Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женщина с книгой




страница3/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Глава 3. Окончательное призвание Все последующие годы Глэдис Эльверд работала горничной, не жалея сил. Хозяева девушки, зная ее порядочность, доверяли ей во всем. Она стала членом союза, занимающегося распространением Евангелия. Однажды в журнале, который издавался этим союзом, Глэдис прочла о том, как остро необходимы миссионеры для работы в Китае. Их требовалось не менее двухсот, чтобы проповедовать Слово Божье жителям Китая, еще никогда не слышавшим о Спасителе Иисусе Христе. Миллионы людей в этой огромной и еще столь закрытой стране жили и умирали без всяких познаний о вечном будущем. Они жили без Христа, обретаясь на пути к вечной погибели. Статья сильно тронула ее чувствительное сердце. Надо что-то сделать для этих людей, это ясно. Но кто же поедет в ту далекую-далекую страну Взволнованная, она пыталась говорить об этом с друзьями, но они только пожимали плечами. - Чего ты вбила себе в голову этот Китай - отмахивались они.- В самой Англии не меньше работы! Но Глэдис не переставала думать и говорить о несчастных. Нужно больше миссионеров для Китая, чтобы нести туда Библию. Как эти люди в Китае смогут покаяться, если у них не будет Слова Божьего - Оставь ты свою болтовню о Китае,- раздраженно сказал ее брат, когда она в очередной раз заговорила об этом дома. - Но ведь надо же как-то действовать. Китайцам нужен свет Евангелия. Люди должны узнать, что нуждаются в покаянии и обращении к живому Богу,- убежденно возражала она. - Опять ты со своим Китаем. Поезжай сама, если думаешь, что это обязательно надо. Она задумчиво посмотрела на брата и наморщила лоб. - Поезжай сама...- медленно повторила она его слова. Спустя некоторое время, просматривая в лондонском автобусе газету, она прочитала известие: Границы Китая открываются. Это сразу же заинтересовало ее. Корреспондент писал, что впервые из Шанхая вдоль Хуанхэ, Желтой реки, на север, до города Ланьчжоу, полетел самолет. С началом регулярных воздушных рейсов в Северном Китае откроются двери для принятия европейской помощи в виде строительства больниц, миссионерских пунктов, железных дорог и торговых центров. Там, в Китае, где живут миллионы людей, еще не знакомых с Евангелием. Вывод газетной статьи был таков: Дверь открыта. Значит, теперь надо действовать!. Да, дверь в Северный Китай открыта, а дверь моего сердца открыта для Китая. Но как мне добраться туда - подумала Глэдис. И снова она пыталась поделиться своими мыслями с друзьями. - Ты не в своем уме,- говорили они с жалостью. Даже ее кузина Квини, самая верная подруга, не понимала ее устремлений. Ну что ж, тогда мне надо съездить домой и рассказать об этом папе и маме,- решила Глэдис. В один из вечеров, после того как отец Глэдис, прочитав газету, отдыхал в кресле, размышляя, дочь осторожно сказала: - Я в Лондоне читала известие о том, что границы Китая открываются все шире. Первый самолет уже полетел из Шанхая на север, до города Ланьчжоу. Отец недоуменно взглянул на Глэдис. - Так, ну и.. - Ну и сейчас можно действовать. Я имею в виду, надо что-то делать для людей, живущих там! Он внимательно посмотрел на свою дочь и повторил: - Так, ну и.. - Папа, знаешь, мне хотелось бы самой поехать в Китай. - Что.. Как.. Ты - в Китай! - в ужасе воскликнул отец. - Да, папа! Отец вскочил и пристально поглядел на нее. - Что ты хочешь там делать, разве ты медсестра - Нет,- ответила она, - я не медсестра. - Значит, ты ни за кем не сможешь ухаживать. -Нет... - Преподавать ты тоже не умеешь, ведь ты не учительница,так - Нет, этого я тоже не умею. - Ну, а что же ты хочешь там делать - раздраженно воскликнул он. - Я верю, что у меня призвание заниматься там миссионерской деятельностью. Отец страшно рассердился. - Уходи! Я не хочу тебя видеть! Этой чепухой о Китае я сыт по горло. Единственное, что ты умеешь, это говорить... говорить! Вот и