Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женские образы в повестях И. С. Тургенева о любви Содержание Вступление. Чем близок нам Тургенев. 11. Основная часть. «Тургеневские девушки»




Скачать 339.13 Kb.
Дата22.04.2017
Размер339.13 Kb.


Женские образы

в повестях И.С.Тургенева о любви

Содержание
1. Вступление. Чем близок нам Тургенев.

11. Основная часть.


1. «Тургеневские девушки» и «тургеневская любовь» в повестях о любви.
2. И.С.Тургенев – «тайный психолог».
3. Женщины в жизни писателя.

4. Великолепные женские характеры в повестях «Ася», «Первая любовь», «Вешние воды». Художественное мастерство Тургенева.

111 Заключение. Выводы.

Она ему – образ мгновенный,

Чарующий ликом своим…

А.Фет


У счастья нет завтрашнего дня…

У него есть настоящее – и то не день - а мгновенье.

И.С.Тургенев

Литературное наследие И.С.Тургенева велико и разнообразно. Из-под пера его вышли драматические произведения, поэмы, романы и многочисленные повести, стихотворения. Во всех этих произведениях Тургенев, чутко воспринимавший действительность, заставлял размышлять над многими вопросами, подчас только появившимися в обществе. Живое отношение к лучшим стремлениям современности наряду с глубокой поэтичностью – отличительные черты Тургенева-художника.

В одном из писем к Полине Виардо Тургенев говорит об особом волнении, которое вызывает у него хрупкая зеленая веточка на фоне голубого далекого неба. Тургенева беспокоит контраст между тоненькой веточкой, в которой трепетно бьется живая жизнь, и холодной бесконечностью равнодушного к ней неба. «Я не выношу неба, - говорит он, - но жизнь, действительность, ее капризы, ее случайности, ее привычки, ее мимолетную красоту… все это я обожаю». [15]

В чем же тайна поэтического мироощущения Тургенева?

Не в страстной ли влюбленности в эту земную жизнь с ее дерзкой, мимолетной красотой? Он «прикован к земле». Всему, что можно увидеть в небесах, писатель предпочитает созерцание всего земного: блестящие капли воды, сидящая на ветке птаха, милые детские и женские лица…

Верит ли Тургенев в чудо? В отличие от Достоевского и Толстого, он не дает ответа на этот вечный, тревожный вопрос. Он лишь приоткрывает тайну, склонив колени перед обнимающей мир красотой: «О как тиха и ласкова была ночь, какою голубиною кротостию дышал лазурный воздух, как всякое страдание, всякое горе должно было замолкнуть и заснуть под этим ясным небом, под этими святыми, невинными лучами!». [14]

Тургенев не формулирует крылатую мысль Достоевского: «красота спасет мир». Но разве все его произведения не утверждают веру в преобразующую мир силу красоты, в творчески-созидательную силу искусства? И разве они не рождают надежду на ее неуклонное освобождение от власти слепого материального процесса, великую надежду человечества на превращение смертного в бессмертное, временного в вечное?


Именно к ней, к обещающей спасение миру красоте, простирает Тургенев свои руки. С Тургеневым не только в литературу, в жизнь вошел поэтический образ спутницы русского героя, «тургеневской девушки» Тип тургеневской девушки заметно отличается от типа тургеневского героя некоторыми существенными признаками своей натуры, духовного строя, отношения к жизни. Н. Страхов замечает, что у Тургенева «фигуры девушек нужно признать лучшею стороною его писаний».

Внимание тургеневских девушек сосредоточено обычно на одном вопросе - самоутверждение женской личности. Неприятие существующего жизненного уклада выражается у них в эмоциональной форме: так жить больше нельзя. Для тургеневской девушки пути назад нет. Впереди у нее, по ее предположениям, все или ничего.

И.С.Тургенев стремился показать в своих произведениях разные образы, разные характеры русских женщин своего времени. И хотя у каждой из них своя

жизнь, свои переживания, их объединяет любовь и желание быть счастливыми.

Создавая произведения, Тургенев, как и всякий другой автор, материализует свои переживания, раскрывает ту или иную авторскую идею…

Писатель избирает цветущий период в женской судьбе, когда в ожидании избранника встрепенется девичья душа, проснутся к временному торжеству все дремлющие ее возможности. В эти мгновения одухотворенное женское существо прекрасно тем, что оно превосходит само себя. Излучается такой переизбыток жизненных сил, какой не получит отклика и земного воплощения, но останется заманчивым обещанием чего-то бесконечно более высокого и совершенного, залогом вечности. «Человек на земле – существо переходное, находящееся в процессе общегенетического роста», - утверждает Достоевский. [14] Тургенев молчит… Но напряженным вниманием к необыкновенным взлетам человеческой души он подтверждает истину этой мысли.

Вместе с образом «тургеневской девушки» входит в произведения писателя образ «тургеневской любви». Как правило, это первая любовь, одухотворенная и чистая. Любящий человек прекрасен, духовно окрылен, но чем выше он взлетает на крыльях любви, тем ближе трагическая развязка и – падение…

Это чувство трагично потому, что идеальная мечта, которая окрыляет душу влюбленного человека, не осуществима вполне в пределах земного, природного круга. Тургеневу более чем кому-либо из русских писателей был открыт идеальный смысл любви. Любовь у Тургенева – яркое подтверждение богатых и еще не реализованных возможностей человека на пути духовного совершенствования. Свет любви для него никогда не ограничивался желанием физического обладания. Он был для него путеводной звездой к торжеству красоты и бессмертия. Поэтому Тургенев так чутко присматривался к духовной сущности первой любви, чистой, огненно-целомудренной. Той любви, которая обещает человеку в своих прекрасных мгновениях торжество над смертью. Того чувства, где временное сливается с вечным в высшем синтезе, невозможном в супружеской жизни и семейной любви,


Здесь секрет облагораживающего влияния тургеневской любви на человеческие сердца.

Имя Тургенева давно и тесно связано с поэтическим и возвышенным чувством любви. Любовь… Это, наверное, самое загадочное из всех человеческих чувств. А Тургенев, как, пожалуй, один из немногих писателей, с поэтическим трепетом говорит о рождении вечно юного чувства – любви.

Как справиться с сердечной болезнью, как одолеть печаль? Безответная любовь - это что такое? Как первой сказать «люблю» человеку, в котором ты не совсем уверена? Как перенести страдания отвергнутой любви и оскорбленного чувства? И вообще, как совершается это таинство любви, как происходит чудо: мир волшебно меняется для того, кто полюбит! Краски становятся ярче, звуки отчетливее! Полюбив, человек тоньше чувствует, острее видит, сердце его открывается для красоты и добра.

