Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женщина с книгой




страница15/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   28
Глава 16. В тени смерти Летом 1940 года дороги Китая к югу от Хуанхэ - Желтой реки - день и ночь были забиты нескончаемой вереницей усталых и голодных беженцев, устремившихся в Сиань. Слово Сиань означало для них безопасность и защиту. Как колонны муравьев, они со всех сторон стекались в ворота большого, обнесенного стеной города. В Сиань набилось столько беженцев, что администрация города приказала закрыть ворота. Больше никого не впускали. Запасы пищи в городе оскудели, лекарства иссякли, росло число больных. Боялись эпидемии холеры. А по дорогам в город все брели тысячи беженцев - мужчины, женщины, дети и старики, с мешками и корзинами, с длинными раскачивающимися палками, на которых болтались их скудные пожитки. Гонимые страхом перед японской армией, измученные лишениями, они по вечерам стучались в дома в поисках ночлега, готовые провести ночь в любой будке или сарайчике. Но повсюду ответы были одинаковые: - Нет, идите дальше, здесь полно. У нас нет ни места, ни пищи! И они брели дальше. Обессиленные и отчаявшиеся, они выпрашивали хоть местечко во дворе, где смогли бы посидеть. Но всегда им отвечали одно и то же: - Нет, нет мест! У стен Сиани постепенно образовалось столпотворение измученных, изголодавшихся людей. Как только Глэдис Эльверд в больнице немножко оправилась после серьезной депрессии, она вернулась в лагерь беженцев, куда поместили сотню с лишним ее детей. Она была ошеломлена увиденными беспорядками и падением морали в забитом до отказа лагере взрослых, где находились старшие дети. Ее особенно беспокоило положение девушек. Нельзя было оставлять их в таком ужасном месте. И это страна той свободы, в которую они так настойчиво стремились О, она чувствовала, что мир повсюду полон греха и несчастья. Для христианина земля - место, где он всегда окружен грехом и опасностями. Но разве можно допустить, чтобы ее девушки погубили свои юные жизни в таких условиях, в этом лагере, где процветает безнравственность Сколько раз в Янчэне и во время долгого путешествия она становилась вместе с ними на колени и молилась о их личном покаянии! Сколько раз она доверяла их душу и тело Божьей благодати и охране, чтобы они не попали в руки японцев с их беспощадными военными законами! Благодаря охране Бога все они переправились через Желтую реку и благополучно достигли Сиани, и вот теперь... - Господи, мои дети... дети, которых я посвятила Тебе... Я не могу их защитить... они в Твоей руке, Господи, Ты их сохрани,- молилась она. Обратившись к начальству лагеря, Глэдис попросила перевести девушек в другое, более подходящее место. В этом и состоял смысл жизни Глэдис - молиться и трудиться. Случайно ей попалось на глаза объявление миссии Благая весть, которая советовала беженцам посылать девочек-подростков в дом миссии, расположенный в городе Фуфын. Там им обещали обеспечить заботливое попечение и хорошее будущее. Слабость и усталость помешали Глэдис принять меры предосторожности: она так и не навела справки о том, что это за организация в Фуфыне. Она знала один миссионерский журнал под названием Благая весть, в котором писали о благой вести Евангелия. Глэдис подумала, что и этот дом принадлежит той же миссии и что у них искреннее желание проявить христианскую любовь к ближнему. В лагере для сирот военного времени, организованном американской миссией, она решила оставить младших детей. Условия для них там были неплохие. Испытывая слишком большое доверие к добрым намерениям других, действующих под красивым названием и раздающих красивые обещания, она взяла девушек из лагеря и вместе с ними поехала в Фуфын. Беженцы ехали бесплатно. В поездах для них едва