все, на что ты способна,- только говорить! Глэдис испуганно попятилась, вышла из комнаты, прокралась через кухню на площадку под лестницей и залилась слезами. Как же ее отец, которого она так уважает, может считать чепухой ее желание поехать в Китай Неужели он не понимает, что Господь призывает ее отправиться туда Глэдис прислонилась к стене. Горько рыдая, она в тихой молитве излила свое горе: - Господи, папа не понимает, что Ты призвал меня! И вдруг во время плача в памяти ее зазвучали слова, сказанные отцом. Она поняла, что он укорял ее за присущий ей талант: Единственное, что ты умеешь, это говорить... говорить. Ну, а если это ее единственное дарование, то она должна употребить его не так, как тот человек из Библии, который закопал свой талант вместо того, чтобы употребить его на дело Божье. И тихо шепча, она помолилась: - Ах, Господи, мой папа сказал: единственное, на что я способна, это говорить. Ну хорошо, тогда я и буду говорить, не перестану говорить... Ах, Господи, не может ли именно это стать моим служением Тебе Придя в свою комнатку, она еще раз в тихой молитве обратилась к Богу и попросила, чтобы Он использовал ее способности в Своем деле. И как чудно! В этот момент в ее сознание пришли утешительные слова из Библии: Не заботьтесь, что вам говорить,... Я вложу Мои слова в твои уста! Эти слова дали ей столько силы, что огорчение, вызванное гневом отца, сгладилось и мир вновь наполнил ее душу. Они пробудили в ее сердце упование на то, что Господь все совершит Сам. Однажды Глэдис попросила освободить ее на день от работы. У нее было очень важное дело. Для этого ей надо было сорок минут ехать на автобусе мимо вокзала Кингз-Кросс и торговых рядов в самый центр города. Конечная цель поездки - площадь, окруженная аллеями и парками. Там, скрытое в хорошо ухоженном саду, стояло четырехэтажное здание. Над входом Глэдис прочитала слова: Китайская Внутренняя Миссия (КВМ) и еще: Уповайте на Бога!. Это было то, что она искала: организация, занимавшаяся засылкой миссионеров в Китай, и упование на Бога, служа Которому она должна ехать. Наведя подробные справки, она узнала, что это единственная миссия, которая готовит таких, как она, не имеющих специальности медсестры или преподавателя, к отправке в Китай. Она написала туда письмо с просьбой принять ее. В ответ пришли бланки, которые она должна была заполнить. На вопросы, помещенные в анкетах, она ответила очень подробно. И вот теперь ее пригласили на встречу с женщинами совета миссии. Побеседовав с ней, члены совета примут решение, посоветовать ли главному правлению принять ее или дать ей отвод. В КВМ было правило подвергать своих женских кандидатов в миссию психологическому тесту на женском совещательном совете. При этом тщательно исследовали характер, способности, силу воли, настойчивость и другие важные качества. После беседы с мисс Эльверд совещательный совет письменно сообщил результаты главному правлению. Итак, 12 декабря 1929 года они занесли в протокол следующее: Мисс Г. М. Эльверд, 1902 года рождения, родом из Эдмонтона, была опрошена. Глэдис Эльверд выросла в христианской семье. Она получила духовное рождение в восемнадцатилетнем возрасте, узнав свою духовную нужду после того, как уехала из дому на работу в Лондон. В своей среде она вела себя соответственно этому изменению. Она свидетельствовала о своем возрождении на евангелизационных собраниях как в церкви, так и под открытым небом. Ввиду исключительной твердости ее убеждения в том, что она призвана к миссионерскому труду, совещательный совет рекомендует принять этого кандидата для прохождения курса миссионерского образования с испытательным сроком три месяца. За этот период надо проверить, способна ли она к регулярному обучению. После тщательного обсуждения этого дела комитет по проверке кандидатов согласился с рекомендацией. Так в начале 1930 года Глэдис Эльверд вошла в здание Китайской Внутренней Миссии. Начался новый период ее жизни. В саду, неподалеку