Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Женщина с книгой




страница14/28
Дата21.07.2017
Размер3.43 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28
Глава 15. Детское пение у Желтой реки Новость о том, что Ай-Вэ-Те будет переправлять детей на безопасный юг, распространилась по селениям вокруг Цзечжоу и Янчэна. Новое японское наступление ускорило выполнение ее намерения. Все больше родителей приводили своих детей в миссионерский пункт и умоляли Глэдис взять их с собой в Южный Китай. Строгий наказ миссионера Давида Дэвиса самой пойти с детьми вызвал в ней огромную духовную борьбу. Она знала, что Бог посредством Своего Слова однажды дал ей поручение поехать именно в этот край Китая. Как ей сейчас быть: оставаться в военной зоне, несмотря на все опасности, или уходить с детьми Мучительные сомнения миссионерки могло разрешить лишь какоелибо специальное указание свыше. Однажды вечером вестник из ямыни принес в дом миссии письмо для нее. Это было послание мандарина. Еще не отдышавшись от быстрого бега, придворный настойчиво сказал: - Мандарин желает немедленно побеседовать с Ай-Вэ-Те. Просьба мандарина встревожила ее. Какие новые проблемы возникли в этом несчастном краю В ямыни мандарин ждал Глэдис в своей приемной. После почтительного приветствия она с изумлением оглядела его: правитель края был одет в голубую крестьянскую рубаху, брюки и черную ермолку. Его длинная черная коса была срезана. Она вряд ли узнала бы его в этой простой одежде. Каким он был внушительным в своем прекрасном, вышитом золотой нитью одеянии, и как грациозно свисала его черная коса, выделяясь на багровой мантии! А теперь... - Ай-Вэ-Те,- торжественно начал он,наш город и наш народ опять находятся в большой опасности. Японские войска приближаются. Возможно, что их передовая воинская часть окружит и займет наш город уже в течение ближайших суток. Мы посоветуем людям двинуться на юг еще до восхода солнца. Север этой области уже полностью захвачен японцами. Ай-Вэ-Те, вы видите, что я уже одет как простой крестьянин. В этом наряде я покину город на рассвете. Вам тоже надо уйти, причем сейчас же, немедленно... Сторож у городских ворот по моему приказу откроет вам ворота. Глэдис серьезно посмотрела на него и решительно сказала: - Господин мандарин, я не могу уйти сейчас, я хочу остаться с детьми. Завтра утром я отправлю своих детей на юг. До этого я не имею права бежать. В его глазах вспыхнул гнев, его повелительный взгляд пронзил ее. - Я приказываю вам уйти сейчас же, так как японским солдатам приказано найти вас и привести к своему генералу. Нашедший вас получит высокую награду - сто английских фунтов стерлингов. - Ах,- вздохнула она,- неужели миссионерка для японского генерала имеет такую ценность Мандарин неподвижно стоял перед ней. Его глаза горели. - Послушайте,- ответил он, доставая какую-то бумагу и протягивая ей. Это письмо одного китайского офицера. Он пишет мне: Скажите женщине с Книгой, чтобы она немедленно бежала на юг через Желтую реку. Японцы хотят взять ее в плен, они не щадят ничьей жизни. Бегите немедленно. - Мисс Эльверд,- продолжил мандарин,- в нашем городе прибили к городской стене объявления о том, что тот житель Янчэна, который выдаст вас японцам, получит награду. Ваша жизнь в большой опасности. Мандарин заметил, что лицо этой храброй женщины слегка побледнело. Это был один из редких моментов его правления, когда он тревожился за жизнь человека. По беспощадным китайским законам он раньше осуждал на смерть множество подданных, не чувствуя огорчения или раскаяния. Но жизнь этой иностранки, которая преподала ему столько христианской мудрости из Книги своего Бога, приобрела для него большое значение. В комнате могущественного мандарина области Шаньси несколько минут царила глубокая тишина. Какая чудная сцена: правитель в голубой крестьянской рубахе прощается с традицией, предписывавшей ему пышность и великолепие древнекитайских царей, и в то же время - со своей религией. - Ай-Вэ-Те,- проникновенно произнес он,- ваш Бог, Который спас вашу жизнь во время мятежа в тюрьме, и сейчас спасет вас от опасности со стороны врага. Она с изумлением посмотрела на него, заметив, что его холодный взор смягчился, а на лице появилось выражение растроганности. Он продолжил: - Ай-Вэ-Те, благодарю вас за все, что вы сделали для моего народа, моего города, для нашей области и