Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женщина с книгой




страница16/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28

Глава 17. "Ты руководишь меня советом Твоим"


В приветливом доме миссионера Фишера Глэдис Эльверд приняли с любовью. С первой минуты ее пребывания там госпожа Мэри Фишер с особенной заботой ухаживала за больной. Фишеры с трудом узнали ее. Хрупкая, изнуренная женщина с тусклым взглядом - неужели это мисс Эльверд?

Доктор Стокли сказал, что его пациентка нуждается в хорошем питании и сердечном отношении. Он также предупредил Фишеров о том, что им понадобится немало терпения в уходе за ней, так как мысли Глэдис нередко путались, порой ей казалось, что люди вокруг нее - японские солдаты, которые хотят убить ее детей.

- Долгие сильные приступы лихорадки оказали пагубное влияние на работу ее мозга, но постепенно она придет в норму,- объяснил доктор.

- Ну, Мэри,- сказал миссионер Фишер своей жене,- с тобой она будет в надежных руках, ведь ты у меня такая добрая и заботливая.

Поначалу Глэдис не реагировала ни на что. Она только сидела неподвижно в удобном кресле в саду и отсутствующим взглядом смотрела вдаль. Через несколько недель она мало-помалу оживилась. У нее появилась потребность рассказать о своих детях, о которых заботились в баптистской миссии в Сиани, и о старших девушках, находившихся в организации "Благая весть" в Фуфыне.

У Мэри Фишер был талант слушать. Целыми часами она сидела возле Глэдис и слушала ее рассказы о молодости в Англии, об отце и матери, которые не понимали, зачем она хотела поехать в Китай. Она вспоминала слова, которыми Господь призвал Авраама и которые, как она верила, направлены и к ней: "Пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе".

Господь указал ей на Китай. Он вел ее в этой ужасной поездке через Россию. Он помогал ей трудиться в Янчэне. Он охранял ее с детьми в путешествии по горам и через Хуанхэ - Желтую реку.

Теперь, когда здоровье Глэдис постепенно улучшалось, Мэри Фишер решила, что она может вернуться к своим повседневным обязанностям, и стала снова сопровождать мужа на библейские собрания в деревнях и учить китайских детей в воскресной школе. Но однажды, возвратившись домой с работы, она нашла Глэдис в слезах.

- Что случилось, почему ты плачешь? - озабоченно спросила она.

- Я такая одинокая и чувствую себя так слабо,- пожаловалась Глэдис.- Мне так хотелось бы также ходить по деревням и рассказывать детям из Библии, но у меня нет сил.

Миссионер Фишер попытался утешить ее:

- Если Богу угодно тебя использовать, Он даст тебе силы, хотя твое недомогание, возможно, продлится еще долго. Тебе бы сейчас стоило поехать в длительный отпуск в Англию, к родственникам. Сколько лет ты уже в Китае?

-С 1932 года.

- А за эти восемь лет ты никогда не уезжала в отпуск?

- Иногда я бывала несколько дней у друзей в другом миссионерском пункте. Вы же знаете, что у меня нет денег для поездки в Англию!

- Попробуем попросить помощь у английского консула и службы иммиграции. Надеюсь, скоро все будет в порядке,- уверенно сказал господин Фишер.

С помощью европейцев в Сиани отправили заявление английскому консулу. Но скоро пришел разочаровывающий ответ: мисс Эльверд не является английской подданной. Несколько лет тому назад, в 1936 году, она подала заявление о получении китайского гражданства, и оно было удовлетворено. Теперь английский консул помочь ей не мог.

Английские друзья в Сиани и Мейсяни были очень огорчены. Как охотно они бы отправили ее в Англию, подальше от всех этих трудностей военного времени! Но, к сожалению, это сейчас невозможно.

Как-то услышали о Глэдис европейцы, занимавшиеся торговлей с Китаем, и заехали к ней.

- Какая миссия заботится о вас? - спросили они ее.

- Господь заботится обо мне,- ответила она.

- Выздоровев, куда вы собираетесь отправиться, раз не получилась поездка в Англию?

- Не знаю, я подожду и посмотрю, где меня хочет видеть Бог.

- Но неужели у вас нет собственного дома или имущества в Китае?

- Нет, у меня нет ни дома, ни денег.

- Неужели у вас нет ничего? - удивленно спросили они.