хватало стоячих мест. Все вагоны были забиты, но в них еще и еще втискивались беженцы со своими корзинами и мешками. Некоторые даже залезали на крыши вагонов, лишь бы уехать. В этой поездке Глэдис почувствовала, что силы снова оставляют ее. Сновавшие вокруг нее люди раздражали, в голове стоял гул. Ей казалось, будто поезд спускается с горы, все быстрее и быстрее устремляясь в мрачную бездну... Черные круги поплыли перед глазами, и она почувствовала, что проваливается в темную даль... - Господи,- молилась она,- что это, конец Становится так темно, я не вижу Тебя, Господи... Дети... Увидев, что мама Глэдис упала и лежит неподвижно, будто мертвая, Суалань нагнулась над ней. Она заботливо растирала ее худые руки, пока опять не почувствовала слабый пульс и Глэдис, дрожа, подняла голову, взглянув на нее тусклым взглядом. - Ай-Вэ-Те, я останусь с тобой,- шепнула Суалань,- я позабочусь о тебе. Девятушка и Суалань следили за тем, чтобы теснящиеся люди в поезде не толкали маленькую женщину. В голове у Глэдис постепенно прояснилось. Она узнала девушек, осознала, что они находятся в поезде, и спросила о других детях. Ответы девушек ее успокоили. Она могла опять ясно думать, и никогда не оставлявшее ее сознание долга дало ей новые силы. Надо крепиться, выдержать новые испытания, напрячь все силы, чтобы благополучно довезти девушек до миссии Благая весть. В буддийском храме Фуфына, теперь специально приспособленном к приему девочек-подростков, китайские женщины Благой вести приняли их сердечно. Уютно обставленные комнаты, украшенные коврами и фарфоровыми вазами, произвели впечатление обеспеченности, и Глэдис с легким сердцем оставила там девушек, которые теперь некоторое время должны были обходиться без мамы Глэдис. - Не забудьте то, чему вы научились,наставительно сказала она при прощании. - Ай-Вэ-Те, мы знаем, мы не забудем. - И мы будем всегда молиться о тебе,- сказала Суалань,- чтобы ты опять вернулась к нам. Девушки подумали, что мама Глэдис вернется в американский миссионерский пункт, недалеко от Сиани, но Глэдис туда не возвратилась. Позже она не могла вспомнить, почему осталась в Фуфыне. Беспокойство, вызванное крайним переутомлением, побуждало ее блуждать по городу. В голове у нее все время кружились мысли о невзгодах и лишениях последних лет войны. Наконец она нашла себе спальное место, но несколько дней оставалась совершенно без пищи. Время от времени глоток воды - и все. С ней было ее единственное имущество - Библия и шаль, чтобы укрыться в холодные ночи. У нее не было денег на еду, но голода она уже не чувствовала. Спать она тоже уже не могла. Ее одолевали мысли о том, что она должна что-то делать. Ведь Бог призвал ее с единственной целью - возвещать Его Слово. - Ну,- сказала она самой себе,- в окрестностях Фуфына есть столько деревушек, забитых беженцами, вот туда мне и надо, там надо читать Слово Божье. С лихорадочным усердием пешком отправилась она в одну далекую деревню на плоскогорье, с Библией в руке и с шалью на плечах. В густо населенной местности вокруг Сиани находились сотни деревушек и селений, где не было ни миссионерского пункта, ни христианской общины. Только в старом, грязном городе Фуфыне, с его узкими улочками, находился дом миссии. Это было маленькое запущенное здание в глухом переулке. В нем никто не жил. Когда миссионеры из отдаленных мест делали покупки в Фуфыне, они знали, где найти этот маленький дом. Там они могли бесплатно переночевать, а иногда и встречались с миссионерами других протестантских миссий, приехавшими из разных европейских и американских стран. В этой чужой стране они были иностранцами, прибывшими с одной целью: распространять и проповедовать Слово Божье китайскому народу. Некоторые из них были твердо уверены в своем призвании к миссионерскому