Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Жизнь и творчество Леонардо да Винчи




Скачать 209.18 Kb.
Дата17.06.2017
Размер209.18 Kb.
ТипРеферат




Реферат на тему: Жизнь и творчество Леонардо да Винчи.

Титульный лист оформляется самостоятельно.

Внимание! Перед сдачей преподавателю рекомендуется полностью прочитать работу.

Оглавление


Вступление 2

Детство и юношество Леонардо да Винчи 3

Первые шаги 6

В Милане 8

Скитания 12

Используемая литература 20





Вступление

В Северной Италии есть город, наводненный купцами, мелкими торговцами всякого рода и лоточниками, хорошо одетыми горожанами, посещающих магазины и приезжими из близких и дальних мест. Улочки довольно узкие, а городские площади забиты горожанами. Город называется Флоренцией и, если смотреть на него с большого расстояния, то можно видеть высокое здание собора, колокольню и здание муниципалитета, поднимающихся над крышами. Если подойти поближе, то можно видеть Арно, протекающую реку Арно, протекающую посередине города, и каменные мосты, перекинутые через нее. Если вы будет пересекать мост названием Понте Векио, то вы увидите ряд магазинчиков, торгующих ювелирными украшениями, окна которых смотрят в реку. Более 500 лет назад для молодого Леонардо да Винчи Флоренция выглядела точно также, как она выглядит для молодого честолюбивого художника нашего времени. Леонардо исполнилось 16 лет, когда он приехал в большой город, чтобы изучать искусство в мастерской известного художника.



Детство и юношество Леонардо да Винчи

В небольшом горном городке Винчи 15 апреля 1452 г. у молодого, двадцатипятилетнего нотариуса сэра Пьеро да Винчи родился сын, названный весьма распространенным в Тоскане именем Леонардо.

Мы не знаем, как и чему учился Леонардо в отцовском доме, где твердая семейная традиция поколений нотариусов смотрела из всех углов, куда не проникало модное в больших городах увлечение античностью, где жизнь шла по старинке. Вазари, один из первых биографов Леонардо, посвятивший ему несколько наиболее выразительных страниц своих знаменитых "Жизнеописаний", глухо говорит о математических занятиях юного Леонардо, в которых "он достиг таких успехов, что беспрерывными сомнениями и сложностями не раз ставил в тупик учителя, у которого он обучался". Это не удивительно - и учитель и наука в захолустном Винчи не могли быть сколько-нибудь серьезными. В лучшем случае Леонардо мог получить от местного священника или иного духовного лица лишь начатки школьной средневековой учебы-некоторые сведения по элементарной арифметике, азы латинского языка и начала богословия. Зато несомненно, что одинокое, свободное и привольное детство на холмах тонущего в буйной зелени Винчи, на полях и виноградниках окружавших его деревень и отдельных крестьянских дворов воспитывало в мальчике умение видеть и чувствовать природу, понимать пейзаж во всех его разнообразных оттенках,- умение, обыкновенно совершенно чуждое городским детям. Понимание природы и страстную любовь к ней, привязанность к животным, особенно к птицам и лошадям, Леонардо сохранит на всю жизнь.

В 1466 г. Леонардо, четырнадцатилетний мальчик, живо интересующийся всем, что попадает ему на глаза, уже кое-что знающий и страстно желающий узнать больше, переехал во Флоренцию и поселился в многолюдной и популярной мастерской знаменитого художника второй половины XV в.- Андреа Верроккио.

Из тихого провинциального отцовского дома, куда только изредка глухо доносились сведения о бурной жизни, кипящей во Флоренции, юный Леонардо сразу попал в самую гущу этой жизни, в один из ее наиболее живых и творческих очагов.