наших детей. Я благодарю вас за то, что вы сделали для меня лично. Сейчас нам надо прощаться. Ай-Вэ-Те... я хочу спросить вас... могу ли я стать христианином После серьезных раздумий мандарин Янчэна предпочел мудрость и законы Бога, Творца неба и земли, новой революционной теории, навязываемой людям генералом Мао. Результатом его раздумий стал вопрос, который он повторил снова: - Ай-Вэ-Те, не можете ли вы принять меня в христиане - Принять вас может только Бог. Единственное, что я могу сделать, это передать вам Его Слово. Это Слово научит вас, как стать христианином. Да примет вас Бог по Своей милости. Мандарин поклонился миссионерке, и Глэдис поклонилась мандарину. Больше они никогда не виделись. Над жителями Янчэна нависла опасность новой военной угрозы. Глашатай предупредил людей о том, что надо эвакуироваться в горные селения до того, как придут японцы. Городской сторож увидел прибитые к городской стене объявления с призывом об аресте женщины с Книгой. Он настойчиво попросил Глэдис немедленно уйти из города, обещая свою помощь. - Ну, а дети - спросила она его. - О, оставьте детей здесь, невозможно взять их с собой, вам надо идти одной,- уговаривал ее мужчина. Даже Ру Мей и Чан настаивали на ее немедленном бегстве без детей. Но Суалань, Девятушка, Лэсс, Синь Ю и все другие дети умоляюще смотрели на нее, и она не решилась их оставлять. Она очень хорошо знала, что Янчэн опять будет захвачен японской армией. Что они сделают с молодыми девушками и детьми, если она их оставит Глэдис обвела глазами большую группу сирот военного времени, доверенных в течение последних недель ее попечению. Ответственность за этих детей была для нее почти непосильной нагрузкой. Она поднялась по лестнице в тишину своей полуразрушенной комнаты, где стала на колени в укромном уголке. В этой молитвенной комнате она уже столько раз говорила Богу о своих нуждах, и сейчас она снова обратилась к Нему за помощью. - О Боже мой, дай мне ответ... лишь Твое Слово может указать мне, что делать... В тишине одиночества с настойчивой силой проникли в ее душу слова: Бегите, уходите скорее, сокройтесь в пропасти... - Господи,- ответила она,- Господи, это Твой голос. Ты хочешь, чтобы я ушла Преклонив колени, миссионерка ждала указания своего Царя. Ее душа замерла в ожидании, она вспомнила слова Самуила: Говори, Господи, ибо слышит раб Твой. Господь говорил, и ее душа с полным доверием приняла Его слова: Бегите, уходите скорее, сокройтесь в пропасти... говорит Господь, ибо царь Вавилонский сделал решение о вас и составил против вас замысл. Сомнения нет. Господь сказал, что ей надо уйти. Календарик на стене опять подсказал ей утешительные слова: Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи. Маленькая и слабая сама по себе, но сильная верою, она вышла из молитвенной комнаты, чтобы подготовить детей к долгому путешествию. В часовне дома миссии Ру Мей с напряжением ждала с детьми, когда спустится вниз мама Глэдис. Старый Чан, дрожа, стоял на кухне. - Дети, вы все садитесь сюда и слушайте! - приказала им Глэдис. Все мигом опустились на пол часовни. Мама Глэдис спокойно стояла перед ними. Ее темные глаза проникновенно и серьезно смотрели на каждое детское личико. Увидев, что все детские глаза направлены на нее, она решительно сказала: - Приготовьте свои толстые ватные пальто, затем возьмите свои мисочки и палочки и наполните их у Чана просом. Быстро покушайте, потом я почитаю вам из Библии, потом вы ляжете спать на канге, а завтра очень рано утром мы отправимся в далекое путешествие. Мы пойдем очень-очень далеко. На рассвете, когда городской сторож отодвинул тяжелые засовы городских ворот, Глэдис со своей группой детей и Ру Мей вышли из города. У ворот царила суматоха. Люди рассказывали, что японские солдаты уже показались в горах и быстро продвигаются в направлении города. Все торопились поскорее выбраться из опасной зоны и добраться до более спокойных горных селений. За городской стеной перед ними простиралась большая равнина с желтыми созревшими хлебными полями. А дальше виднелись горы Шаньси - высокие голые серые скалы с многими узкими ослиными тропами и ущельями, где можно спрятаться в пещерах. Дети пели, прыгали и радостно кричали: - Мы отправляемся в путешествие! Очень далеко! Очень далеко! Для них это было прекрасным приключением. Они еще не понимали, что такое война. Глэдис заставила их