Еще дрожа от слабости, Глэдис показала им свою Библию.

- Вот мое имущество, и этого достаточно! Европейские посетители были поражены. Мисс Эльверд говорит, что Бог заботится о ней, но она вот уже столько лет своей жизни отдала для служения Ему, покинула родину и семью, и сейчас у нее нет ничего. Почему Бог, Которому она служит, не дает ей дом? Почему не заботится о ней лучше? Разве это награда за то, что она выбрала Христа своим Царем, чтобы служить Ему?

- Оставьте меня,- устало попросила она.

Но посетители не уходили. У них появился план. Из признательности за великий труд, который совершила мисс Эльверд в Янчэне и в этом ужасном путешествии по горам, они хотят впредь заботиться о ней. Они предложили предоставить ей домик и деньги на жизнь.

- Оставьте меня,- попросила она еще раз,- мне не нужна ваша помощь.

Не добившись никакого результата, посетители вышли. Глэдис была опять одна, но с истерзанной душой. О, этот горький упрек, почему Бог не заботится о ней лучше!

У Глэдис было лишь одно средство утешения - молитва и чтение Слова Божьего. Она захотела поговорить со своим Царем и пред Ним признаться в том, что она не выбирала Христа своим Царем. Нет, в молодости она выбрала мир, но Бог в Своей благодати остановил ее на пути греха. Он повел ее в Свой дом. Разве Он теперь выпустил бы ее? Упрек этих гостей - не уловка ли это сатаны, чтобы внушить ей недоверие к Божьему водительству?

Следующие дни были для Глэдис полны духовной борьбы, но Господь не оставлял ее. Она научилась от Него, что жизнь христианина - это тоже путь страдания.

Она описала свои переживания следующими строками:

"Многие выбирают Спасителя своим Царем, но мало кто несет Его крест.

Многие ищут Его помощи и охраны, но мало кто жертвует имение и дом за дело дорогого Учителя.

Они любят мир, любят свои земные блага, не имеющие ценности.

Многие сидят за столом Иисуса, но мало кто готов с Ним поститься. Они дрожат и бегут, забывая Его имя, когда чаша страдания наполняется до краев". Мейсянь, 1940, Г. Э.

Она сберегла бумажку с этими строками в обложке своей Библии. В последующие годы страдания она часто находила в них утешение.

Благодаря шестимесячному хорошему уходу Мэри Фишер и духовной поддержке ее мужамиссионера, Глэдис постепенно выздоровела. Она очень тосковала по девушкам в Фуфыне. С разрешения доктора Стокли она покинула Фишеров и одна поехала в Фуфын.

Итак, однажды днем она неожиданно появилась в организации "Благая весть".

Какую радость доставило девушкам свидание через столько месяцев с мамой Глэдис! Девушки все еще жили в уголке буддийского храма с перспективой на скорую продажу взамен за одного осла.

Когда девушки шепотом спросили, может ли Ай-Вэ-Те помочь им избежать такой ужасной судьбы, Глэдис ответила:

- Как только одну из вас продадут в жены, немедленно сообщите мне об этом. Я хочу простится с вами лично, прежде чем вы уедете из этого дома.

В тот момент она не сказала девушкам, что сделает все возможное для их освобождения. Если девушки услышат это теперь и в своей радости не смогут молчать, начальство храма заподозрит неладное и усилит охрану девушек, таким образом усложнив ей выполнение плана.

Домой, в маленькую, грязную квартиру миссионерского пункта в Фуфыне, Глэдис вернулась страшно возмущенная. Она чувствовала себя обманутой.

Ее девушки в опасности, им уготована жалкая жизнь, а она все это время верила, что организация для помощи беженцам должным образом заботится о них. Если эти негодяи из "Благой вести" думают, что они могут таким гнусным образом распорядиться ее детьми, то они просчитались.

Свой план ей удалось исполнить блестяще. Без помощи других она потихоньку забрала девушек, которые ночью, одетые, ждали ее у храма, и благополучно перевезла их в Сиань.

Прежняя смелость Глэдис при решении проблем, ее быстрое мышление и решительность в поступках восстановились. Надежда на Божью охрану дала ей силы выполнить план, а ее собственное спасение русской девушкой в порту Владивостока несколько лет тому назад теперь оказалось полезным опытом для освобождения своих девушек.

