Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женщина с книгой




страница9/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28
Глава 10. Потерянная и найденная овца Весной, когда в Янчэн начали прибывать первые ослиные караваны, Глэдис с нетерпением ждала писем из Англии. О, как она жаждала весточек от родственников и друзей, как надеялась на финансовую поддержку своего миссионерского труда! Но Глэдис ждала напрасно. Друзья, которые обещали ей материальную помощь, все еще медлили. А ей сейчас так нужны деньги! Где же их взять Чан так сетовал, что он не сможет купить пищу! - Слушай, Чан,- сказала как-то Глэдис,сегодня вечером я буду рассказывать тебе историю из Книги Господа о людях, которым также хотелось есть и которые получили хлеб, не заплатив за него деньги. - Ох, ох...- вздохнул Чан,- такого в Китае еще никогда не бывало. Старый китаец с недоверием покачал головой, но все-таки ему интересно было, что это за история. В это время погонщики редко останавливались на ночлег, и доходы от постоялого двора были невелики. Постояльцы платили немножко за просяную кашу, сваренную Чаном, за спальное место на теплом канге и за ночлег своих животных. Вот бы привлечь побольше посетителей в их миссионерский пункт! Когда день уже клонился к вечеру, Глэдис внезапно услышала доносившийся со двора шум многих голосов. Казалось, что все погонщики ослов собрались сегодня сюда вместе со своими животными. Старый повар рассказал Глэдис, что он днем у ворот города ждал прихода караванов и обещал погонщикам, что на их постоялом дворе они получат хорошую пищу, теплое спальное место на канге и сверх того... бесплатный рассказ из Книги Ай-Вэ-Те. Глэдис заметила, что Чан уже не называл ее иностранкой, а говорил погонщикам об Ай-Вэ- Те, той, которая любит нас. Этим именем, которое дал миссионерке священник Фын во время посещения ею тюрьмы, теперь часто называли ее в Янчэне. В этот вечер на постоялом дворе царила приятная сутолока. Погонщики ослов большим кругом расселись на полу. Чан с важным видом наполнил все мисочки просяной кашей с приправами. Усталые погонщики с загорелыми и обветренными лицами выглядели довольными. Мужчины наслаждались покоем и горячим ужином. Вошла Глэдис, одетая в такие же голубые китайские одежды, как крестьянки в горах. В руках она несла Книгу. Мужчины пробормотали что-то друг другу. Чан услышал, что они шепчут: - Да, это она, женщина с Книгой. За ней вошли Девятушка и Лэсс. Когда она начала рассказ, они подсели к ней поближе, чтобы не пропустить ни слова. Глэдис прочитала несколько стихов из Евангелия от Матфея о насыщении пяти тысяч голодных людей. Просто и доступно для всех она рассказала о Господе Иисусе, Который сжалился над голодными и исцелил больных. Слушали ее в глубокой тишине. Даже Чан, который обычно отличался непоседливостью и говорливостью, сидел неподвижно и тихо. Когда она закончила, все стали просить, чтобы она рассказала еще какую-нибудь библейскую историю. Глэдис полистала Библию. О чем рассказать им Она искала с молящимся сердцем. Библия открылась на той странице, где излагалась притча, которую Сам Господь Иисус рассказал идущим за Ним людям. Это интересная история о пастыре, одна из ста овец которого заблудилась очень далеко, в пустыне. Да, об этом она им и расскажет. А поймут ли эти суровые буддисты то, что написано в Евангелии от Луки: что на небе бывает радость и об одном кающемся грешнике В сознании своей беспомощности она помолилась о Божьем благословении и попросила, чтобы Святой Дух открыл сердца этих людей для Его Слова. Глэдис только начала рассказывать, как погонщики ослов, повар Чан, дети, да и она сама забыли, что сидят в теплой кухне между чадящими, мерцающими керосиновыми лампами. Под влиянием рассказа они мысленно перенеслись далеко в горы, где на узкой горной тропинке блеет от страха и одиночества отбившаяся от стада овца. Овца отбилась от стада и уже не слышит пастыря. Острые выступы скал ранят ее, она зовет, и блеет, и, спотыкаясь, бредет все дальше. Дальше и дальше... Сумерки. Тропа уже не видна. На краю пропасти заблудшая овца останавливается. В испуге она пристально смотрит вниз, не смея шагнуть дальше. Каждый шаг во тьме может привести к падению в эту темную, глубокую пропасть. Становится еще темнее, наступает ночь. Овца кричит