Первого июля 1472 г. двадцатилетний Леонардо да Винчи окончил учение у Верроккио и вступил в объединение художников, внеся установленный взнос и взнос на цеховой праздник св. Луки. Но, закончив учение у Верроккио, Леонардо не разошелся со своим учителем. Когда сэр Пьеро (опять овдовевший и женившийся в третий раз) предложил уже взрослому сыну устраиваться самостоятельно, Леонардо вернулся в мастерскую Верроккио. Здесь, в окружении своих старых товарищей, не порывая связи с учеными и техниками, а также с придворными Лоренцо Медичи и веселящейся молодежью, с которыми он встречался живя у отца, Леонардо выполнял свои первые самостоятельные живописные работы.

Вазари рассказывает, что еще в годы ученичества Верроккио поручил юному Леонардо написать в выполняемой самим мастером большой композиции "Крещение Христа" расположенную в углу картины фигуру ангела. "Ангел Леонардо вышел лучше, нежели фигуры Верроккио. Это явилось причиной того, что никогда больше Андреа не хотел прикасаться к живописи, считая обидным, что у мальчика больше мастерства, нежели у него". Последнее утверждение не соответствует действительности, но в остальном Вазари прав. Достаточно бросить взгляд на дошедшую до нас картину "Крещение Христа", чтобы убедиться в этом. На фоне сухих, неплохо написанных, но жестких фигур Христа, Иоанна Крестителя и первого ангела, принадлежащих, по-видимому, кисти Верроккио, резко выделяется самая левая фигура коленопреклоненного юного ангела - произведение Леонардо.

Первые шаги


В первых же своих живописных работах Леонардо пытался изобразить пейзаж родных мест, и притом изобразить не условно, а любовно передавая увиденное.

Действительно, первая датированная работа Леонардо (1473) свидетельствует об исключительном интересе, который он уделял пейзажу, о его глубоком и своеобразном понимании природы. Работа эта - рисунок пером, изображающий вид, очень близкий фону "Крещения Христа". Вьется широкая река. Ее берега с одной стороны скалисты, с другой - низменны. На переднем плане обрыв, поросший редким лесом. На одном из отдельных уступов скал-укрепленный замок. Все набросано бегло, но проникнуто выразительным и здоровым реализмом, которым отличается это раннее, еще незрелое произведение, возможно бывшее эскизом, сделанным с натуры и затем использованным в "Крещении". Юношеская незрелость не мешает увидеть в рисунке яркое творческое своеобразие двадцатилетнего художника, использующего уже здесь ту "змеящуюся", нежно извивающуюся линию, которая, обрисовывая все контуры, придает особую взволнованную выразительность самым обыденным предметам, изображенным художником, и так резко отличает даже ранние его рисунки от рисунков всех его современников.

Уже в юные годы Леонардо усвоил привычку свои записи вести зеркальным письмом, удивлявшим его современников и доставляющим немало хлопот многим поколениям исследователей, расшифровывающих рукописи художника. Привычку эту Леонардо сохранил на всю жизнь.

Технические зарисовки Леонардо в эти годы касаются различного рода военных (в первую очередь осадных) приспособлений, подъемных машин, применяемых как в военном, так и в строительном деле, и гидротехнических сооружений: водяных колес - основы энергетики того времени, водопроводов, фонтанов.

Леонардо выполнил в первые годы своей самостоятельной жизни ряд других работ, живописных и технических. Из живописных работ того времени до нас дошли две, несомненно принадлежащие кисти молодого мастера.

Это - хранящаяся в Эрмитаже небольшая картина, так называемые "Мадонна Бенуа", и незаконченная картина, изображающая св. Иеронима.

"Мадонна Бенуа"-произведение юношеское, хотя в ходе творческого развития молодого художника отнюдь не случайное. Весьма вероятно, что Леонардо, живший в 1476 г. у своего учителя Верроккио и не порвавший с его мастерской и в последующие годы, создал эту свою работу именно в ней и притом в содружестве с недавно поступившим Лоренцо да Креди, который был на семь лет моложе его. Об этом говорит бросающееся в глаза сходство "Мадонны Бенуа" с хранящейся в запасах Дрезденской галереи "Мадонной" да Креди; с другой же стороны, многочисленные зарисовки н наброски убедительно доказывают н авторство молодого Леонардо. Особенно близок к готовой картине рисунок, хранящийся и Лувре.