Утром, проснувшись, приветливые леди "Благой вести" обнаружили, что исчезли девять девушек: Ай-Вэ-Те похитила их. Леди очень рассердились. Их притворная приветливость исчезла. Прибыль, на которую они рассчитывали, оказалась враз утраченной.

Хотели было вызвать полицию, чтобы вернуть девушек, но кто-то сказал:

- Тот Бог, Которому служит Ай-Вэ-Те, помогает ей и охраняет ее. Мы ничего не сможем сделать. Мы бессильны против силы этого Бога и мудрости из Его Книги.

И в Фуфыне люди видели и слышали, что женщина с Книгой находит мудрость и помощь в этой Книге и в молитве.

В помещении баптистской миссии в Сиани мама Глэдис нашла безопасное место для своих девушек. Но вот однажды...

- Вы уже слышали? Тонкуань завоеван, японцы захватили город!

Потрясенные, сестры миссии смотрели на посыльного, который, запыхавшись от быстрого бега, принес эту зловещую весть.

- Если это так, то нам надо немедленно уехать,со страхом ответила одна молодая медсестра.

- А может, и не так,- сказала другая.- Ведь вы знаете, сколько распространяется ложных слухов.

В этот момент в миссионерский пункт вошел китайский благовестник с таким же сообщением.

- Японцы взяли Тонкуань, они могут достигнуть этого миссионерского пункта завтра вечером. Надо уезжать и эвакуировать все селение.

- Но уже почти полночь, как нам поздно вечером эвакуировать людей? - засомневался миссионер Фишер.

- Давайте сейчас ляжем спать, а завтра узнаем поточнее, в самом ли деле Тонкуань в руках японцев. Если это правда, завтра утром мы сможем быстрее выехать, чем сейчас в темноте.

Маленькая группа миссионеров, как раз собравшаяся на несколько дней у семьи Фишер для молитвенного собрания, сидела уныло. Их ужаснула весть о приближавшихся японских войсках. Глэдис Эльверд была среди гостей.

Японская армия перешла в наступление; англичане и американцы отступали все дальше на юг. Нейтралитета уже никто не придерживался.

Вторая мировая война достигла своей вершины.

Япония являлась врагом как Китая, так и Америки с Англией. Япония также стала врагом Норвегии.

Среди собравшихся в доме Фишеров оказалась и миссионерка по имени Анни Скей из Норвегии.

Ее послал сюда Скандинавский Баптистский Миссионерский Союз. Анни была младше всех. Она находилась в Китае не более пяти лет, и ей пока не хватало опыта в миссионерском труде.

На следующее утро военное положение еще более осложнилось. Многие приходящие к Фишеру подтверждали, что в Тонкуань вошла большая японская военная часть. Пора было покинуть миссионерский пункт и пробираться на юг.

Миссионеры начали быстро упаковывать вещи. Брать с собой можно было только самое необходимое, одежду и пищу. Но вот в комнату вошла Анни Скей. Весь ее облик выражал непоколебимую уверенность, она спокойно смотрела на суетившихся вокруг нее людей.

- Ты уже готова? - спросила одна из медсестер. Анни ответила не сразу, а некоторое время молча смотрела на своих друзей. Наконец она остановила взгляд на Глэдис Эльверд и решительно сказала:

- Нет! Я не верю, что Господь хочет, чтобы мы убежали.

В комнате стало тихо. Все взоры с удивлением устремились на Анни.

- Но весть о наступающих японцах сегодня утром подтвердилась, посмотри только на улицу, на толпы беженцев с севера! - со страхом воскликнула помощница-китаянка.

- Неужели воля Божья заключается в том, чтобы мы покорно отдались в руки безмерно жестокого врага? - спросил другой.

Анни стояла очень спокойная, полная решимости.

- Господь говорил со мной и дал мне знак.

Слушайте, что Он сказал мне через Свое Слово...

И она медленно прочитала из Книги, которую держала в руках, следующие слова: "Вот, Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою..."

- Вот что Господь сказал мне сегодня утром, очень рано,- продолжала Анни.- Я не искала именно этот стих, а хотела лишь найти в Слове Божьем поддержку в эти страшные часы. Я открыла первую попавшуюся главу, и в ней было описано наше положение. "И ныне, Господи, Боже наш, спаси нас от руки его, и узнают все царства земли, что Ты, Господи, Бог один". Потом я опять прочитала эти слова: "Вот Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою..." Я верю, что нам сейчас не надо уходить.