от здания управления, находился интернат для женщин - кандидаток на получение миссионерского образования. Большинство девушек были моложе Глэдис, но, благодаря своему подчас наивному поведению и хрупкому телосложению, она выглядела их сверстницей. Все девушки проходили там трехмесячный испытательный срок. Кроме уроков, они по очереди выполняли задания по ведению домашнего хозяйства интерната. В шесть часов утра их будил звонок. Надо было быстро встать. Следующий звонок был сигналом идти в читальный зал, где каждый новый день начинался чтением Библии и общей молитвой. Кандидаток разделили на пары. Каждая пара должна была организовать воскресную школу в трущобах района Хакни. По средам в большом зале с высокими окнами, тяжелой мебелью и квадратной трибуной для ораторов проводилось собрание, которое для Глэдис всегда являлось главным событием недели. На боковой стене зала висела огромная карта Китая, усеянная маленькими красными точками, обозначавшими миссионерские пункты КВМ. Рассказывали о положении миссионеров, об их труде, успехах и разочарованиях. Миссионеры, приехавшие в отпуск, выступая на собраниях, говорили о стремлении народов Северного Китая к духовному развитию и о возможности трудиться там, появившейся в последнее время. На этих собраниях по средам молились о тружениках для этой неизмеримой нивы Божьей в Китае. В свои комнатки девушки возвращались с еще более прочным убеждением, что их назначение - миссионерская деятельность в Китае. Их предупреждали о сложностях, связанных с будущей работой. Прежде всего, это долгий путь к месту назначения - более одного месяца; затем требовалось поработать там семь лет до первого отпуска. Им говорили о том, что часто у миссионеров бывают финансовые трудности; иногда им придется мириться с отсутствием медицинской помощи, с одиночеством, с отсутствием полицейской защиты в случае опасности. Их предупреждали и о том, что в Китае на двух женщин приходится только один мужчина. Девушки готовились к незамужней жизни. От них требовали, чтобы они мобилизовали все свои силы для исполнения долга служения Богу. Если Богу угодно, чтобы они попали в Китай, они будут труженицами, прядущими нити для большой ткани, которой сами на земле никогда не увидят. В эти месяцы Глэдис чувствовала себя приподнятой над всеми земными заботами. Она была готова на любую жертву, чтобы достичь своей цели - миссионерского труда в Китае. Привыкать к домашнему быту в интернате ей было нетрудно. Она легко справлялась со своими обязанностями по хозяйству благодаря рациональному распределению времени. Нужна была кому-нибудь помощь - Глэдис первая с радостной улыбкой вскакивала, чтобы помочь. Звонок - и она сразу же готова была пойти туда, куда ее позовут. Когда ей пришло время посетить жуткие, убогие лондонские трущобы, она справилась со своей задачей лучше многих других.Нелегко было навести порядок среди шумных уличных мальчишек из лондонских трущоб в воскресной школе, но группа Глэдис отличалась дисциплинированностью. На библейских уроках она сидела как завороженная. Пение псалмов и гимнов утешало ее. Молитвенные собрания являлись для Глэдис ежедневным праздником. А потом... в ее комнатке продолжались тихие разговоры со своим Господом. Эти молитвы были скрыты от других. Лишь спустя многие годы она писала о них друзьям. Занятия имели, однако, и свои мрачные стороны для Глэдис. Теоретические предметы приводили ее в отчаяние. Когда другие кандидатки во время лекций с интересом слушали и усердно конспектировали, Глэдис тоже старалась не отстать от них. Хотя она напрягалась до предела, но мало что успевала записать. Одна из студенток была машинисткой-стенографисткой. Каждый вечер, приведя в порядок свои записи, она давала их Глэдис, чтобы та переписала конспект в свою тетрадь. Но даже это мало помогало ей на еженедельном экзамене. Учителя скоро заметили ее ограниченные способности в учебе. Глэдис назначили дополнительный опрос. Одна студентка постарше старалась помочь ей, советуя, как надо заниматься, какие книги использовать, как вести записи, но все было напрасно. - Учеба кажется тебе немножко тяжелой,ласково сказала она.