Примерно к тому же времени, что и "Мадонна Бенуа", относится создание незаконченной, к сожалению, картины, изображающей св. Иеронима. На фоне становящегося обычным для творчества Леонардо скалистого пейзажа расположена полуобнаженная фигура кающегося святого. Исключительная анатомическая точность изображения человеческого тела и яркая выразительность фигуры и лица Иеронима резко выделяют эту, еще юношескую работу Леонардо из ряда современных ей произведений даже первоклассных живописцев, посвященных той же теме.

Остается упомянуть только еще об одной картине, которая стилистически встает в один ряд с работами Леонардо раннего периода. Точно не известно, где она была написана, место ее написания — предмет оживленных научных споров в настоящее время, однако большинство исследователей сходится на том, что скорее всего она написана после отъезда Леонардо из Флоренции в 1482 году, вероятнее всего, после того, как он прибыл в Милан, или в следующем году. Картина эта - первое из произведений Леонардо, доживших в нетронутом виде до наших дней. Речь идет о луврской «Мадонне в скалах». Именно в ней Леонардо наконец достиг гармонии в примирении мира воображения и научного подхода к натуре. Это полотно — своего рода мистическое откровение. Окружающая Мадонну обстановка вовсе не земного происхождения — вода, открытая небу пещера, дающая кров Мадонне, ангелу, младенцам Христу и Иоанну. Все фигуры в высшей степени грациозны, жесты их непринужденны, детали пейзажа правдивы настолько, как если бы их изобразил самый искусный в живописи геолог и ботаник.

В Милане

Почему тридцатилетний Леонардо отправился в Милан, объясняют его ранние биографы. Они утверждают, что в 1482 году он поехал играть на лютне при дворе Лодовико Сфорца. Инструмент, который он взял с собой и рисунки которого сохранились, был сделан из конского черепа и оправлен серебром. Столь странная причуда была как раз в духе Леонардо: безобразное его привлекало; однако форма инструмента была выбрана не просто так: полость черепа давала хороший резонанс и усиливала звук. Среди других инструментов, сделанных по рисункам Леонардо, можно назвать колесный барабан, который, когда его толкали, отбивал ритм, автоматические молоток и колокольчик, издававший в определенные моменты чистый звук, и органную виолу с упругим смычком, используемую нищими так же, как в недавние еще времена использовалась шарманка. Его интерес к музыке, по всей видимости, не пошел дальше этого. В его бумагах сохранился лишь единственный фрагмент нотной записи, представляющий собой часть канона.

В письме Леонардо с предложением своих услуг миланскому властителю наибольший упор сделан на технику, в первую очередь военную и строительную. Эта сторона его талантов особенно привлекала внимание Лодовико Моро (сыну тогдашнего властителя), потому естественно, что винчианец поступил на службу не как художник и скульптор, а как инженер, один из нескольких "герцогских инженеров".

Первое поручение, данное Сфорца Леонардо, касалось конной статуи, так называемого «Коня». Над ней художник работал с перерывами шестнадцать лет. Интерес герцога к этому монументу — лучшее доказательство его забот об устойчивости собственного положения в Милане.

Именно на годы жизни в Милане приходятся первые пространные записи Леонардо да Винчи, вместе с живописью составляющие главное его наследие. Во Флоренции он сделал несколько сопутствуемых примечаниями набросков, а в Милане начал записывать обо всем, что его интересовало, в произвольном порядке, поставив тем будущих исследователей перед неразрешимыми загадками. Он вел свои записи до конца жизни, перемежая свои мысли чужими, так что в конце концов у него получилась некая свободно построенная энциклопедия с перепутанными страницами. Он надеялся привести все в систему, как гласит одна примечательная запись 1508 года: «Эга книга станет справочником. Она сложилась из множества страниц, которые я в нее вписал, надеясь впоследствии привести все в порядок... Верю, что, прежде чем закончу ее, я должен буду приводить ее в порядок множество раз, и поэтому, о Читатель, не проклинай меня за то, что интересующих меня предметов слишком много, а память не в состоянии удержать их все...»