от страха. Перед ней пропасть, а дорогу обратно она не может найти! Дети пододвинулись плотнее к Глэдис, она почувствовала их ручки на своей руке. Темные глаза погонщиков пристально и с ожиданием смотрели на нее. Что будет с этой овцой - А другие овцы и пастырь,- напомнила Глэдис,- где же они Они, к счастью, находятся в хлеву, девяносто девять овец в полной безопасности. Значит, пастырь может быть спокоен и сам ляжет спать на ночь Нет... нет, этот пастырь не думает о своем покое. Он думает о бедной заблудшей овце. И он начинает искать ее, эту озорную, непослушную, потерянную овцу. Он карабкается по опасным горным тропам и наконец во тьме слышит ее испуганное блеяние. Он находит овечку... Вот она стоит во тьме, на краю пропасти - с израненными ногами, вся испачканная грязью. О, как разочарован пастырь! Неужели это его красивая, беленькая овечка, о которой он так заботился Не лучше ли оставить это отвратительное, грязное животное во тьме Ведь овца сама виновата! Глэдис рассказывала с детской простотой, и глаза погонщиков с детской напряженностью разглядывали в мигающем свете керосиновых лампочек Библию, лежавшую открытой на коленях у Глэдис. Она приподняла Книгу, ее глаза скользнули по коричневым лицам, она постаралась поймать взгляд слушателей, и лишь тогда прочитала ответ из Слова Божьего. Пальцем она указала на слова текста. В немой тишине ее голос звучал ясно и убедительно. Она читала: А нашед возьмет ее на плечи свои с радостью; И пришед домой, созовет друзей и соседей и скажет им: порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу. О, какая у этого пастыря любовь к своей заблудшей овце! Он поднимает ее у края пропасти и кладет себе на плечи. Да, у этого пастыря столько любви, что он несет ее. Он знает, что овца устала и не может идти обратно сама... Вот почему он несет ее. А разве он не боится запачкаться Нет, его любовь так велика, что он несет ее домой, чтобы вымыть, почистить и перевязать ей раны. Теперь овца уже не заблудится, потому что она с пастырем. А пастырь всегда знает правильную дорогу. Даже во тьме он найдет дорогу домой. А нашед возьмет ее на плечи свои с радостью. Так и Господь Иисус, Сын Божий. Он великий Пастырь, Который пришел с неба на землю для того, чтобы найти заблудших овец, то есть, отдалившихся от Бога людей, очистить их от грехов и привести к Богу. - А вы тоже заблудшие овцы Немая тишина. Погонщики ослов, ссутулившись, неподвижно сидели на канге. Керосиновые лампочки отбрасывали тени на стены. Даже повар Чан, погрузившись в свои мысли, тихо сидел на своем месте. Он был так рад, что овца в руках пастыря оказалась дома живой и здоровой. - Сейчас мы будем петь о Пастыре и Его овцах. Я сначала прочитаю, а вы потом постараетесь спеть со мной, - предложила Глэдис. Мужчины слушали, но никто не пел... В тишине Глэдис спела одна: Пастырь мой - Господь всесильный, С Ним нужды не знаю я, И на пажити обильной Он покоит Сам меня. Она спела двадцать второй Псалом в стихотворном варианте, а потом еще одну песню, которую помнила с детских лет, песню о заблудшей овце. В этот вечер дети и мужчины запомнили первые стихи двадцать второго Псалма: Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться... Глэдис старалась объяснить, что каждый человек является заблудшим и что только через личное обращение он может вернуться со своего ложного пути греха и идолопоклонства к великому Пастырю, Господу Иисусу. В кухне долго царила мертвая тишина. Рано утром во дворе постоялого двора царила оживленная суета. Накормили и напоили ослов. Животные терпеливо ждали, пока мужчины нагрузили их опять тяжелыми мешками товаров и привязали корзины к седлам. Над серыми шерстистыми телами ослов дрожал теплый воздух. От дыхания из широких ноздрей в прохладный утренний воздух поднимались белые клубы пара. Глэдис стояла на балконе, наблюдая за сборами во дворе. Повар Чан прощался с посетителями постоялого двора. Вдруг он позвал Ай-Вэ-Те и попросил спуститься вниз: мужчины хотят что-то спросить у нее. Минуту спустя она стояла между погонщиками. Оживленные разговоры стихли. Ослы фыркали и нетерпеливо постукивали копытами о землю. Они уже приготовились отправиться по горным тропам. - Чан, зачем ты позвал меня - спросила Глэдис. - Мужчины хотят поблагодарить вас за вчерашний хороший рассказ. Они