Маннергейм и "Форма правления"

Финляндии 1919 г...77

§ 2. К. Г. Маннергейм и развитие общественно-политической системы Финляндии в 1920-1930-х гг...106

§. 3. К.Г. Маннергейм и государственно-политический

кризис в Финляндии в 1939-1944 гг...133

§ 4. Общественно-политическое наследие

К. Г. Маннергейма в свете современного

государственного устройства Финляндии...148

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...160-173

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА ...174-185

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Изучение роли личности известного деятеля в контексте политической истории является одним из приоритетных методов познания процесса общественного развития. Вклад активных субъектов исторического процесса, которые оставили заметный след, с одной стороны, как действующие политики и государственные деятели, с другой же - как аналитики, способные к концептуальному обобщению исторического и своего личного практического опыта и внедрению его в процессы государственного строительства, особо ценен во многих отношениях. В том числе - для углубленного понимания проблем соотношения морали и политики, личности и государства, реформы и революции, власти и насилия, справедливости, равенства и права, права и свободы, права и закона и т.д.

Осмыслению этих "вечных проблем" способствует и творческое наследие К. Г. Э. Маннергейма (1867 - 1951 гг.). Интерес к личности и идейным воззрениям Маннергейма обусловлен не только его деятельностью "в сфере мысли", но и тем, что свои воззрения и идеи он реализовал в "сфере практики", в качестве лидера политической элиты и главы Финляндского государства в первые десятилетия независимости, оказав немалое, во многом решающее влияние на процессы общественного развития Финляндии, на политику в отношении восточного соседа — Советской России / СССР, на формирование системы российско-финляндских отношений.

Важно при этом подчеркнуть, что развитие финляндской государственности исторически сопряжено с эволюцией государственности российской: исторические судьбы России и Финляндии соприча-

стны, национально-государственное строительство в Финляндии в период 1918 - 1950-х гг., символизированное политической фигурой Маннергейма, проходило на фоне национально-государственного строительства в Советской России / СССР \

Показательно в этом отношении высказывание финского исследователя и публициста, председателя правления Финского внешнеполитического института и председателя комитета Института Европы Ярмо Вирмавирта: "В свете начавшегося возрождения России его (Маннергейма. - Авт.) взгляды и знание этой страны приобретают новую глубину. Финляндия возвращается к пониманию той основополагающей истины, что ее восточным соседом является Россия, а не Советский Союз и не централизованная идеологическая власть коммунизма. Потребность изучения жизненного пути Маннергейма сейчас больше, чем когда-либо в послевоенный период"2.

Характерно, что биографы Маннергейма продолжают задаваться вопросами: кто же он - военачальник или политик, "вождь" и "собиратель" нации или "осколок" царизма, несостоявшийся монарх или президент республики, лидер буржуазных правящих кругов или аристократ, ставивший себя над сословными баталиями? Представляется также, что вопрос о его личности и политических настроениях можно перенести в иную плоскость - патриот или космополит?

В свою очередь, изучение и осмысление государственно-правовых взглядов и идей Маннергейма позволяет понять тенденции развития финляндской и во многом, что особенно важно, российской

1 В России о растущем интересе к финляндской государственности свидетельствует, например, публикация на русском языке закона о форме правления Финляндии 1919 г. и других актов того периода. См.: Конституции государств Европейского союза. Под ред. Л.А. Окунько-ва. М., 1997; Конституции государств Европы. В 3 т. М., 2001.

2 Вирмавирта Я. Карл Густав Эмиль Маннергейм // Вопросы истории, 1994, № 1, С. 56 -57.

государственности. Проблема идеологической эволюции лидера политической элиты Финляндии 1918 — 1940-х гг., конечно, имеет частный характер для исторического познания, но этот "частный случай" приобретает важное значение для характеристики состояния и эволюции не только финляндского, но и российского общества на ключевых этапах развития, на "переломе", в обстановке радикального изменения внутри- и внешнеполитической конъюнктуры, когда возникают сложные общественные трансформации и коллизии отношений личности и власти, возрастает влияние личности на изменение общественной системы в целом.