Пораженные словами Анни, Глэдис и старшая миссионерка посмотрели друг на друга.

- Эти слова, конечно, истина, но почему ты думаешь, что Господь сказал это специально тебе в связи с бедствием, постигшим нас сегодня утром? - спросил старший миссионер.

Анни спокойно и уверенно ответила:

- Господь дал мне веру, что сегодня эти слова исполнятся и для нас!

Мнения присутствующих разошлись. Кое-как устроившись среди полуупакованных коробок на полу, они раздумывали о том, как поступить. Послушаться совета Анни или продолжать собираться в дорогу? Лишь некоторые из них продолжали упаковывать свои пожитки и пищу для бегства на юг.

Глэдис Эльверд знала Анни. Она знала, что эта молодая медсестра-миссионерка никогда не принимает поспешные решения и часто в молитве поверяет свои заботы Господу. Глэдис помнила и в своей жизни такие времена, когда Слово Божье давало ответ на ее личные вопросы и ее сердце наполнялось такой верой, что она уже не могла сомневаться. Может, сегодня утром это произошло и с Анни? Даст ли Господь спасение?

- Пусть другие продолжат сборы,- сказала Глэдис Анни и старшей миссионерке,- а мы будем молиться и вопрошать Господа еще раз.

Втроем они нашли тихое место в доме. Сестра Анни читала из Слова Божьего, а потом они стали на колени. Во время совместной молитвы о совете миссионерки все больше убеждались в душе, что слова, тысячи лет тому назад высказанные Израильскому царю, сегодня применимы и к ним, живущим в Среднем Китае в военном году. Они настолько поверили, что Господь через Свое Слово говорит именно с ними, что души их наполнились чудным спокойствием. Они уже ничего не упаковывали и не думали о бегстве.

- "Вот, Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою...",- еще раз тихо и с благоговением произнесла Анни.

И в тот день чудо совершилось.

Волны войны, залившие побережье Тихого океана, откатились назад. Прилив сменился отливом. Готовившаяся к новому наступлению на юг японская армия вдруг получила известие о том, что американцы мощными вооруженными силами атаковали японские острова. Весть об этом мгновенно прокатилась по рядам японской армии.

"Прибыли американцы, они захватывают японские острова, прибыла большая сила... На море сильный шум военного флота... нам надо вернуться на родину, защитить ее".

В этот самый день приехал в дом миссии к миссионеру Фишеру курьер из Тонкуани с сообщением о том, что японская оккупация внезапно снята. Наступление на юг сорвалось. Японские дивизии были вынуждены немедленно отступить из Среднего Китая.

В миссионерском пункте все стали на колени для благодарственной молитвы за это чудное спасение. Сестра Анни Скей тихо удивлялась великим делам Божьим. А Глэдис еще раз с благоговением повторила эти слова: "Вот, Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою..."

На следующее утро все миссионеры, ободренные чудным спасением, которое даровал им Господь, разъехались по местам для продолжения своего дела.

Перед тем, как покинуть дом миссии, они вместе спели английский гимн по 47-му Псалму:

"Ибо сей Бог есть Бог наш на веки и веки; Он будет вождем нашим до самой смерти". Итак, после неожиданного отступления японской армии все члены маленькой группы миссионеров вернулись к своим повседневным обязанностям. Только Глэдис Эльверд еще оставалась в городе Сиань, где не было у нее ни работы, ни покоя. Куда ей идти? Дети, которых она повела в долгом путешествии по горам и через Желтую реку из Янчэна в Сиань, все нашли новое пристанище. У старших девушек теперь была работа, они пока находились в безопасности. Некоторые из старших мальчиков добровольно вступили в китайскую армию генерала Чан Кайши. Мальчики помладше осваивали профессии служащих, а маленькие дети были хорошо обеспечены в баптистской миссии.

Иногда мама Глэдис сильно тосковала по жизни в Янчэне до японского вторжения, в доме миссии, со своими детьми. Но это время прошло и уже никогда не возвратится.

Сейчас ей надо идти дальше, но куда же?