труду, другие пока лишь надеялись на это. Но все они были связаны одним делом, голосом Учителя: Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие... Они приехали в необъятный Китай с его сотнями миллионов душ, чтобы провозгласить имя Господа Иисуса и оказать христианское милосердие нищим, изгнанным и больным. Однажды в конце жаркого летнего дня, когда в доме миссии в Фуфыне собирались переночевать один американский миссионер с женой, в переулке появилась небольшая группа китайцев, тащивших веревками двухколесную повозку. Перед домом миссии они остановились. Американский миссионер предположил, что на повозке лежит больной китаец. Люди знали что в случае необходимости они всегда могли обратиться в миссионерский пункт. Когда там жили миссионеры, нуждающихся в помощи никогда не отсылали без поддержки и утешения. Раньше в доме постоянно обитали люди, но из-за недостатка миссионеров и средств пришлось закрыть постоянный пункт. И все-таки горожане приходили сюда по привычке, надеясь получить в доме миссии помощь. На высокой двухколесной повозке, под грубой джутовой тканью неподвижно лежала больная. Осторожно подняли покрывало. Миссионер пристально всматривался... Кто эта женщина Китайские крестьяне не знали. Они нашли ее; она, казалось, была близка к смерти. В руке она держала книгу, и некоторые женщины сказали, что она рассказывает истории из этой книги людям в горных селениях. Больше о ней ничего не было известно. Крестьяне знали, что другие миссионеры иногда носили с собой такую же книгу, поэтому они привезли ее в Фуфын, в миссионерский пункт. Неподвижное тело внесли в дом и осторожно положили на диван. Вежливо поклонившись, китайские крестьяне исчезли. Они выполнили свою задачу. Минуту еще слышно было тарахтение колес по булыжникам, потом у дома миссии в Фуфыне опять стало тихо. Для супружеской пары миссионеров происшествие было полной загадкой. Кто же эта маленькая женщина Они не знали, как зовут больную, случайно попавшую в их дом, но поняли, что она должна быть христианкой, так как у нее Библия. Ведь у кого еще в этой громадной стране можно найти Библию Только у горстки разбросанных по этой земле христиан! Американец заметил, что больная не китаянка, она скорее всего европейка. Она выглядела очень истощенной и измученной. Американец открыл Библию незнакомки. В ней были сделаны датированные пометки. Некоторые стихи отмечены значком или рядом написано несколько слов, как например: Молитва втайне, в уединении от шума этого мира нужна ежедневно, чтобы лучше узнать благодать Божью во Христе. В другом месте миссионер нашел записку со стихом из Евангелия от Иоанна 15, 12 - Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Рядом было написано на английском языке: Эта любовь ищет ближнего не для того, чтобы получить что-нибудь от него, но лишь для того, чтобы ему дать; она ищет ближнего для того, чтобы в нем прославился Христос; эта любовь ничего не ищет для самой себя, эта любовь не ищет никакой награды, она ищет Бога ради Него Самого. Листая Библию и прочитывая комментарии, написанные на полях, миссионер убедился, что Священное Писание для этой женщины не мертвая буква, а источник жизни и пищи для души. Он осознал, что эта больная женщина доверена его заботам Божьим провидением. Он почувствовал себя связанным с этой маленькой, худой, заброшенной женщиной, сделавшей в своей Библии столь чудные пометки. Восстановить ее здоровье будет нелегко, но они должны сделать все возможное. Не колеблясь, он послал срочную телеграмму в баптистский миссионерский пункт в Сиани: Срочное сообщение. Незнакомая англичанка тяжело больна, немедленно пришлите, пожалуйста, врача. Густафсен. Он знал, что протестантских миссионеров в округе слишком мало. Но он также знал, что в чрезвычайной ситуации всегда можно