Объектом данного исследования, в свете вышеизложенного, является становление и эволюция - в контексте исторических изломов, происходивших в Финляндии, России и мире в первой половине XX столетия, - общественно-политических взглядов и идей Ман-нергейма как политика и государственного деятеля. Его активная деятельность приходится на длительную историческую полосу 1918 - 1951 гг., судьбоносный для Финляндии период национально-государственного строительства в первые три десятилетия независимости страны от России.

Маннергейм, без преувеличения, оставался ключевой политической фигурой в Финляндии на протяжении всего периода 1918 -1946 гг. В 1918- 1919 и 1939- 1946 гг. он оказал решающее влияние на развитие общественно-политической ситуации в стране, руководствуясь собственной идеологией национально-государственного строительства, координируя и направляя действия политической элиты страны и лично осуществляя выбор вектора развития общества вплоть до отставки с поста президента в 1946 г.

Однако и на этом его активная политическая деятельность не закончилась. В последующие годы, вплоть до смерти в 1951 г., он был занят обобщением опыта национально-государственного строительства, опыта, разумеется, персонифицированного — согласно жан- ру его итогового труда — «Воспоминаний». Этот труд имеет особое значение для раскрытия темы диссертации и является первостепенным объектом исследовательского интереса в рамках поставленной в диссертации проблемы.

Предметом исследования является эволюция личности и идейных, общественно-политических представлений Маннергейма о своей стране и мире, о миссии и функциях институтов государства, свободе и правопорядке, законе и законности, принципах взаимоотношения личности и нации, личности и общества, - представлений, сложившихся в процессе активной общественной и государственной деятельности, и протекавшей в обстановке формирования и развития финляндского государства в тот период. Предметом исследовательского интереса являлись также и субъективные черты личности Маннергейма: несмотря на то, что в последние годы в России вышло немало количество литературы о нем, личность Маннергейма остается для отечественных, - а во многом и для финляндских авторов, -полулегендарной. Вместе с тем, в финляндской историографии соз- дана стройная «биографическая» хронология его жизни и деятельности, за пределы концепции которой не рискнул выйти, пожалуй, еще ни один автор сочинений о нем. Характерно, что биографическая хронология Маннергейма напрямую сопряжена с общепринятой в исторической науке Финляндии периодизацией истории независимой Финляндии. Этот факт лишний раз указывает на общественное признание личности Маннергейма в качестве ключевой политиче-

ской фигуры в стране в указанные три первых десятилетия независимости, а также на то, что в общественном сознании финнов закрепилось представление об особой миссии Маннергейма, миссии, превосходящей роль и образ высшего (и виднейшего) должностного лица в государстве и крупнейшего военачальника в истории Финляндии.

Хронологические рамки исследования, ограничены 1918 -1951 гг.: от появления Маннергейма на политической арене Финляндии до завершения работы (накануне смерти) над рукописью его "Воспоминаний". Этапными ситуациями в конкретно-историческом контексте развития государственности в Финляндии в этот период считаются три временных отрезка: 1918 - 1919 гг., 1920 - 1939 гг. и 1939 - 1946 гг. На первом произошло оформление государственного порядка - формы государственного устройства, на втором - сложились устойчивые основы политической и правовой системы общества, на третьем - финляндская государственность подверглась серьезным испытаниям в обстановке внешнеполитического кризиса и участия Финляндии во Второй мировой войне на стороне фашистской Германии3.

Целью диссертационного исследования является проведение с позиций принципа историзма комплексного анализа творческого наследия К. Г. Маннергейма, в т.ч. обобщение его подходов к проблемам становления государственности Финляндии в 1918 - 1951 гг., собственного видения задач и путей национально-государственного строительства, а также обобщение опыта практической деятельности как политика и главы государства, осмысление идейно-

3 См., напр.: Юссила О., Хентиля С, Невакиви Ю. Политическая история Финляндии. 1809-1995. М., 1998.

политического наследия в конкретно-историческом контексте и в свете современного государственного устройства страны.

