Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женщина с книгой




страница6/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Глава 6. Мандарин Янчэна После смерти Джинни Лосон госпожа Смит, которая трудилась в миссионерском пункте Тешьчжоу, послала одного китайского благовестника, мистера Лу, в Янчэн для того, чтобы он помогал Глэдис в ее нелегком труде. Как-то Глэдис поведала мистеру Лу о своем желании посетить северные горные деревеньки и там рассказать женщинам и детям о Христе. - Это невозможно,- возразил мистер Лу.Туда могут добраться только погонщики ослов. Пусть они и передают весть Евангелия тамошним людям. - Мы могли бы попросить разрешения у мандарина отправиться вместе с ними,- предложила Глэдис,- ведь он правит этой областью. - Это невозможно,- повторил мистер Лу.Во-первых, женщине слишком трудно будет совершить такой переход по горам. А во-вторых, европейским миссионерам запрещено говорить с женщинами в этих деревнях. Глэдис почувствовала себя одинокой и загрустила. С кем ей посоветоваться Если нельзя уговорить мандарина, то кто другой мог бы помочь ей вступить в контакт с этими деревенскими жителями Правда, она знает, что погонщики ослов каждый вечер внимательно слушают библейские истории и могут рассказать их в деревнях. Но их понимание Слова Божьего еще очень ограничено. Кроме того, погонщики передадут эту весть только мужчинам. Женщин и девушек они вовсе не берут в расчет. Однажды Глэдис спросила одного погонщика ослов, сколько у него детей. - Моя жена подарила мне четверых сыновей,- ответил тот. - А у вас дочери есть - задала она следующий вопрос. - Их мы не считаем,- удивленно заметил погонщик. Его слова заставили Глэдис задуматься. Ведь у женщин и девушек в Китае тоже есть душа. И им надо рассказать о том, что написано в Слове Божьем. В тот вечер она долго стояла на коленях в своей комнате и в молитве открывала свои желания и заботы Господу. Ведь Он может устроить так, чтобы она поехала в горные деревни с Библией и рассказала женщинам и детям о Спасителе. Но как же это осуществить Глэдис стояла как бы перед закрытой дверью. Казалось, что это невыполнимо. Тогда она взяла Библию и начала читать. В те часы, когда она чувствовала себя очень одинокой, Слово Господне было ее единственным утешением. ...Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу. На следующий день, работая по дому, Глэдис вдруг услышала шум и возбужденные голоса во дворе. Она вышла узнать, что случилось. Там у ворот стоял повар Чан с перекошенным от страха лицом. Он возбужденно махал руками, показывал на улицу и кричал: - Мандарин едет! Мандарин едет! Его черная коса прыгала на спине, когда он выбегал из ворот. Глэдис слышала, как на улице со всех сторон раздавались взволнованные крики: - Мандарин едет! Ей стало любопытно посмотреть на него. Она поспешила через двор. Выйдя на улицу, Глэдис не поверила своим глазам. Прямо перед их воротами появился прекрасный китайский паланкин, украшенный золотом и багряными цветами, который несли кули в белых одеяниях. Окна паланкина были задрапированы синими камчатными занавесами, перевязанными золотым шнурком. Кули осторожно поставили паланкин во дворе. Высшие чиновники из ямыни в голубых, шелковых мантиях немедленно вышли вперед и расположились рядом с дверным проемом паланкина. Все были одеты в многоцветные одежды из желтого, синего и пурпурового шелка. Это была впечатляющая сцена из восточной жизни, такого Глэдис еще никогда не доводилось видеть. 1 Ямынь - в дореволюционном Китае здание област ного правительства. - Мандарин желает с вами поговорить,сказал ей один из чиновников в синем. Ее сердце сильно застучало. - Мандарин желает поговорить со мной... со мной - повторила она растерянно. - Мандарин желает видеть женщину с Книгой! - торжественно возвестил чиновник. Двое слуг раздвинули синие занавесы паланкина, и оттуда вышел мандарин. Придворные почтительно поддерживали его. Глэдис не знала, что делать. Она в полном изумлении взирала на восточного правителя. Это был высокий, стройный человек с узким лицом и светлой, цвета слоновой кости, кожей. Темные миндалевидные глаза внимательно смотрели на Глэдис. Его черные волосы были собраны сзади в длинную косу. Красная шелковая накидка, отделанная синими и зелеными полосками и расшитая золотыми цветами, доходила внизу до черных остроносых туфель. Из широких рукавов мантии виднелись красивые руки с длинными, красиво подточенными ногтями, которые держали чудно раскрашенный веер. На голове у него была треугольная, обшитая по краям