положиться на помощь других. В таком случае не спрашивали, какая у кого церковь и миссия, но, будучи тружениками одного исповедания, желающими распространять чистое Слово Божье, помогали друг другу чем могли. Поэтому Густафсен надеялся на помощь баптистов, а сам тем временем организовал перевозку больной в ближайший миссионерский пункт в Синпине. В Сиани после получения телеграммы сразу же попросили врача и квалифицированную американскую медсестру оставить свою работу и немедленно отправиться к больной в Синпин. Сиань и Синпин были связаны единственной в этом краю Китая железной дорогой. Снаряженные лабораторными приборами для анализа крови, шприцами и различными лекарственными средствами, врач и медсестра немедля отправились в путь. Они нашли пациентку с высокой температурой. Когда врач обратился к ней, она возбужденно отреагировала, предположив в бреду, что он японский офицер со злыми намерениями. Врач послал срочной почтой в Сиань ее кровь для исследования в лаборатории. Ответ, полученный на следующий день, подтвердил его опасения: у больной инфекционная болезнь, обычно сопровождающаяся сильной лихорадкой. В бреду больная мысленно вернулась ко временам своей молодости в Англии, когда после первой мировой войны ее семья жила в глубокой нищете. Она звала отца и сестренку. Потом, когда наступил новый приступ лихорадки, она ощутила себя в Янчэне; она вновь посещала горные селения, чтобы развязать детские ноги и рассказать людям истории из Библии. Врач и медсестра сидели у ее постели и напряженно слушали ее. Они с трудом понимали ее речь. В Сиани давно не все знали мандаринский, на котором Глэдис говорила о живом Боге Библии, Который послал Своего Сына Иисуса Христа на землю для того, чтобы спасти и их, крестьян Северного Китая, от власти греха, смерти и сатаны. Ее хрупкое изможденное тело дрожало от лихорадки, руки судорожно ухватились за край постели и с напряжением всех сил она крикнула по-английски: - Нет! Я не хочу обратно... обратно в грех, в мир. Я уже не хочу в театр... нет, пустите же меня! Озабоченная, медсестра склонилась над ней и услышала ее молитву: - Господи, Ты повел меня в Свой дом, я стала Твоей, Ты держи меня... Она опять задремала, несколько часов ничего не говорила и мирно лежала, спокойно дыша. Врач думал о том, кто эта больная. Она говорит о своей молодости в Англии и на каком-то северокитайском диалекте разговаривает с воображаемыми китайскими крестьянами. Следующий день прошел для пациентки спокойно. Она спала крепким, тихим сном. Но ночью снова вспыхнула лихорадка. Больная опять начала кричать: - Самолеты летят... укройтесь в пшенице... быстрее, быстрее... не вставайте! Врач неустанно дежурил у постели больной. Он многократно проверял ее температуру и пульс, старался истолковать ее выкрики, успокоить и напряженно пытался понять, кто она. Больная вдруг устремила на него испуганные глаза. - Мой осел! - воскликнула она.- Сторож должен привести моего осла... бомбят Янчэн... А дети... где дети Обессиленная, она опустилась на подушки, долго плакала и взволнованно махала руками, будто пыталась оттолкнуть от себя врага. Врач увидел, что движения рук больной постепенно замедлились, какое-то мгновение они лежали неподвижно на одеяле, потом соединились вместе. Ее губы зашевелились, но он не понимал слов. - Она молится,- сказала медсестра. - Она так измучена, чудо, что она еще жива,- заметил врач. Рано утром он сделал пациентке еще один укол и сказал медсестре: - Лихорадка сейчас пойдет на убыль. Температура упадет ниже нормальной. Потом наступит крайняя слабость. Думаю, что вы теперь сможете ухаживать за ней одна, но в случае ухудшения ее состояния сразу сообщайте мне. Он немедленно выехал в Сиань, где его ждало много работы. Спустя пять дней пришло срочное сообщение