Леонардо начал писать свой «Трактат о живописи» в Милане, как свидетельствуют, по просьбе Сфорца, который пожелал узнать, какое из двух искусств — скульптура или живопись — более благородно. Но Леонардо, как часто с ним случалось, не довел своего замысла до конца; он все еще продолжал исправлять свой «Трактат» даже перед смертью. Он постоянно прерывал работу над ним ради других занятий, и особенно ради изобретательства: сконструировал машину для производства напильников, затем прокатный стан, затем станок для выделки сукна, который вдвое увеличивал производительность труда.

В 1498 г. Леонардо написал "Тайную вечерю". Картина подготовлялась долго и далась не сразу. Несколько раз менялся замысел. Весь 1496 год ушел на поиски композиции.

На картине Леонардо изображен момент, когда Иисус Христос во время вечери с апостолами говорит им, что один из них его предаст. Слова учителя произвели огромное впечатление, и каждый из двенадцати реагировал на них соответственно своему характеру. Фигуры полны динамики, но динамика их сдержанная, какая-то внутренняя, не внешняя. Смотрящий картину чувствует ее с первого взгляда, но, когда он разберется в своем впечатлении, он с удивлением заметит, что художник добился такого эффекта средствами чрезвычайно скупыми. В сцене нет никакой суеты, никаких утрированных положений, нет ртов, раскрытых для крика, выпученных глаз, воздетых рук. Но движения очень много. Это впечатление достигается композицией картины.

В последние годы пребывания у Сфорца Леонардо отдавал значительную часть своего времени математике. Его ближайшим товарищем в то время, как говорят, был францисканец по имени Лука Пачоли, друг многих художников и преподаватель математики. За время их общения Пачоли написал учебник «De Divine Proportion» («О Божественной пропорции»), а Леонардо сделал для него иллюстрации. В основном они состояли из многогранников, которые, как считалось, имеют магическое значение. В математике Леонардо искал доказательств своих теорий. «Не определено, где человек может использовать математические науки или же те, что основываются на математических науках», — писал он. Он был очень осторожен в обобщениях, предпочитал привести с полдюжины доказательств какого-либо факта или положения, прежде чем сделать определенное заключение, и презирал запутанные дискуссии, которые часто поглощали внимание мыслителей Возрождения. «Тот, кто порицает высшую точность математики, кормится за счет путаницы, — писал он, — и никогда не отступится от уловок софистических наук, порождающих бесконечную болтовню».

Одновременно — Леонардо ведь всегда одновременно был занят несколькими задачами — он собирал латинские слова и материалы для латинской грамматики: хотел составить латинскую грамматику на итальянском языке и латинско-итальянский словарь. Ни того, ни другого не существовало. Он отказался от этой мысли, когда в 1499 году в Венеции появился «Donatus italice», т. е. именно то, что было конечной целью кропотливого собирания материалов Леонардо.

И, уже раз попав в филологическую полосу, Леонардо пошел и дальше: одно тянуло другое, как всегда. Он начал собирать материалы для составления толкового словаря итальянского языка; словаря такого еще не существовало, но он был настоятельно необходим: нужно было объяснять множество новых терминов, пущенных в оборот научными сочинениями, и вообще ввести некий порядок в очень обогатившуюся за последние полвека итальянскую языковую сокровищницу.

Леонардо правильно оценил огромную практическую ценность такого словаря. Именно его эпоха, свидетельница огромного подъема литературы на итальянском языке, все успешнее конкурировавшей с литературой на латинском, захватывавшей область и художественного творчества и научного исследования, больше всего нуждалась в таком словаре. Леонардо думал об этом, далеко опережая по обыкновению своих современников. И не только думал, но и начал работать. Однако до конца свою работу, тоже по обыкновению, он не довел.



Скитания

В середине декабря 1499 г. сорокасемилетний художник выехал из Милана, с которым связано было у него так много трудов и радостей, и направился в Мантую.

