Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Жизнь Замечательных Уральцев Театр Александра Соколова Содержание Театр Соколова (введение) Часть I. Золотые годы Свердловской драмы




страница1/15
Дата11.03.2017
Размер2.42 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




Жизнь Замечательных Уральцев

Театр

Александра Соколова
Содержание
Театр Соколова (введение)
Часть I.

Золотые годы Свердловской драмы

1 гл. «Своей дорогой». Начало пути

2 гл. «Зерно риса». От «очередного» к главному

3 гл. «Традиционный сбор». Коллекционер

актерских талантов

4 гл. «Драма из-за лирики». Подводные камни

постановочного процесса

5 гл. «Всего дороже». Формирование репертуара

6 гл. «Плоды просвещения». Педагогическая

цепочка


7 гл. «Берег». Режиссерский почерк

8 гл. «Друзья и годы». Гастрольная деятельность

9 гл. «У времени в плену». Отношения с публикой

и властью

10 гл. «Человеческий голос». Интонация любви

11 гл. «В поисках гармонии». 81-й год.

Непоставленные спектакли
Часть II.

Соколовцы. Актерские и режиссерские истории

Николай Коляда

Валентин Воронин

Галина Умпелева

Владимир Марченко

Вячеслав Анисимов

Вячеслав Кириличев

Вячеслав Мелехов

Леонид Рыбников
Приложения

Памятные даты

Список спектаклей

Список творческого состава театра

Каждое Время создает свой Театр.

На сцену выходят фигуры и пьесы, востребованные обществом в данный конкретный момент.

Свердловский академический театр драмы середины 60-х – начала 80-х годов XX столетия называют Театром Соколова. Он зародился в краткую плодотворную оттепель, а вызревал в смутный, но многообещающий «подготовительный» период, предшествовавший смене эпох. Театр той поры отразил осознанную обществом необходимость в освежении тем, актуализации содержания и обновлении выразительных средств.


Александр Львович Соколов, не считая первых детских и юношеских «выходов» на свердловскую сцену, появился в театре в качестве режиссера в 1960 году. Чтобы проявиться и состояться, требуется немалый отрезок времени. Соколову на работу в Свердловском драматическом было отведено двадцать лет. В качестве очередного режиссера нарабатывал принципы, нащупывал ходы, проверял себя, привыкал к труппе. Став главным режиссером, создавал целостный театральный организм, связанный традициями с предыдущими периодами, но приобретший новые яркие индивидуальные черты.

Из соколовского периода вышли многие известные артисты, которые составили его славу на несколько десятилетий. В те годы сложилась уникальная творческая атмосфера, столь ценная в искусстве: театр стал храмом, театр стал домом. Была задана высокая эстетическая планка, которая определила дальнейшее существование коллектива. Спектакли, поставленные Соколовым или при Соколове, вспоминают и много лет спустя как эталон вкуса и художественной правды.

Театр Соколова это: высочайшее актерское мастерство; трепетная забота о каждом артисте, о раскрытии его потенциала; грамотно выстроенный репертуар, учитывающий интересы всех зрительских слоев; аншлаговые гастроли по крупнейшим городам страны, имидж театра как одного из ведущих в России.
Счастлив тот режиссер, который имеет Свой театр.

Счастлив тот театр, который имеет Своего режиссера.

Золотые годы Свердловской драмы…

Часть первая



Золотые годы

Свердловской драмы
1

Своей дорогой *

- Начало пути -
* «Своей дорогой» - спектакль, поставленный А. Соколовым по пьесе Р. Ибрагимбекова в 1974 г.
С утра подтаяло. Столбик термометра поднялся выше нулевой отметки, но снег еще падал, напоминая: оттепель не весна. Стоял тот нередкий на Урале момент неясной природы, когда ветер приносит теплый воздух, но земля еще не прогрелась. «Вечером, когда буду возвращаться, наверное, подморозит…». Отвык он от здешних погодных прихотей. 13 лет Александр Львович провел вдали от Свердловска: Москва, Челябинск, Тула, Львов. Учеба, дипломный спектакль, первые постановки в центральных и южных краях. Наезжал сюда, конечно, родителей навещал, друзей. В 1960 году Соколов вернулся в Свердловск.