- Не хочется ли тебе бросить ее - Бросить ее - изумленно сказала Глэдис.- Нет! Я ведь должна поехать в Китай! - Но твои оценки пока не очень хорошие,осторожно заметила девушка. - Я так стараюсь, но мне трудно усваивать некоторые предметы,- смущенно оправдывалась Глэдис. Прошел трехмесячный испытательный срок. Учительница озабоченно просмотрела экзаменационный лист Глэдис Эльверд, который она должна была показать выборному комитету. Ей очень нравилась эта девушка, ее способность общаться с людьми, особенно с нищими, готовность протянуть руку помощи там, где это было нужно, даже в самых трудных ситуациях. Но приходилось признать и тот факт, что результаты Глэдис в изучении теоретических предметов все еще неутешительны. На закрытом собрании миссии обсуждались кандидатуры и решалось, кто из девушек после испытательного срока годен к дальнейшему обучению. Слово взял председатель комитета: - Следующий пункт повестки дня касается мисс Глэдис Эльверд. Вы помните ее, господа Это та горничная, которую мы три месяца тому назад приняли для прохождения курса миссионерского образования с испытательным сроком. Она хочет поехать в Китай. Ее учительница сообщила, что она очень слабо успевающая ученица. У нее недостаточная общеобразовательная подготовка, познания в христианском вероучении и опыт также ограничены. Оказалось, что до четырнадцатилетнего возраста она занималась в воскресной школе в Эдмонтоне, но в последующие годы редко посещала церковь. Работала горничной в Лондоне, а в свободное время вела веселую, легкую жизнь, полную удовольствий. Она рассказала мне, что курила, любила танцы, игры в карты, вечерние театральные спектакли. После случайного посещения церкви в Кенсингтоне ее жизнь резко переменилась. Возрождение мисс Глэдис несомненно, так как налицо явная перемена в жизни. Она примкнула к евангельскому союзу и регулярно читала его журналы. Статья о духовной нужде многих миллионов людей в Китае оказала на нее глубокое впечатление. Требовалось много миссионеров для работы в Китае, и она почувствовала себя обязанной - она так и сказала мне - записаться, чтобы отправиться туда. Вот почему она и попросила нашу Китайскую Внутреннюю Миссию принять ее на обучение. Мне действительно очень жаль, но я вынужден советовать не оставлять мисс Эльверд для дальнейшего обучения. Она, правда, искренна, отважна и, кажется, чувствует призвание к миссионерскому труду. Но было бы безответственно посылать в Китай столь малообразованную девушку. Есть ли у вас какие-либо вопросы или замечания Члены комитета были согласны с выводом председателя. Вызвали Глэдис Эльверд. Вошла маленькая, худенькая девушка в простой темной юбке горничной. Ее черные волосы были гладко причесаны и уложены в толстый пучок. Своей жизнерадостной улыбкой и живым взглядом она вызывала к себе симпатию всех присутствующих. Председатель предложил ей стул. Откашлявшись, он начал говорить: - Мисс Эльверд, у нас к вам глубокий интерес, мы уверены в том, что в вашей жизни произошла большая перемена. Мы верим, что Бог призвал вас на Свое служение. Но мало вероятно, что это служение осуществится в Китае. Во время вашего трехмесячного обучения здесь мы внимательно наблюдали за вами. Комитет единогласно решил, что, ввиду вашего ограниченного образования, мы не сможем взять на себя ответственность послать вас в Китай. Китайский язык - самый трудный язык в мире. Было бы нечестно умолчать о том, что мы считаем ваше образование и ваши способности к изучению китайского языка явно недостаточными. Вам вряд ли целесообразно продолжать образование в нашей школе. Нам очень жаль! Слова председателя оглушили ее, как удары кувалдой. Она почти потеряла способность соображать. Все ее планы на будущее вмиг были разбиты. Потрясенная, она молча вышла из зала. Председатель пошел за ней в вестибюль и увел ее в свой кабинет. - Что вы теперь намерены делать, мисс Эльверд - спросил он с участием. - Не знаю,- грустно ответила она.