Вопросы и вопросы… Прямых ответов на них мы не найдем у Тургенева, но все тургеневские героини и герои проходят «испытание любовью», своего рода проверку на жизнеспособность. А при слове «тургеневские девушки» сразу возникает ряд особенных ассоциаций, если не сказать – видений…

И там вдали, где роща так туманна,

Где луг едва трепещет над тропой,-

Елена, Лиза, Маша, Марианна

И Ася, и несчастная Сусанна-

Собралися воздушною толпой.

Знакомые причудливые тени,

Создания любви и красоты,

И действенной, и женственной мечты, -

Их вызвал к жизни чистый, нежный гений,

Он дал им форму, краски и черты.
«Тургеневские девушки» - героини, у которых ум, богато одаренные натуры не испорчены светом, они сохранили чистоту чувств, простоту и сердечную искренность; это пленительные непосредственные натуры без какой-либо фальши, лицемерия, сильные духом и способные к трудным совершениям». [11]

У Тургенева все – о движениях сердца, о юношеских устремлениях, словом – о кипении жизни, «юной и свежей». Три повести («Ася», «Первая любовь», «Вешние воды»), написанные в разное время и вместе с тем ближе к концу, вернее, ближе к бессмертию - стоят особняком, кружатся в одном хороводе. Они – о первой любви.

Все эти произведения объединены одной темой, близкой и дорогой автору, прославлением юности. Юность в представлении Тургенева – «лазурное царство» мечты и счастья, пора надежд и вдохновения… Каждый раз, когда Тургенев говорит о юности, голос его становится взволнованно-задушевным. В нем слышится ласковая нежность по отношению к тем, кто выходит в жизнь. Тургенев как будто бы хочет, чтобы читатель, особенно если он юн, внимательно перелистал страницы его произведений, задумался над судьбами героев, над их первой чистой любовью.

О том, какое впечатление производило чтение тургеневской прозы, взволнованно писал великий сатирик М.Е.Салтыков-Щедрин: «Да и что можно сказать о всех вообще произведениях Тургенева? То ли, что после прочтения их легко дышится, легко верится, тепло чувствуется? Что ощущаешь явственно, как нравственный уровень в тебе поднимется, что мысленно благословляешь и любишь автора». [14]

Содержание повестей Тургенева очень несложно. Говоря словами писателя: «…они просты, как самые основы жизни». Свое внимание Тургенев по преимуществу сосредоточивает на внутренней жизни героев, наблюдает за их мыслями и чувствами, за их поведением. Повести Тургенева глубоко психологичны.

В большинстве случаев автор ведет повествование от первого лица, от имени рассказчика, ставит его лицом к лицу с читателями. Часто повести начинаются случайной встречей, которая становится далее значительным событием в жизни героев. Действие развивается быстро, без излишних подробностей и завершается лирической концовкой – печальным вздохом о навек утраченном счастье.

Повести Тургенева, о которых пойдет речь и дальше, были написаны в тяжелую пору крепостного права и вскоре после его падения. Чутко относясь к веяниям эпохи, Тургенев хорошо понимал, что тогдашнюю молодежь более всего волновал вопрос о том, как жить, к чему стремиться. Но если современник писателя, Чернышевский, отчетливо видел, «что делать», то Тургеневу будущее России не представлялось достаточно ясным. Свою эпоху писатель воспринимал как «переходное время», исполненное постоянной тревогой, стремлением к лучшему. Новые веяния, еще не определенные и смутные, но неодолимые, Тургенев выразил преимущественно в образах русских девушек. В них, прежде всего, привлекают писателя те свойства, которые он считает неотъемлемыми чертами русского национального характера: «…прямодушная правда, простота и откровенность», «честность ощущений».

Как и тургеневская природа, трагически равнодушная и одновременно обольстительно прекрасная, его любовь имеет свою оборотную сторону. Радость и восторг первой любви смягчает ее жесткий трагизм. В трех повестях «Ася», «Первая любовь», «Вешние воды» автор рассматривает чувство любви как неизбежное подчинение и добровольную зависимость, рок, господствующий над человеком. Тургенев развивает философию любви как силы, подчиняющей себе человека, превращающей его в раба.


С начала Х1Х века тенденция к все более глубокому проникновению во внутренний мир человека средствами литературы и других видов искусства стала ведущей.

Даже громадное дарование не могло бы спасти писателя от быстрого забвения, если бы в его творчестве не было бы открытий в сфере внутренней жизни человека.

Тургенев занимает по праву видное место среди признанных художников-психологов. По мнению Чернышевского Тургенев – подлинный сердцевед, способный проникать в тайные уголки человеческой психики и воспроизводить тонкие, едва уловимые оттенки чувств. [7]

Основной принцип своего психологического метода Тургенев формулировал следующим образом: «Психолог должен исчезнуть в художнике, как исчезает от глаз скелет под живым и теплым телом, которому он служит прочной, но невидимой опорой». Да, конечно же, Тургенев психолог, но тайный. Об этом в своих воспоминаниях говорит П.В.Анненков. [8] Но и сам Тургенев был уверен в этом. Писатель понимал человеческую психику и был способен глубоко проникать во внутренний мир своих героев. Он пытался снять покров с души героя и показать всю глубину чувств, на которые способен человек. Художественно реализовывал эти чувства во внешних проявлениях - в позе, жесте, мимике, поступке и т.п.

Среди литературоведов бытует и другая точка зрения на творческий процесс Тургенева. Заключается она в том, что он отнюдь не психолог, а исследователь лишь внешних сторон жизни своих героев.

Мне лично близка мысль именно о психологизме тургеневских героев.

В своей работе «Художественный мир Тургенева» в главе «Психологизм» С.Е.Шаталов утверждает, что сравнивать психологизм Тургенева с психологическими методами Достоевского и Толстого не стоит. Но говорить о своеобразии Тургенева как психолога все-таки необходимо. [16]

Тургенева, несомненно, следует отнести к числу писателей, для которых психическая жизнь человека – главный объект наблюдений и изучения. Его творчество целиком входит в русло психологического реализма. Для него главное – не изображение картин в духе нормативного представления о жизни, не перипетии сюжета и раскрытие характера лишь в поступках, не подробности быта и обстановки, хотя все это не ускользает от писателя.

Для Тургенева главной целью было изображение именно внутренней жизни человека. Как и у Лермонтова в «Герое нашего времени», у Достоевского, Гончарова, у Тургенева в большинстве произведений внимание сосредоточивается на истории души, на глубоком исследовании самого процесса формирования внутреннего мира героев.

Психологизм Тургенева не оставался одинаковым в разные периоды творчества. С общим развитием художественного мастерства писателя накапливался жизненный опыт, повышалась зоркость наблюдения, углублялось понимание общественных отношений.

