Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Железная анна дюкарев Илья комедия в двух действиях




страница1/5
Дата04.07.2017
Размер0.65 Mb.
  1   2   3   4   5
ЖЕЛЕЗНАЯ АННА Дюкарев Илья комедия в двух действиях С И Н О П С И С Я уверяю вас, вы её знаете! Она ваша соседка, вы встречаете её каждый день по дороге с работы, в магазине, да где угодно. Она может жить не в однокомнатной квартире. Её причёска, манера говорить, одеваться – всё это может быть другим. Постойте, она даже может быть богатой, состоятельной дамой. А почему нет Но все эти ваши знакомые и моя героиня – одиноки. И вот тогда каждая крошечная проблема становится для таких людей почти неразрешимой. А они сыплются и сыплются… Что же остаётся Воспитывать бодрость духа, его силу. Но как бы успешно ни проходили эти занятия, есть у одиноких людей один яркий симптом – постоянное желание (которое, надо сказать, почти всегда воплощается) найти себе работу, занять руки. Вот и сейчас, Анна Сергеевна Бодракова, пенсионерка семидесяти одного года, занята уборкой квартиры. Что ни говорите, характер у этой женщины боевой. Она одинока (муж умер семь лет назад, а дочь укатила за океан строить своё личное счастье), но судьба наградила её оптимистичным настроем. А оптимизм, строго говоря, – неуловимый наркотик, который действует вне зависимости от нашего желания. Есть у тебя оптимизм в голове – жизнь будет полегче. Я отвлёкся. Анна Сергеевна полностью поглощена уборкой, но, взяв в руки фотографию дочери, отвлекается, вспоминает о последнем разговоре с ней: он был так давно! Вдруг звонок в дверь: милая почтальон Олеся принесла пенсию. Спрятав эту моральную (стыдно сказать «материальную») поддержку государства, Анна Сергеевна было принялась опять за работу, но вот второй звонок в дверь. Это уже не почтальон. Это два молодых непримечательно одетых (да и выглядящих) человека. Они настойчиво звонили несколько раз (Анна Сергеевна пустила их не сразу), и теперь Саушкин и Богучаров, так их зовут, в квартире. За долгими разговорами узнаём, что они агенты благотворительной организации «Поможем вместе». И предлагают эти красавцы Анне Сергеевне абсолютно безвозмездную помощь в любых нуждах. В самый разгар объяснения деталей этого предприятия к пенсионерке заглядывает её соседка. Ей нужна ваниль, подруги на минуту удаляются в кухню. И вот зритель уже не знает, как сообщить Анне Сергеевне, что эти благодетели – опасные мошенники! Подруга только ушла, а Саушкин и Богучаров (надо сказать, насторожились) перешли к активным действиям: предлагают подписать договор, причём не глядя! Там, вроде бы, одни формальности. Но Анну Сергеевну не проведёшь. Ситуация всё более накаляется и вот первая угроза – словно вскрылся гнойник. Анна Сергеевна держится, чуть ли не бегает от них по квартире, однако отказывается подписывать этот чёртов договор, который, понятное дело, выставит её на улицу. Но Анну Сергеевну принуждают. Она склоняется над документом, вот она его подпишет, ещё секунда и… И в квартиру врывается полиция! Торжествует справедливость. После ухода офицера полиции Анна Сергеевна впадает в то опасное состояние разговора с самим собой. Она раздавлена сегодняшним утром, всеми событиями, что произошли с ней. У неё нет ничего; квартира – явно не материальная ценность. Анна Сергеевна и её жилище срослись, они одно целое. И сегодня кто-то попытался отобрать у Анны Сергеевны её же, родное. Но есть ещё одно