В начале марта 1500 г. Леонардо прибыл в Венецию. Вряд ли надеялся художник обосноваться здесь надолго. Пышная и богатая "жемчужина Адриатики", с ее республиканским правлением, находившимся в цепких руках немногих патрицианских семей, не могла дать ему то обеспеченное существование, к которому стремился усталый, начинавший стареть мастер. Поэтому художник вскоре покинул Венецию и после восемнадцатилетней отлучки возвратился в родную Флоренцию.

Вскоре по приезде во Флоренцию Леонардо берется за живописную работу, исключительно важную для художника, решившего в ней дать синтез своих живописных и научных исканий. Страстно любивший жизнь во всех ее проявлениях, он задумал написать портрет, который был бы не условным, схематическим изображением объекта, а передавал этот объект во всей его многогранной живой реальности. Объектом для картины он выбрал двадцатипятилетнюю жену одного из магнатов Флоренции Франческо Джокондо, знатную и богатую Монну Лизу.

Вазари так сообщает о работе Леонардо над этим портретом: "Взялся Леонардо выполнить для Франческо Джокондо портрет монны Лизы - жены его и, потрудившись над ним четыре года, оставил незавершенным... Это изображение всякому, кто хотел бы видеть, до какой степени искусство может подражать природе, дает возможность постичь Это наилегчайшим образом, ибо в нем воспроизведены все мельчайшие подробности, какие только может передать тонкость живописи. Поэтому глаза имеют тот блеск и ту влажность, какие обычно видны у живых людей, а вокруг них переданы все те красноватые отсветы и волоски, которые поддаются изображению лишь при величайшей тонкости мастерства. Ресницы, сделанные наподобие того, как действительно растут на теле волосы, где гуще, а где реже, и расположенные соответственно порам кожи, не могли бы быть изображены с большей естественностью. Нос со своими прелестными отверстиями, розоватыми и нежными, кажется живым. Рот, слегка приоткрытый, с краями, соединенными алостью губ, с телесностью своего вида, кажется не красками, а настоящей плотью. В углублении шеи при внимательном взгляде можно видеть биение пульса. И поистине можно сказать, что это произведение было написано так, что повергает в смятение и страх любого самонадеянного художника, кто бы он ни был. Между прочим Леонардо прибег к следующему приему: так как мадонна Лиза была очень красива, то во время писания портрета он держал людей, которые играли на лире и пели, и тут постоянно были шуты, поддерживавшие в ней веселость и удалявшие меланхолию, которую обычно сообщает живопись выполняемым портретам. У Леонардо же в этом его произведении улыбка дана столь приятной, что кажется будто бы созерцаешь скорее божественное, нежели человеческое существо, самый же портрет почитается произведением необычайным, ибо и сама жизнь не могла бы быть иною".

То, что он написал, далеко выходит за рамки простого портрета. Это обобщенный образ живого, умного, думающего и чувствующего человека, сохраняющий индивидуальные черты и в то же время подымающийся высоко над ними. Каждый оттенок цвета кожи, каждая складка одежды, теплый блеск глаз, жизнь артерий и вен, обычно непередаваемый отпечаток живого, конкретного существа-всем этим снабдил Леонардо свою картину. А улыбка изображенной, грустная, умная, несколько скептическая, как бы соединяет в целом могучем синтезе все те улыбки, которые играли на губах героинь всех его предшествующих картин.

Луврский портрет несколько пострадал от времени. Написанный, как обычно, красками собственного леонардовского изобретения, он сильно потускнел, потерял свежесть и яркость, но даже в таком виде производит Сейчас почти столь же потрясающее впечатление, как четыре с половиной века тому назад. В нем мы, несомненно, имеем одно из величайших творений реалистического искусства, когда-либо созданных рукой человека.