золотом, черная шляпа. Мандарин долго не сводил с Глэдис своих серьезных глаз. Что же она должна делать Ах да, мистер Лу сказал, что надо кланяться мандарину. Она не слишком умело трижды поклонилась ему. Выпрямившись, Глэдис увидела, что мандарин все еще пристально смотрит на нее. - Я приехал обратиться к вам за советом,сказал он после долгого молчания, во время которого, казалось, оба они чувствовали себя несколько неловко. - О да - робко произнесла она. Снова пауза. Глэдис не в состоянии была сказать ни слова больше и лишь еще раз смущенно поклонилась знатному гостю. Мандарин продолжил: - Недавно мне передали на подпись правительственный указ об улучшении положения женщин. Указ запрещает обвязывать ножки новорожденным девочкам, а женщинам и девушкам на всей территории Китая применять ограничители движения. Этот указ надо передать во все деревни нашей области. И понимаете, для проверки выполнения указа нужна женщина. Я хочу вас попросить найти для меня такую женщину. Может быть, у вас есть в Китае знакомые христианки, ноги которых хорошо приспособлены для продолжительной ходьбы, так как никогда не были связанными. Напишите им письма и найдите подходящих женщин для проверки исполнения указа в деревнях. Вознаграждением за ваш труд будет один децилитр проса в день и два раза в неделю овощи. Я предоставлю в ваше распоряжение осла и двух солдат для сопровождения. Мне срочно нужна ваша помощь. Слова мандарина звучали как просьба, но его повелительный взгляд требовал послушания. Мандарин степенно прошествовал назад к паланкину и исчез за синими драпированными занавесами. Знатная процессия медленно тронулась обратно в ямынь. Во дворе осталась потрясенная Глэдис. После визита мандарина Глэдис усердно взялась за дело и написала письма в известные ей миссионерские пункты. С большим нетерпением она ждала ответов. Наконец через несколько недель погонщики ослов доставили ей пачку писем. Эти письма пришли из Тяньцзиня и Шанхая, но - какое разочарование! - ответы были отрицательными. - Вы нашли то, что требуется - поинтересовался Чан. - Нет, Чан,- с огорчением ответила она,не нашлось никого, кто согласился бы поехать в деревни. - Но...- обеспокоенно произнес Чан,- это приказ мандарина, он должен быть обязательно исполнен! В одно солнечное утро, когда Глэдис работала на своем постоялом дворе, снова появилась торжественная процессия во главе с мандарином. Придворные повелели взволнованному Чану позвать женщину с Книгой, ибо мандарин хотел говорить с ней. Роскошь китайской знати и на этот раз произвела большое впечатление на бедную Глэдис. Выйдя из паланкина, мандарин вновь с царственной осанкой остановился перед ней в своем прекрасном красном одеянии. Глэдис поклонилась ему, как учили ее мистер Лу и Чан. Потом придворный писарь спросил, какой ответ женщина с Книгой может дать мандарину. Глэдис посмотрела в строгие, требовательные глаза мандарина и с трудом осмелилась ответить. Она рассказала ему о своих письмах в миссионерские пункты и о неутешительных ответах. Мандарин неподвижно стоял перед ней. Его лицо не отражало ни малейших эмоций. Однако он напряженно размышлял: Эта иностранка с Книгой бегло и без акцента говорит на горном диалекте Шаньси; ее ноги хорошо приспособлены для ходьбы в горах; она не боится ездить на осле по узким скалистым тропинкам, где могут встретиться бандиты, в общем это как раз та женщина, которая нужна мне для выполнения этого нелегкого задания. Затаив дыхание, повар Чан смотрел на важных людей на постоялом дворе. Какой ответ даст сейчас мандарин Глэдис ждала, что мандарин сядет в паланкин и уедет. Ведь он понял, что она не в силах помочь ему. Но мандарин не садился в паланкин. Он все еще с важным видом неподвижно стоял перед ней. Наконец правитель начал говорить, едва шевеля губами, а Глэдис очень внимательно слушала. - Мисс Эльверд, вам, наверно, известно, что на всей территории Китая вот уже много столетий ноги девочек сразу после рождения перевязывают. Маленькие ноги и семенящая походка считаются непременными признаками красоты и грациозности китайской женщины. Однако наши девушки и женщины из-за этого обычая не могут быстро ходить. Вдруг Глэдис заметила, что темные глаза мандарина направлены на ее ноги. И она остро почувствовала себя чужой среди этой китайской компании. Она невольно и сама посмотрела на свои ноги, единственные не втиснутые в маленькие туфельки женские ноги в этом большом горном краю. Она не семенит ногами, как китайские женщины. Когда она, Глэдис Эльверд, идет по торговым улицам и трущобам