идти парами - большой ребенок рядом с маленьким. Семнадцатилетний Тимофей как старший мальчик нес на спине самый тяжелый узел вещей. Суалани также исполнилось уже семнадцать. Как старшая девушка она должна была ухаживать за двумя младшими. Длинной цепочкой дети весело шагали по тропе между хлебными полями, к горам. Их пригрели первые лучи солнца, птицы пели свою утреннюю песню. Глэдис была очень озабочена, она с нетерпением смотрела на серые горы вдали. Там безопаснее, чем в открытом поле. Недалеко от гор к ним подскакала во весь опор группа китайских конных солдат. Командир остановил свою лошадь рядом с Глэдис. Облако пыли, поднятое конскими копытами, накрыло детей, которые в испуге убежали в хлебное поле. - Куда вы идете - строго спросил он. - Мы с детьми хотим на юг, где японские солдаты не смогут нас убить. - Хорошо,- сказал он,- идите узкой дорогой по горам. Почти все селения, которые вы встретите, опустели. Везде люди бегут на юг, на ту сторону Желтой реки. Попробуйте найти пищу в селениях и идите быстрее. На том берегу реки вы будете в безопасности. Командир еще раз взглянул на Глэдис и вдруг спросил: - А вы женщина с Книгой Глэдис утвердительно кивнула головой. - Вы знаете, что японцы вас ищут и назначили за вас высокую награду У вас нет никого, кто защитил бы вас в этом опасном путешествии -У меня есть самая надежная защита в мире,- ответила она, показав свою Библию.- В этой Книге написано обещание моего Господа и Царя о том, что Он для меня щит и везде меня защитит. - По мне лучше пара вооруженных солдат, чем книга,- усмехнулся командир. - Что за польза от этой книги - Это Слово моего Бога, Который сопровождает нас! Командир пришпорил свою лошадь. - Постарайтесь как можно скорее переправиться через Желтую реку! - крикнул он и поскакал с солдатами галопом в город. Они едва успели проскакать несколько сот метров, как вдруг из-за облака вынырнул японский самолет и с оглушительным треском накрыл группу солдат пулеметным огнем. Дрожа, Глэдис увидела, что многие солдаты и их лошади убиты и что командир сбит с лошади. Едва он успел сказать, что не доверяет защите Слова Божьего, и вот уже рухнул на землю. Дети заплакали и закричали. - Ложитесь ничком в пшеницу,- крикнула она,- тогда нас не увидят и не обстреляют! Дети мигом бросились на землю. Самолет с рокотом улетел и исчез за городской стеной Янчэна. Когда Глэдис решила, что опасность миновала, она велела детям встать и как можно быстрее идти в горы. Дети поспешили к защитным скалистым стенам. Мальчики, как всегда, бежали далеко впереди. Девочки со своими деформированными ножками, столько лет обвязанными тугими бинтами, с трудом тащились сзади. Уже скоро Глэдис поняла, что для девочек нужно установить более спокойный темп движения. В этот первый вечер долгого путешествия на юг, когда сумерки опускались над горами, прежде чем скрыться за перевалом, Глэдис остановилась на горной тропинке и в последний раз бросила взгляд на свой любимый Янчэн. Солнце осветило серые скалы оранжево-красным блеском и заставило город гореть в вечернем свете. Это было ее прощанием с городом. Солнце закатилось. Что теперь ожидает Янчэн Исчезнет ли навсегда из него свет Слова Божьего Кто одержит победу над Северным Китаем: японские войска или Красная армия генерала Мао Цзэдуна Она не знает; никто еще не знает. Но в одном она была уверена: обе армии будут беспощадно преследовать христиан. Поэтому она правильно сделала, выведя детей на юг. Они могли идти только по верхним узким пешеходным дорожкам, так как более низкие горные дороги были захвачены японцами и партизанами старой китайской армии. А на этих высоких горных тропах не было селений, так что уже первую ночь им пришлось провести под открытым небом. Глэдис нашла пещеру в скалистой стене, где она однажды спряталась от дождя. Тимофей разложил костер у входа так, чтобы ночью к ним не осмелились войти волки. Волки боятся огня. Хотя дети слышали в темноте ночи звериный вой, но они настолько устали, что скоро заснули на твердом полу и никакой опасности больше не замечали. На следующее утро, сварив на костре просяную кашу и подкрепившись, они продолжили путешествие по извилистой горной тропинке. На другой стороне перевала тропа вела вниз. После полудня они проходили через тихий, опустелый поселок. Убежали все жители, кроме старого китайского крестьянина, который умолял Глэдис взять