- Но я знаю, что не смогу оставаться горничной, потому что Господь призвал меня служить Ему. - Мы как раз ищем помощников для двух наших миссионеров-пенсионеров. Не хотите ли вы заботиться о них, пока у вас нет постоянной работы - ласково предложил он. - А где они живут - В Бристоле. Вы не поехали бы туда, чтобы помогать им - Да, хорошо, но... Глэдис отвернулась, пытаясь проглотить подступивший к горлу комок, и быстро смахнула рукой набежавшие слезы. Она старалась держаться мужественно, не плакать. Не надо, чтобы председатель увидел это. - Я хотела бы поблагодарить вас за все, что вы сделали для меня. Все здесь были так ласковы со мной. Мне так тяжело... от того, что я оказалась не в состоянии трудиться в вашей миссии... но Господь знает, что делает. Я этого еще не понимаю. Может, я училась не совсем хорошо, но... - она замолкла и опять всхлипнула. Ему больно было наблюдать переживания этой девушки. Он ждал, пока она овладеет собой. - Но здесь я научилась молиться... Я научилась молиться так, как не умела никогда раньше, и буду всегда ценить это. Он кивнул ей в знак понимания. Ей пора было уходить. Он простился с ней, на секунду задержав ее руку, так слабо и безвольно лежавшую в его руке. С глубоким сочувствием посмотрел он вслед маленькой фигурке, выходящей из здания Китайской Внутренней Миссии. Она еще как маленький ребенок,- подумал он. Но это уже был ребенок, который научился молиться. Глэдис поехала в Бристоль. Она заботилась о престарелых миссионерах и прошла у них серьезную духовную школу. Искренно и просто они рассказывали ей о своей жизни в далеких странах. Они на своем опыте убедились в том, что Господь всегда верен в Своих обещаниях! Он всегда отвечал на их молитвы. Правда, часто не так, как они ожидали, но Он всегда отвечал в Свое время и Своим образом. Глэдис заметила, что эти люди в молитве благоговейно говорят с Господом как с Другом. Она уже слышала о такой вере, но еще никогда не встречала людей с такой безусловной уверенностью в Божьем водительстве. Она заметила, что они молятся и о ней. - Он поведет тебя, Он предусмотрел все для тебя. Уповай только на Него! Он покажет тебе путь, которым ты должна идти,- утешали они ее. Они подарили ей открытку со стихом из Неемии 4,14: ...Не бойтесь их, помните Господа. Она хранила ее в Библии. В последующие месяцы Глэдис старалась найти себя, решить, какой работой должна заняться. Несколько недель она помогала в доме для трудящихся девушек. Потом друзья из Лондона попросили ее приехать и поработать там соцсестрой среди сбившихся с пути и потерпевших крушение. Каждый вечер она ходила в порт для того, чтобы увещевать шатающихся там девушек и женщин. В подозрительной темноте кварталов и в свете желтых газовых фонарей она умоляла их бросить разрушающую душу и тело жизнь. Она входила в портовые кафе и внимательно всматривалась, нет ли там молодых девушек, которых моряки привели, чтобы напоить. Она старалась увести их оттуда, прилагая все усилия, чтобы они из-за своего легкомыслия не опустились на дно жизни. Смущенные девушки шли за ней из кафе тихими переулками в Дом миссии, центр евангелизации. Там она рассказывала им, что однажды они предстанут перед судом Христовым, где должны будут дать отчет за все совершенное ими. Сейчас у них есть еще возможность обратиться к живому Богу. Глэдис стала в этом пригороде Лондона известным человеком. Наша маленькая сестра,- называли ее его обитатели. Хотя эта деятельность дала ей временное удовлетворение, все-таки она чувствовала, что не в этом главное ее предназначение. Китай,звучало в ее сердце.- Китай... вот куда мне надо! - Выброси Китай из головы раз и навсегда,- говорили ей друзья.