Неожиданно она получила приглашение от доктора Хойта и его жены погостить у них в СевероЗападном Китае. Супруги Хойт работали в больнице имени Бордена в Ланьчжоу. Глэдис с благодарностью приняла приглашение и поехала на север.

Больница располагалась у подножья холма, на берегу Желтой реки. Недалеко находился обнесенный стеной город Ланьчжоу, через ворота которого изо дня в день входили и выходили сотни путешественников и верблюжьи караваны, направлявшиеся по торговому пути через горы в Среднюю Азию.

Над городом простиралось ясное синее небо Северного Китая. Глэдис несколько дней наслаждалась прекрасным видом на горы и покоем.

Больница являлась универсальным лечебным центром, так что приезжали туда на лечение со всех сторон, порой больные прибывали издалека на осле или повозке. Приезжали тибетцы в своей живописной одежде, туркмены в расшитых тюбетейках и кожаных ботфортах до колен, мусульмане с длинными бородами и их жены, одетые как монахини, с покрытыми черной чадрой лицами, китайские женщины в своих голубых куртках. Глэдис наблюдала всех этих входящих и выходящих через ворота больницы людей.

Иногда приезжали мужчины и женщины с очевидными признаками проказы. В больнице и в лепрозории работы хватало. Все медицинские работники были по горло заняты.

После стольких лишений Глэдис нашла наконец дом и безопасность.

- Ты можешь оставаться у нас сколько угодно времени,- предложили ей Хойты.

Но вскоре она опять почувствовала беспокойство. Привычка к постоянному труду давала о себе знать. Может ли она проводить дни в безделье, забросив свои миссионерские обязанности? Она снова чувствовала себя в силах совершать свой труд и умоляла Господина жатвы о новом задании.

Однажды она услышала разговор пациентов больницы о Цзиншуе, маленьком горном городке к югу от Ланьчжоу, прячущемся в нагорье, где простые люди нуждались в помощи. Некоторые жители северных областей были выгнаны войной из своих деревень. Поскитавшись, они попали на южный берег Желтой реки. Горцы-крестьяне искали нового места жительства в высоких горах, и несколько христиан оказались в горном селении Цзиншуй.

Эти христиане, оторванные от маленькой миссионерской общины в своей прежней деревне, искали кого-нибудь, кто мог бы учить их Слову Божьему. Но они никого не находили.

- Я поеду,- радостно сказала Глэдис.- Это для меня указание Господа. Там Он определил мне новое задание.

- Я думаю, что ты еще не достаточно окрепла. Подожди еще несколько недель, чтобы набраться сил,- посоветовал ей доктор Хойт.

Но Глэдис ждать не хотела. После двухнедельного пребывания в семье Хойт она уехала на юг, в Цзиншуй.

Доктор Хойт долгое время спустя писал в письме к друзьям о Глэдис Эльверд:

"Во время ее пребывания у нас не происходило особенных событий и разговоров. Самым важным были не ее слова, а ее поступки. Вся ее жизнь влияла на людей вокруг нее. Она очень искренна и честна, и жизнь свою строит в полном созвучии со своими словами. Удивительна сила ее духа, она никогда не тратила время на жалобы и попытки пробудить сострадание к себе. Ни разу не посетовала она об испытанных страданиях, но всегда свидетельствовала о чудных спасениях Божьих от всех испытаний и о добрых людях, с которыми Он соединял ее на жизненном пути. Она была простодушная, но очень целеустремленная. Выбрав путь служения Богу и китайскому народу, она никогда не тратила время на заботы о своем здоровье".

Один из ее старших друзей-миссионеров однажды сказал:

- Когда Глэдис где-нибудь видит нужду, она сразу бросается туда, чтобы помочь, не задумываясь о возможных последствиях для самой себя.

Вот и теперь Глэдис, осознав свой долг, без колебаний отправилась в отдаленный городок Цзиншуй. Она нашла там маленькую группу одиноких христиан, с которыми провела суровую, холодную зиму.

Коренные жители Цзиншуя отличались угрюмостью и нетерпимостью. В городке царила атмосфера взаимного недоверия. Все было совсем не так, как раньше в ее любимом Янчэне. В Цзиншуе женщины редко показывались на улице:

мужчины считали, что они должны сидеть по домам, и если те нарушали обычай, их подвергали суровому осуждению. Поэтому, когда Глэдис заходила к одиноким больным, чтобы предложить им помощь, или давала библейские уроки женщинам и детям, мужчины всюду кричали ей вслед ругательства.