Дорога от дома к театру пролегала по главной улице – проспекту Ленина, от Московской до Вайнера. Бывало, по несколько раз в день преодолевал он эти четыре квартала: утром на репетицию, вечером на спектакль. Иногда встречал по пути знакомых: для Александра Львовича город был полон приятелей. Останавливались, беседовали, но не долго, он всегда спешил – в свой театр.

Свердловский театр драмы стал для Соколова родным очень рано. Его Путь в Театр начался с детства.
«Притеатральный» ребенок

- Папа, что у вас сегодня показывают?

- Сегодня идет «Бесприданница», - Лев Александрович не задумывался над ответом, расписание спектаклей на ближайшие дни заместитель директора театра знал наизусть.

- Сашенька, мне кажется, тебе рановато этот спектакль смотреть, не все поймешь, - включалась в разговор Елизавета Борисовна, расставляя посуду к обеду, семья чаще собиралась за столом днем, чем вечером. – Пожалуйста, позанимайся математикой, у тебя несколько четверок подряд.

- Я уверен, Лиза, что Островского смотреть никогда не рано, пусть у мальчика формируется хороший вкус, - отец поддерживал интерес сына к театральной жизни. – А четверки он, конечно, исправит…

(В семье Соколовых было заведено учиться на отлично).

Сколько лет тогда было Александру, девять, десять? Обычная ситуация: уроки закончились, заскочил домой бросить ранец и перекусить, а то и сразу в театр, жаль время терять. Открывал тяжелую дверь старого здания на Вайнера, 10, забегал в фойе. Вахтерши к нему относились по-доброму, беспокоились, не голодный ли? Иногда Саша заглядывал в кабинет к отцу, но не задерживался. Мальчик был шустрый, а здесь никогда не шумел. Идет репетиция! Торжественно сияло табло с этими волшебными словами, а если они произносились вслух, то с особым выражением.

Саше не терпелось оказаться в темном зале, занять удобное место – все ряды, все кресла в твоем распоряжении. По освещенной сцене ходят не просто люди – Актеры! Борис Федорович Ильин, он недавно поступил в труппу, но о нем уже говорят как о звезде. А Леонида, Охлупин, кажется, его фамилия, по отчеству не называют, молодой совсем, только 20 исполнилось, но уже артист с опытом, не первый год в спектаклях играет. Кто из режиссеров ведет сегодняшнюю репетицию? Иван Семенович Ефремов, он здесь главный.

Горький и Островский, Толстой, Гончаров, снова Островский… Так получилось, что русскую литературу Александр начинал постигать через сценическую интерпретацию. «Анну Каренину» он увидел гораздо раньше, чем прочитал. Первые спектакли, рождение которых происходило на его глазах, это «Враги», «Горячее сердце». Вряд ли толком понимая содержание, Александр наблюдал, как артисты оживляют слова пьес, облекают их плотью эмоций, как режиссер расставляет действующих лиц по сцене, меняет местами, словно творит свой собственный мир, и вдруг разрозненные детали волшебным образом гармонично выстраиваются. Магия сцены. Магия создания. Магия творчества. Незаметно, изо дня в день, он втягивался в мир сценической условности, пропитывался «театральной субстанцией», которая с тех пор стала для него естественной средой обитания и существования.

В 1930 году в Свердловске был открыт стационарный драматический театр. С 1935 года с ним связан судьбою Александр Соколов.


Коренной одесский свердловчанин

Многие люди, знавшие Соколова десятилетия, убежденно говорили: «Он коренной свердловчанин!» На самом деле Александр Львович родился в Одессе. 1927 год. В этом году в легендарном южном городе был основан государственный русский драматический театр. На судоремонтном заводе заложены и вскоре спущены на воду два крупных пассажирских теплохода. В июне до одесских берегов докатились трехметровые волны ялтинского землетрясения. А 18 июля в семье служащих Льва Александровича и Елизаветы Борисовны Соколовых родился сын. Новоиспеченные родители – молодые, здоровые, красивые. Отцу к тому моменту исполнилось 27, он был ровесником века, мать на пять лет моложе. Какое имя дать новорожденному, долго не думали: по фамильной традиции назвали Александром. Первенец остался их единственным ребенком.