Поставленная цель определила круг основных исследовательских проблем:

- анализ в исторической последовательности и обусловленности этапов формирования личности, а также истоков и предпосылок теоретических взглядов Маннергейма на общественное устройство;

- выявление причин эволюции взглядов и определение степени влияния идеологии Маннергейма непосредственно на развитие общественно-политической обстановки в государстве и в конкретно возникавших в ходе его становления и развития ситуациях;

- оценка степени закрепления общественно-политических воззрений Маннергейма в государственно-правовой системе Финляндии;

- систематизация взглядов Маннергейма на тенденции развития российской государственности при сравнении социальной структуры российского и финляндского общества, государственных и общественных систем России и Финляндии.

Методологической основой исследования служат кардинальные положения научной теории познания и главные принципы исторического исследования: историзм, научность, объективность. В органическом сочетании использованы принципы и положения как формационного, так и цивилизационного подходов в анализе исторической реальности. Важность последнего из них в том, чтобы через индивидуальные черты личности, характера, исторической судь-

бы К.Г.Э. Маннергейма попытаться увидеть характерные черты и изломы эпохи, активным представителем которой он был. Анализ, умозаключения и выводы диссертации базируются на комплексном подходе с активным подключением к исследовательскому инструментарию исторической науки возможностей других отраслей обще-ствознания: политологии, правоведения, истории государства и права, социальной психологии.

Источниковая база исследования состоит из следующих компонентов: кроме теоретического наследия К. Г Маннергейма привлекались разнообразные отечественные, финляндские и иные источники. Среди них официальные документы, биографические, справочные, архивные материалы и научные документальные издания. Проведен анализ обширного круга публикаций по теме, изданных в Финляндии, Швеции, СССР и Российской Федерации. Важным подспорьем исследования служили конституционные акты Финляндии - от "Формы правления" 1919 г. и до Основного закона Финляндии от 11 июня 1999 г.

Архивные документы, как правило, на шведском4 и финском языках, свидетельствующие о деятельности Маннергейма, находятся в архивохранилищах Финляндии. Вышедшие в этой стране сборники его армейских приказов и частично опубликованная переписка с родственниками и друзьями информативны в силу особенностей "жанра" (приказы) и содержания (в эпистолярном наследии щедро отображаются межличностные отношения, но редко встречаются мнения и мысли автора о политике и общественных отношениях)5.

4 Родным языком Маннергейма был шведский. На нем были написаны его приказы по армии в 1918-1919 гг., на нем он вел переписку с родственниками и ближайшими друзьями, также как и он имевшими шведское происхождение.

5 Примером публикации эпистолярного наследия может служить сборник писем, адресованных родственникам и друзьям. Составитель сборника оговаривает, что письма характеризуют

Основным источником изучения общественно-политических идей К. Г. Э. Маннергейма для нас являются его "Воспоминания"6. Они представляют собой не столько личные воспоминания о пережитом, сколько полноценный труд по политической истории Финляндии, посвященный эпохе перехода от автономии к независимости, что позволяет вслед за автором проследить эволюцию финляндской государственности, определить основные внутри- и внешнеполитические факторы развития, выявить конкретно-исторический контекст национально-государственного строительства. Разумеется, ход истории в этом труде непосредственно связан с личностью и деятельностью самого автора. Выступая внешне как мемуары, по содержанию своему этот труд выполнен, безусловно, в жанре политико-исторического эссе - для достижения полного эффекта достаточно мысленно произвести замену "первого лица" на "третье" ("Я" на "ОН")!

Содержание книги Маннергейма в своей историософской компоненте развито до уровня самостоятельной и оригинальной теории национально-государственного строительства в "малой" стране" (в

Маннергейма как "человека в быту", "любящего брата и любезного друга". См.: Mannerheim C.G. Kirjeita setseman vuosikymmenen ajalta. Valikoinut Stig Jagereskiold. Helsinki, 1983.

6 Mannerheim C.G.. Muistelmat. Helsingissa, 1951. Vol. 1-2. На русском языке в сокращенном варианте: Маннергейм К. Г. Мемуары. М., изд-во Вагриус, пер. с финского, 2000.