Это еще более усугубляло ее одиночество, хотя она знала, что маленькой группе христиан в этом месте очень нужно библейское образование и что Господь благословляет ее библейские уроки. Но чувство одиночества пронизывало все ее существо. Она записала это на обложке своей Библии:

"Цзиншуй, 1944 г.

Одинокая, покинутая!

Эти слова заставляют лить слезы...

Но тот, кто ходит со Христом, никогда не бывает один.

Одна, да все же не одна, Он здесь.

Г.Э."

В период своего пребывания в Цзиншуе Глэдис жила в большой нищете. Члены маленькой христианской общины снабжали ее зерном и лишь иногда давали немножко денег. Зимой в ее комнате обычно стоял страшный холод, так как нечем было топить. Она стала более молчаливой и печальной. Угнетающая атмосфера в городке действовала на нее, на душу опустилась какая-то тяжесть, ей все труднее становилось говорить с людьми о делах Божьих. Она чувствовала растущее сопротивление Слову Божьему и своему миссионерскому труду.



Постепенно Глэдис обнаружила, что некоторые женщины в городке являются медиумами с прорицательным духом. По их словам, они имеют связь с духами умерших предков и передают от них сообщения живым. Это создавало зловещую, таинственную атмосферу, тяготившую ее. Она очень ясно чувствовала противостояние демонских сил Слову Божьему и ее труду. Ей пришлось вести интенсивную молитвенную борьбу с ними.

В этом селении она была единственной миссионеркой и не имела друзей, которые могли бы поддержать ее. Именно в это время Слово Божье было единственным светом стезе ее и давало силу для труда и твердости в вере. В это трудное время Послание апостола Павла к Ефесянам о духовном всеоружии стало ее указателем:

"Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диаволъских; Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных.

Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолевши, устоять".

Последовали полные испытаний месяцы, но все-таки она знала, что воля Божья заключается в том, чтобы она поддерживала маленькую группу христиан-беженцев, проживавших там. Она не жаловалась людям, но приносила свою нужду в молитве к престолу благодати.

Позже обнаружилось, что именно в эти месяцы некоторые христиане в Южном Китае особенно молились за нее и вспоминали на своих молитвенных собраниях ее одинокий труд в Цзиншуе.

В это зимнее время для нее засияли лучи света - дружба с несколькими подростками школы для беженцев. Хотя местные горные крестьяне относились к ней с презрением, но молодежь проявляла к ней особенный интерес, ведь она была иностранкой, из Англии, говорила по-английски и готова была учить их английскому языку.

Однажды несколько юношей, придя в ее комнату, обнаружили, что у нее очень холодно, потому что нет топлива. Все вместе они собрали несколько монет для покупки древесного угля. Разожгли его, а потом расположились вокруг печки, и Глэдис начала рассказывать.

Наконец-то после долгих месяцев холода, тьмы и депрессии рядом с ней сидели вокруг огня эти молодые люди со своим глубоким интересом к историям из Библии, и сердце Глэдис засветилось новой теплотой и радостью. Она могла свидетельствовать перед этими молодыми китайцами об истине Слова Божьего и о доброте и всемогуществе своего Бога, пославшего ее в Китай. Возвеличивать, славить имя Господне - это было страстью ее сердца, и ребята слушали ее затаив дыхание.

К концу холодной и трудной зимы в Цзиншуе Глэдис Эльверд все же ощутила благословение в своем труде. Один из юношей-беженцев, будучи под впечатлением того, что он услышал из Слова Божьего, попросил ее оказать помощь в поездке в Сиань. Там он хотел продолжить учение в доме, где ежедневно можно слушать, читать и говорить о Слове Божьем. Она написала рекомендательное письмо руководителю миссионерским пунктом КВМ в Сиани, попросив его принять этого мальчика для прохождения курса в Библейской школе. Она также дала ему личное письмо, в котором посоветовала всегда молиться, чтобы он мог стать истинным воином под знаменем Христа. Глэдис знала, что, если этот юноша по благодати Божьей обратится и станет последователем и свидетелем Господа Иисуса, он встретит презрение и преследование мира.