просят, чтобы вы сами приехали к ним и рассказали женам и детям об этой заблудшей овце и о Пастыре,- ответил Чан. Глэдис смотрела на группу погонщиков ослов. Мужчины робко опустили глаза в землю. Ни одна пара глаз не смотрела на нее, но она ощутила, что все уши с нетерпением ждут ее слов. Она немного помедлила с ответом. С одной стороны, у нее самой было большое желание съездить в каждую деревню, посетить каждый дом Северного Китая, чтобы рассказать о Слове Божьем. С другой, она ощущала сильную усталость, ее физические силы после трудной зимы были на исходе. А если она сейчас пообещает прийти, она непременно должна будет это исполнить. Нарушить свое обещание - значит подорвать доверие этих язычников к своей высокой миссии. Беспредельное доверие этих простых погонщиков, этих приветливых людей, живущих одной жизнью с природой китайских гор, с которым они относились к ее поступкам и словам, иногда смущало ее. Но она укрепляла себя мыслью о том, что это не ее личная заслуга, все это творится силой Божьей, это Его труд. В притихшем дворе, где молодая одинокая христианка стояла среди ждущих ее слова китайцев, поднялся из души ее страстный зов: Господи, что повелишь мне делать Как же я смогу посетить все эти дома и семьи, чтобы принести туда Твое Слово Труда так много, а моих сил так мало. Будь Ты моей силой и Водителем. На сердце у нее стало спокойно, она словно ощутила божественное присутствие, которое дало ее духу и телу новую силу свыше и вложило слова мудрости в ее уста. Темные, загорелые и обветренные лица мужчин с напряжением слушали ответ: - Вы знаете, что мандарин поручил мне проверить исполнение указа об освобождении ног девочек и молодых женщин. Этот новый закон обязательно должен быть исполнен. Я надеюсь посетить каждую деревню. Вы проходите со своими товарами все деревни, так что передайте это старостам и скажите им, в какой день я приеду. Староста каждой деревни должен позаботиться о том, чтобы все женщины и дети были собраны в одном месте. Тогда мы исполним то, что требует новый закон, а потом я смогу рассказать всем собравшимся библейскую историю о Пастыре и заблудшей овце. Всей деревне сразу. Я ведь не могу войти в каждый отдельный дом. Мужчины понимающе кивнули. - Чан,- повелела она,- договорись с мужчинами о том, когда я буду приезжать в их деревни. Я надеюсь посещать две деревни в неделю. Солдаты мандарина будут меня сопровождать. После договора с Чаном довольные мужчины ушли, уводя своих ослов. Глэдис и Чан долго еще были заняты уборкой двора и кухни. Деньги за ночевку погонщиков Глэдис тщательно распределила на покупку продуктов для новых посетителей. Через горы проходило много караванов, и миссионерский постоялый двор в Янчэне стал самым популярным местом среди погонщиков. По всей области распространился слух о том, что там хорошая пища, теплый канг, безопасный двор для ослов и женщина с Книгой, которая каждый вечер рассказывает интересные и поучительные истории. Было раннее утро, и свежий, прохладный горный воздух наполнил городок Янчэн, когда Глэдис решила в очередной раз посетить тюрьму. В течение многих столетий эта мужская тюрьма была ужасным местом наказания людей, укравших, иногда из-за крайней нищеты, пищу или какую-нибудь вещь ради поддержки своей семьи. Сидели здесь и люди, поранившие кого-то в деревенской драке, хотя иногда встречались среди простых горных крестьян и убийцы и другие опасные преступники. Тюремный сторож впустил Глэдис в ворота и сообщил о ее приходе начальнику. Тот довольно сдержанно приветствовал миссионерку. - Доставили уже ткацкие станки и жернова, чтобы люди могли работать - сразу поинтересовалась она. На лице начальника появилось раздраженное выражение. На ее вопрос он только огрызнулся, заявив, что его заключенные - не ее забота. Глэдис подошла к камерам и увидела узников, опять сидящих на земле в полной апатии с потухшими взглядами. В ней вспыхнуло возмущение. Этим людям надо помочь! Она еще раз попыталась договориться с начальником тюрьмы, и когда он упрямо отказался организовать условия для работы заключенных, она строго сказала: - Если вы не поможете, я сейчас же пойду к мандарину. Мне удастся убедить его принять меры, чтобы улучшить положение заключенных. Быстрыми, решительными шагами она вышла из тюрьмы и направилась в