В русском издании сделаны существенные сокращения, причем выпущен целый ряд пространных фрагментов текста, которые для нашего исследования имели значение первостепенной важности. В них автор как раз и формулирует собственные постулаты национально-государственного строительства, зачастую аргументирует их, теоретически (диалектически) обосновывает тенденции развития, проводит компаративный анализ общественно-политических систем Финляндии и России, создает геополитические конструкции национального и "интернационального" (трансграничного) развития Финляндии и соседних стран. Издатель сокращенного перевода на русский язык "Воспоминаний" стремился сделать книгу автора более популярной, более доступной и интересной для широкого читателя. Вместе с тем, избежать искажения смысла и содержания взглядов Маннергейма издателю не удалось, хотя и по иной причине - зачастую неточном, вольном переводе текста, что даже для популярного издания нельзя считать допустимым. Нам пришлось сличать тексты русского и финского изданий, впрочем, этот вид текстологического анализа пошел на пользу раскрытия темы. Наконец отметим, что сам факт издания "Мемуаров" Маннергейма в современной России, безусловно, свидетельствует о растущем общественном интересе, как к его личности, так и к политической истории Финляндии и России.

данном случае - Финляндии), получившей государственную независимость от "большого" соседа (СССР)7.

Общественно-политические взгляды и идеи Маннергеима, изложенные в "Воспоминаниях", конечно, в полном смысле слова "учением" не являются, однако, они представляют собой достаточно стройную и оригинальную концепцию развития Финляндии. Оригинальную уже постольку, поскольку составной ее частью является прогноз общественного развития, составленный на основе выявленных автором устойчивых исторических тенденций формирования внутри- и внешнеполитических связей и отношений. Также любопытен круг теоретических категорий, понятий, формулировок и идейных конструкций Маннергеима в освещении им вопросов политической истории Финляндии и России: текстологический анализ произ- ведения Маннергеима во многом позволяет раскрыть теоретическую концепцию, формы, модели и конструкции мысли автора.

В связи с тем, что текст русского издания "Воспоминаний" издан с сокращениями и при этом изобилует неточностями перевода с финского языка, в представленной диссертационной работе используется широкое цитирование отдельных положений книги Маннергеима. При этом мы стремились избежать смысловых искажений, приводя в необходимых случаях наш перевод в сопоставлении с пе- реводом русского издания. Таким образом, в научный оборот вво-

7 Надо сказать, что опыт обретения независимости Финляндии от России во многом повторился в наши дни, в процессе отделения стран Балтии от СССР: "малые" страны меняли государственный уклад, решали вопросы о языке, конфессиональном устройстве и гражданстве, в целом меняли политическую и правовую систему общества, испытывая опасения (правда, далеко не всегда обоснованные) военно-политического давления со стороны "большой" России, подобно тому, как это, пусть и в самых общих чертах, происходило в Финляндии в 1918 - 1920-х гг. Не потому ли в этих странах, особенно в Эстонии, так популярен труд Маннергеима и неиз- менный интерес вызывают публикации о нем?

дятся значительные фрагменты текста, оставшиеся в русском издании недоступными отечественному исследователю.

Общественно-политические взгляды и идеи Маннергейма "ма-териализовывались" в обстановке военного времени, когда в его руках была сосредоточена полнота гражданской и военной власти. Так было в период Гражданской войны в Финляндии в 1918 г. и советско-финляндских войн: Зимней 8 (1939 - 1940 гг.) и, особенно, "Войны-продолжения"9 (1941-1944 гг.). В последней войне представления и установки Маннергейма оказали значительное влияние на развитие обстановки на оккупированных финской армией территориях Советской Карелии. Материалы Государственного архива общественно-политических движений и формирований Республики Карелия (ГАОПДФ РК)10 дают определенное представление как о правовом положении населения на оккупированной территории в целом, так и о той роли, какую сыграл Маннергейм непосредственно в установлении оккупационного порядка, того порядка, который в советское время классифицировали как фашистский.