Через несколько лет семья перебралась на Урал. Строительство гиганта Уралмашзавода активизировало жизнь в рабочем крае, в том числе и культурную, притянуло внимание всей страны к далекому региону. В Свердловске высадился «одесский десант»: сюда была переведена небольшая, но значимая для его дальнейшей истории группа управленцев из южных областей. Большая часть новоприбывших работала в заведениях культуры и искусства, то есть они являлись, по современной терминологии, профессиональными арт-менеджерами. Лев Александрович Соколов был назначен администратором в драматический театр. Вскоре он стал заместителем директора. Вся семья состояла «при театре». Елизавета Борисовна занималась распространением билетов и организацией зрителей. Ей помогала старшая сестра Мария. Клан Соколовых быстро освоился на новом месте, прижился, «уралофицировался». Для Александра Свердловск, действительно, стал родным городом, который он очень любил, был к нему привязан, как бывает на кровном уровне. Из 54 лет жизни он провел здесь почти 40.
«Автобиография.

В школу поступил учиться в 1934 г. и окончил 10 классов в 1942 г. В 1942-1944 учился в Уральском индустриальном институте. В 1944 г. был принят в студию при свердловском драматическом театре, которую окончил в 1946 г. В 1945 г. принят в члены ВЛКСМ…»


Юноше 17, а он не только получил среднее образование, но и успел попробовать себя на неожиданной с точки зрения общего рисунка его судьбы стезе – одолел два курса индустриального института. Повлияла-таки на впечатлительного Сашу атмосфера промышленного центра. Но натура легко и естественно взяла свое, вышла на предназначенное. «Не требовалось заставлять его стать тем, кем он стал, то есть человеком театра, потому что в душе он им был всегда», - вспоминают друзья юности Соколова.

Вопрос о необходимости создания студии при театре драмы возник в 1943-м, когда стало очевидно, что актерская труппа поредела своей мужской составляющей. Многие сотрудники ушли на фронт, и героические роли играли уже не на сцене. Студия, с одной стороны, готовила кадровую смену и, можно сказать, послужила прообразом театрального училища; с другой стороны, она позволила восполнить наметившийся дефицит актеров. Студийцев активно задействовали в текущем репертуаре. Сюда и записался неудовлетворенный учебой в техническом вузе несостоявшийся инженер Соколов (так и просится добавить «но состоявшийся инженер человеческих душ»).

Он сразу получил довольно серьезные роли. (Саша кое-что понимал в актерском ремесле не только за счет «насмотренности», но и потому что в школьные годы занимался в драмкружке Дворца пионеров). В дипломном спектакле студии «Мещане», который прошел с немалым успехом, без скидки на учебный формат, он играл Петра Бессеменова, убедительно изображая беспринципного фразера. Постигая суть своих первых героев, или антигероев, или полугероев, Александр пытался нащупать их внутренние течения и найти собственные подходы к роли. Он с первых проб зарекомендовал себя не послушным исполнителем, а человеком думающим, со своим сценическим взглядом, и даже рисковал давать советы постановщику.

Чуть позже Соколова, после демобилизации из армии, в студию пришел Владимир Курочкин. Два будущих главных режиссера, Свердловского театра драмы и Свердловского театра музыкальной комедии, вместе осваивали азы мастерства, и не только актерского. Через много лет Владимир Акимович вспоминал, что в Александре Львовиче уже тогда чувствовались некоторые режиссерские задатки. «Он умел думать, умел самостоятельно добираться до самых глубин роли». Логично, что, завершив обучение в студии, в 20-летнем возрасте Соколов начал работать в драмтеатре именно по режиссерской стезе – в должности помощника режиссера. Ассистируя Евгению Агурову, актеру, постановщику, руководителю его студийного курса, Александр участвовал в создании спектакля «Молодая гвардия», имевшего большой зрительский резонанс. Обсуждались и другие проекты, но Соколов принял решение: нужно учиться дальше. В 1947 году он уехал в Москву и поступил в ГИТИС, естественно, на режиссерский факультет.