- Продолжай твое служение в порту. Нет лучшего труда для тебя, да и нет никого более способного к этому, чем ты! Но Глэдис не могла забыть о Китае. Если КВМ не может послать ее туда, то, может быть, есть где-нибудь семья, которая едет в Китай и захотела бы взять ее с собой нянькой В Лондоне она повсюду расспрашивала о таких семьях, но безрезультатно. - Вот видишь,- убеждали ее лучшие друзья,- ты должна остаться здесь, в Англии! Сомнения в своем призвании терзали ее сердце. В унынии она вновь ехала в пригород. В поезде она достала свою карманную Библию, которую всегда носила с собой, и начала читать, в тихой молитве прося об ответе. Она читала, начиная с первой главы Бытия вплоть до главы двенадцатой: И сказал Господь Абраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе. И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение. Вот человек, который безоговорочно повиновался Божьему повелению! ...Пойди из земли твоей... - и он пошел. Он ушел из дома отца своего и пошел на место, указанное ему Богом. И вот сейчас, именно в момент чтения этих слов, она опять почувствовала свое призвание. Повеление, однажды данное Аврааму, она услышала в своем сердце: Пойди из земли твоей... в землю, которую Я укажу тебе. Теперь она твердо верила, что Господь поведет ее в Китай... И благословлю тебя. Следующее указание она нашла в истории Моисея. И это был человек, послушный повелению Бога. Он должен был оставить свою спокойную жизнь пастуха и пойти в Египет, чтобы вывести оттуда детей Израиля в Ханаан. Какое мужество, какая сила веры нужны были Моисею, чтобы с толпой упрямых израильтян выйти в пустыню, не думая о будущем, подчиняясь исключительно Божьему призыву! Теперь Глэдис Эльверд знала, что ей делать. Ее назначение - трудиться в Китае, и ей надо заработать деньги на поездку туда. Иных забот у нее в данный момент не должно быть. Глэдис шла по оживленным улицам Лондона в большой фешенебельный дом на БелгрейвСквер, где ее приняли горничной. На верхнем этаже этого великолепного дома ей предоставили небольшую комнатку. Там она спала. Там же стоял и ее коричневый чемоданчик с немногими вещами. Войдя в комнату, она захотела побыть минутку наедине с Богом. Она села на край постели, взяла свою Библию и начала читать. Все еще под впечатлением историй Авраама и Моисея, которые были послушны голосу Божьему, она ежедневно внимательно прочитывала следующие главы Бытия и других книг. Сейчас она дошла до первой главы книги пророка Неемии. Чувствительная душа Глэдис была тронута молитвой Неемии. Читая ее, она в то же время молилась сама. Она так хорошо понимала его слезы, когда он услышал о большой нужде жителей Иерусалима, но не был в состоянии чтонибудь сделать для них! Он был придворным слугой и как виночерпий должен был повиноваться своему работодателю, хотя душой стремился в Иерусалим. И я в таком же положении,- подумала она. Потом она читала вторую главу Неемии: И благоугодно было царю послать меня... С удивлением она повторила эти слова, стала на колени перед постелью, на которой лежала открытая Библия, и помолилась: - О Господи, пошли и меня так же, как Ты послал Неемию. О Господи, используй и меня... Неожиданно дверь в комнату отворилась. Вошла пожилая служанка. Она удивленно посмотрела на плачущую на коленях перед постелью девушку, на Книгу и на горсточку денег на постели. Глэдис ничего не слышала. Она чувствовала, что Господь через Слово говорит с ней. Охватив руками Книгу и придвинув монеты, она умоляла: - Господи, вот моя Библия, вот все мои деньги. Если Ты захочешь послать меня... о Господи, возьми меня... Используй меня... для работы в Китае! - Ты что, с ума сошла, что ли С кем ты говоришь - воскликнула женщина.