Янчэна, чтобы посетить нищие семьи, бездомных детей и попрошаек и рассказать этим несчастным людям о Библии, она всегда шагает быстро и энергично. Значит, по мнению мандарина, она лишена красоты и грациозности. Глэдис вздохнула, испытывая чувство неполноценности перед этим знатным господином, не сводящим с нее строгого и властного взгляда. Но мандарин уже не смотрел на ее большие ноги, он пристально взглянул ей в лицо и повелительно произнес: - От имени правительства я назначаю вас, мисс Эльверд, своей придворной с поручением в качестве инспектора объехать все горные деревни и поселки этой области Шаньси для проверки исполнения указа правительства. Ваша обязанность - тщательно и быстро исполнить это задание. Я предоставлю в ваше распоряжение осла и двух солдат. Ваша служба начинается с завтрашнего дня. Потрясенная, она не смогла сдержать изумленного восклицания: -Я... Я... ваша придворная! Лицо мандарина было невозмутимо, он строго смотрел на нее. Тогда, задыхаясь от возмущения, она продолжила: - Вы думаете, что я соглашусь служить вам - Да,- ответил мандарин,- я повелеваю вам это! - А знаете ли вы, зачем я здесь, в Китае - взволнованно спросила она. Мандарин не отвечал. Его придворные были ошеломлены. Такого они еще никогда не слыхали. Эта иностранка возражает самому мандарину! Глэдис между тем нервно продолжила: - Я ехала сюда тысячи миль для того, чтобы здесь возвестить о Слове Божьем. В России хотели меня арестовать и заставить работать машинистом, но я вырвалась. Я должна была привести Слово Божье в Китай. А сейчас, когда я наконец могу рассказать вашему народу о Боге, вы предлагаете мне служить вам для проведения в жизнь новых законов вашего правительства Нет, это невозможно. Мое предназначение - служить Господу, я не могу быть вашей служанкой. С твердой убежденностью в голосе она отказалась исполнить приказ местного правителя. Всякое чувство неполноценности у нее исчезло. Ее вера в свое высокое предназначение дала ей храбрость и силу. Придворные разволновались, задрожав от страха. Они зашевелились, так что их одежды зашуршали. Все взоры были направлены на мандарина. Какой приговор вынесет он за этот отказ Разве эта иностранная женщина не знает, что их господин царствует над жизнью и смертью, свободой и пленом каждого жителя этой области Самому же мандарину в этот момент было над чем подумать. Ему понадобилась вся мудрость китайской философии, чтобы найти правильный ответ. Перед своими придворными и народом он должен сохранить авторитет могучего властителя. Но эта женщина, которая осмелилась противоречить ему, считая поручение своего Господа выше его приказа, вызвала его глубокое уважение. Какой же это должен быть могучий Царь, этот Бог, свод законов Которого она всегда носит с собой! Городской писарь рассказал ему, что истории из этой Книги она рассказывает владельцам магазинов, женщинам на улице, попрошайкам по дороге и погонщикам ослов, посещающим ее постоялый двор. В этой Книге написаны законы, представляющие собой больше ценности, чем древние китайские законы в его ученых книгах, так она сказала. Откуда же взялась у этой женщины смелость отказаться исполнить его приказ Хотелось бы побольше узнать об этой Книге и о ее Боге. Но он не должен выдать это свое желание сейчас. Повар Чан был глубоко возмущен отказом мисс Эльверд. О, какая это глупая-глупая женщина,- подумал он.- отказать самому мандарину! Ведь быть его придворной такая великая честь!. Чан от страха выскочил за ворота и теперь украдкой заглядывал через пролом в стене, чтобы узнать, чем все это кончится. Придворные из ямыни также в гробовой, напряженной тишине пристально смотрели на этих двух людей: представительного мандарина Янчэна и простую женщину в голубом платье. Глэдис снова, на этот раз спокойно, но очень решительно заявила: - Господин мандарин, я приехала в Китай для того, чтобы принести сюда Слово моего Бога. Мне очень хотелось бы поехать в деревни с Книгой Божьей, но я не могу быть вашей служанкой! Его взгляд все еще был непроницаемым. После долгого и глубокого раздумья он повелительно сказал: - Завтра два солдата и осел будут приготовлены для вас. Ваше служение начинается завтра. Вы должны посетить каждую деревню и каждый поселок в этой области Шаньси. Я дам вам специальное удостоверение. Вы регулярно будете посещать меня в ямыни и сообщать о результатах вашего труда. Я отдам приказ о ежевечернем приготовлении спальной комнаты для вас в трактире, и... Глэдис вдруг увидела, что его губы слегка дрожат. Ей показалось, что на его красивом