«Танцевать и гулять можно, целовать – нельзя!»

«Диплом с отличием № 579193.

Соколов Александр Львович в 1947 г. поступил и в 1952 окончил полный курс ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА им. А.В. Луначарского по специальности РЕЖИССЕР ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА и решением Государственной экзаменационной комиссии от 12 сентября 1952 г. ему присвоена квалификация РЕЖИССЕР ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА.

Город Москва 30/12-1952.

Регистрационный номер 1235».
Москва послевоенная. Эйфория победы, вскоре пригашенная недоумением и страхом. Но Александр застал, впитал и зафиксировал в себе краткое, но благотворное настроение всеобщего подъема. У СССР вследствие политического раздела Европы появились социалистические соратники, и в ГИТИСе, как и в прочих столичных вузах, учились представители разных стран. Царила интернациональная дружеская катавасия, радость от общения с людьми из другого мира, но такими же молодыми, горячими, устремленными в будущее. Проводились вечера болгарской, венгерской, испанской культуры, жизнь бурлила и вдохновляла.

Институт в эти годы расширялся, появились новые факультеты – музыкальной режиссуры, хореографический. Александр поступил на курс талантливого педагога Николая Михайловича Горчакова, ученика Станиславского. Формирование молодого режиссера начиналось в среде русского психологического театра, традициям которого он следовал всю жизнь.

В ГИТИСе преподавали многие яркие педагоги, известные личности. Лекции по теории искусства читал харизматичный «Ренессанс», так прозвали учащиеся специалиста по европейской культуре Алексея Дживелегова, человека широких взглядов и аристократических манер. С ним был связан характеризующий время эпизод. Обаятельный Алексей Карпович имел привычку, которая очень нравилась юным студенткам: подходя к аудитории и здороваясь, он всех девушек целовал в щечку. Но однажды приблизился и со скорбным видом завел руки за спину, как бы связав самого себя: «Милые! Это печально! Мне запретили вас целовать!». Таковы были последствия очередной воспитательной беседы с преподавателем в парткоме.

На театроведческом факультете училась москвичка Лариса Козлова, миниатюрная, подвижная, симпатичная девушка. Друзья звали ее Ляля. По-детски ласковое имя придавало ей пикантность на контрасте с не-детски волевым характером, который она и не пыталась скрывать. Ляля притягивала сочетанием внутренней силы и внешней женственной слабости. С Александром они пересекались в учебных коридорах, встречались на общеинститутских вечерах и вскоре поняли, что хотят видеться все чаще и чаще. В 1950 году Лариса и Александр поженились. Короткое время пожили в доме ее родителей, потом стали снимать комнату.

Лариса Козлова вспоминает, как впервые оказалась на Урале. Это было на следующий год после свадьбы. Муж познакомил ее с родителями, к которым испытывал большое уважение, ну а они в нем души не чаяли. Привел и в театр. «Он гордился тем, что имеет отношение к такому прекрасному коллективу – рассказывает Лариса Николаевна. – После окончания института я поработала в министерстве культуры РСФСР и знала, что истинная театральная жизнь крутится в провинции. Горький, Саратов, Свердловск имели высокопрофессиональные труппы, в составе которых были и народные артисты СССР, а это звание давалось тогда редко. Свердловск считался и был одним из самых театральных городов страны».

Соколов относился к Свердловскому театру драмы так, как можно относиться лишь к конкретному живому человеку. Он ждал встречи с ним. Он радовался его удачам. Он желал, чтобы близкие люди разделяли его восхищение. Когда коллектив отправился на гастроли в Ленинград, Лара и Александр в эти же дни поехали в город на Неве в отпуск – чтобы побывать на спектаклях. Когда же свердловчане гастролировали в Москве, старались посетить все представления.