с собой его трех внуков. Сам он хотел остаться в поселке. Получив у старого крестьянина еду и питье, путешественники шли еще несколько часов до следующей деревушки. Там они легли спать в опустевших домах и после завтрака отправились дальше. Так по узким горным тропам их отряд двигался из селения в селение. В большинстве поселков к группе Глэдис присоединялись одинокие осиротелые дети. Таким образом, число ее детей в течение нескольких дней увеличилось до ста с лишним. Вечером дети были усталыми и плакали, но утром, когда всходило солнце, они вновь улыбались и пели, как птички. Так путешествовали они несколько дней по суровой гористой стране северо-китайской области Шаньси. Корзины с просом, которые дал им мандарин, уже опустели. Их начал мучить голод. Все селения, которые они проходили, были безлюдны. Нигде не находили они ни проса, ни риса, ведь здесь до них прошло уже столько беженцев! Им очень хотелось пить, но и воды не было. Наступили дни тяжелого испытания веры Глэдис. Однажды днем, на десятый день их скитания по горам, когда усталые дети тащились по тропе, один мальчик заплакал и закричал: - Мама, у меня так болят ножки! Тимофей, который уже два дня нес на спине больного ребенка, подошел к ней и пожаловался: - У меня так болит спина, я уже почти не выдерживаю. - Мама, когда мы дойдем до Желтой реки - робко спросила Суалань, Глэдис направила свой взгляд вверх, где жил ее Господь и Царь, Который видел все их страдания. Но небо стало серо-черным, по нему плыли темные облака. Грозовые тучи угрожающе повисли над горами. Поднялся сильный ветер. - Быстрее! - закричала Глэдис.- Идите побыстрее, дети, нам надо найти укрытие, прежде чем пойдет дождь! Тимофей со своей больной спиной так отчаянно посмотрел на нее, что она, собрав все силы, взяла у него больного ребенка. - Ищи укрытие, Тимофей, пусть Синь Ю поможет тебе! Мальчики старались как можно быстрее идти вперед, а за ними следовал по горной тропе длинный ряд плотно прижавшихся друг к другу детей. Маленькие беженцы в поисках свободы... Глэдис чувствовала, что силы ее на исходе. Последние остатки проса она дала детям, не взяв себе ничего. Она уже два дня не ела. Больной ребенок тяжело лежал на ее руке, личико его горело от лихорадки. Черные тучи все более угрожающе сгущались над вершинами гор. На черном небе сверкнула молния. Дети остановились и стеснились вокруг Глэдис. Они хватались за нее и кричали один за другим: - Нам страшно, мама, нам страшно! Сверкала молния, гремел гром, а где им укрыться Глэдис увидела рядом с собой бледное личико Суалани. Ее изящные черты выражали отчаяние. - Ай-Вэ-Те,- умоляюще сказал один из мальчиков,- когда мы будем на Желтой реке Я не могу идти дальше, я натер себе ноги и спина у меня болит. Самые маленькие ныли и плакали, отталкивали друг друга и кричали: - Мама, я устала! - Мама, а где же Желтая река - Мама, у меня ножки болят! - Мама, мне так хочется пить! - Мама, хочу спать на канге! - Мама, давай вернемся домой! - Мама, нам страшно! - хором кричали дети. Глэдис видела эти испуганные детские глаза, которые умоляюще смотрели на нее. Но мама Глэдис не в состоянии была им помочь. Именно сейчас дети должны были учиться уповать не на нее, а на Господа, на Бога Библии, о Котором она им рассказала. - Давайте помолимся! - крикнула она, стараясь перекричать шум ветра. - Да, помолимся,- согласился один мальчуган и стал на коленки на горной тропе, словно он совершал свою утреннюю молитву в доме миссии. - Да, помолимся! - также крикнула маленькая девочка рядом с ним. И она стала там, среди гор, на коленки. Все последовали их примеру, и через минутку на горной тропе стояли коленопреклоненными более ста китайских детей. Мама Глэдис стояла между ними. В своей большой нужде она возвала: - Господи, Ты могучий Бог, Ты сказал, что я должна убежать и взять с собой этих детей, чтобы они не попали в руки врага. Ты послал меня в эту страну для того, чтобы привести к Тебе этих детей и просить Тебя о помощи в каждой нужде. Услышь нас, охрани нас, поведи нас Твоей рукой, покажи нам укрытие от этой бури... Когда она сказала аминь, эхом из детских ртов прозвучало: Аминь! - Ну давайте пойдем дальше...