Тургенев стремился к отбору таких деталей портрета, поведения героев, обстановки, которые как бы опредмечивают в себе определенные движения души. В рассказе «Мой сосед Радилов» вначале излагается общее впечатление повествователя о внешнем виде Ольги – золовки Радилова: «Она говорила очень мало, как вообще все уездные девицы, но в ней, по крайней мере, я не замечал желанья сказать что-нибудь хорошее…; она не вздыхала, словно от избытка неизъяснимых ощущений, не закатывала глаза под лоб, не улыбалась мечтательно и неопределенно… Ее походка, ее движения были решительны и свободны». [3] Когда Радилов рассказывает о покойной жене, Ольга особенно откликается на это: «Ввек мне не забыть выражения ее лица…Ольга быстро встала и вышла в сад». В финале повествователь догадывается, почему у Ольги было такое лицо… Она ревновала. Вот он – тургеневский психологизм!

В прозе Тургенева повести с рассказчиком преобладают над остальными произведениями. Рассказчики сосредотачивают внимание на смене чувств и мыслей, раскрывают отдельные свои состояния, проявляют особые отношения к тем событиям, которые вошли в их жизнь и вызвали ее изменение.

Писатель особенно плодотворно работает над психологическим анализом в большинстве своих повестей 50-х, 60-х и 70-х годов. К их числу относятся «Ася», «Первая любовь», «Сон», «Странная история» и др.

Психологизм Тургенева уже в первом его произведении с авторским повествованием оказался продолжением психологизма Лермонтова. Писатель в своей повести «Вешние воды» отчетливо формулирует творческий принцип: «Не беремся описывать чувства, испытанные Саниным при чтении этого письма. Подобным чувствам нет удовлетворительного выражения: они глубже и сильнее – и неопределеннее всякого слова, Музыка одна могла бы их передать». [5] Оставляя читателю возможность додумать недоговоренное писателем, Тургенев видел в этом выражение объективности художника.

Как умный, проницательный человек, Тургенев отчетливо понимает состояние своих героев, улавливает связь между обстоятельствами внутреннего и внешнего порядка. Своеобразие и сила тургеневского анализа, его неповторимость и очарование заключается в том, что Тургенева более всего привлекали те зыбкие настроения и впечатления, которые, сливаясь, должны вызвать у человека ощущение полноты, насыщенности, радости непосредственного чувства бытия, наслаждения от ощущения своей слиянности с окружающим миром.

Эта направленность тургеневского психологизма обнаруживается и прослеживается на протяжении всего творческого пути писателя. Он создал целую систему изобразительно-выразительных средств, позволявшую ему возбудить у читателя подобие тех состояний, какие испытывают его герои. Автору помогают изучать психологическое состояние героев их воспоминания, дневниковые записи, письма, портретные зарисовки, диалоги, монологи. Огромную роль в передаче состояния того или оного персонажа играет пейзаж. Например, когда Елена идет на свидание с Инсаровым, следует пейзажное «предуведомление» ожидающего ее разочарования: «… Она хотела еще раз увидеться с Инсаровым. Она шла, не замечая, что солнце давно скрылось, заслоненное тяжелыми черными тучами, что ветер порывисто шумел в деревьях и клубил ее платье, что пыль внезапно поднималась и неслась столбом по дороге…. Сверкнула молния, гром ударил. …Дождь хлынул ручьями, небо кругом обложилось». [2]

Чрезвычайно своеобразным является психологизм Тургенева в «Стихотворениях в прозе». Это объясняется в первую очередь особенностью авторского замысла и необычным способом преломления жизненного материала - не в формах, подобных самой действительности, а в аллегорическом, символическом опосредовании впечатлений бытия.

Работая над стихотворениями в прозе писатель заставляет задуматься над смыслом бытия, поразмыслить о назначении человека, соотношении человека и природы, жизни и смерти. Природа бессмертна, но безразлична к человеку, и свою смертность он преодолевает не в слиянии с ней, а среди подобных ему, в общей жизни человечества - таков окончательный вывод Тургенева в цикле «Стихотворения в прозе».

Тургеневский психологизм оригинален и плодотворен. Он получает развитие в художественном мире Чехова, Бунина, Куприна и др. художников слова.
Только человек, сам на себе испытавший все прелести и горести любви, мог так глубоко проникнуть в сердца своих героев. Мог вместе с ними плакать и смеяться, страдать и радоваться.

В жизни писателя было много встреч с прекрасными женщинами, принадлежащими к разным сословиям. Ему было не важно это. В каждой из них он видел то женское начало, которое влекло его, уводило в мир фантазий и мечты, а иногда в мир страданий, надежд или разочарований.

Иван Сергеевич увлекся простой девушкой, работавшей в Спасском белошвейкой по вольному найму, Была она из московских мещанок, и звали ее Авдотьей Ермолаевной. Миловидная, скромная девушка с первого взгляда полюбилась Тургеневу.

Когда читаешь в «Дворянском гнезде» о любви Ивана Петровича к дворовой девушке, то невольно вспоминается история любви Тургенева к Авдотье.

Как только слухи о любви Ивана Сергеевича к этой девушке дошли до матери писателя, она разгневалась и распорядилась удалить из Спасского Авдотью Ермолаевну. Ей пришлось уехать в Москву; там она сняла комнату на Пречистенке и стала работать швеей на дому. Уезжая, она была уже беременна, и весной 1842 года у нее родилась дочь Пелагея, которую вскоре отобрали у матери и отправили в Спасское. Дочь Тургенева стала прототипом героини повести «Ася». Но об этом чуть позже…

В 1840-е годы, после приезда в Москву Тургенев навестил Бакуниных. С этого посещения началось увлечение Татьяны Бакуниной Тургеневым. Младшие братья Татьяны, Алексей и Александр, уже успевшие познакомиться с Тургеневым в один голос твердили: «Чудный, живой, одухотворяющий человек! Как он рассказывает! Будто сам вместе с ним все видишь и переживаешь!..».

Татьяне Александровне шел двадцать седьмой год. Она была образованна, начитанна, музыкальна, свободно владела несколькими языками. Старший брат привил ей интерес к философии, к искусству, к поэзии.

Белинский, приезжавший в Премухино в те годы, когда там еще жил Михаил Бакунин, восторгался его сестрами. Он был безответно влюблен тогда в младшую сестру, Александру. Сестры казались ему необыкновенно возвышенными девушками. Он проявлял участие и живой интерес к судьбе каждой из них. «Что за чудное, за прекрасное создание Татьяна Александровна! Эти глаза, темно-голубые и глубокие как море; этот взгляд внезапный, молниеносный, долгий как вечность, по выражению Гоголя; это лицо кроткое, на котором еще как будто не изгладились следы жарких молений к небу - нет, обо всем этом не должно говорить, не должно сметь говорить».