- Что ты там сама с собой тараторишь Тебе надо быстро вниз. Звонила госпожа. Глэдис побежала за своей старшей коллегой, приглаживая волосы и на ходу утирая слезы. Не надо, чтобы это видели другие. А зачем ее зовут вниз Разве она сделала что-то не так Лишь бы только госпожа не уволила ее, ведь тогда она не сможет заработать деньги на дорогу. Госпожа увидела, как, изпуганно потупившись, стоит девушка в дверях. Она почувствовала ее страх. Подойдя к ней, она погладила ее по плечу и приветливо сказала: - Глэдис, ты очень хорошо работаешь. Я довольна тобой. Я решила возместить тебе дорожные расходы в Лондон и немножко повысить твое жалованье. Глэдис взяла деньги и хотела поблагодарить, но от волнения почти ничего не смогла выговорить. Со слезами на глазах она шепнула: - Благодарю вас. - Надеюсь, что ты долго будешь трудиться у меня, Глэдис,- сказала госпожа. - Да, да... До того, как скоплю достаточно денег,- снова прошептала девушка. - Что ты имеешь в виду, милая Но Глэдис уже быстро бежала вверх по лестнице в свою комнатку. Там она положила деньги рядом с Библией, снова опустилась на колени и стала горячо благодарить Бога. В большом богатом лондонском доме Глэдис выполняла свои обязанности с усердием и радостью. Иногда госпожа давала ей дополнительные деньги за особенно тщательно выполненную работу, и тогда темные глаза девушки с такой искренней благодарностью смотрели на нее! Господа временами спрашивали себя, о чем эта девушка все время думает, но Глэдис молчала. Это была ее тайна. Был только Один, Кто знал об этом. Она часто становилась на колени, чтобы рассказать Господу, сколько она уже отложила денег на путешествие в Китай. Как только она сберегла первые три фунта, она осведомилась в бюро одного судоходного общества о цене билета до Китая. - Самый дешевый билет - девяносто фунтов. - А вы не знаете, как можно дешевле доехать туда - спросила она. - Знаю,- ответил служащий,- самая дешевая поездка - поездом через Европу, Россию и Сибирь. Это стоит сорок семь фунтов. Но мы не советуем вам предпринимать такую поездку, так как в Маньчжурии идет война. На это предупреждение Глэдис, однако, не обратила внимания. Она направилась в бюро путешествий Миллер, на Хеймаркете. Там маленькая смуглая девушка немножко застенчиво положила перед служащим свои три фунта. Человек, оформляющий билеты за границу, спросил: - Ну, а зачем мне эти деньги - Они на мое путешествие в Китай,- ответила Глэдис. - Китай.. - с удивлением повторил тот.Да кто же хочет ехать в Китай - Я хочу,- заверила она. Он строго посмотрел на нее и сказал: - Не думай, что я дам молодой девушке одурачить себя! Поездка в Китай и притом за три фунта Она серьезно посмотрела на него и, пододвигая к нему деньги, убедительно сказала: - Господин, я должна ехать в Китай. У меня уже есть три фунта. Каждую неделю я буду приносить вам еще денег, так что вы сможете скопить их для меня. Мужчина потерял терпение. Он побарабанил пальцами по столу, сунул деньги ей под нос и раздраженно посоветовал: - Иди домой к матери. Губы девушки решительно сжались в тонкую линию. Два темно-карих глаза посмотрели на него, излучая непреклонную силу воли, и он вдруг понял, что перед ним - взрослый серьезный человек. - Вот три фунта,- повторила она.- Мне нужен самый дешевый билет. Я буду приносить деньги каждую неделю, пока их не окажется достаточно. Она записала для него имя, фамилию и адрес, оставила деньги у него и вышла из бюро. Конторский клерк в полном изумлении посмотрел ей вслед и пожал плечами. Может быть, эта девушка не в себе - подумал он.Но какой у нее взгляд! Должно быть, у нее очень твердая воля и светлый ум,- решил мужчина. Он положил три фунта в отдаленный уголок своего письменного стола. По оживленным улицам Лондона Глэдис торопилась обратно в дом, где служила. В свободные вечера она подрабатывала в других семьях или на званых обедах и таким образом получала дополнительные деньги. Новую одежду она не покупала. Для себя самой она вообще не покупала ничего. Все деньги откладывались для поездки. Каждую неделю она уносила заработанные деньги в бюро путешествий, простодушно сообщая: - Вот, господин, это на мой билет в Китай. Так прошло несколько месяцев. Глэдис работала, откладывала деньги и часто присутствовала на богослужениях Китайской Миссии. Однажды с речью выступал только что вернувшийся из Китая