- она старалась громко кричать, но ее голос был слабым, она пошатнулась. Старшие девушки озабоченно переглянулись. Кажется, мама Глэдис заболела. Растянувшаяся цепочка детей едва двигалась, когда начали падать первые крупные дождевые капли. Тимофей, который забежал вперед, вернулся из-за поворота горной тропы и радостно крикнул: - Ай-Вэ-Те, там пещера, большая пещера, которая всех нас вместит! Суалань и Девятушка, которые шли рядом с Глэдис, почти одновременно произнесли: - Господь услышал нашу молитву. Синь Ю обнаружил щель в скале. По личному опыту он знал, что обыкновенно за такой щелью находится пещера. Он оттащил несколько камней и ветвей, закрывавших вход в пещеру, вполз в горную щель и уже скоро очутился в безопасном месте. Пещера раньше, наверное, служила приютом для ослов, это Синь Ю сразу заметил по старому ослиному помету и соломе. В ответ на крики Тимофея дети побежали за поворот скалистой стены. Их радостные крики прозвенели среди скал. Глэдис увидела, что дети второпях отталкивали друг друга, чтобы как можно скорее добраться до пещеры. - Осторожно! - озабоченно крикнула она.- Осторожно, берегите младших! Толпясь, они могли столкнуть друг друга в ущелье. Синь Ю и Тимофей помогли детям забраться в пещеру через узкую щель. Едва все вошли в укрытие, как проливной дождь забарабанил по скалам. Мальчики разложили из соломы, нескольких ветвей и старых лепешек ослиного помета костер. Пещера наполнилась едким дымом, дети начали кашлять, но уже скоро дым вышел через щель, и костер распространил приятную теплоту. На улице штормовой ветер бушевал по перевалу, его порывы, казалось, сотрясали скалы. А в пещере сидела мама Глэдис со своими многочисленными детьми, в безопасности, но... без пищи. - Ну давайте,- как можно веселее сказала она,- поблагодарим Господа за этот приют. Она стояла у красного пламени костра, эта маленькая женщина со своей великой верой. - Мальчики,- спросила она,- вы не помните, как начинается двадцать второй Псалом Прочитайте-ка этот стих, только все мальчики вместе... Тимофей встал, начал говорить, и хор голосов подхватил: - Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться... - А сейчас девочки,- предложила мама Глэдис,- может быть, мы сейчас забудем о голоде. Суалань встала, и девочки повторили за ней: - Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим. - Подкрепляет душу мою, направляет меня...- продолжили мальчики. Детские голоса прозвучали дружным хором, в то время как у них не было пищи, они убегали от японской армии и снаружи в горах ревела сильная буря. Когда опять заговорили девочки, голос Суалани возвысился над всеми другими голосами: - Если я пойду и долиной смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною... В темноте пещеры мама Глэдис сидела на земле с детьми. Слезы катились по ее щекам. Дети не должны были видеть это, но всевидящие глаза Господа увидели. Он видел ее и там в ее больших заботах и испытании веры. - Господи,- тихо умоляла она,- Господи, останься с нами, дай этим детям узнать, что Ты наш Бог и наш Помощник. Наступила ночь. Мальчики положили последние дрова и сухие лепешки помета на костер. Теплый жар наполнил пещеру. Дети спали на земле, плотно прижавшись друг к другу. Тимофей не хотел спать; он дежурил у костра Старшие девочки озабоченно смотрели на маму Глэдис. Ее лицо совсем осунулось, и под глазами появились темные круги. Глэдис не могла заснуть. Она продолжала сидеть у костра. Суалань села рядом с ней и прильнула головой к плечу Глэдис. Они вместе тихонько заплакали. Тимофей подсел к ним. Мальчик старался держаться молодцом, но это ему давалось нелегко. Снаружи у входа пещеры послышался какойто шорох. Волки! Они начали выть. Тимофей бросил несколько камней наружу. Волки убежали, но скоро вернулись. Глэдис вспомнила тот вечер в Лондоне, когда она получила письмо из Китая с сообщением, что она может приехать, чтобы ухаживать за детьми и рассказывать им истории из Библии. В то время она прочитала слова шестьдесят седьмого Псалма: Во власти Господа Вседержителя врата смерти. Эти слова вспомнились ей сейчас, и вера в то, что Бог, Который дал такое обещание, действительно покажет им выход из положения, укрепилась. Это вселило спокойствие в ее душу, и она рассказала об этом Суалани и Тимофею. Мальчик закрыл глаза руками и наклонил голову. Глэдис поняла его. Он старший и осознает свою великую ответственность. Бремя же стало для него слишком тяжелым. На следующее утро стояла прекрасная погода. Дети отдохнули, но были необыкновенно тихими. Хотелось есть и пить, но ни пищи, ни воды не