Но со временем в сестрах увидели и другое – односторонность духовного развития, им не хватало непосредственности, простоты, естественности. Они воспитывались на романтической литературе. Любимыми их авторами были Новалис, Жан Поль Рихтер. Отсюда сентиментальность, отрешенность от действительности, характерные для дворянского поколения сороковых годов.

Отбросив условности, Бакунина первая объяснилась Тургеневу в любви: «…расскажите кому хотите, - писала она, - что я люблю Вас, что я унизилась до того, что сама принесла к ногам Вашим мою непрошеную, мою ненужную любовь. И пусть забросают меня каменьями…». [9]

Она видела в Тургеневе образец совершенства, предрекала ему великую будущность как поэту и смиренно просила только об одном - помнить об ее преданной и неизменной любви.

Это необычное и страстное изъявление чувства смутило и даже озадачило Тургенева.

«Я никогда ни одной женщины не любил более Вас, писал он ей, - хотя не люблю Вас полной и прочной любовью». [9]

И сама Татьяна Александровна впоследствии говорила брату Алексею, что у Тургенева не было истинной любви к ней, что «все это было не более, как фантазия разгоряченного воображения».

Роман с Бакуниной оставил заметный след в поэтическом творчестве молодого Тургенева. Переживаниям, связанным с этим увлечением, посвящен целый ряд его лирических стихотворений начала сороковых годов («Долгие белые тучи плывут», «Нева», «Когда с тобой расстался я…» и др.). Отдельные строфы стихотворений Тургенева, посвященных Бакуниной, можно сопоставить с отрывками из его писем к ней. Эти стихотворения стали как бы лирическим дневником его.
Позабудь все тяжкое, все злое,

Позабудь, что расставались мы,

Верь: смущен и тронут я глубоко,

И к тебе стремится вся душа…
«Ваши письма, Тургенев, не оставят меня, - писала Татьяна Бакунина, - покуда будет жизнь во мне. Вам самим я не отдала бы их, если бы Вы даже стали требовать - мое страдание, моя любовь дали мне право, которого никто на свете не отнимет у меня, Ваши два последние письма – с тех пор, как я получила их – лежат на груди у меня - и мне одна радость чувствовать их, прижимать их крепко, долго…». [9]

Роман Тургенева с Татьяной Бакуниной длился недолго…

1843-й год остался навсегда памятным Тургеневу не только на его литературном пути, он оставил неизгладимый след и в его личной жизни.

Осенью в Петербург приехала итальянская опера, в которой выступала даровитая двадцатидвухлетняя певица Полина Виардо-Гарсиа. Несмотря на молодость, она уже завоевала огромный успех. Поэты посвящали ей стихи…

Современники так рисовали ее портрет: «Полина Гарсиа отличается благородной, несколько строгой физиономией, но со всем тем исполненной выражения и приятности: в поступи ее есть какое-то пленительное сочетание величия и непринужденности. У нее гибкий стан, блестящие черные, как смоль, локоны, цвет лица пылкой испанки, все движения ее грациозны, верны и естественны». [14]

Услышав впервые Полину Гарсиа, Тургенев был покорен ее талантом и с этого дня не пропускал ни одного спектакля…

День их знакомства писатель считал лучшим днем в своей жизни.

«Я ничего не видел на свете лучше Вас… Встретить Вас на своем пути было величайшим счастьем моей жизни, моя преданность и благородность не имеют границ и умрут только вместе со мною». [15]

С юношеских лет до последних дней жизни Тургенев остался верен этому чувству, многое принеся ему в жертву…

Глубокую привязанность Тургенева к Полине Виардо нельзя назвать обыкновенной влюбленностью. Даже в зрелые годы с юношеским волнением любовался писатель игрою замечательной певицы. Семье Полины Виардо Иван Сергеевич доверил воспитание его незаконнорожденной дочери Поли.

Судьба поставила Тургенева в исключительно счастливое положение – пожалуй, ни у одного из русских писателей той эпохи не было на жизненном пути такого необыкновенного богатства встреч, знакомств, дружеских и интимных.

Именно эти встречи и знакомства стали источником вдохновения писателя, тем богатым жизненным материалом, который лег в основу многих произведений И.С.Тургенева.

Итак, обратимся к произведениям И.С.Тургенева. В повестях писателя – много великолепно отделанных женских характеров. Хочется остановиться на некоторых из них…

Вот Ася... Мы узнаем о «складе ее смугловатого, круглого лица, с небольшим тонким носом, почти детскими щечками и черными, светлыми глазами». Но за всеми этими внешними чертами стоит нечто «свое, особенное» - в ее поведении, в ее отношении к людям. Главному герою, господину Н.Н., да и нам, читателям, она кажется существом «непонятным, полузагадочным». Оказывается, она – дочь дворянина и крепостной крестьянки. Первоначально она воспитывалась в крестьянской избе, а затем после смерти матери попала в господский дом, где ей была предоставлена полная свобода. С детства Ася осознавала ложность своего положения, которое усилилось в пансионе, в чуждой среде. «Самолюбие развилось в ней сильно, недоверчивость тоже; дурные привычки укоренялись, простота исчезла». Однако, несмотря на сложные обстоятельства жизни, Ася стала девушкой чуткой, постоянно размышляющей. И именно эта половинчатость положения рождает ее внутреннее беспокойство. Это один из психологических авторских приемов - переход от внешнего (наружность, движение, жесты) к изображению внутреннего мира своего героя.

Создавая повесть «Ася», Тургенев не имел в виду затрагивать никаких общественных вопросов. Ему казалось даже, что лирическая повесть о неудачной любви мало отвечает потребностям времени.

По своему содержанию повесть «Ася», на первый взгляд, действительно выходила за рамки обличительной литературы. Недалекая либеральная критика радовалась тому, что в повести, как и в романе «Дворянское гнездо», Тургенев будто отошел от обличений и предался чистой поэзии. Что касается «Аси», то Чернышевский в своей статье «Русский человек на rendes vous» прекрасно показал живую связь повести с современностью. В истории несчастливой любви отразились такие явления русской жизни, какие заслуживали не меньшей критики и обличения, чем «мертвые души» всех видов и рангов. Анализируя содержание повести Тургенева, Чернышевский писал, что «все лица повести - люди из лучших между нами, очень образованные, чрезвычайно гуманные, проникнутые благороднейшим образом мыслей. Повесть имеет направление чисто поэтическое и идеальное, не касающееся ни одной из так называемых черных сторон жизни».

