Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Глава 21. Бог, Который творит чудеса!




страница20/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

Глава 21. Бог, Который творит чудеса!


Прежде чем Глэдис Эльверд начала путешествие в незнакомую гористую страну Тибета, молодые христиане собрались для молитвы. Глэдис порадовалась их искреннему стремлению к распространению Царства Божьего в этой части Китая. Поторопила ее вера этих молодых людей в то, что Бог поручил нести Свое Слово в это незнакомое место. Молитвы и пожелания благословения этих молодых людей долго еще звучали в ее сердце, так что она с радостью отправилась в путь.

В первые дни путешествие было легким, стояла приятная погода. По дороге она везде встречала приветливых, простых людей, которые охотно ее слушали.

Ее предупреждали о том, что язык тибетцев значительно отличается от китайского. Это так и оказалось. Но в каждой деревне находился ктонибудь, хорошо понимавший по-китайски и готовый служить переводчиком.

Вечерами, найдя в горном селении ночлег, она в трактире беседовала с жителями о Слове Божьем. Повсюду она старалась убедить людей в том, что надо читать Библию. И так как большая часть населения была неграмотна, она побуждала тех счастливчиков, которые умели читать, к чтению Слова Божьего другим.

В некоторых поселках ей показывали брошюры со стихами из Библии. Много лет тому назад эти места посетил миссионер, который беседовал с людьми и раздавал религиозную литературу. С тех пор миссионеры больше не появлялись, и никто не был в состоянии объяснить стихи. Глэдис серьезно задумалась. Должна ли она оставаться в этом районе, чтобы проводить с людьми библейские уроки, или следовать дальше? Нет, она не может остаться, ей надо продолжать свой путь. Место, указанное молодым человеком на географической карте, находится дальше, гораздо дальше - высоко в горах.

Каждое утро она просила переводчика служить ей гидом до следующей деревни. Оттуда переводчик возвращался домой, а она находила нового переводчика и гида на следующий день.

Таким образом продолжалось ее путешествие до Ц. Там Глэдис, по провидению Божьему, нашла приют на двое суток у приветливой семьи, принадлежавшей к маленькой группе христиан. Когда она осведомилась у местных жителей о дальнейшей дороге в горы, все в один голос сказали:

- Дальше идти невозможно.

- Но мне надо дальше,- ответила Глэдис.

- Дальше нет дороги,- объяснили ей.Есть лишь нехоженые тропы. Там конец света. Но это не могло остановить миссионерку.

- Конец света так не выглядит,- сказала она.- Мне надо дальше. Я должна следовать по своему пути.

Жители горной деревни озабоченно покачали головой. По их лицам скользнуло мрачное выражение. Может, эта женщина не в своем уме? Кто решится путешествовать по бездорожью в этом суровом горном краю?

К ней подошел врач-китаец и попытался удержать ее от осуществления столь сомнительного плана.

- Может ли ваш Бог требовать от вас совершить столь опасное путешествие одной? - спросил он.

- Если Он мне поручит нести туда Его Слово, я должна идти, и Он меня охранит,- спокойно ответила она.

- Ну что же,- сказал врач,- в таком случае мой долг - сопровождать вас в этом путешествии. Кроме того, мне очень хотелось бы увидеть тех людей, ради которых вы переносите столько испытаний, согласно воле вашего Бога.

Доктор Хуан заготовил несколько пакетов с пищей, которые два тибетца несли в плетеных корзинах на палке-носителе.

Во время путешествия доктор Хуан беседовал с Глэдис о Слове Божьем. Оказалось, что он член маленькой группы христиан в Ц., однако, его знание Библии очень ограничено и его духовному опыту не хватает глубины. Но он умеет и любит читать. В дороге Глэдис без конца рассказывала о Слове Божьем.

Через несколько часов, утомленные долгой ходьбой, они остановились немного отдохнуть на склоне горы. Носильщики готовили обед, а доктор Хуан рассказывал Глэдис о своих религиозных проблемах. В христианском учении для него было еще столько непонятного. Но так как доктор Хуан был образованным человеком, у них возникали интересные и запоминающиеся беседы. В тех случаях, когда ей не удавалось убедить доктора Хуана словами, она вручала ему свою Книгу, чтобы он сам смог прочесть и обдумать некоторые тексты.