«Выступления проходили в престижном месте – в помещении Малого театра. Соколов очень этим гордился. Народу полно, зритель довольный. После спектаклей у служебного входа толпились девчонки с цветами. О, театральные поклонники в те годы представляли собой особое сословие в Москве, это была настоящая «арт-банда», крепкая группа с внутренней организацией, в основном женщины, но встречались и парни. Хорошо помню одну девицу, крупную, пышнотелую, издалека заметную, ее прозвали Лилька дон Базилио. Она не пропускала и постановки свердловской труппы. Мы смотрели спектакль о детстве Ленина. Занавес, гром аплодисментов, толпа кидается на сцену, обнимает актеров. Затем бежит к служебным дверям, чтобы не прозевать их выход. Мы с Сашей шли мимо и наблюдали весь актеропоклоннический ритуал. Он светился так, словно это его собственная слава», - рассказывает Ляля Козлова через 60 лет.

Активность художественной жизни, популярность вербально-изобразительных видов искусства, театра и кино, сочеталась в те годы с идеологическим давлением на творчество. Эстетическая составляющая не имела первостепенного значения, а на содержание влияла «теория бесконфликтности». Но в молодости собственное настроение сильнее социального контекста. Их не надо было «агитировать за счастье», чем занималось тогдашнее официальное искусство, они просто были счастливы в силу возраста и мироощущения. Господствующее душевное состояние той поры: ощущение полета, приподнятости над бытом, тем более что жизнь связана со сферой, оказавшейся на пике интереса общества.



Хождение по труппам

Дипломный спектакль Соколов делал в Челябинске. Работать же распределился в Тульский драматический театр. Как истинный хирург едет в глубинку, где имеет возможность не только ассистировать, но и оперировать собственными руками, так и режиссеру со здоровыми творческими амбициями требуется поле для самостоятельных действий. Знакомство с разными труппами считалось принципиально важным для формирования независимого режиссерского почерка, так как давало бесценный опыт общения с разными по силе и по мастерству коллективами.


«Из истории Тульского академического театра драмы имени М. Горького.

В декабре 1777 года, когда шли торжества, посвященные введению Тулы в ранг губернского центра, был показан первый спектакль. В истории тульского театра много любопытных фактов. Год работал в антрепризе великий М.С. Щепкин, откуда и был приглашен на сцену Императорского Малого театра. Театральная жизнь в городе всегда была насыщенной. Соседство с Москвой обеспечивало гастроли многих знаменитостей».
Пять лет, с 1953 по 1958 год, Соколов и Козлова провели в Туле. Комнатка шесть квадратных метров, в соседках – еще одна выпускница ГИТИСа. Бытовая стесненность не замечалась. Муж с утра до вечера пропадал в театре, но Ларисе Николаевне и в голову не приходило обижаться. «Дело в том, что мы были заняты делом. Понимаете, мы не компании искали, а свое место в жизни. Существовала ответственность за собственную судьбу, хоть мы и не рассуждали на эту тему. Александр Львович в любой труппе чувствовал себя уверенно и естественно, даже в 25 лет не «плавал» беспомощно, так как уже был глубоко в профессии, владел навыками. И, где бы он ни работал, все воспринимал в сравнении с тем театром, в котором вырос. Внутри него существовала очень высокая планка требований к себе и к артистам, заданная еще в Свердловске».

Не случайно одним из первых спектаклей, поставленных Александром Львовичем уже в качестве дипломированного режиссера, были «Враги» Горького, пьеса, с которой в детстве закладывался его зрительский опыт. В хронологических первенцах ССС (списка соколовских спектаклей) «Баня» Маяковского, «Кремлевские куранты» Погодина.


На карте судьбы следующей точкой значился Львов. После Великой отечественной войны в Западной Украине искусственно трансформировался национальный состав, и из Одессы во Львов был перемещен русскоязычный театр. Сюда на два года перебрался Соколов, получив должность режиссера-постановщика русского драматического театра Прикарпатского военного округа. Одесская труппа оказалось сильной и интересной, здесь было немало ярких личностей. Чего стоила только Зинаида Дегтярева, сочная, немного

грубоватая актриса с запоминающимся голосом и точным попаданием в образ, ее со временем и кино приметило. Главным режиссером являлся Александр Леонидович Дунаев. Его режиссерский принцип – максимум выразительности через актера при минимуме внешних средств. Этот подход оказался близок и Соколову. Позднее Дунаев переехал в Москву, где возглавил сначала Центральный театр Советской армии, а затем «эфросовский» Театр на Малой Бронной.