На фоне ставшего обычным для старого Леонардо, напоминающего окружение его детских дней и в то же время фантастического пейзажа, в котором невысокие скалы обрамляют извилины местами широко разлившейся реки, возвышается фигура женщины, видная по колени. Строго геометрический расчет этой расположенной точно по оси картины фигуры таков, что она воспринимается как необычайно компактное целое, производит впечатление особой монументальности и значительности. Темная одежда и зеленоватый свет, льющийся сзади от напоенного водой пейзажа, подчеркивают, моделируют, ласкают нежное, зрелое и ясное лицо и такие же, выписанные с особой любовью руки. Лицо с его загадочной полуулыбкой и руки написаны с такой выразительностью, так богаты тончайшими оттенками игры света и тени, что невольно приковывают к себе внимание. Поза женщины, ставшая привычной для последующих поколений благодаря бесчисленным повторениям, была для своего времени великим и смелым открытием. Ее спокойствие, свободное положение тела и липа, прямо смотрящего на зрителя, легко и непринужденно сложенные руки-все это создает впечатление ни с чем не сравнимой жизненной естественности. Но эта естественность не лишает, а, наоборот, помогает художнику выделить главное-лицо и руки, наделить их глубоким, хотя и не до конца понятным значением.

Облик женщины, самой по себе ничем особенным не примечательной, Леонардо глубиной своего научно-экспериментального анализа и силой своего психологического проникновения превращает в образ исключительной силы и значимости.

Особенно поражает и запоминается лицо, несколько пухловатое, моделированное нежнейшей игрой светотени, столь излюбленной Леонардо; оно со скептической усмешкой тонких губ, своими слегка прищуренными умными глазами как бы вглядывается в зрителя. И зритель чувствует себя тревожно, неловко под этим скептическим, насмешливым взглядом, который и отталкивает, пугая, и притягивает, заставляя еще и еще всматриваться в замечательный портрет. В этом итоге всей своей смелой и трудной работы Леонардо не только создал наиболее совершенное произведение, но и окончательно поднял искусство на новую ступень, открыв эру так называемого Высокого Возрождения, основные черты которого подготовляли уже его предшествовавшие творения.

Работа над портретом, начатая в марте 1503 г., продолжалась четыре года и все же не была закончена. Работа эта включала множество вспомогательных и подготовительных изысканий живописного характера, но она же натолкнула Леонардо и на возобновление анатомических работ, начатых им еще в Милане.

В течение четырех лет, прошедших в работе над портретом, Леонардо упорно и непрерывно занимался анатомией.

Анатомические методы Леонардо поистине блестящи и бесконечно более совершенны, чем методы, применяемые его современниками и ближайшими потомками. Он первый вполне правильно поставил и разрешил вопрос о биологической сущности деторождения, дав ряд изумительных зарисовок последовательных положений человеческого плода; он детально проанализировал и изобразил мускульную систему человеческого тела. Он первый правильно понял функционирование сердца и описал приблизительно верную систему кровообращения, во многом предвосхищая открытия Гарвея.

Так работа над портретом одной из красивейших женщин Флоренции совмещается у этого мастера с работой над анатомическими рисунками - изображениями органов человеческого тела. Работа художника и здесь тесно переплетается с работой ученого-Экспериментатора, создавая в своем синтезе произведения, поистине поражающие.

Конструкторские замыслы в области авиации не оставляли Леонардо и по возвращении во Флоренцию. К 1505 г. относится так называемый кодекс о полете птиц, содержащий указание, что Леонардо замышлял совершить первый свой полет с Монте Чечери (горы Лебедя) около Фьезоле. На внутренней обложке рукописи Леонардо написал: «Большая птица начнет первый полет со спины своего исполинского лебедя, наполняя вселенную изумлением, наполняя молвой о себе все писания, — вечной славой гнезду, где она родилась». На последней странице рукописи — другой, более лаконичньи вариант: «С горы, от большой птицы получившей имя начнет полет знаменитая птица, которая наполнит мир великой о себе молвой».