Доктор Хуан намеревался через пять дней вернуться в свою деревню, но твердость веры Глэдис в то, что они встретят людей, которым должны принести Слово Божье, произвела на него такое глубокое впечатление, что он решил путешествовать с ней дальше. В глубине души он считал своим долгом сопровождать эту женщину и защищать ее в суровой гористой стране.

Все дальше, все выше путешественники забирались в горы. Они беседовали со всеми людьми, встречавшимися им на пути, и выяснили, что никто из них никогда не слыхал о Господе Иисусе, Сыне Божьем.

В десятый день путешествия тропа закончилась под склоном горы, где они переночевали в грязной избушке. Весь следующий день они тащились вдоль склона, где уже не было тропинки. Во всей округе не наблюдалось ни малейших признаков человеческого присутствия.

Носильщики вернулись в свою деревню. Они не осмеливались идти дальше, решив, что достигли конца света, где живут боги и где им запрещено появляться.

Доктору Хуану и Глэдис самим пришлось нести тяжелый багаж, пробираясь среди каменных глыб по крутым склонам.

К закату одиннадцатого дня Глэдис почувствовала, что у нее иссякли силы. Идти дальше она уже не могла. Где им этой ночью спать? Где им в этой пустыне найти пищу? Глэдис упала духом. Правильно ли она выбрала путь, эту ли дорогу указал ей Сам Господь? Она почувствовала себя ужасно одинокой. Единственный ее спутник - это доктор Хуан. Но кто он? Она даже не знает его как следует, ведь они познакомились с ним лишь несколько дней тому назад. Правда, до сих пор он был ей огромной поддержкой.

Доктор Хуан пошел вперед, чтобы разведать местность. Он искал новую тропинку, но не находил.

Глэдис остановилась и ждала его. В одиночестве она устало прислонилась к скалистой стене, в ее душе все росло сомнение. Не слыша больше шагов идущей за ним Глэдис, доктор Хуан возвратился. Он с удивлением взглянул на тоненькую, хрупкую женщину, прежде казавшуюся такой мужественной, лишенной страха и сомнения. Она стояла у скалистой стены и большими испуганными глазами пристально смотрела на суровый, непроходимый склон. От отчаяния и безысходности по лицу ее текли слезы.

- Доктор Хуан, поставим сюда свой багаж и помолимся! - воскликнула она.

Положив узлы на землю, они стали на колени. В короткой молитве Глэдис изливала весь страх своего сердца и умоляла:

- Господи, милостивый Бог, помилуй нас. Ты видишь нас здесь. Ты знаешь, как плохо наше положение. О Господи, дай нам пищу и приют на ночь. У меня уже нет сил. Господи, помоги нам!

Доктор Хуан слушал внимательно. Он уловил в ее молитве сомнение и страх. Неужели это она - маленькая женщина с большой верой? Тогда он начал молиться и спокойно высказал свое желание:

- О Господи Боже, вышли нам навстречу того человека, которого Ты хочешь, чтобы мы встретили, чтобы мы смогли рассказать ему о Господе Иисусе и о пути к спасению. Сегодня мы еще никому не могли свидетельствовать о Тебе, но ведь Ты послал нас сюда с особенной целью. Господи, покажи нам, где найти того человека, которого Ты по Своему святому плану намеревался благословить.

Пораженная этими словами, Глэдис почувствовала стыд. В то время как она беспокоилась о своих нуждах, этот врач заботился о деле Царства Божьего.

- Споем гимн? - спросила она через минуту.

- Да, давайте споем,- согласился он.

И вот они сидели и пели. Разреженный горный воздух понес их голоса вдаль, очень далеко. Они пели один гимн за другим, прославляя Господа, и их души обрели новую силу.

Вдруг доктор Хуан вскочил.

- Вон там тот, кто нам нужен! - воскликнул он. Глэдис не успела ничего спросить, как он уже убежал. Она осталась сидеть одна, вновь почувствовав себя очень неуютно в этой дикой, бесплодной местности. Наконец далеко на склоне горы она увидела двух людей. Приблизившись, доктор Хуан закричал ей:

- Вставайте и подходите, я нашел нужного нам человека!