цвета слоновой кости лице промелькнуло волнение. Он тихо, почти неслышно для придворных добавил: - Вы можете брать с собой свою Книгу. Куда бы вы ни поехали! Услышав это, Глэдис вздрогнула. - Я могу рассказывать из Книги В каждой деревне, в каждом доме - Да, если только вы быстро и тщательно исполните мой приказ. Глэдис трижды поклонилась ему и ответила: - Господин мандарин, я принимаю свое назначение инспектора и надеюсь исполнить ваше поручение согласно вашим пожеланиям. После отъезда мандарина Глэдис пошла в свою комнатку и стала на колени. Ее сердце было полно удивления, что Бог использует даже мандарина, чтобы открыть ей закрытые двери к далеким горным деревням. Только что чудным образом исполнилось ее желание. Она теперь может беспрепятственно распространять Слово Божье в отдаленных горных краях Северного Китая. ...Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу. В последующие месяцы Глэдис ясно поняла, что Сам Господь дал ей эту новую возможность посещения горных деревень. Под охраной двух солдат мандарина, которые должны были защищать ее от разбойников в горах, Глэдис объезжала горный край севера. Она посещала не только маленькие поселки недалеко от Янчэна, но и добиралась до сотен деревень и поселений по всей области. Официальный, написанный на красной бумаге приказ мандарина и конвой солдат облегчали ей труд и создавали больший авторитет среди горцев. Сама Глэдис с радостью исполняла свои новые функции инспектора. В каждой деревне сначала оба солдата ходили по узким улочкам и созывали семьи к деревенской площади. Убедившись в том, что все жители присутствуют, один из солдат громким голосом зачитывал приказ мандарина. Высоко подняв официальную красную бумагу в руке, солдат сообщал горцам, что перевязывать ноги девочкам и женщинам впредь запрещено. Ноги должны у всех развиваться и двигаться свободно. Тот, кто не повинуется этому новому закону, будет посажен мандарином в тюрьму. Старые женщины на площади беспокойно шаркали ногами. Мужчины недовольно реагировали на эту весть. Долгие столетия маленькие ноги китайской женщины считались признаком ее красоты. Почему же это вдруг должно измениться Мужчины бормотали, что не хотят этого. Тогда солдат поднимал руку. Красная бумага колыхалась на ветру. Его голос оглашал деревенскую площадь: - Если какая-то женщина или девушка откажется развязать ноги, ее муж или отец будет посажен в тюрьму. Женщина с Книгой является государственным инспектором. Сейчас она по приказу мандарина проверит ноги женщин. Отказавшиеся от проверки будут наказаны. Люди начинали волноваться. Женщины смотрели испуганно, а мужчины строптиво. Между этими взволнованными людьми и громко кричащими солдатами стояла женщина с Книгой. В первой же деревне Глэдис влезла на груду камней развалившейся стенки и жестами рук попросила тишины. Солдаты замолчали, и глаза народа устремились на нее. Что хочет сказать им эта чужестранка В установившейся тишине ее взгляд спокойно скользнул по рядам женщин, девушек и детей. Вся ее осанка выражала достоинство. В руках у нее была Книга. Она открыла ее. Ясным голосом по-китайски она прочитала девяносто девятый Псалом. Люди слушали. Тревожный шепот утих. Прочитав Псалом, она еще с минуту стояла неподвижно, потом подняла голову. Ее глаза устремились вдаль, где высоко к небу поднимались вершины гор. Люди напряженно ждали. И вдруг... зазвучало прекрасное пение ее сильного, задушевного голоса: Воскликните Господу, воскликните Господу, вся земля, воскликните Господу, вся земля! Служите Господу с веселием, идите, идите, идите пред лицом Его, идите пред лицом Его, идите пред лицом Его с восклицанием, с восклицанием. Неужели эта иностранка так хорошо поет! Хвалебный гимн плыл над их головами и поднимался вверх, расплываясь в бесконечной синеве неба. Люди стояли неподвижно. Казалось, что сила голоса удивительной женщины возвысила ее над окружающими. Она пристально смотрела вверх, в бесконечность. Тепло и сильно звучал ее голос, когда она с упоением пела: Познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас, познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас. И мы Его, Его народ, овцы паствы Его, и мы Его, Его народ и овцы паствы Его. Под влиянием этого пения сопротивление большинства слушателей сломалось. Открылись уши и сердца, чтобы воспринять весть из Книги. Глэдис заметила, что много глаз с ожиданием устремлены на нее. Теперь говорить было легче, хотя она ощущала великую ответственность за каждое свое слово. Она еще раз прочитала стих из девяносто