было. Глэдис прочитала из Библии и помолилась с детьми, а потом они пошли дальше. Если они будут шагать побыстрее, то после полудня смогут достичь Хуанхэ. Уже в пути один из мальчишек заметил, что скалы еще мокрые от дождевой воды. Все детские личики прижались к скалистой стене, слизывая влагу. Чтобы приглушить голод, дети грызли ветки. Наконец скитальцы достигли деревни, расположенной недалеко от берега реки. Где-то в сарае нашлась корзина заплесневевшего проса. Часть сварили и съели, а остальное взяли с собой в дорогу. Спускаясь со склона, они вдруг услышали могучий шум Хуанхэ. Глэдис еще никогда не слышала такой прекрасной музыки, какую сейчас производила бурлящая вода. Ее сердце возрадовалось, наконец исполнится надежда на спасение Господне. Дети пошли немного побыстрее и закричали: - Река! Мы видим реку! На берегу должны были стоять большие паромы, чтобы перевозить людей на ту сторону. Глаза Глэдис внимательно осматривали берег реки. Ее тошнило, ее сердце неистово колотилось от напряжения... Но она не видела никакого парома... На берегу было безлюдно и тихо. Только шум бурлящей и кипящей вокруг тростника воды нарушал тишину. Тимофей вопросительно посмотрел на нее. У Суалани задрожали губы. - Мама...- зарыдала она,- мама, а где паромы Глэдис молчала. Это огромное разочарование было сверх ее сил. К ней подошел старый китайский земледелец и спросил ее, что она собирается делать со всеми этими детьми у реки. - Нам надо на ту сторону,- удрученная объяснила она,- где же паромы Старик с состраданием посмотрел на них и покачал головой. - Поздно,- мрачно сказал он,- вы пришли поздно! - Поздно! - крикнул Тимофей. - Поздно! - Да, поздно,- кивнул старик.- Сегодня утром переправили через реку последних беженцев. Сейчас паромы останутся на той стороне. Никто уже не сможет переправиться через реку, все китайские солдаты находятся на южном берегу, а мы остались здесь...- он печально посмотрел на Глэдис.- Мы здесь на севере станем жертвами японской армии, которая уничтожит нас. Глэдис еще никогда не слышала такой ужасной вести. Река, к которой они так стремились, стала непреодолимым препятствием к свободе. Маленькие дети стали на колени у воды и пили с рук. Им очень понравилось, что есть вода и можно наконец напиться. Глэдис села на землю. Силы ее угасли, голова кружилась и гудела. Она закрыла глаза, не осмеливаясь произнести ни слова. - Ай-Вэ-Те, у вас вера еще есть - устало спросил Тимофей. Своим вопросом он словно воткнул ей нож в сердце. Неужели ее дети сейчас испытают, что в этой нужде Бог уже не может помочь - Тимофей, присмотри за детьми, я хочу минутку побыть одна,- попросила она. Мальчик понял. Мама Глэдис хочет побыть одна, чтобы помолиться. Наступил вечер, солнце зашло. Все дети сели в кружок, и Глэдис начала рассказывать им истории из Библии. Надо было подбодрить детей, в то время как ее собственное сердце молило о вере. После вечерней молитвы они сварили последние запасы проса на тростниковом костре. Насытившись, дети захотели спать. Они нашли укромное место между двумя холмами и там, плотно прижавшись друг к другу, спали под открытым небом на берегу Желтой реки. Глэдис не спала. Она бродила вдоль речного берега, где сухой тростник шуршал на вечернем ветру. В небе показалась луна, дрожа в серебряных водах реки. Тимофей и Суалань всегда были рядом с ней. Они видели, что мама Глэдис с каждым днем худела. Оживленное выражение ее глаз исчезло, взгляд стал очень тусклым и усталым. В сердце Глэдис шла борьба между надеждой и страхом. Вера Глэдис подвергалась тяжелым испытаниям, и в душу заползали сомнения. Но ведь Бог не нарушает Свои обещания, Он верный! Во власти Господа Вседержителя врата смерти. Она вспомнила слова старого миссионера в Лондоне, который сказал ей: - Если Господь призвал тебя в Китай, Он и позаботится о тебе. Если ты однажды будешь в самой большой нужде, научись уповать на Него и только на Него! Глубокой ночью она постаралась заснуть и проснулась, когда солнце уже сияло и дети играли у воды. Но голод мучил их, и дети начали плакать. Она велела Тимофею с несколькими мальчиками искать пищу в опустевших домах ближайшей деревни. После полудня они вернулись с сухими кусками теста из заброшенной пекарни. Выпекли лепешки, и дети полакомились ими. Опять наступила ночь, и дети спали на берегу реки. Так прошло трое суток, а паромы не приходили. Утром