Большая часть документов вышеназванного архива, проливающих свет на роль Маннергейма в установлении режима на оккупированных территориях, опубликована в сборнике, изданном Институтом языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН п. Одной из задач составителей сборника было ввести в науч-

8 Советско-финляндскую войну 1939 - 1940 гг. в Финляндии называют Зимней (Talvisota) - основные военные действия разворачивались в декабре 1939 - феврале 1940 гг.

9 В Финляндии войну 1941-1944 гг. (на стороне Германии) называют Jatkosota (букв. продолжение войны) - имеется в виду, что целью военных действий против СССР было достижение реванша за поражение в Зимней кампании 1939-1940 гг. и возвращение отошедших к СССР территорий.

10 В настоящее время архиву присвоено название Государственного архива новейшей истории Республики Карелия (ГАНИ РК), но процедура статуирования архива еще не завершена -поэтому мы используем старое название.

11 По обе стороны Карельского фронта. 1941-1944. Документы и материалы. Петрозаводск, 1995.

ный оборот новые документальные материалы, в том числе по оккупационному режиму финских властей на временно захваченных территориях Советской Карелии. Нельзя не согласиться с мнением составителей, что "до сих пор освещение отдельных событий и всего хода войны... базировалось на ограниченном круге источников, стереотипных (идеологизированных) подходах... и как следствие носило односторонний характер"12. Наряду с документами ГАОПДФ РК в сборнике собраны документы и материалы ряда Центральных государственных архивов РФ и архивохранилищ Финляндской республики.

Наибольшее значение для раскрытия темы нашей диссертации имели как опубликованные, так и не опубликованные в сборнике документы фондов 8 (Центральный Комитет Карело-Финской ССР, Особый сектор), 213 и 2730 (Штаб партизанского движения), а среди них - документальные свидетельства о политике финских властей и личных указаниях Маннергейма в сфере религиозной жизни и конфессиональных отношений местного православного населения и оккупантов-лютеран. Надо сказать, что вопрос о характере режима на оккупированных территориях (стремление финских властей распространить на захваченную Советскую Карелию собственно финляндское законодательство и правовой режим военного времени) лучше всего документирован материалами о религиозной жизни. В них высвечивается важная грань личности, а также мировоззрения Маннергейма 13.

12 По обе стороны Карельского фронта... С.З.

13 Отметим также, что в Национальном архиве Республики Карелия (НА РК) в фонде Валаамского монастыря (ф. 762) сохранились письмо (копия) настоятеля игумена Павлина Ман-нергейму, проливающее свет на взгляды Маннергейма по государственно-церковным отношениям в Финляндии и ответное письмо (подлинник) Маннергейма, в котором отражаются его религиозные взгляды.

Материалы ГАОПДФ РК свидетельствуют о проводимой военными властями среди оккупированного населения пропаганде законности и правопорядка Финляндии. Ценны собранные в архиве подборки оккупационных газет "Северное слово" и "Vapaa Karjala" (в пер. на русск. яз. - "Свободная Карелия") 14. Справки центральных органов Коммунистической партии К-ФССР 15, в свою очередь, дают представление о том, как в этих органах власти понимали существо конституционного строя Финляндии, степень демократии и характер республиканского строя в этой стране, как оценивали политику оккупационных властей и реакцию на нее местного населения.

Источниковая база диссертационной работы позволила в целом решить поставленные задачи, охарактеризовать общественно-политические взгляды Маннергейма и показать, какое воплощение они получили в общественно-политической и правовой системе Финляндии в 1918 - 1951 гг. и последующих десятилетиях.

Степень изученности проблемы. Важные стороны и аспекты поставленной нами проблемы нашли свое частичное отражение в общих работах по истории Финляндии и советско-финляндских отношений. И в первую очередь в трудах таких ученых как Бартенев Т. и Комиссаров Ю., Барышников Н.И., Барышников В.Н. и Федоров В.Г., Журавлев В.В., Каменская Е., Килин Ю.М., Похлебкин В.В., Рупасов А.И., Чистиков А.Н., Семиряга М.И., Хесин С.С., Холодков-ский В.М.16 и др. Созданные в разные исторические эпохи, они от-

14 ГАОПДФ РК, ф. 213, оп. 1, д. 185 и 421 ("Vapaa Karjala", за 1942 и 1943 гг.), Д. 186,422, 423, 639 ("Северное слово").