Она продолжала сидеть неподвижно. Ей казалось, что вскарабкаться по этому крутому, усыпанному каменными глыбами склону, невозможно.

Наконец доктор Хуан вернулся к ней.

- Теперь ясно: воля Божья заключается в том, чтобы мы пошли дальше; идемте, поторопитесь,- сказал он.

- А наши узлы? - спросила она.

- Пусть лежат здесь. Ведь тут нет никого, кто мог бы их украсть.

С трудом поднявшись на ноги, она стала медленно карабкаться вверх по склону, все выше и выше. Добравшись вслед за доктором Хуаном до вершины горы, она увидела прислонившегося к скалистой стене ламу - тибетского священника. Глэдис с удивлением посмотрела на доктора Хуана. Она знала, что ламам запрещен всякий контакт с женщинами; им нельзя с ними говорить и даже находиться в их обществе.

Доктору Хуану и Глэдис Эльверд было известно, что тибетские ламы, хотя и стремились к святости, но им нередко недоставало внутренней силы победить грех. Поэтому они старались избегать соблазнов. Отсюда и один из их строгих монастырских законов - абсолютный запрет говорить с женщиной. Вот о чем подумала Глэдис при встрече с ламой.

- Вы ему сказали, что я женщина? - поинтересовалась она у доктора Хуана.

- Да, но он пригласил вас к себе, переночевать в монастыре.

На минуту она заколебалась. В какие сети они могут попасть? Почему тибетские священники пригласили ее в свои освященные здания?

- Здесь нет никакого другого места, где можно остановиться,- объяснил доктор Хуан. Лама заметил сомнения Глэдис.

- Мы ждали вашего прихода, чтобы вы рассказали нам о том Боге, Который любит грешников,- сказал он.

Она в изумлении взглянула на него.

- Мы вас ждали,- повторил лама.

Глэдис почувствовала, как затрепетало от волнения ее сердце. Значит, он и есть тот человек, которому они должны принести Слово Божье?

Без дальнейших разговоров лама тронулся по узкой тропинке вдоль склона горы, и они последовали за ним. Тропинка вилась вокруг вершины горы к югу, и внезапно перед ними открылся совершенно другой пейзаж, так что у Глэдис захватило дух. Она едва могла поверить своим глазам.

Тот склон, по которому они взобрались, был пустынен и угрюм, весь усыпан каменными глыбами.

А на другой стороне раскинулись отлогие холмы, пышно поросшие травой и ярко цветущими виноградными лозами.

На вершине холма находилось величественное здание ламаистского монастыря.

Красота пейзажа умиротворила душу Глэдис, но когда они подошли ко входу в монастырь, ее страх возвратился. Они вошли внутрь, и огромные ворота за ними закрылись. "Вот мы сюда вошли, но выйдем ли когда-либо?" -- с испугом подумала она.

Общество ламаистских священников встретило их с необыкновенной почтительностью. Глэдис проводили в маленькую комнату.

На вершине холма находилось здание ламаистского монастыря.

Монахи доставили туда множество вещей, чтобы ей было как можно приятнее. Они принесли одеяло из тигровой шкуры, подушки, воду для омовения и освежения. Одно за другим подавались блюда тщательно приготовленных деликатесов. Выходя из комнаты, они пятились, чтобы не показать ей своих спин. Это была высшая форма вежливости.

Все казалось просто сном.

После тяжелого подъема по скалистым склонам Глэдис чувствовала себя очень усталой. Она решила было прилечь на диван, но в дверь постучали двое мужчин с вежливой просьбой последовать за ними. Во внутреннем дворе к ним присоединился доктор Хуан. Вели их через целый ряд внутренних двориков, пока они не вошли в огромный двор. Там на специальных подушечках для коленопреклонения, покрытых кокосовыми листьями, сидели ламы, благочестиво скрестив руки и наклонив головы. Их было около пятисот.

Гостей подвели к двум пустым подушечкам в середине полукруга. Сердце Глэдис неистово колотилось от напряжения. Что они намереваются делать? Чего ожидают от них ламы?