родное. Дочь ведь есть по-прежнему! Но их отношения уже совсем не те, что раньше. Расстояние растворяет в себе любовь. Но для Анны Сергеевны разговор с дочерью – самое дорогое сердцу времяпрепровождение. Наконец-то дошёл звонок. В трубке знакомый голос, но уже через минуту он становится грубее и резче: опять назревает ссора взрослой дочки и ничего, совершенно ничего не понимающей мамы. От надвигающихся слёз Анну Сергеевну спасает соседка. Вместе они обсуждают это невиданное происшествие (именно соседка вызвала полицию), да и всю их жизнь. Получается вполне себе дружеская беседа. Смена сцены. Анна Сергеевна, вся в возбуждении, выбегает из своей квартиры. Ей срочно нужна помощь всё той же соседки, Людмилы Павловны. Анне Сергеевне только что звонили с радиостанции. К ней едут брать интервью! Ошарашенная соседка не может понять, какую услугу она должна оказать подруге, но Анна Сергеевна-то знает! Уже через минуту она красуется в темно-зелёной юбке, в тон подобранном жакете и в туфлях на каблуке, который в её возрасте носит название «экстремально высокий». На голове у неё, правда, не совсем подходящий ей парик. Подготовившись таким образом к встрече, Анна Сергеевна усаживается в ожидании в кресло. В голову её лезут совсем глупые мысли, в которые она не верит, но бережно наслаивает одну на другую: после интервью она станет известной, ей, возможно, дадут собственную программу на радио, ну а потом и до телевидения недалеко. Её мечтания прерывает звонок в дверь, возвещающий о приходе красивой молодой женщины – журналистки Инги Лурье. Во время записи интервью Анна Сергеевна впадает в ступор, не может вымолвить и трёх слов. Инга помогает ей, но очень уж сострадает ей: об этой беде, трагедии должны узнать все. Но Анна Сергеевна потихоньку привыкает, и вот она уже во всю громким дикторским голосом рассказывает о том, как уложила мошенников на лопатки (приукрашивая, надо сказать, некоторые факты). Только тогда, по реакции Инги, зритель догадывается: такое интервью ей не нужно. Журналистка пришла за сенсацией, за делом, которое «вызовет общественный резонанс». А кому нужна бабуля, которая сама справилась с мошенниками и вдобавок не пострадала ни морально, ни физически Здесь и закончилось интервью. Инга собрала вещички и уехала, оставив Анну Сергеевну раздавленной. Но благо есть у нас настоящие друзья! Вскоре Анна Сергеевна вернулась в своё обычное состояние и отправилась приготовить себе что-нибудь поесть. Однако это оказалось не так легко сделать. Анна Сергеевна вынуждена была постоянно бегать к телефону. И выслушивать там то охи, то вздохи, то мычание, а в конечном итоге угрозы. Всё. Вроде бы телефон затих. Но теперь Анна Сергеевна должна бежать к портящему тишину дверному звонку. А там – вчерашний арестованный, заметьте, Богучаров. Конец первого действия. Кто успел, тот схватил бутерброды в буфете, ну а мы начинаем второй акт. И начинаем всё с того же: Анна Сергеевна и Богучаров по разные стороны двери. Уже через мгновение преступник (с помощью угроз) оказался в квартире. Этот наглец не только не раскаивается, но и с большим нажимом требует подписания договора. Но сегодня явно не его день. Настал звёздный час самого тяжёлого тома сочинений Ленина. Анна Сергеевна очень удачно совместила голову Богучарова и эту книгу. Результат – потеря сознания. Неплохо, Анна Сергеевна. Теперь пора заметать следы, куда-то девать тело, да и самой где-нибудь затихариться. Бабушка