15 Там же, ф. 2730.

16 Бартенев Т., Комиссаров Ю. Тридцать лет добрососедства. М.: Международные отношения, 1976; Барышников В.Н. От прохладного мира к зимней войне. Восточная политика Финляндии в 1930-е гг. СПб.,1997; Барышников Н.И., Барышников В.Н., Федоров В.Г. Финляндия во второй мировой войне. Л.: Лениздат, 1989; Журавлев В.В. Ленин, Совнарком и гражданская война в Финляндии // Финляндия. 1917 - 1918. Хельсинки, 1990. На фин. языке; Он же. Рубикон Бреста // Вопросы истории КПСС. 1990, № 6-7; Каменская Е. Маршал Маннергейм //

ражают не только историографический уровень своего времени, но и специфику идеологических представлений каждой из этих эпох. Вместе с тем, они дают исследователю ценный эмпирический материал и важные наблюдения и выводы, не теряющие своей актуаль-Важную историографическую и методологическую основу для анализа процессов становления общественно-политических (в первую очередь - геополитических и внешнеполитических) взглядов Маннергейма в русле российской монархической традиции дают труды А.В. Игнатьева17.

Отдельные проблемы и сюжеты искомой темы получили свое нестандартное истолкование и в обобщающих трудах по отечествен- ной политической истории, а также в вузовских учебниках, отражающих современное состояние исторической науки18.

В свете поставленной в диссертации проблемы особое значение приобретает ее государственно-правовой аспект. В этой связи раскрытию темы способствовали общетеоретические выводы и положения, содержащиеся в работах отечественных ученых - правоведов,

Новое время. 1992, № 32; Килин Ю.М. Карелия в политике Советского государства. 1920-1941. Петрозаводск: Изд-во Петр ГУ, 1999; Похлебкин В.В. СССР - Финляндия. 260 лет отношений. 1723 - 1973. М.: Международные отношения, 1975; Он же. Финляндия. М: Международные отношения, 1974; Рупасов А.И. Советско-финляндские отношения: Середина 1920 - начало 1930-х гг. СПб.: Европейский дом, 2001; Рупасов А.И., Чистиков А.Н. Советско-финляндская граница 1918-1938 гг. СПб.: Европейский дом, 2000; Семиряга М.И. Советско-финляндская война 1939 - 1940 гг. М, 1990; Федоров В.Г. Советский Союз и Финляндия. Добрососедство и сотрудничество. М.: Мысль, 1988; Хесин С.С. Разгром Белофинской авантюры в Карелии в 1921 - 1922 М.: Воениздат, 1949; Холодковский В.М. Финляндия и Советская Россия. М., 1975; Он же. Революция 1918 г. в Финляндии и германская интервенция. М., 1967.

17 См. в первую очередь: Игнатьев А.В. Внешняя политика России: (Историография). М., 1988; Он же. Imperial Russian Policy. Cambridge, 1993; Он же. Внешняя политика России. 1907-1914: Тенденции. Люди. События. М., 2000.

18 См. в первую очередь: Политическая история: Россия - СССР - Российская Федерация: В 2 т. / Под общ ред. О.В. Волобуева, В.В. Журавлева, СВ. Кулешова, В.В. Шелохаева; М.: TEPPA, 1996; Политическая история России. Учебное пособие для вузов / Под общ. ред. проф. В.В. Журавлева. М.: Юристъ, 1998.