- Мы гости,- шепнул ей доктор Хуан,говорить должны мы. Спойте сначала гимн.

- А что мне спеть? - взволнованно шепнула она.

- Это не важно, что хотите!

Дрожащим голосом она начала петь написанный американским миссионером гимн "Чудесная свобода".

После пения последовала мертвая тишина.

Потом начал говорить доктор Хуан. Он рассказывал о самой важной в мире Книге - Слове Божьем. Он говорил о грехе и о Спасителе, Который родился в хлеву Вифлеемском. О том, что Он Сам засвидетельствовал: "Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию". Потом он рассказал, почему этот Спаситель, Иисус Христос, Сын Божий, умер на голгофском кресте.

-- Теперь спойте еще раз,- попросил он Глэдис. Она опять запела, на этот раз более уверенно. Это был гимн по Псалму 99:

"Познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас, познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас.

И мы Его, Его народ и овцы паствы Его, и мы Его, Его народ и овцы паствы Его".

- Вы можете рассказать им об этом Псалме,- посоветовал доктор.

Глэдис начала говорить. Она излагала суть так же просто, как раньше в беседах с погонщиками ослов в трактире Янчэна.

Пятьсот лам неподвижно сидели на своих подушечках.

Их лица не были видны для посетителей, так как они сидели, склонив головы. Но почему же никто из них не говорит? Почему никто из них не движется, не дает знак, что это собрание закончено?

Когда Глэдис кончила рассказывать, доктор Хуан опять начал говорить.

- Спойте еще раз,- попросил он.

Она снова спела и рассказала о псалме. Потом опять заговорил доктор Хуан.

Ламы все еще неподвижно сидели и слушали.

Но не может же это продолжаться всю ночь!

Силы Глэдис Эльверд были на исходе, и она шепнула доктору Хуану:

- Я не могу говорить больше, еще пара минут - и я упаду в обморок.

- Тогда закончим сейчас же,- ответил доктор Хуан.

Он встал, и она последовала его примеру.

Вряд ли осознавая, где она находится, Глэдис, шатаясь, пошла за ним через большой двор.

Позже они узнали, что по ламаистской традиции гости должны встать первыми в знак окончания собрания. Значит, из вежливости ламы часами слушали своих посетителей и должны были сидеть неподвижно, пока говорили гости.

Глэдис подумала, что наконец она сможет отдохнуть в маленькой комнате для гостей. Но опять ей помешал стук в дверь. У дверей стояли двое священников.

- Госпожа, если вы не слишком устали, не согласитесь ли вы рассказать нам побольше? - почтительно спросили они.

- А войти в мою комнату вам позволено?

- Позволено, если войдем вдвоем.

Войдя в комнату Глэдис, они очень внимательно слушали все то, что она рассказывала им из Библии. Потом они ушли.

Через несколько минут пришли двое других.

И так продолжалось до глубокой ночи. Ламы задавали одни и те же вопросы:

- Объясните нам, как и почему Он умер.

- Скажите, действительно ли Он может любить грешников.

Глэдис заметила, что у этих людей нет никакого сомнения в том, что Бог - Творец земли. Они не сомневались в рождении Иисуса от девы Марии; для них чудеса, которые Он сотворил на земле, не подлежали сомнению. Главное, что необычайно сильно поразило их, было чудо Божьей любви к грешникам. История смерти Христа на кресте Голгофы наполнила их души почтением и благоговением перед Ним.

На следующее утро, когда ламы только собирались в храме, доктор Хуан и Глэдис могли обменяться опытом ночных разговоров. Доктор Хуан сказал, что и в его комнату приходили священники с просьбой рассказать о Слове Божьем.

Об их пребывании в ламаистском монастыре Глэдис позже писала в письме: "Здесь мы встретили людей, на самом деле жаждущих истины и древней, чистой истории чудного плана Божьего об избрании и спасении грешников".

Они решили остаться еще на несколько дней, чтобы поговорить с ламами. И целую неделю, едва освободившись от своих монастырских обязанностей, монахи приходили к ним с просьбой рассказывать дальше о Слове Божьем.