В самой Асе кипят жизнь и молодость, в ней много сил и чувства, непосредственности и искренности в восприятии жизни, отсутствие всякой искусственности и жеманства, воспитывавшихся в большинстве дворянских семей. Это само по себе было психологическим выражением нового духа времени. Ася ищет деятельности, она ощущает неясное ей желание «пойти куда-нибудь, на молитву, на трудный подвиг… А то дни уходят, жизнь уйдет, я что мы сделали?» - говорит она, подобно Елене из «Накануне». «Асе нужен герой, необыкновенный человек» - говорит о ней Гагин. Но предмет ее юной любви – человек бесхарактерный и рано одряхлевший нравственно. «Он не привык понимать ничего великого и живого, потому что слишком мелка и бездушна была его жизнь, мелки и бездушны были все отношения и дела, к которым он привык». [1]

Несостоятельность героя повести, характерное для него противоречие между словом и делом, нравственным идеалом и полным отсутствием воли и характера, ярко проявившиеся в отношении к Асе, в драме ее любви, снова воссоздают образ дворянского героя предшествующих тургеневских произведений.

Действие повести происходит за границей, в Германии, но как слышны в ней национальные, народные мотивы. Это раскрывается Асиным характером, это заложено в ее плебейском происхождении. Асина предыстория объясняет духовную связь характера героини с этическими основами народной жизни: мать девушки, крепостная горничная, - человек с обостренным чувством собственного достоинства, живущий по строгим нравственным правилам. Чистое, честное сердце героини - прямое наследство ее матери.

Повесть «Ася» могла бы быть названа повестью о первой любви. Повесть заслужила высокую оценку Чернышевского и Некрасова своей правдивостью и поэтичностью. По признанию самого Тургенева, он «писал ее очень горячо, чуть не со слезами». Писателя увлекла нравственно-психологическая история неудачной любви – возникновения, развития и печального исхода первой любви семнадцатилетней девушки. Его волновали также мысли о том, как много значит в жизни человека первая любовь, навсегда остающаяся в сердце как лучшее, что было в молодости, и о том, как важно не ошибиться и не пройти мимо своего счастья, тема, которая могла бы быть сформулирована словами пушкинской Татьяны: «А счастье было так возможно, так близко», - одна из самых сердечных тем тургеневского творчества. Она проходит и в «Затишье», и в «Фаусте», и в «Дворянском гнезде» и, позднее, в «Вешних водах», в «Несчастной» и других произведениях писателя. Но особенно она значительна в повести «Ася».

И Ася, и, говоря словами Чернышевского, ее Ромео - воплощение молодости, здоровья, красоты, юношеской свежести и чистоты, еще ничем не испорченного восприятия жизни, казалось бы, они имели все, что могло бы стать источником безграничного, пленительного и долгого счастья, но все, что обещала любовь Аси, необычной девушки со страстной и нежной, гордой и прямой натурой, - все сразу и навсегда рухнуло в результате всего лишь одного мгновенья, которое Ася с замиранием сердца так жадно ждала и не дождалась заветного слова любви. А потом у Ромео на всю жизнь «тоска безумных сожалений».

Как и в «Дворянском гнезде», Тургенев показывает, как рождается и зреет первая любовь. Но если у Лизы она осложнена и положением Лаврецкого,


и ее собственными нравственными переживаниями, то любви Аси ничто не препятствует, кроме сомнений в том, за что, собственно, могут ее любить. Но, веря, что такой прекрасный юноша может ее полюбить, боясь возможных страданий, она стремится подавить в себе зародившееся чувство. К этому примешивается мучащее ее сознание, что человека, которого она видела всего лишь несколько дней, она любит неизмеримо сильней, чем брата, которому она так обязана и который был до этого единственным дорогим ей существом. С присущей ему тонкостью Тургенев, не погружаясь в диалектику Асиной души, прослеживая развитие первой любви в отдельных ее порывах, показывает, как страсть побеждает все, и гордая, смелая Ася готова отдать себя, не спрашивая ни о чем, не ожидая ничего, кроме слова любви.

Все героини и герои тургеневских повестей изображены в тот момент, когда каждый из них по-своему глубоко переживает. Изобразить напряженное биение молодого сердца помогли писателю не только наблюдения, но также и его собственный жизненный опыт.

Основа «Аси» взята из биографического факта, дорогого самому автору. Внебрачная дочь Полина долгое время жила в имении Тургеневых, в Спасском. Мать Ивана Сергеевича съедала девочку. Маленькая Козетта таскала ведра с водой. В 1850 году, Тургенев вывез дочь в Париж, в семью Полины Виардо. То есть дочь Тургенева получила вполне приличное дворянское образование – словом точь-в-точь история Аси, история ее странной жизни, сотканной из противоречий.

С другой его повестью тоже связаны эпизоды из жизни писателя.

Могучую силу молодой страсти Тургенев показывает в повести «Первая любовь». Ее содержание имеет автобиографический характер, ее действующими лицами являются отец и мать Тургенева и он сам, еще шестнадцатилетний юноша, влюбившийся в девушку, которая потом стала возлюбленной его отца. Во второй повести Тургенев прослеживает первые проявления любви и страсти в юноше, выступая и здесь тонким психологом. Беспредельное обожание, безграничная покорность любимой, подчиненность ее капризам, переходы от надежд и блаженства к отчаянию, трепетное ожидание чуть не неделями ласкового взгляда повелительницы и робкие упреки ей, целомудренность и в то же время первые ощущения мужской страсти – все это превосходно передано в чувствах героя повести, кончая тем страшным моментом, когда он узнает тайну отца и своей «королевы».

Вся повесть проникнута атмосферой любви и ее тайн, Первую настоящую любовь переживает и сама героиня повести. Ее тип психологически более сложен, чем Аси. Д.Н.Овсянико-Куликовский, преувеличивая иррациональность как основу натуры Зинаиды, дает, в общем, правильный анализ ее психологии, видя в княжне один из самых противоречивых женских типов, созданных Тургеневым. [17] А Д.И.Писарев пишет, что о Зинаиде Засекиной не хочет говорить ни слова, что ее характера не понимает. [6]