палаты мандарина. Придворный сообщил ему о ее приходе. Сидя на престоле, мандарин ждал, когда войдет европейская женщина, которая попросила аудиенции. Раньше в Китае никогда не бывало, чтобы женщина приходила учить его новым законам, но в последнее время это случалось не раз, и ему приходилось соглашаться. Он только не понимал, откуда бралось у этой женщины столько смелости и мудрости, чтобы так часто учить его, как совершенствовать китайские законы. Через минуту она стояла перед ним, убедительно и авторитетно рассказывая, что положение людей в тюрьме невыносимо. Что у них нет никакой возможности зарабатывать деньги, поэтому они никогда не смогут откупиться. А их семьи настолько бедны, что никогда не смогут внести выкуп. Лишение свободы и ужасное обращение в тюрьме губят у несчастных дух и тело, так что многие из них превращаются в озверевшие существа. А это значит, что вскоре возможен новый бунт. - Ваши китайские национальные законы слишком суровы, господин мандарин. Они не учитывают природу человека и потребности его духа. Немножко удивленный и раздраженный, мандарин слушал ее речь в защиту узников. Откуда взялась у этой женщины смелость критиковать законы его, мандарина, правителя большой области Шаньси Холодным тоном он задал ей вопрос, с какой стати она берется судить китайские законы. Она ответила спокойным взглядом человека, уверенного в своей правоте. Этот твердый, спокойный взгляд должен быть результатом большой учености и глубокой мудрости,- подумал мандарин. Он осведомился о ее образовании. Сколько книг, заключающих в себе западноевропейскую мудрость, изучила и хранила она в памяти Она улыбнулась, но глаза ее оставались серьезными. Торжественно она подняла руку, в которой держала Библию. - Эта Книга является источником всякой мудрости, господин мандарин. Она содержит в себе знания, необходимые нам для жизни на земле и для души. И в частности, в ней можно найти заповедь, как обращаться с узниками: Помните узников, как бы и вы с ними были в узах, и страждущих, как и сами находитесь в теле. - Господин мандарин, Закон Божий велит и вам выпускать узников на свободу, как только срок их заключения истечет. Они хотели бы внести за себя выкуп, но откуда им взять деньги Они сами бедные, и семьи их тоже нищие. Но они могут и должны работать и таким образом зарабатывать деньги. Им надо дать ткацкие станки, тростник для плетения корзин, камни для размола зерна и другие необходимые для работы вещи. Надменный взгляд мандарина скользнул по ее маленькой, тоненькой фигурке. Эта чужестранка пришла им командовать! Его губы сжались, он раздраженно повел бровями и нахмурился. Глэдис поняла, что в его сердце идет борьба. Последовать Слову Божьему значило для китайского правителя утратить свой авторитет господина, единовластно распоряжавшегося судьбами людей в этом краю. Миссионерке пришлось проявить талант дипломата. Она грациозно поклонилась ему по обычаю его страны и почтительно произнесла: - Господин мандарин, ваша служанка Глэдис Эльверд покорнейше просит вас дать узникам работу. Глаза мандарина почти незаметно заискрились. Значит, женщина с Книгой признает за ним право повелевать и готова подчиниться его власти! И только тогда Глэдис, подняв на него спокойный и уверенный взгляд, с достоинством добавила: - Я вас прошу... а Бог вам повелевает через Свое Слово! Взгляд мандарина Янчэна встретился со взглядом маленькой английской миссионерки. Они словно измеряли силу духа друг друга. Глэдис опустила глаза на Библию. Тихо, но убежденно, она повторила: - Бог вам повелевает! Подняв голову, она увидела потупленные глаза мандарина. Его взгляд теперь тоже был направлен на открытое перед ним Слово Божье. Поразмыслив с минуту, он ответил: - Я подчиняюсь законам вашего Бога, написанным в Его Книге. В последующей затем тишине два столь различных между собою человека ощутили себя очень близкими духовно. Могучий правитель северо-китайской области и простая женщина из Англии в голубой китайской одежде с открытой Библией в руках. Именно Библия силой неизменного Слова Божьего в эту минуту преодолела дистанцию между людьми разной веры, разной национальности, разного общественного положения, - дистанцию, которую преодолеть другим способом было бы невозможно.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28