Мы переходим теперь ко второму миланскому периоду жизни Леонардо, охватывающему время с лета 1506 до осени 1513 г. В 1506 г. Милан находился в руках французов, и Леонардо прибыл туда по приглашению французского наместника Шарля д´Амбуаз. В бытность свою в Милане Леонардо несколько раз посещал Флоренцию, особенно по делам раздела наследства, оставшегося после смерти его отца. Но основным его местопребыванием был Милан. Он жил там как прославленный живописец. Около 1507 г. он закончил «Леду», в 1508—1512 гг. работал над «Святой Анной» и «Иоанном Крестителем».

В Риме, в глазах папы Леонардо в первую очередь и главным образом живописец. Ему должна быть поручена работа, входившая составной частью в ту грандиозную перестройку папского дворца - Ватикана, которую предпринял Лев X. Эта работа, заказ на которую был передан Леонардо, вероятно, сразу же после его переезда в Рим, не только не упрочила его положения в "вечном городе", но, наоборот, подорвала его. Леонардо был слишком стар, чтобы изменить твердо усвоенные методы работы. А папа, нетерпеливый и капризный, к тому же избалованный быстрой работой своего любимца-молодого Рафаэля, требовал, чтобы заказанные им картины были изготовлены скоро. Вазари сообщает в своей биографии следующее: "Рассказывают, что, получив однажды заказ от папы, он (Леонардо) принялся тотчас же растирать масла и травы для лака. По этому поводу папа Лев сказал: "Увы, никогда ничего не сделает тот, кто начинает думать о конце работы, еще не начав ее". Как бы то ни было, но отношения между папой и Леонардо скоро стали холодными

Леонардо продолжает упорно интересоваться гидротехникой. Среди его записей встречается, например, такая, сопровождаемая рисунком: «Канал св. Христофора в Милане, завершен мая 3 дня 1509 года». Леонардо принадлежит проект канала, соединяющего Лаго ди Лекко с Миланом через трудно проходимые скалы. Наряду с большими судоходными он писал о необходимости устроить небольшие ирригационные каналы.

Опять для Леонардо наступила пора относительного спокойствия и благополучия. Он усиленно работал над своими научными записями и одновременно получил некоторые технические поручения. Он составил проект полного переоборудования папского монетного двора, ратуя за расширение механизации основных производственных процессов. Он был инициатором грандиозных работ по осушению Понтийских болот в окрестностях Рима и консультировал эти работы, которыми руководил другой инженер. Но по своему характеру научные и технические занятия мастера уже не те, что раньше: все больше и больше на первый план выходят бесплодные геометрические упражнения, пропадает прежний напор, смелость, активность. Седьмой десяток дает себя знать.

23 декабря 1512 г. Максимилиан Сфорца, сын Лодовико Моро, с 20 000 швейцарцев взял Милан, изгнав французов. По выражению одного из современников, наступила пора «смут, мести и всеобщего разорения». Леонардо покинул Милан и отправился в Рим со своими учениками. Его собственноручная запись гласит: «Я уехал из Милана в Рим 24 сентября 1513 г. с Джован Франческо де´Мельци, Салаи, Лоренцо и Фанфоя».

К этим последним годам жизни относится, видимо, туринский автопортрет Леонардо. А к этому автопортрету, видимо, относится и описание Ломаццо: «Голова его была покрыта длинными волосами, брови были такие густые и борода такая длинная, что он казался подлинным оли-цетворением благородной учености, каковой уже раньше были друид Гермес и древний Прометей».

В 1516 г. по приглашению французского короля Франциска I Леонардо покинул Италию и переселился во Францию

К последним годам жизни Леонардо относится большой проект соединения Луары и Соны; канал должен был начинаться около Тура или около Блуа, проходить через Роморантен (с погрузочной пристанью в Вилльфранш), пересекать за Буржем реку Аллье, направляясь дальше через Дулен до Дигуена и на другом берегу Луары, миновав горы Шаролэ, соединиться с Соною около Макона. Такой канал обеспечил бы прямое сообщение через Сону между Туренью и Лионнэ, центром торговых сношений Франции и Италии, иными словами, приблизил бы Италию к центру Франции.