Тургенев рисует образ Зинаиды Засекиной не путем изображения ее переживаний, а преимущественно в ее поступках и в ее отношениях к окружающим. В этой девушке было «что-то такое очаровательное, ласкающее, насмешливое и милое…», «во всем ее существе, живучем и красивом, была какая-то особенно обаятельная смесь хитрости и беспечности, искусственности, простоты, тишины и резвости». [4] В повести она и выступает в этих своих меняющихся обликах, поражая окружающих ее поклонников. По отношению к ним княжна, которой шел уже двадцать первый год, то жестока, то ласкова, то холодна, то страстна, то замкнута, то недоверчива. Она вдосталь тешится их мучениями поочередно, то, вселяя в них надежды, то разочаровывая. Она любит «стукать людей друг о друга», проверять свою власть над душами влюбленных, а их покорность рождает некоторые комические ситуации в повести. Но Зинаида Засекина вовсе не пустая и легкомысленная кокетка, какой показалась она было доктору Лушину, в ней просто играют силы жизни, у нее незаурядный характер, она хочет встретить не покорных мужчин, а кого-то более сильного, чем сама она. «Нет, я таких любить не могу, на которых мне приходится глядеть сверху вниз. Мне надобно такого, который сам бы меня сломил…- говорит она. Да я на такого не наткнусь, бог милостив! Не попадусь никому в лапы, ни-ни!». [4] И как раз эту-то драматическую ситуацию рисует Тургенев в повести. Страсть, вспыхнувшая в княжне к отцу героя, делает ее покорной и безвольной перед ним. Трагизм ее положения усугубляется тем, что она полюбила женатого человека и знает, что ничего, кроме позора, ее не ждет впереди. Она сопротивляется своему чувству, но безуспешно. Из деталей этой борьбы особенно замечательны те, которые связаны с отношением Зинаиды к сыну ее героя. Она то ласкает, то отталкивает его, любя и боясь того, кто виделся ей в юношеских чистых чертах. Но от отца, мужчины-эгоиста, видевшего всю «штуку жизни» в том, чтобы «брать от нее что можешь, а самому себе принадлежать», она, кроме чувственной страсти, еще и удар хлыста. Быстро последовавшие за этим смерти и его, и ее подчеркивают трагический характер такой любви, которая сжигает человека, но не дает ему нравственного удовлетворения. Зинаида – прообраз Ирины из романа «Дым» в годы ее девичества. Самому Тургеневу все же больше нравились натуры, близкие к Асе.

В повести, говорил Тургенев, «я изобразил своего отца. Меня многие за это осуждали, а в особенности осуждали за то, что я этого никогда не скрывал. Но я полагаю, что дурного в этом ничего нет. Скрывать там нечего». [14]

Правда, автор сознательно упростил конфликт, произошедший в их семье, ему хотелось написать повесть о переживаниях юного героя, полудетская влюбленность которого пришла в неразрешимое столкновение с драматизмом и жертвенностью взрослой любви.

Итак, с образом отца все ясно, а кто же послужил прототипом молодого героя Володи? На этот вопрос Тургенев отвечал: «Этот мальчик – ваш покорный слуга». «Как? И вы так влюблены были?

-Был.

-И с ножом бегали?



-И с ножом бегал».

Зинаида, Зинаида…Долгое время не было известно, кто послужил ее прототипом, трагедия в семье Тургеневых хорошо скрывалась.

После тщательных изысканий литературоведов, выяснилось, что в своей повести «Первая любовь» автор рассказал о молодой поэтессе Екатерине Шаховской. Это она была той бесстрашной и нежной девушкой, которая чувство любви поставила выше всех условностей света.

Они с матерью действительно снимали дачу возле Нескучного, Встреча с отцом Тургенева… Дальнейшая судьба Екатерины Львовны Шаховской рассказана автором почти с документальной точностью. В сентябре 1835 года, то есть через год после смерти С.Н. Тургенева (отца), она вышла замуж за некоего Владимирова и переехала с мужем в Петербург. Умерла, как указано в некрологе, через «9 месяцев и 11 дней» после свадьбы.

Самое поразительное, что на Волковом кладбище, в Петербурге, неподалеку от места последнего упокоения Тургенева, находилась могила Е.Л.Владимировой, в девичестве княжны Шаховской. На памятнике эпитафия:

Мой друг, как ужасно, как сладко любить!

Весь мир так прекрасен, как лик совершенства.
Кому принадлежат эти пронзительные слова, послужившие последним приветом, - неизвестно…

Одно ясно – перечитывая повесть, думаешь, что все-таки не удалось Тургеневу изобразить кокетку по природе. Хотя на этот счет есть и другие мнения. Зинаида воспринимается сейчас некоторыми, как натура чистая, ищущая и страстная, одержимая святой неудовлетворенностью, способная на дерзкое самоотречение и протест. Тургеневская девушка…

А что же сам герой?

Мимо него нельзя пройти, он интересен не менее героини. Первая любовь пробуждает в нем все самое лучшее. Он забывает о самом себе, весь отдается самопожертвованию. В своем воображении рисует, как будет спасать Зинаиду из рук неприятелей как он, весь облитый кровью, исторгнет ее из темницы, как умрет у ее ног…

Господин Н.Н., Володя, Санин – все они вспоминают свое прошлое. Повествование о давнем прошлом Тургенев обычно подчинял главной своей цели: прошлое всегда объясняет настоящее и поэтому оценивается с позиций настоящего. Герои больны прошлым, ибо ничего нельзя противопоставить прекрасным, мятежным юношеским порывам, ибо нет ничего лучше первой любви и первых надежд, радужных планов и грандиозных обещаний…


К прошедшим временам лечу воспоминаньем…

О дней моих весна, как быстро скрылась ты,

С твоим блаженством и страданьем.

( Жуковский. Элегия «Вечер»)


Наблюдая за Зинаидой, невольно испытываешь обаяние ее прелестной, изменчивой внешности и словно слышишь переливы ее собственного голоса. Изменчива внешность, изменчив характер. Она то задумчива, то хитра, то беспечна, то манерность сменяет простоту. Эту психологическую неустойчивость Тургенев также объясняет условиями жизни Зинаиды: «Неправильное воспитание, странные знакомства и привычки, постоянное отсутствие матери, бедность и беспорядок в доме, все, начиная, с самой свободы, которою пользовалась молодая девушка, с сознания ее превосходства над окружающими ее людьми, развило в ней какую-то полупрезрительную небрежность и невзыскательность». [4] И в то же время она так же чиста в своих чувствах, как и Ася, так же она не в силах противиться порывам своего сердца.

«Из всех моих женских типов, - сказал однажды Тургенев, - я более всего доволен Зинаидой в «Первой любви». В ней мне удалось представить действительное, живое лицо: кокетку по природе, но кокетку, действительно, привлекательную». [14]

Сложнее с повестью Ивана Сергеевича «Вешние воды». Сложность в том, что в повести два женских начала, что лирическая героиня как бы раздваивается на черноволосого кудрявого ангела Джемму и Марью Николаевну Полозову, русоволосую сатану в юбке, этакое порождение греховности и неверия во все нематериальное.