вызывает скорую помощь, кое-как вытаскивает «потерпевшего» за дверь, а сама исчезает в подъездном мраке. Вскоре в подъезд заходят доблестные медики. Приводят в чувства незнакомца. Выясняется, что от удара головой (а точнее, об голову) бедняга потерял память. Собирая по крупинке целостную картину, врач и пациент приходят к следующему: Богучаров шёл. Шёл к своей бабушке. И пришёл. Вот же её квартира. Эта дверь, знакомая с детства. Почему-то вспоминается большая любовь бабушки к коммунизму и, в особенности, к гуру – Владимиру Ильичу. Но сейчас бабушки, вероятно, нет. Раскручивая историю дальше, все (в том числе и сам Богучаров) получают некоторый шок от увиденного ими пистолета, который «непомнящий» достал из куртки. Саушкин подоспел как раз к этому моменту, и вот он уже выхватил свой пистолет. Честное слово, если бы писал криминальную комедию, вставил бы сюда перестрелку, но нет. Всё обошлось. Саушкин быстро сообразил что к чему и представился братом амнезиста. Богучаров тут же брата признал, вспомнив, как их разлучили в детстве. Медики же тихонько ретировались, получив кое-как отказ от госпитализации. Совсем немного времени потребовалось Саушкину, чтобы поведать своему напарнику о его настоящей жизни. В конце концов, мошенники решают в последний раз поговорить с этой неуёмной старушкой. В душе Богучарова всё перевёрнуто, он боится до чёртиков, но мы-то с вами знаем, что Анны Сергеевны нет дома. Убедившись в этом, Богучаров просто умоляет напарника уйти, но тот решает остаться. Они отказываются от её квартиры, обо всём забывают, Анна Сергеевна, в свою очередь, должна забрать заявление и тоже обо всём забыть. Вот и всё. Никаких угроз, никакого криминала. Богучаров соглашается. Осталось только дождаться где-то гуляющую старушку. И как же преступники решают провести свободное время Понятное дело, поесть. Дилетанты, что ещё сказать. Они с трудом нашли что-то съестное, выпили чаю с сахарозаменителем (сахара не обнаружилось). В этот момент и явилась Анна Сергеевна, изрядно напугав уже обжившихся мошенников. И далее она, дрожащая от страха, но тщательно это скрывающая, выслушала все предложения Саушкина. Анна Сергеевна была уже готова дать ответ, но тут случился страшный конфуз. Друзья! Держите всякие лекарства, в том числе слабительное, подальше от детей и таких неопытных преступников. А не то они, перепутав баночки, опозорятся по полной! Теперь уборная комната Анны Сергеевны стала для Саушкина и Богучарова самым желаемым местом в квартире. За него разыгралась настоящая борьба. Ну а в перерывах между борьбой (вы не поверите!) Богучаров, а потом и Саушкин пытались получить у бабушки прощение, индульгенцию, убеждая, что встреча с ней полностью перевернула их жизнь. Анна Сергеевна удивлена не меньше вашего, она поначалу холодно реагирует на такие признания, но потом смягчается. И вот здесь опять вступает в силу синдром одиночества: Анна Сергеевна глубоко в душе прощает опростоволосившихся мошенников и даже решает накормить их борщом. А Саушкин и Богучаров в благодарность помогают своей благодетельнице на кухне нарезать овощи. В общем, настоящий happy-end, столько любимый зрителем. Но нет! В подъезде появляется человек, не предвещающий ничего хорошего. Это Горчаковский – руководитель, главарь разбегающейся преступной группировки. Он ищет своих никуда не годных подчинённых. Обращается к соседке Анны Сергеевны, пытаясь выяснить, где Саушкин и