девятого Псалма: Познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас... Простыми словами она рассказала о сотворении человека, как Сам Бог дал человеку тело и душу. Она закончила свою короткую речь следующими словами: - Тела всех людей создал великий Творец. И они должны оставаться такими, какими были сотворены, имея возможность расти так, как определил Создатель. Если бы Бог захотел, чтобы у девочек и женщин были очень маленькие ноги, то Он бы сделал их маленькими. Но великий Творец этого не сделал. Он создал их такими, какими они и должны быть. Сейчас правительство издало новый закон о том, что все те, кто обвяжет ноги и таким образом воспрепятствует их росту, будут строго наказаны. Если бы мужчины попробовали семенить с такими туго обвязанными ногами хоть немного, они бы поняли, как это ужасно. Это некрасиво, потому что неестественно и противоречит Божьему замыслу. А теперь... матери, возьмите своих маленьких девочек и развяжите им ножки. Я буду проверять! Женщины начали возбужденно переговариваться. Они улыбались, глядя на Глэдис, но взяли малюток к себе на колени и ждали, кто осмелится первым выполнить приказ. Глэдис присела на корточки перед одной молодой матерью и развязала бумажные ленты вокруг ножек ее ребенка. Все глаза очень внимательно смотрели на ее руки. - Смотрите-ка! - воскликнула Глэдис.Смотрите-ка, какие красивые ножки! - Она показала ножку ребенка его матери. - Смотрите-ка,- повторила она,- эти ножки сейчас могут свободно расти и двигаться, а потом ваш ребенок будет свободно ходить, прыгать и бегать. Ноги у нее больше не будут болеть. Это станет освобождением для китайских девушек и женщин. Она на минутку приподняла девочку вверх и обратилась к матерям: - А у ваших девочек тоже такие красивые ножки Покажите-ка их! Скоро на площади царил необыкновенный шум. Всем девочкам развязали ножки, и матери постарались заставить их стоять и ходить. Девочки постарше сами развязали свои ноги, но после этого с трудом могли стоять на них. Глэдис была потрясена деформацией их ног. Пальцы некоторых были намертво согнуты, им понадобится много времени, пока они вернутся в нормальное положение. Для пожилых женщин, конечно, было уже поздно исправлять положение. Их ноги оказались слишком искривленными, они обречены были и впредь ходить обвязанными ногами. Перед отъездом из деревни Глэдис рассказала людям библейскую притчу о потерянной овце и выучила с ними слова одного из Псалмов: Пастырь мой - Господь всесильный, С Ним нужды не знаю я. Люди в этом краю любили петь, и некоторые погонщики ослов, которые жили в этой деревне и уже выучили этот псалом на миссионерском постоялом дворе, дружно поддержали пение. Солдаты на прощание всегда предупреждали людей о том, что женщина с Книгой еще вернется для проверки, чтобы ноги женщин не оказались обвязанными снова. Когда ей надо было переночевать в деревне или поселке, люди вечером с удовольствием приходили туда, где находилась Глэдис. Она и там продолжала рассказывать истории из Библии так же, как рассказывала погонщикам ослов в Янчэне. Китайские крестьяне слушали ее с большим интересом и вниманием. Сам Господь в Свое время и Своим способом открыл ей все двери в этом краю, так что она могла разъезжать и всюду провозглашать Его Слово. Каждый раз она раздавала людям карточки со стихами. Она предлагала выучить наизусть эти библейские стихи, а при ее последующем визите карточки сменялись, и они учили новые стихи, псалмы и гимны. Под вечер она обычно вместе с жителями пела несколько гимнов на деревенской площади. Когда золотой отблеск заходящего солнца освещал склоны гор и из какой-нибудь горной деревни поднимались звуки пения, погонщики ослов на горных тропинках знали, что женщина с Книгой опять посещает одну из деревень. Мандарин и его солдаты восхищались ее храбростью и неутомимостью во время долгих и утомительных поездок на осле по узким горным тропинкам, мимо крутых скал и расселин. Глэдис была уверена, что Сам Господь хранит ее, день за днем давая ей необходимую силу. Она часто вспоминала слова: Ты возжигаешь светильник мой, Господи.. Благодаря знакомству с Библией в некоторых деревнях многое изменилось в жизни людей. Мужчины больше не обращались с женщинами как с рабынями, не били их. Курение опиума запретили, детей больше не продавали в рабство, а во время работы на полях нередко пели псалмы и духовные гимны. Распространялось Евангелие, и мистер Лу, китайский благовестник, получил возможность основать маленькие общины.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28