от медсестры: Температура пациентки сильно понизилась, потом подскочила; она опять в бреду. Он сразу поехал в Синпин, обследовал пациентку и установил, что она больна тифом и начинается воспаление легких. Он знал, что у них нет запасов специальных лекарств против тифа, но миссионер Густафсен, который как раз вернулся из отпуска в Америке, привез некоторые эффективные лекарства. - Вы можете их использовать,- предложил он врачу. Врач посчитал это предложение волей провидения. Ведь где он мог бы иначе достать такие лекарства среди этой долины слез войны, когда всюду недоставало медикаментов - А может, ты их хочешь приберечь на некоторое время - спросил он миссионера Густафсена.- Ведь они очень дорогие, а у этой больной нечем платить. - Возьми их,- сказал Густафсен,- может быть, они послужат решающим средством для возвращения ее к жизни. - Надо как можно скорее перевезти ее в больницу,- заметил врач.- Лечить ее следует крайне осторожно. За ней нужен уход день и ночь, и я сам хочу этим заняться. Еще не зная, кто она, он чувствовал особую ответственность за жизнь этой тяжело больной женщины. Вернувшись в Сиань, он попросил управляющего железной дорогой этого края прицепить к поезду из Синпина в Сиань специальный вагон для одного важного пациента. К его удивлению, на эту просьбу ответили положительно. Не Бог ли - Бог постоянных чудес - подумал он.- В такое напряженное военное время предоставлять специальный вагон в распоряжение больной. Может быть, она является предметом особой заботы Всевышнего Он поспешил с вокзала обратно в больницу. Надо было приготовить комнату для больной незнакомки. Но в переполненной миссионерской больнице уже не было ни одного места. Где найти ей спокойный уголок Одна врач-англичанка предложила положить безвестную землячку в свою комнату. Целыми днями врачи и медсестры в больнице Сиани боролись за спасение жизни больной. Наконец кризис прошел, и пациентка пришла в себя. Однажды утром она спокойно проснулась, осмотрела комнату и, увидев медсестру рядом с постелью, шепнула: - Написать письмо... пожалуйста, письмо матери... она будет беспокоиться... - А где живет ваша мать - спросила медсестра. - В Эдмонтоне,- тихо ответила больная,она живет в Эдмонтоне, в Англии. - А кто вы - продолжила медсестра. Больная лежала закрыв глаза. - Пишите,- после паузы произнесла она.Глэдис Эльверд... Она опять замолкла. Ей тяжело было говорить. Медсестра терпеливо ждала, радуясь тому, что кризис миновал. Через несколько минут больная едва слышно шепнула: - Мама не должна беспокоиться... у Глэдис все в порядке... То, что Бог делает, хорошо... Он заботится обо мне... Как только медсестра узнала, как зовут больную, она немедленно сообщила об этом врачу. Может быть, он мог бы узнать, есть ли у нее в Китае родственники или друзья. В то время, как в больнице Сиани крайне старательно ухаживали за Глэдис, девушки в миссии Благая весть переживали кошмарное время. Они очень скоро обнаружили, что Благая весть - не миссия, а род брачного бюро. Китайские родители могли обратиться сюда с просьбой о девушке для своих избалованных сыновей, которые не могли сами себе найти жену. За девушку они отдавали одного здорового осла или платили его цену в деньгах. И китайцы постарше, жены которых уже не справлялись с домашней работой, могли здесь за одного осла приобрести вторую молодую жену. Самих девушек ни о чем не спрашивали. Организация сама решала их судьбу. Они заметили, что всех девушек-беженок, попавших сюда, некоторое время хорошо кормили, чтобы они выглядели отдохнувшими и свежими, а потом продавали. Какое ужасное открытие! Если бы с ними была мама Глэдис, она помогла бы им избавиться от этого ужаса. Но Ай-Вэ-Те не было, девушки вот уже несколько недель ничего не слышали о ней. - Мы должны молиться,- шептали они друг другу.