Уже в годы «первоначального накопления режиссерского капитала» проявилась такая черта Соколова, как способность впитывания, вбирания в себя разнообразных впечатлений и знаний. «Губчатость» характерна для людей искусства в целом, но человеческий и творческий организм Александра Львовича был устроен уникально – он подсознательно отбирал только лучшее: либо впускал внутрь лишь положительный опыт, либо и негатив перерабатывал в плюс. Он умел все увиденное, услышанное, пережитое использовать во благо. «Хождение по труппам» страны обогатило Соколова.
Социальный барометр: давление падает

Еще в тульский период Александра Львовича и Ларису Николаевну навещала Екатерина Александровна Акимова, в те годы директор Свердловского театра драмы. Побывала на спектаклях, видимо, приглядывалась к режиссеру. В 1960-м Соколова позвали в Свердловск. Раздумий не потребовалось: Александр Львович вернулся.

…Уезжал – на дворе одна погода стояла, приехал в совсем иное время. В оттепель бывает пасмурно, туманно, с утра подтает, к вечеру подморозит. А холод прихватит: осторожно, гололед, оступишься – упадешь. Оттепель приносит запах весны, но это пока не весна.
Период с 53-го по 64-й, с легкой руки писателя Ильи Эренбурга, назвали «оттепелью». Никита Хрущев поначалу «прославился» гонением на неортодоксальное искусство. Позднее он объяснял Эрнсту Неизвестному, косвенно оправдываясь, что не разбирается в культуре. Тем не менее, именно он понял, что обществу требовалась отдушина. Чуть приоткрылись окна в Европу, повеяло свежестью. Люди глотнули тогда другого воздуха, хоть это и не был еще воздух свободы.

Перемены не всегда очевидны. Когда одна эпоха сменяет другую, люди, живущие в тот момент времени, могут этого не заметить. Лишь потом, оглядываясь, увидят: они уже в ином мире, в ином состоянии. Но самые чуткие из них, из нас – а в театральной галактике обитают существа с тонкой кожей, которые нервами ощущают направление воздушных потоков, – отмечают: что-то происходит. Некое томление в обществе. Признаки недовольства. Желание перемен. В искусстве тех лет произошли изменения. Появилась потребность в пересмотре прошлого, его переоценке, но аккуратной, без разрушений. Усталость от гремучих лозунгов переориентировала взгляд художников с социального на личное: возник интерес к внутренней жизни человека, к теме нравственных исканий и морального выбора.

В такой содержательной атмосфере окончательно оформилось эстетическое мировоззрение Соколова. Он жил в мире, где творческие рамки существовали, и порой то локтем, то головой, а то и сердцем доводилось на них натыкаться. Но и зона свободы была уже достаточно широка. Она

позволяла сказать свое слово, не вступая в открытый конфликт с окружением.

Погода – она всегда переменчива. Зато дорога, своя дорога – одна и неизменна. Соколов за годы жизни поездил по городам страны, в Свердловске поменял несколько раз место жительства (родительское жилье, гостиница «Большой Урал», в которую вселился сразу по возвращении, квартира на Ленина, на Шейнкмана, квартира на Жукова)… Но точка, куда он шел, куда стремился из разных мест, оставалась постоянной, единственной – Свердловский театр драмы. Эту дорогу он не выбирал. Он стоял на ней, наверное, с рождения. Все его дороги вели в театр. В Свой театр.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

  • Золотые годы Свердловской драмы
  • Часть II . Соколовцы. Актерские и режиссерские истории
  • Золотые годы Свердловской драмы 1 Своей дорогой * - Начало пути
  • «Притеатральный» ребенок
  • Коренной одесский свердловчанин
  • «Танцевать и гулять можно, целовать – нельзя!»
  • Хождение по труппам
  • Социальный барометр: давление падает