миссионер. Он рассказал о семидесятитрехлетней англичанке, которая трудилась на одиноком миссионерском пункте в Северном Китае. Ей так хотелось бы иметь у себя молодую девушку, проникшуюся любовью к миссионерскому труду, которая заботилась бы О бедных китайских женщинах и детях и рассказывала им библейские истории. У Глэдис, слушавшей это, сердце сильно застучало от радости. Как только окончилось служение, она подошла к миссионеру и спросила, не может ли она поехать в тот пункт. - Милая моя,- грустно произнес этот немолодой мужчина,- госпожа Лосон в Китае молится о помощи, но, к сожалению, нет никого, кто взялся бы оплатить дорожные расходы. Глаза Глэдис радостно засияли. - Эти деньги я уже собрала. Я только ждала указания от Господа, куда мне именно надо ехать. - Да благословит тебя Господь, мое дитя. Господь да благословит тебя! Быть миссионером трудно, а если надо отправляться одному - тем более. Но если Господь призвал тебя, Он позаботится о тебе. Если ты когда-нибудь окажешься в самой большой нужде, уповай на Него и только на Него! Глэдис написала госпоже Лосон в Китай. И вот в одно незабвенное утро она обнаружила в своем почтовом ящике письмо с китайской маркой. - Я могу ехать,- взволнованно поделилась она со своими хозяевами и коллегами.- Могу ехать в Китай, заботиться о бедных и знакомить их с Библией. В тот вечер Глэдис читала шестьдесят седьмой Псалом. Два стиха особо запали ей в душу: ...Во власти Господа Вседержителя врата смерти. Царства земные! Пойте Богу, воспевайте Господа! По убедительной просьбе отца Глэдис провела последние дни перед отъездом дома в Эдмонтоне. Это были волнующие дни для семьи Эльверд. Мама осмотрела вещи Глэдис. - Тьфу ты! Разве эта черная полуизношенная юбка горничной - все, что у тебя есть Да, они знали, конечно, что каждое заработанное пенни Глэдис откладывала для путешествия. Она ничего не покупала для себя. Но поедет она прилично одетой, в голубом плаще и оранжевой юбке мамы. Так решила сама госпожа Эльверд. А сестра Виолет смастерила для нее шляпку. Нагруженная двумя чемоданами с одеждой и пищей, свернутым одеялом и сумкой, со спиртовой горелкой, к которой были привязаны чайник и сковорода, Глэдис вышла из родительского дома. - Паспорт ты не забыла А блокнот и ручку взяла, чтобы как можно скорее написать нам Хорошо спрячь деньги и паспорт! - озабоченно повторяла мама. Она придумала нечто особенное: сшила два удобных бумажных мешочка, в которых спрятала дополнительный чек и очень маленькую карманную Библию. Эти мешочки Глэдис должна была носить на веревочке при себе. В случае потери всего багажа у нее все же остались бы эти необходимые вещи. Мать, сестра Виолет и группа друзей сопровождали ее на вокзал Ливерпул Стрит. Отец ехал с ними до станции Бетнл Грин. - Дальше я не могу, потому что опоздаю на работу,- сказал он. Но они поняли его. Ждать на платформе до того момента, как засвистит кондуктор в знак отправления поезда, ему было слишком тяжело. А потом видеть Глэдис за окном купе, смотрящую на него своими черными глазами и сдерживающую себя, чтобы не заплакать при отъезде в такую даль... Свидятся ли они когда-нибудь еще Что ждет ее на границе Маньчжурии Ведь там война. Нет, эти последние полчаса на вокзале отец просто не выдержит. Они простились, пожав друг другу руки. - С Богом, папа. - С Богом, Глэдис. Больше слов не было. Но их глаза ясно выражали боль прощания. На платформе вокзала Ливерпул Стрит они уже без отца стояли вместе до тех пор, пока свисток кондуктора не подал сигнал. Пассажиры поспешили в вагоны. Глэдис также вошла в купе. Через открытое окно - последнее короткое рукопожатие. - С Богом, Глэдис! - До свидания, Глэдис... Господь да благословит тебя! - С Богом, Виолет... С Богом, мама... До свидания!.. Кондуктор поднял свой флажок. Поезд со скрипом тронулся. Прощальные взмахи руки, и вот уже они перестали видеть друг друга. Было 15 октября 1932 года.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28