которые обращались к проблемам современного зарубежного права и государства, в том числе к финляндской государственно-правовой тематике19. Значительный вклад в изучение политико-правовой системы Финляндии исследуемого периода внесли Р.Н.Дусаев и М.А.Могунова. Предметом специального интереса Р.Н.Дусаева стала история создания Уголовного уложения Финляндии в последние десятилетия автономии в составе России. Эту тему он раскрывает на широком историческом фоне, подвергая анализу как формировавшуюся законодательную базу княжества, так и его политическую систему. Р.Н.Дусаев непосредственно касается и вопроса о принятии основного закона независимой Финляндии - "Формы правления" 1919 г.20. Труды М.А.Могуновой посвящены сравнительному анализу государственных режимов Скандинавских стран и Финляндии, а также историко-правоведческому и формально-юридическому толкованию основных конституционных законов Финляндии в период 1919-1999 гг.21.

19 История политических и правовых учений / Под ред. В.С.Нерсесянца. М., 2000; Исаев И.А. История государства и права России. М., 1999; Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000; Европейское право / Под ред. Л.М.Энтина. М., 2000; Топорнин Б.Н. Европейское право М., 1999; Чиркин В.Е. Государствоведение. М., 1999; Курицын В.М. История государства и права России. 1929 - 1940. М., 1998; Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России XI - XX вв. М., 1995; Данилов СЮ. Правовые демократические государства: очерки истории. М., 1999.

20 Дусаев Р.Н. Государственно-правовой статус Великого княжества Финляндского (1809 - 1917 гг.) // Правоведение, 1975, № 2; он же: "Форма правления" - конституционный закон финляндской республики от 17 июля 1919 г. // Скандинавский сборник. XXII. Таллин, 1977; он же: Сеймовые реформы 60-х гг. XIX в. в Финляндии // Вестник ЛГУ, 1981, № 23; он же: Судоустройство Великого княжества Финляндского (1809 - 1917 гг.) // Правоведение, 1982, № 4; он же: Совершенствование исполнительных органов Великого княжества Финляндского в XIX в. // Вестник ЛГУ, 1984, № 5; он же: Уголовное уложение Великого княжества Финляндского: история создания, основные институты. Л, 1988; он же и Трипольский Р.И.: Особенности понимания преступления и наказания авторами УК ВКФ 1894 г. // Конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии. Тезисы докладов. М; Петрозаводск, 1997; он же: Эволюция уголовного права Западной Европы и США. - Учебное пособие. Часть 1. Эволюция уголовного права в франко-германской системе. Петрозаводск, 1999; и др.

21 Могунова М.А. Скандинавский парламентаризм. Теория и практика. М, 2001. См. также: Конституции государств Европейского союза... - вводная статья М.А. Могуновой к разделу о Конституции Финляндии на С.603-612; Конституции государств Европы... — вводная статья М.А. Могуновой к Основному закону Финляндии в Т.З на С. 355 - 370.

В Финляндии превалирует научно-публицистический жанр повествования - "о жизнедеятельности" Маннергейма. Для финляндских историографов вопроса о "роли личности" Маннергейма в истории Финляндии характерен подход, основанный на спорном постулате его безраздельной приверженности "монархическим взглядам" на общество, обусловившей всю его политическую деятельность, и мотивы принятия им решений политического и правового порядка 22. Однако, полноценный анализ общественно-политических и правовых взглядов в финляндской научной литературе все еще впереди.

В СССР и современной России специальных исследований по избранной нами теме также не предпринималось.

Зарубежные публикации о Маннергейме классифицировал эстонский историк Херберт Вайну, разделив их на несколько групп и объединив (чего чаще всего стараются не делать историки) в общем их составе труды собственно исследовательские с некоторыми категориями источников 23.

В первую группу он включил документальные публикации. Кроме опубликованных официальных финляндских, советских, германских, английских, американских, шведских и т.д. источников, сюда относится написанное, одобренное и опубликованное самим Маннергеймом: приказы главнокомандующего вооруженными силами Финляндии, дневники 1904 - 1905 гг. (японская война), 1900 -1908 гг. (экспедиция в Китай), сборник писем.

Ко второй группе отнесены биографии Маннергейма и сборники статей о нем. Вышедшие во время жизни Маннергейма и непо-



22 Яркий пример тому — биография маршала, подготовленная С. Ягершельдом: Mannerheim C.G. Kirjoit. Stig Jagereskiold. Helsinki, 1983.