- Бог Библии, Который спас нас у Желтой реки, силен спасти нас и сейчас! В буддийском храме в Фуфыне, куда организация Благая весть поместила девушек, дети мамы Глэдис не раз в своих комнатах становились на колени и простыми словами выражали свою нужду, как научила их Ай-Вэ-Те в Янчэне и во время долгого путешествия: - Господи, лишь Ты в состоянии спасти нас, только Ты! Однажды воскресным утром, дней через десять после того, как прошел кризис болезни Глэдис, город Сиань вспугнули гудки тревоги. Врач и медсестры, которые в этот момент выходили из больницы, чтобы посетить собрание в баптистском доме миссии, в ужасе посмотрели друг на друга. - Воздушная тревога,- сказал доктор Стокли,- значит, быть беде. Будут бомбить Сиань. - Может, нам лучше остаться в больнице - спросила молодая медсестра. -- Воздушная тревога или нет - я иду в церковь,- заявила старшая медсестра.- Если будет воздушная атака, нам всем придется очень тяжело, мне нужна новая сила .веры. Слово Божье обещает, что в Его доме будет пища. Мне надо туда! Другие еще колебались, но врач твердо сказал: - Лучше идите. Никто не знает, когда будет следующее собрание. А я останусь у своей пациентки. Днем, когда все вернулись в больницу, прилетели японские самолеты, и в городе загрохотало от разрывавшихся бомб. Доктор Стокли сидел рядом с постелью Глэдис. Он стал свидетелем сильнейшего шока, который ему когда-либо доводилось видеть. Как только она услышала гул самолетов и раскаты взрывов, ее хрупкое тело скорчилось и начало так сильно дрожать, что кровать, на которой она лежала, затряслась. Глубоко озабоченный, врач наблюдал это новое нервное расстройство. Слабые силы больной уже не смогут справиться с таким приступом страха, это будет ее конец,- подумал он.- Но почему она должна пережить еще и это испытание Разве она не достаточно страдала, Бог не довольно испытывал ее Это ли награда за ее твердость в вере Все существо врача восстало при виде ее страданий. Несколько месяцев спустя, сам переживая тяжелые испытания, доктор Стокли часто вспоминал о покорности Глэдис Божьему водительству. Никогда он не слышал от нее жалоб по поводу испытаний и навсегда запомнил ее слова: Бог по Своей воле дал мне благодать многих испытаний для того, чтобы Он прославился многими избавлениями. Когда бомбардировщики улетели, оставив разрушенный город, врач задумался о перевозке Глэдис Эльверд в более спокойное место. Тактика японцев заключалась в том, чтобы бомбить один город три дня подряд. Значит, в понедельник днем самолеты вернутся для новой атаки. А его пациентка еще один такой шок уже не выдержит. На следующий день рано утром он ломал себе голову над тем, куда до полудня перевезти Глэдис. Он решил зайти к другу и спросить у него совета. - Доктор, вас просят сделать срочную операцию,- сообщил ему ассистент. - Но у меня совсем нет времени,- ответил доктор Стокли. - Доктор, тогда, пожалуйста, сами побеседуйте с пациентом. Он хочет лично поговорить с вами. Доктор Стокли вышел в приемную и, к своему удивлению, увидел директора почтамта с его большой собакой. - Ну, господин Смит, разве вам нужна операция Вы выглядите совершенно здоровым,заметил врач. - Да, да, я, к счастью, еще здоров, но моей собаке нужна помощь. Вот, смотрите, какая лапа! Коготь врос в мясо и гноится. Животное хромает. - Ну, милый мой, в такое время не до собаки,- воскликнул возмущенный доктор Стокли. - Ну пожалуйста,- упрашивал его господин Смит,- исцеление собаки - тоже дело большой важности. Ведь вы знаете, какие ценные услуги оказало нам это верное животное в военное время. Если ее лапа заживет, то она скоро опять будет самым быстрым и верным курьером для доставки писем. - Да, понимаю, но теперь у меня более важные дела. Подождите до полудня, тогда я