Наконец доктор Хуан и Глэдис решили, что на следующее утро они должны уйти.

В этот последний день Глэдис получила приглашение от главного ламы. Она до сих пор еще не видела его.

Рядовые ламы были родом из китайско-тибетской пограничной области, и многие из них говорили по-китайски. Но Глэдис предположила, что настоятелем такого большого монастыря должен быть только тибетец. "Как нам преодолеть языковый барьер, если он не говорит по-китайски?",- озабоченно подумала она.

Группа ламаистских священников молча проводила ее в апартаменты своего настоятеля. Там на сказочно раскрашенной подушечке сидел главный лама.

Затаив дыхание, она пристально смотрела на его тонкое, очень красивое лицо, весьма почтенного вида. Его окружали слуги, которые очень внимательно следили за его малейшими желаниями.

Отличаясь изысканностью речи и жестов, они служили ему с благоговением и преданностью.

К ее удивлению, он заговорил на литературном китайском языке, так что она свободно понимала его. По китайскому обычаю, он долго расспрашивал ее о положении ее дел. Наконец она осторожно поинтересовалась:

- А почему вы допустили меня, иностранную женщину, в свой ламаистский монастырь? В комнате на минуту воцарилась тишина. Глэдис едва посмела продолжить:

- Почему вы разрешили мне беседовать со своими священниками?

- Это целая история,- неспешно ответил он,- я вам расскажу, что произошло. На склонах гор вокруг нашего монастыря растет лакричник, корни которого мои ламы собирают и продают в городе. Несколько лет тому назад, когда мужчины, нагрузив урожай корней на ослов, поехали вниз, в долину, они встретили в одной деревне мужчину, который держал в руках какие-то листовки. "Кто хочет? - кричал он.- Читайте вот это и слушайте весть Евангелия! Каждый грешник может получить прощение. Кто обратится и уверует, получит спасение, блаженство и вечную жизнь. Если вы хотите побольше узнать об этом Евангелии, приходите на евангельское собрание в доме миссии". Ламы, пораженные его словами, взяли одну такую листовку и принесли в монастырь.

Главный лама показал Глэдис потрепанный кусок бумаги, прикрепленный к стене. На нем были написаны слова из Евангелия от Иоанна.

- У нас в монастыре все уже много раз читали эти слова,- сказал главный лама.- А те, кто не умеет читать, снова и снова просили, чтобы им прочитали, пока слова эти не запечатлились в их сердце. Больше такой бумажки ламы не приносили, и лишь из этой мы узнали, что существует Бог, любящий грешников.

Окруженный слугами и монахами, главный лама с благоговением прочитал Глэдис слова, написанные в листовке: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную".

Прочитав эти важные слова, лама продолжил свой рассказ.

- В следующем году, когда наши мужчины опять увезли урожай корней вниз в город, я им поручил разобраться, где живет этот Бог, Который любит грешников. Но за пять лет им так и не удалось ничего узнать. Тогда тот лама, который принес в монастырь листовку со стихом из Библии, дал в монастыре торжественный обет, что он не вернется, пока не узнает побольше об этом Боге. Вместе с другими ламами он совершил долгое путешествие по горам и наконец добрался до городка Ланьчжоу. Остановив одного из прохожих, они задали ему тот самый вопрос: "Не знаете ли вы, где живет Бог, Который любит мир?" - "О, да,- ответил он,- идите прямо до высоких ворот с тремя иероглифами: "Вера, Надежда, Любовь". Входите туда, там могут вам рассказать об этом".

Обрадовавшись, они пошли в указанном направлении и дошли до маленького миссионерского пункта Китайской Внутренней Миссии, где задали свой вопрос китайскому благовестнику. Тот рассказал им сколько мог и дал по четыре Евангелия на их родном языке. С горячим желанием разделить это со всеми священниками они поторопились обратно в монастырь. И вот мы все вместе прочитали Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна.

Лама на минуту замолк, потом проникновенным голосом продолжил:

- Мы верили, что все написанное - истина.