Глубоким обаянием навеян образ итальянки Джеммы – настоящей красавицы, со стройным станом, её выразительными гибкими и длинными пальцами. Тургенев пишет в приподнято-возвышенном стиле, употребляя архаическое выражение «зеницы» о «великолепных», «торжествующих» глазах героини. Дитя знойного итальянского солнца, Джемма более чем прекрасна. Вот как Тургенев описывает ее встречу с Саниным: «В кондитерскую, с рассыпанными по обнаженным плечам темными кудрями, с протянутыми вперед обнаженными руками, порывисто вбежала девушка лет девятнадцати и, увидев Санина, тотчас бросилась к нему… и повлекла за собою. Не из нежелания повиноваться, а просто от избытка изумления Санин не тотчас же последовал за девушкой – как бы уперся на месте, он в жизни не видывал подобной красавицы». [5] На итальянском языке имя Джемма значит «драгоценный камень». Девушка была воспитана на благородных традициях любви к родине и считала освобождение Италии «высоким и священным делом».

Тургенев просто любуется своей героиней: «Боже мой! Какая же это была красавица!.. Нос у нее был несколько велик, но красивого, орлиного ладу, верхнюю губу чуть-чуть оттенял пушок; зато цвет лица, ровный и матовый, ни дать, ни взять слоновая кость или молочный янтарь… и особенно глаза, темно-серые, с черной каемкой вокруг зениц, великолепные, торжествующие глаза…». [5] Сколько прекрасных эпитетов и сравнений использует Тургенев при описании героини.

Другая часть женского начала в повести – Марья Николаевна – тоже хороша – настоящая степная дива, но не красотой берет она мужчин, а вернее - губит их. Едкий ум, философский склад ума, способность подвергать все сомнению, пробовать на зуб, наслаждаться разумно и в то же время раблезиански жизнью. Чувство Санина к ней – страсть, вернее, не страсть даже, то, что можно назвать похотью, наваждением, что не длиться долго и всегда заканчивается глубоким стыдом и раскаянием - это, собственно, и произошло с Дмитрием Павловичем Саниным в конце концов.

«Вешние воды» можно назвать уходом Тургенева к своим повестям пятидесятых годов. Это возвращение к старым мотивам и идеям - может быть, желание подвести итоги жизни.

Выше уже было сказано, что Тургенев являлся тонким, умелым психологом, так как огромное внимание уделяет внутренним переживаниям своих героев. Картина внутренней жизни, рисуемая Тургеневым, оставляет ощущение свободы, легкости и самопроизвольности психологических находок, открываемых как бы без авторского вмешательства. Один из исследователей творчества писателя П.Анненков, писал, что повести и рассказы И.С.Тургенева объединяет одна черта - в каждой из них есть «психологическая загадка». [8] Хотелось бы хоть частично разгадать эту загадку, понять, какими средствами пользуется писатель для того, чтобы открыть нам тайны душевных переживаний героев; проследить, как знакомство, например, Н.Н. с Гагиными перерастает в историю любви, которая оказалась для героев источником как сладостных романтических томлений, так и горьких терзании. Для психологического анализа писатель использует детали быта, портретные зарисовки, речевые характеристики, жесты, сцены свидания, пейзаж.

Пейзажная миниатюра становится средством выражения романтических настроений героев. Когда Н.Н. впервые знакомится с Асей, у него обостряется внимание к прекрасному: «…Я отправился домой через потемневшие поля, медленно вдыхая пахучий воздух…». Лирический пейзаж и лирическое настроение героя – итог встречи с «жестокой красавицей».

На второй день знакомства герой встречает Асю на уступе стены на развалинах феодального замка прямо над пропастью. Это говорит о романтическом характере героини: «На самой вершине голой скалы возвышалась четырехугольная башня… Каменистая тропинка вела к уцелевшим воротам… На уступе сидела, точно, Ася…». [1] По словам брата, Ася – «вольница, сумасшедшая». Н.Н. она представляется хамелеоном, так как быстрая смена ее настроения иногда озадачивает окружающих.

В тот день после гагинского сообщения истории сестры, веселого вальсирования с Асей и ее призыва вообразить, что у них выросли крылья, герой чувствовал, с одной стороны, тайное беспокойство, с другой, - упоение радостью сближения. Через пейзажную зарисовку Тургенев помогает понять психологически состояние героя: «Шепот ветра в моих ушах, тихое журчание воды за кормою меня раздражали, и свежее дыхание волны не охлаждало меня; соловей запел на берегу и заразил меня сладким ядом своих звуков…». [1]

Чувство Аси к Н.Н. глубоко и непреодолимо, оно «неожиданно и так же неотразимо, как гроза», по словам Гагина. Развернутые описания природных объектов – гор, долин, мощного течения рек - символизируют свободное, ничем не сдерживаемое развитие чувства героини. Не случайно в момент пробуждения чувства любви Ася воображает, что летает, что у нее выросли крылья.

Сцена свидания, в которой мы последний раз встречаемся с главной героиней повести, окончательно проясняет сложный, противоречивый характер Аси. Испытав в короткое время свидания целую гамму чувств – от робости, мгновенной вспышки счастья и полной самоотдачи (« Ваша…- прошептала она едва слышно») до стыда и отчаяния, Ася находит в себе силы сама прекратить мучительную сцену. И, победив слабость, «с быстротою молнии» исчезает, оставив Н.Н. в полной растерянности. Сцена свидания – образец тургеневского психологизма.

Тургенев умеет косвенными средствами (с помощью портрета, пауз, интонации, намека) передать чувства героев, показать движения их мыслей.

Большое место в повестях Тургенева занимают описания природы в Германии и России, то торжественно-яркие, то простые и мягкие, как незатейливая красота полей и лесов. На страницах трех повестей встречаются описания бури и грозы, но вместе с тем Тургенев умеет передать и едва слышные звуки – шепот деревьев, легкое движение скользящих волн, неумолчную болтовню светлых ручейков.

Отличительной особенностью пейзажей Тургенева всегда и неизменно является ощущение простора. Идет ли речь о долине, в которой течет величественный Рейн, или об окрестностях Нескучного под Москвой, везде читатель вместе с автором дышит полной грудью, вбирая в себя «сияющую прозрачность воздуха», который, переливаясь волнами, свеж и пахуч. Раннее летнее утро, тепло темной ночи, запах травы волнуют Тургенева, как дыхание родины, вызывая подчас целый поток дум. «Помнится, - пишет он в повести «Ася», - я шел домой, ни о чем не размышляя, но с странной тяжестью на сердце, как вдруг меня поразил сильный, знакомый, но в Германии редкий запах. Я остановился и увидал возле дороги небольшую грядку конопли. Ее степной запах мгновенно напомнил мне родину и возбудил в душе страстную тоску по ней. Мне хотелось дышать русским воздухом, ходить по русской земле».