прооперирую лапу собаки. И доктор Стокли собрался выйти. - Нет! - воскликнул господин Смит,- не уходите! Скажите мне, чем я мог бы помочь вам, в то время как вы будете лечить собаку. - Помочь мне Если бы это было возможно, мой друг. Не знаете ли вы адрес, куда я срочно мог бы перевезти из этой больницы тяжело больную Место далеко за городом, где не бомбят, где спокойно и хороший уход, дом с христианским милосердием Вскочив со стула, директор почтамта взволнованно воскликнул: - Кто эта пациентка Может, я знаю такой адрес! Врач с недоверием посмотрел на него. - Да, да, я знаю такой адрес, у супруговмиссионеров в Мейсяни. Это далеко за городом, там еще спокойно. Я уверен в том, что Фишеры каждому нуждающемуся окажут хороший уход. - У миссионеров - обрадовался доктор Стокли.- Ну, это было бы прекрасно. Моя пациентка тоже имеет дело с миссией. Она говорит, что трудилась в Янчэне, в Северном Китае. - Как ее зовут - спросил директор почтамта. - Она говорит, что ее зовут Глэдис Эльверд и что она из Англии. - Глэдис Эльверд из Янчэна - переспросил господин Смит.- Да не может быть! Миссионер Фишер с женой тоже трудились на севере. Они однажды рассказали мне о встрече с этой миссионеркой из Янчэна. Да, я еще помню этот рассказ. Они направлялись на миссионерскую конференцию. По дороге переночевали в гостинице, а рано утром были разбужены пением гимнов, доносившимся из соседней комнаты. Удивленные, они услышали женский голос, который произносил молитву. Это была полная веры мольба к Богу: Наша нужда настолько велика, как высоки вершины гор, мы выхода уже не видим. Но Господи, Ты можешь указать выход. Я возвожу глаза не к людям, которые столько обещают, но потом забывают об этом. Я возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя. Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю... Он мой помощник в бедах. Потом снова до них донеслось пение псалма. Фишеры вошли в ту комнату. Там они застали Глэдис Эльверд и двух китайских женщин, которые пели псалмы и молились. Расскажи мне о своей нужде,- попросил господин Фишер. Мы сообщили свою нужду Господу,- был ответ Глэдис. Но расскажи и мне, о чем ты просила у Него,- настаивал миссионер. Ну, мы сказали Господу, что у нас больше нет денег. Те люди, которые пообещали нам выслать их, не высылают. Сейчас мы ждем помощи от Бога. Тогда Фишеры дали ей нужные деньги. Они считали особенным водительством то, что оказались именно в комнате рядом с ними и услышали это пение и эти молитвы. Я не думаю, что потом они встречали Глэдис. Но я уверен, что они охотно возьмут ее к себе в дом и предоставят ей наилучший уход,- так закончил свой рассказ господин Смит. Доктор Стокли сел. Он не мог сразу ответить, у него столько мыслей кружилось в голове. - О чем вы думаете - спросил директор почтамта. - О чем я думаю - воскликнул врач.- Я думаю, что вы пришли сюда не случайно. Я думаю, что у вашей собаки должна была заболеть лапа именно теперь. Он потер себе лоб и глубоко вздохнул. - Господин Смит, я хотел сделать все возможное, чтобы перевезти мою пациентку в спокойное место, но я опять замечаю, что она предмет особенной заботы Всевышнего. Ее Бог заботится о ней, и Он хочет использовать даже больную лапу вашей собаки, чтобы указать мне, куда ее перевезти. Если бы вы не зашли ко мне, я бы ничего не узнал о миссионере Фишере. Оба мужчины минутку стояли рядом, размышляя, как чудно Бог заботится о Своем дитяти. - Миссионер Густафсен с медсестрой немедленно перевезут ее в Мейсянь. Она должна прибыть туда до следующей воздушной атаки. А я останусь здесь и прооперирую лапу вашей собаки,- сказал наконец врач. - Тогда я устрою хорошее место в вагоне, так что они смогут срочно выехать из города,заверил врача господин Смит.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   28