Но многое было еще нам непонятно. Один стих из Евангелия показался нам особенно важным. Христос сказал: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари". Поэтому мы верили, что в один прекрасный день к нам придут вестники, получившие это поручение, чтобы рассказать нам побольше об этом чудном Боге.

Единственное, что нам оставалось, это ждать и быть готовыми к приему этих вестников, как только Бог их к нам пошлет. Итак мы ждем вот уже три года с тех пор, как мы получили Евангелия. Ждем с нетерпением, ибо стремимся поглубже проникнуть в смысл Евангелия. На прошлой неделе двое лам, отправившись на холмы собирать дрова, услышали пение. "Это вестники, которых мы ждем",- предположил один из них. "Так поют только те, кто знает Бога",- сказал другой. Один лама побежал обратно в монастырь и сообщил нам о доброй вести, чтобы мы здесь, в монастыре, подготовились к приему долгожданных вестников. А другой пошел вам навстречу на склон горы, чтобы вас приветствовать. Вот почему мы сделали все для того, чтобы принять вас как можно лучше.

Последовала немая тишина.

Глэдис была настолько растрогана, что отвечать не могла. Как дивны пути Божьи: Он хотел использовать ее в качестве одного из Своих вестников. Теперь она поняла, почему ламы так радостно встретили ее, спустились вниз по опасному скалистому склону и сопроводили ее по крутой тропе к монастырю. Они ждали весть с жаждущими сердцами.

На следующее утро доктор Хуан и Глэдис должны были уходить. Они не спрашивали лам, поистине ли обратились они теперь, после слушания ее рассказов о благодати. Миссионеры принесли в монастырь Слово Божье и рассказали о нем на месте, указанном им Самим Богом. Принесет ли это плоды? Они не знали. Плоды этого визита надо оставить провидению Бога и труду Святого Духа. Но в одном они не сомневались: Благая Весть должна была проповедоваться и имя Господа Иисуса Христа должно было провозгласиться жаждущим душам на этом месте, так высоко в горах Тибета.

Миссионеры пустились в обратный путь, и вскоре цветущие холмы, где ламы собирали корни лакричника, сменились суровыми и безлюдными склонами.

Спустя короткое время после чудной встречи Глэдис Эльверд с ламаистскими священниками коммунисты из Китая перешли границы Тибета. В своем крайнем неприятии веры в Божественное верховное существо они полностью разрушили монастырь, но ламам удалось заблаговременно покинуть его.

Благодаря чудному водительству Бога они оказались полностью оторванными от своего служения Будде. Пятьсот лам, облачившись в одежду тибетских крестьян, рассеялись среди сотен тысяч беженцев на китайско-тибетской границе. О некоторых из них стало известно, что они нашли мир с Богом верою в Иисуса Христа. Попав в лагеря беженцев, несколько из этих бывших лам стали христианскими проповедниками. Среди убегающих от коммунизма они распространяли Евангелие своего Спасителя, как семя на ветру. Лишь Он Один знает, где это семя упало в подготовленную добрую почву и, окропленное росой Святого Духа, пробудило жизнь уже никогда не умирающую, но живущую вечно.

В одном из писем Глэдис написала об этом следующее: "Только в вечности мы узнаем результаты моих трудов во время самой чудесной недели моей жизни, которую я провела во время визита в ламаистский монастырь, расположенный высоко в Тибетских горах, точно в том месте, которое указал на географической карте один молодой китайский христианин. Да, у нас действительно Бог, Который творит чудеса!"


Каталог: system -> files
files -> Электронная библиотека студента Православного Гуманитарного Университета Источник: Протоиерей Георгий Флоровский «Догмат и история»
files -> Миллард Эриксон Христианское богословие
files -> Биография (wikipedia)
files -> Не верь всему, что говорят Джош Макдауэлл
files -> Муниципальное учреждение «Центральная районная библиотека» им. Б. Е. Кравченко
files -> 1. Общие положения Основная образовательная программа (ооп) бакалавриата, реализуемая вузом по направлению подготовки 050100 педагогическое образование и профилю подготовки начальное образование
files -> Сборник материалов по родословию Том I издательский дом «Наше время» Рязань, 2008 вступлени е
files -> Люди особой судьбы. Питер Мастерс
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28