Район Роморонтена Леонардо, видимо, изучал особенно внимательно. На одном из листов с проектом канала помечено: «В канун святого Антония я вернулся из Роморонтена в Амбуаз, а король выехал из Роморонтена двумя днями раньше». Леонардо проектировал поднять уровень реки на такую высоту, чтобы при падении своем она приводила бы в действие много мельниц. Силами жителей нужно было отвести к Роморонтену реку Вилльфранш. Деревянные дома в разобранном виде требовалось перевезти на барках туда же. В результате отвода реки Вилльфранш, писал Леонардо, местность станет «плодоносной, способной прокормить ее жителей», а канал окажется «выгодным для торговли».

23 апреля 1518 г. Леонардо, «принимая во внимание уверенность в смерти и неуверенность в часе оной», considerando la certezza dela morte e 1´incertezza del hora di quella, подписал завещание, согласно которому оставлял все рукописи и книги своему ученику, Франческо да Мельци.

Тем не менее и после этой даты Леонардо продолжал трудиться. Страница с геометрическими определениями и расчетами в «Атлантическом кодексе» датирована: «Июня 24-го Иоаннов день 1518, в Амбуазе, во дворце Сен-Клу» Леонардо умер 2 мая следующего, 1519 года.

Нельзя не вспомнить записи Леонардо, характеризующее его неуемную творческую энергию. «Скорее лишиться движения, чем устать», «скорее смерть, чем усталость», «все труды неспособны утомить меня...». Возможно, стараясь подыскать все новые обороты для выражения одной и той же мысли, Леонардо имел в виду найти наиболее выразительный лозунг для карнавала и приписать эти слова Лоренцо Медичи или Лодовико Моро. Но по существу не их, а себя характеризовал Леонардо.

Вдали от родины, почти забытый ею, окончил свою жизнь гениальный творец. И после его смерти ученик и воспитанник его Франческо Мельци мог бы, подведя черту под последней записью, выведенной цепенеющей больной рукой учителя, приписать в качестве заключения фразу, некогда написанную им по поводу падения Лодовико Моро: "И ни одно из его начинаний не оказалось законченным".

Только женский портрет, сиротливо смотрящий с мольберта в ставшей вдруг такой пустой мастерской замка Клу, все более разрушающаяся "Тайная вечеря" в заброшенной трапезной миланского монастыря, ворох исписанных тетрадей да несколько небольших картин оставил потомкам мастер, по заслугам названный Энгельсом титаном "по силе мысли, страстности и характеру, по многосторонности и учености".

Гигантское научное и техническое наследие Леонардо лежало неопубликованным, в значительной своей части неотделанным и почти полностью неизвестным.



Тяжело и неудачно сложилась жизнь одного из величайших творцов, которых знает человечество. Исключительно одаренный от природы, наделенный поистине титанической силой, энергией и смелостью, Леонардо да Винчи в области искусства, техники и науки решительно взялся за создание новой идеологической системы. Его промежуточная социальная позиция, близость к буржуазной верхушке, полноправным членом которой он, однако, не являлся, и в то же время тесная и органическая связь с ремесленниками, с народными массами открыла перед Леонардо широкие горизонты, сделала его особенно разносторонним, особенно чутким к запросам момента и дала ему в руки средства для удовлетворения этих запросов. Но это же промежуточное социальное положение сделало мастера тем вечно неудовлетворенным, вечно ищущим, вечно несчастным скитальцем, жизнь которого столь грустно кончилась вдали от родины, в уединенном замке Клу.

Используемая литература





  1. Гуковский М. А. Механика Леонардо да Винчи. -М.: Аспект-пресс, 1999

  2. Дживелегов А. К. Леонардо да Винчи Изд. 3-е -М.: Искусство, 1974

  3. Зубов В.П. Леонардо да Винчи. -М.: Книжная находка, 2000

  4. Гуковский М.А. Леонардо да Винчи. -М.: Дрофа, 1999

  • Вступление
  • Детство и юношество Леонардо да Винчи
  • Первые шаги
  • В Милане
  • Скитания
  • Используемая литература