четвертого дня старый китаец еще раз подошел к ним и рассказал, что японские солдаты быстро продвигаются и к вечеру достигнут реки. Они убивают всех женщин и детей, которые попадаются им на дороге. Передав эту печальную весть, старик собрался уходить. - Вернитесь с детьми обратно в горы, там более безопасно. Здесь на реке все дети погибнут,- посоветовал он, прощаясь. Суалань стала рядом с Глэдис. Девушка увидела растущее сомнение в ее глазах. - Ай-Вэ-Те,- утешала она,- ты не помнишь, как однажды рассказала нам о Моисее, когда Бог повелел ему переправиться с народом израильским через Чермное море И он пошел! И они благополучно добрались до той стороны. Глэдис недоуменно посмотрела на Суалань. - Мама,- сказала девушка,- ты веришь ли, что это действительно так и было - Но, миленькая, разве я бы научила вас чему-нибудь, сама не веря этому Это действительно так случилось, так написано в Слове Божьем! - Да, и я этому верю,- ответила Суалань.Тогда ты сказала, что Бог силен сделать то же самое с Желтой рекой. Почему мы сейчас не переходим через воду Ведь Бог может и сейчас проложить для нас дорогу через реку. Слова Суалани потрясли маму Глэдис. - Миленькая, я же не Моисей! - Нет, ты не Моисей, но Бог все еще Тот же Самый Бог,- сказала Суалань в полной уверенности. - Да, так. Бог сейчас еще Тот же Самый, могущественный Бог! Суалань позвала старших мальчиков и девочек. Вместе с мамой Глэдис они стали на колени на берегу реки. Суалань помолилась с детской доверчивостью: - Господи, вот мы. Ты нас видишь. Мы ждем Тебя, мы уповаем на Тебя, Ты откроешь нам путь через Желтую реку. Никто другой не может помочь нам, только Ты. Глэдис наклонилась, ее лицо и руки тронули землю. Она плакала и умоляла: - О Боже мой, я выбилась из сил. Я больше ничего не могу сделать для этих детей. Я не достойна Твоей помощи. Но помоги же ради Тебя Самого, Господи, во славу Твоего имени... О Боже, помоги нам, не дай нам погибнуть.... Спаси нас, покажи Твое всемогущество. Мы в Твоей руке! Господи, спаси же нас, тогда дети узнают, что Ты могущественнее всех китайских богов. Господи, спаси нас... наша надежда на Тебя одного. Чудным гимном ей опять пришел в голову стих из шестьдесят седьмого Псалма: Царства земные! пойте Богу, воспевайте Господа. Это ли не ответ на ее молитву В ее душе явственно прозвучало: Воспевайте Господа... возпевайте Господа! Она собрала детей и вместе с ними начала петь один псалом за другим. Младшие дети очень устали, но Глэдис настойчиво просила: - Мы должны петь, если споем, мы спасемся. Снова и снова она запевала новый гимн, в твердой вере, что они обретут спасение. На берегу реки, спрятавшись в тростнике, сидел китайский солдат, последний военный, оставленный в карауле на северном берегу. Он должен был оставаться там до прихода японских солдат и только тогда переправиться с донесением через реку на безопасный юг. Солдат все время пристально осматривал землю и небо, не подходит ли уже враг. Он слышал плеск волн реки. Вдруг он услышал что-то вдалеке... Какие-то странные звуки... Похоже было на детское пение. Он с тоской вспомнил свою молодость; в то время они так же хорошо пели в своей маленькой христианской общине в Южном Китае. Но здесь, на Желтой реке, поющие дети Нет, это невозможно. Он ходил в тростнике, осматривал в бинокль окресности. Опять тихо на реке, очень тихо. Солдат в тростнике услышал что-то вдалеке... Ах, он, конечно, ошибся. Солдат снова сел поближе к лодке, на которой должен будет уплыть с донесением. Вспоминая свою молодость, он опять услышал эти звуки и внимательно прислушался. Может, это пение тростника на ветру Неужели тростинки так чудно поют Но нет, ясно слышались детские голоса, поющие гимн. Или это ему мерещится Поющие дети на Желтой реке... Это же невозможно! Солдат пошел вдоль берега в направлении звуков, которые становились все громче. На мгновение пение прекратилось, а потом опять началось. Вдруг он остановился. Мерещится ему, что ли Невдалеке, в ложбинке, он увидел большую группу китайских детей, сидевших на земле, и женщину с ними. Подойдя к ним, он услышал испуганные крики детей: - Солдат!.. Мама, там солдат! В середине группы сидела мама Глэдис. Она сразу увидела, что это китайский солдат, а не враг. - Я услышал пение детей,- сказал он.