Важную роль в раскрытии характеров героев и героинь тургеневских произведений играет описание внешности персонажей. По мнению некоторых литературоведов понятие портрет в литературно-художественном произведении вообще не сводится к изображению лишь внешнего облика героев. Художник слова должен идти к внутреннему от внешнего и через внешнее. Именно так и поступает Тургенев в своих произведениях.

В повести «Ася» мы узнаем, что героиня не была красавицей, а считалась просто» очень миловидной». Другую героиню, Джемму из повести «Вешние воды» автор называет устами Санина красавицей. Но и ее черты не были идеальны, имели свои специфические оттенки, присущие только этой героине. Санин любуется Джеммой в тот момент, когда та поет: «… никакая пальма – даже в стихах Бенедиктова, тогдашнего модного поэта, - не в состоянии соперничать с изящной стройностью ее стана». Писатель восхищается ее особенно милым тихим смехом с маленькими презабавными взвизгиваниями. Эта деталь придает портрету героини особую прелесть и неповторимость.

А вот еще одна деталь, которая говорит о тонком тургеневском психологизме «…но прежней Джеммы – Санин в ней не узнавал: не то, чтобы тень на нее набежала - никогда ее красота не была лучезарней – но душа ее ушла в себя, внутрь». [5] Нельзя равнодушно читать эти строки! Их написал настоящий живописец - Тургенев.
В своих повестях Тургенев - художник изображает действующих лиц обычно в повседневной жизни. Окружающая их обстановка, литературные и философские разговоры, которые ведет господин Н.Н. с Асей и ее братом, чтение любимых поэтов, особенно Пушкина, прогулки в саду, помощь в домашних делах (отбор вишен Джеммой для варенья) - все это воссоздает правдивую и точную картину дворянского быта. Зоркий взгляд писателя подмечает в ней отдельные частности, детали. Так, например, кресло со сломанной ручкой или затасканная ливрея слуги в доме Засекиных наглядно свидетельствуют о бедности, царящей в этой дворянской семье. Живущая в таких условиях Зинаида, естественно, мечтала о лучшей жизни, пыталась найти того, кто скрасит ее.

Взыскательный мастер слова, Тургенев написал свои повести простым, выразительным и ясным языком, передающим все оттенки явлений и чувств.

Тургенев чутко слушал жизнь, он умел видеть ее, умел чувствовать. Поэтому так гармонично все, что он написал. Так прекрасны образы тех женщин, которые поразили сердца тургеневских героев. Повести Тургенева волнуют нас глубокой правдой и чистотой чувств, учат беречь великий дар первой любви и счастья юности. Мне кажется, что образы тургеневских героинь были и являются примером настоящей женственности, внутренней красоты, благородства, искренности и загадочности…
Дворянских гнезд заветные аллеи.

Забытый сад. Полузаросший пруд.

Как хорошо, как все знакомо тут!

Сирень, и резеда, и эпомеи,

И георгины гордые цветут.

Затмилась ночь, Чуть слышен листьев ропот.

За рощей чуть горит луны эмаль.
И в сердце молодом встает печаль.


И слышен чей-то странный, грустный шепот,

Кому-то в этот час чего-то жаль…

(К.Бальмонт «Памяти И.Тургенева»)

В своей работе я попыталась на примере трех повестей о любви И.С.Тургенева проследить своеобразие женских характеров, формирование тех искренних чувств, которые овладевали героями и не давали спокойно жить, и показать, как Тургенев – тонкий психолог- смог глубоко проникнуть в женскую душу и исследовать ее.

Конечно, те женские образы, о которых идет речь в работе – это лишь крошечная часть того огромного количества женских типов, которые наблюдаются в творчестве талантливого художника слова И.С.Тургенева. Однажды он сказал, что « его биография в его произведениях». И это действительно так. На примере повестей о любви я попыталась проследить связь тургеневской биографии с его произведениями. Образы героинь так близки и понятны автору. Ведь прототипами их были женщины, когда-то встречавшиеся на пути писателя.

В работе отмечены те художественные приемы, с помощью которых Тургенев создает образы своих героинь (пейзажные зарисовки, детали портрета, жесты, речь и т.д.).

Писатель пользуется словом, как художник пользуется краской. Выразительности слова, гармоничности языка Тургенев добивался упорной работой, о чем свидетельствуют многочисленные поправки в его рукописях.

Изменился мир, но и в этом новом мире повести Тургенева и образы его прекрасных героинь до сих пор волнуют читателей своей чистотой и искренностью, умением любить, ловить каждый миг неповторимой жизни…

Литература
1.Тургенев И.С.Полное собрание сочинений и писем. В 28-ми т. Сочинения: В 15-ти т. Т.7. Повести и рассказы. Дворянское гнездо. 1856-58. М.-Л., «Наука», 1964.

2.Тургенев И.С.Полное собрание сочинений и писем. В 28-ми т. Сочинения: В 15-ти т. Т.8. М.-Л., «Наука», 1964.

3.Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем. В 28-ми т. Сочинения: В 15-ти т. Т.5. М.-Л., «Наука», 1964.

4.Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем. В 28-ми т. Сочинения: В 15-ти т. Т.9. Повести и рассказы. Дым. 1860-1867. М.-Л., «Наука», 1965.

5.Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем. В 28- ми т. Сочинения: в 15-ти т.Т.11.Повести и рассказы. 1871-1877. М.-Л., «Наука», 1966.

6.Писарев Д.И. Литературная критика. В 3-х т. Т.1. Л., Художественная литература, 1981.

7.Чернышевский Н.Г. Русский человек на rendez-vous. Полное собрание соч. В 15-ти т. Т 5. М., 1950.

8.Анненков П.В. Литературный тип «слабого человека». //Анненков П.В.Воспоминания и критические очерки. Т2.

9.Богословский Н.В. Тургенев. 3-е изд. М., «молодая гвардия», 1964.

10.Буданова Н.Ф. Достоевский и Тургенев. Творческий диалог. -Л., 1987.

11.Винникова Г.Э. Тургенев и Россия. М., 1977.

12.Петров С.М. И.С.Тургенев. М., 1979

13.Страхов Н.Литературная критика. М.: Современник, 1984.

14.Тургенев в воспоминаниях современников. В 2-х т. М., художественная литература, 1983.

15.Тургенев в воспоминаниях современников. Переписка с Полиной Виардо и ее семьей. М.: Правда, 1988.

16.Шаталов С.Е. Художественный мир И.С.Тургенева М., 1979.

17Овсянико-Куликовский Д.И. СС. Т.М._П., 1923.

18.Басинский Л.Ася и Полина: История одной повести. - Литература, № 13-14, 1993.



19. Танкова Н.Тургеневская девушка. ЛВШ, № 5, 1996.