Она внесла его имя в свою записную книжку под длинным списком имен детей, совершивших с ней долгое путешествие по горам из Янчэна в Сиань. О судьбе некоторых детей она ничего не знала, но все они были постоянным предметом ее молитв. Много часов она проводила в одиночестве, молясь за личное обращение этих детей. Ей очень хотелось вновь встретиться и поговорить с ними. Но самой большой радостью для нее была бы весть об их освобождении от грешной жизни и о признании ими Господа Иисуса Христа Спасителем и Царем.

По окончании зимы она выехала из Цзиншуя в ближайший миссионерский пункт КВМ, в Чэнду. Там ее сердечно приняли сотрудники миссии. Правда, Глэдис не принадлежала к коллективу Китайской Внутренней Миссии, но это не вызывало затруднения. Миссионеры за рубежом помогают друг другу при всяких обстоятельствах. Ей предоставили комнату, где она жила несколько недель. Она вновь жаждала труда во имя Господа.

В ее сердце осталась тоска по любимому Янчэну, но она хорошо знала, что в это военное время поездка туда невозможна. Весь Северный Китай над Желтой рекой был в руках японцев, а все усиливавшаяся борьба между армиями генералов Мао Цзэдуна и Чан Кайши сделала поездку на север совсем невозможной. Если она, Глэдис Эльверд, попадет в руки Красной Армии или японцев, что с ней случится? Она сама знала ответ: за то, что она когда-то по своей наивности была вовлечена в шпионскую деятельность, ее приговорят к смертной казни.

И друзья Глэдис были озабочены этим. Они осудили ее деятельность в пользу армии Чан Кайши. Миссионеры никогда не должны вмешиваться в политическую борьбу, им надлежит лишь передавать весть Слова Божьего всем людям, с которыми они встречаются. Но, несмотря на эту ошибку миссионерки, Господин жатвы не отстранил ее от Своего труда. Ее жизнь была в руках Господа.

Еще долгих четыре военных года Глэдис Эльверд скиталась по Китаю, прежде чем вернуться на родину. Невозможно описать все ее приключения и переживания этих четырех лет, поэтому придется ограничиться рассказом о некоторых из них.

В Чэнду она встретила китайского врачахристианина. Он предложил ей узкую комнату во дворе своей маленькой больницы. Она может стать ему хорошей помощницей, сказал он. Ему нужен подходящий человек, чтобы беседовать с больными и рассказывать из Библии на маленьких собраниях в больнице.

Глэдис приняла его предложение. Со своими скромными пожитками, собранными в коробках и узлах, она поселилась в комнатушке, где начала широкое общение с местными китайцами. Это напоминало ей о Янчэне.

- Как она, иностранка из Европы, так быстро находит друзей среди китайцев? - с удивлением спрашивали друг друга миссионеры Китайской Внутренней Миссии.

Встретив Глэдис и услышав, как быстро и свободно она говорит по-китайски, они еще больше удивлялись. Всем было ясно, что сердце Глэдис открыто для китайского народа и что сердца многих китайцев открыты для Ай-Вэ-Те с ее неиссякаемой любовью к Слову Божьему.

Однажды она встретила молодого человека с севера. Звали его Джарвис Тянь. Джарвису было 22 года, он недавно сдал экзамен в китайском военновоздушном училище. Он находился далеко от родного города Юньаня, у него не было денег, и он чувствовал себя в чужом и дождливом Чэнду абсолютно одиноким. Джарвису сказали, что в городе есть маленькая церковь, где можно бесплатно слушать проповедь, где спокойно и сухо. Там проповедует христианский проповедник, поют псалмы и люди ласково относятся друг к другу. От скуки и одиночества Джарвис стал посещать церковные богослужения. Поначалу у него не было истинного интереса к этим христианским собраниям.

Когда-то в Юньани он несколько раз посетил богослужение христиан, но оно не произвело на него никакого впечатления. Но сейчас, в Чэнду, все резко изменилось. Проповедник говорил на текст из Евангелия от Матфея: "Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?"

Джарвису было трудно объяснить самому себе, почему эти слова произвели на него такое сильное впечатление. С детских лет он почти каждый день видел птиц и всегда считал нормальным, что они живут, не заботясь о запасах пищи на зиму, как это делают многие другие животные. Но что-то в этих словах из Библии внезапно очень глубоко тронуло его сердце: "...и Отец ваш Небесный питает их". Это убедительно указало ему на существование всемогущего и заботливого Бога. И 24-й стих шестой главы Евангелия от Матфея не выходил из его мыслей:

"Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне". Осознание существования всемогущего Бога совершило в неверующем сердце Джарвиса переворот. Он убедился в истине Слова Божьего и стал все больше беспокоиться о состоянии своей души.