Почему вы здесь - Мы беженцы, нам нужно на тот берег реки,- ответила Глэдис,- но уже нет паромов. - Сколько времени вы уже здесь - Почти четыре дня,- сказала она. Ошеломленный солдат молча смотрел на нее. С сотней детей четыре дня у реки ждать спасения! - Мы из Янчэна, убежали от врага. - Кто довел вас сюда - Мы сами шли по горам три недели, чтобы добраться до реки, а когда пришли сюда, было уже поздно. - Вы совершили это длинное путешествие с детьми одна - Нет, я не была одна, мой Бог был с нами... Во власти Господа Вседержителя врата смерти... Он силен спасти нас и сейчас. Солдат растроганно посмотрел на Глэдис. - Вы христианка Откуда у вас все эти дети - Я миссионерка и забочусь об этих детях. Я обязана благополучно переправить их через реку,- пояснила она. - Это пение вас спасло,- сказал солдат.Сегодня днем я должен переправиться на ту сторону, я последний караульный на реке. Услышав поющих детей, я нашел вас здесь. Бог вас спас. Он взял двух детей к себе в лодку и отправился на южный берег. Ширина реки в этом месте составляла около полутора километров. Скоро вернулись двое солдат с паромом. Дети радостно вскарабкались на борт, взволнованные этим новым приключением. Переправляясь на противоположный берег, один из младших мальчиков сказал: - Я думаю, что Господь Иисус увидел, какие мы усталые. Поэтому нам не надо идти по тропе через реку. - Да... Он увидел, что мы слишком устали, чтобы ходить, и поэтому послал нам лодку. Теперь мы можем сидеть и отдыхать,- подхватил другой ребенок. Паром трижды переправлялся через реку, чтобы забрать всех детей. Мама Глэдис села с последней группой. Глэдис уже не могла говорить, она была совсем истощенная, но в ее сердце прозвучала тихая молитва Богу, Который исполнил Свое обещание: Во власти Господа Вседержителя врата смерти. На южном берегу Хуанхэ Глэдис с детьми сошла на берег. Теперь они все были в безопасности. Тимофей стал рядом с ней и предложил: - Мама, поблагодарим Господа - Да, ты, пожалуйста, произнеси молитву, Тимофей. Она слабым голосом попросила детей стать на колени и поблагодарить Господа за это чудное спасение. Тимофей стоял среди детей, Глэдис также стала на колени, солдаты обнажили голову и, глубоко растроганные, слушали молитву Тимофея, который в этом ужасном путешествии хорошо понял, что Бог Библии - единственный, Который в состоянии охранить и спасти. Военный врач организовал отправку поездом Глэдис с детьми в безопасный город Сиань. Детей поместили в лагерь беженцев американского миссионерского пункта, а Глэдис положили в больницу. Там она, совершенно истощенная и тяжело больная, четыре недели находилась между жизнью и смертью. Лихорадка подорвала ее силы, и зная, что ее дети в безопасности в Сиани, она захотела уйти на вечный покой. Она желала услышать голос Того, Который возлюбил ее и вел через самые тяжелые испытания жизни; желала, чтобы Он взял ее руку и сказал: Переправимся на ту сторону Иордана. Сквозь сумерки долины смерти сила ее веры открыла страну Еммануила, о которой написано в седьмой главе книги Откровения: После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен и народов и языков стояло пред престолом и пред Агнцем... И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои кровию Агнца; за это они пребывают ныне пред престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме его... Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной... На той стороне смертного Иордана не будет угнетения, но для Глэдис время освобождения еще не пришло. Господь дал ей силы жить еще на этой земле и потрудиться для Него. Мало-помалу она поправилась и вернулась к детям, которые еще не могли обойтись без нее. Глэдис заботилась о детях, неустанно заботилась... Об этих заботах она написала в своем дневнике. И лишь дневнику поверила она свой страх перед новыми испытаниями. Слово Божье, записанное во второй главе Откровения, подсказало ей: Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтоб искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. Господь объявил ей, что некоторые дети, пришедшие с ней из Янчэна и испытавшие тягостное путешествие по горам, будут призваны Им носить мученический венец. >Глубоко потрясенная этим, она много молилась с детьми, указывала им на необходимость покаяния, говорила с ними о милосердии Христа и призывала бестрепетно встретить страдания, которые должны будут принять они за имя их Спасителя Иисуса Христа.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28