Благодаря святому водительству Бога он разговорился с Глэдис вскоре после ее прибытия в Чэнду.

Однажды она подождала его у выхода маленькой церкви и пригласила к себе в гости. Она заметила заинтересованность Джарвиса и захотела с ним поговорить. Одинокий молодой человек робко отвечал на ее вопросы. Мало-помалу его скованность исчезла, и он начал рассказывать о своем родном доме и о пребывании в Чэнду, где он должен был получить дальнейшее образование военного летчика. Он также рассказал, что недавно стал членом маленькой христианской общины, хотя еще не нашел истинный мир душе.

- Джарвис,- сказала Глэдис,- тебе надо чаще приходить сюда, у меня есть для тебя книга, которую ты обязательно должен прочесть. Эта книга называется "Путешествие Пилигрима"

Джона Буньяна. В ней написано, что каждый человек в мире живет в городе Разрушения и должен узнать опасность жизни без мира с Богом. Служить и Богу, и миру невозможно. Ты должен осознать бремя своих грехов, найти путь к спасению и идти по нему. Есть только один путь возвращения, путь через ворота, путь ко кресту. И для того, чтобы этому научиться, Джарвис, нужны постоянные молитвы. В жизни христианина самое важное - молитва. Тот, кто уже не может дальше жить со своим бременем греха, но осознает свою вину перед Богом, будет поставлен Им на путь спасения во Христе. Мы будем просить проповедника молиться с тобой о правильном понимании Слова Божьего.

Итак, Джарвис стал частым посетителем маленькой, бедно обставленной комнаты Глэдис, где он жаждущей душой слушал ее наставления из Слова Божьего. Число молодых людей, приходивших и слушавших ее, постепенно росло.

Джарвис обнаружил, что у мамы Глэдис нет постоянного источника доходов. В это военное время пища была скудной, а когда она получала что-нибудь, то сначала оглядывалась на людей вокруг: не нуждается ли кто-нибудь больше, чем она, и в таком случае большую часть своих денег передавала нуждающемуся ближнему. Джарвис замечал, что когда она сама начинала сильно голодать, то в своей маленькой комнатке рассказывает об этом Всемогущему. Тогда она молилась о нескольких кусках пищи. Но часто бывало, что ее молитва переходила в мольбу о благодати для души Джарвиса, о Божьем водительстве в его дальнейшей жизни, об обращении пациентов больницы и о действии Духа Божьего в маленькой христианской общине.

В такие моменты Джарвис вспоминал тот самый стих: "Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?"

Он заметил, что мама Глэдис одна из тех, кто еще более верным способом, чем птицы, получает свою ежедневную пищу из руки Господа в тихой вере, что Он даст нужное. Это побудило Джарвиса испытать такую же силу веры.

Однажды он рассказал ей, что его направляют для получения дальнейшего военного образования в Америку.

- Ой,- озабоченная, воскликнула мама Глэдис,- надо найти адрес друзей-христиан, в доме которых ты сможешь проводить свободное время.

Она пошла к американскому миссионеру и спросила его о надежном адресе в США, куда бы, получив увольнительную, мог приходить Джарвис. Она написала рекомендательное письмо, в котором назвала Джарвиса своим приемным сыном. После серьезной молитвы мамы Глэдис за Джарвиса он должен был проститься с ней и отправиться в путь к другому континенту, где ждала его совсем другая жизнь.

Как Глэдис, так и Джарвис верили, что Сам Господь направил их пути так, что они встретились и завязалась дружба, превосходящая земные отношения.

Из Америки Джарвис регулярно писал ей. Он был тронут тем, что она назвала его приемным сыном. Получив прибавку к зарплате, он регулярно посылал ей деньги на жизнь, хотя и знал, что большую часть она все равно отдаст другим нуждающимся в Китае.

В жизни Джарвиса Глэдис смогла посеять Слово, и у нее теперь было желание ежедневно молиться за него, дабы это семя возрастил Сам Бог.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28