Богучаров. Людмила, в свою очередь, рассказывает, что видела двух входящих мужчин к Анне Сергеевне. Потом к одному из них скорая приезжала. И всё. Больше ничего. «А вообще, эта женщина очень странная и подозрительная», – и захлопнула дверь. Тут даже бывалый Горчак приготовил пистолет, вспомнил приёмы самозащиты и… нажал на дверной звонок. Анна Сергеевна встретила главаря банды вся в кроваво-красных пятнах от томатной пасты и с ножом, испачканным свёклой. Бывшие мошенники в это время заснули (слабительное в таких дозах действует и как снотворное!). В приватном разговоре бойкая старушка путём уловок и обманов заставляет Горчака уйти ни с чем. Всё улажено. Проснулись Саушкин и Богучаров, сварился борщ. Можете закончить пьесу здесь. Но я написал эпилог. Для Анны Сергеевны всё закончено. Все испытания прошли. Только вот ссора с дочкой никак не даёт покоя. Но разговор, на который она с трудом решилась, вышел совсем не долгим. Дочь высказала всё, что думает о нравоучениях матери, её роли в своей жизни и тому подобное. Что же Анна Сергеевна Стаяла, словно воск от огня, наша Железная Анна. Дюкарев Илья ЖЕЛЕЗНАЯ АННА комедия в двух действиях Действующие лица АННА СЕРГЕЕВНА БОДРАКОВА, пенсионерка, одинокая женщина ИВАН БОГУЧАРОВ, мошенники ЕВГЕНИЙ САУШКИН СОСЕДКА ИНГА ЛУРЬЕ, журналистка ВРАЧ СКОРОЙ ПОМОЩИ ФЕЛЬДШЕР ВЛАДИМИР ГОРЧАКОВСКИЙ (ГОРЧАК), глава преступной группировки ОФИЦЕР, полицейские СЕРЖАНТ ПОЧТАЛЬОН ДОЧЬ, её голос в трубке _____________________________________________________________________________ ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. СЦЕНА ПЕРВАЯ. Открывается занавес. Перед зрителями предстаёт однокомнатная квартира АННЫ СЕРГЕЕВНЫ БОДРАКОВОЙ, семидесятиоднолетней пенсионерки. Что сказать, квартира у неё совсем не большая. Центральное место на сцене занимает гостиная. Слева к ней примыкает входная дверь, которая, собственно, и отделяет квартиру от лестничной клетки. В задней стене, слева расположен проход в кухню. А если пройти через гостиную направо, то легко можно найти туалет и ванную комнату (их мы не видим). Квартира обставлена ещё советской мебелью, и оставили её здесь явно не по дизайнерским предпочтениям. В комнате стоят диван, в центре столик, справа и слева от которого расположено по креслу. Сзади красуется небольшая стеночка. На ней можно увидеть разные статуэтки и несколько фотографий в рамках. Среди них выделяется одна – красивая молодая женщина. На книжных полках пылятся тридцать шесть томов собрания сочинений Ленина. Сейчас хозяйка убирает квартиру. У Анны Сергеевны боевое настроение. Она, можно сказать, солдат в юбке, всегда энергична и весела. Вот и сейчас эта женщина занимается физическим трудом с лёгкостью и энтузиазмом. АННА СЕРГЕЕВНА (протирая полки). Не кочегары мы, не плотники, Но сожалений горьких нет. А мы монтажники-высотники И с высоты вам шлем привет. Песня «Марш высотников», авторы В.Котов, Р.Щедрин С чего это я запела День, наверно, сегодня будет хорошим. А, я каждый день пою, дней хороших по пальцам пересчитать можно. То ли песни не те выбираю, то ли слуха нет… Но всё равно, пока поётся, то буду петь. Не молчать же, в самом деле (Поёт). А я иду, шагаю по Москве, И я пройти еще смогу… Песня «Я шагаю по Москве», авторы А. Петров, Г. Шпаликов Точно, нужно сходить в магазин. А то ни кофе, ни сыру голландского, ни сервелата нет у меня… лет пять уже как. А чем перловка плоха А с сахарком Десерт получается — загляденье! И здоровью меньше вреда, и для кошелька безопасней. Но как иногда хочется гульнуть на широкую ногу! Но воровать мне не даёт совесть, а хорошо питаться — моя пенсия. Что же за несправедливость такая вселенская В СССР были деньги — продуктов не было, сейчас продуктов несметное количество, но где бы деньги на них достать... Когда же равновесие установится (Часы на полке бьют час. Анна Сергеевна протирает их). А с другой стороны, чего это я разнылась Меньше ешь — меньше в боках откладывается. И одежда налезает, после праздника какого не надо на пять размеров больше покупать. Я, правда, наоборот — усыхать начала, это существенный минус. Звонок в дверь. Это молодая почтальонка Олеся. ПОЧТАЛЬОН. Почта! АННА СЕРГЕЕВНА. Ох ты господи! Сегодня же пенсия, можно сказать, государственный праздник. Ну! (Зажимает кулаки). Моя пенсия увеличилась и стала тридцать пять, нет, сорок тысяч рублей. (Открывает дверь). Здравствуй, Олеся. ПОЧТАЛЬОН. Здравствуйте, Анна Сергеевна. Я вам принесла благую весть. Ваша пенсия повышена. АННА СЕРГЕЕВНА. Неужели сбываются желания! ПОЧТАЛЬОН. Да, на четыреста пятьдесят семь рублей, сорок три копейки. АННА СЕРГЕЕВНА. Но не до конца... Сколько, говоришь, копеек, сорок три Это я себе, что я.. Пуговицу для пальто куплю, а может, если ещё добавить, то и сапог (один) куплю. Спасибо, пенсионный фонд, что вновь вливаюсь я в бомонд! ПОЧТАЛЬОН. Да, маловато, я понимаю... АННА СЕРГЕЕВНА. Да... Тысчонку, может, накинешь ПОЧТАЛЬОН. Что Я не расслышала АННА СЕГЕЕВНА. Ничего. Я надеялась, что хотя бы сейчас сбудется. ПОЧТАЛЬОН. Ладно, побегу я, ещё людей много. АННА СЕРГЕЕВНА. Беги, беги. Хоть кто-то торопится в нашей почте. Наш прежний почтальон разносил пенсию так медленно, что пока он шёл, она уже подвергалась инфляции и обесценивалась. ПОЧТАЛЬОН (уходя). До свидания, тёть Ань! АННА СЕРГЕЕВНА. Пока-пока. Ох, дура старая, конфет ей забыла предложить. У меня ведь и «Лунная ночь» и «Степь» есть. Ну ничего, в следующем месяце в два раза больше дам. (Берёт деньги). На квартплату отложить... (Прячет). Звонок в дверь. О, остальные деньги доносят! Но за дверью стоит не почтальон. Анну Сергеевну решили потревожить двое молодых людей. Их зовут Евгений Саушкин и Иван Богучаров. Это работники благотворительной организации «Поможем вместе». Обоим около тридцати, одеты они в весенние черные пальто. На лицах у этих людей застыла улыбка. АННА СЕРГЕЕВНА (открывая дверь). Здравствуйте. САУШКИН (живо). Добрый день! Мы предлагаем... АННА СЕРГЕЕВНА. Спасибо, моющими пылесосами не интересуюсь. (Захлопывает дверь). Надоели со своими пылесосами. Будто у меня грязней, чем у всех. Снова звонок в дверь. САУШКИН. Добрый день! Мы предлагаем... АННА СЕРГЕЕВНА. В свидетели Иеговы не вступлю. (Захлопывает дверь). Будто я самая большая греховодница. САУШКИН (снова звоня в дверь). Добрый день! АННА СЕРГЕЕВНА. Да вы что! Добрый день! Положим. САУШКИН. Мы предлагаем вам помощь! АННА СЕРГЕЕВНА. Ничего не надо, спасибо!!! (Захлопывает дверь). Какая помощь Стоп. Помощь Помощь — это хорошо. Помощь – это мне надо. (Открывает дверь). В это время Саушкин и Богучаров, переглянувшись, пошли к выходу. Ребята, что вы там о помощи говорили САУШКИН (возвращаясь). Мы предлагаем безвозмездную помощь. Разрешите, мы зайдём к вам в квартиру и всё вам расскажем. АННА СЕРГЕЕВНА. Заходите, вы меня заинтересовали. Работники входят. Извините, пожалуйста, ещё не всё прибрала. САУШКИН. Ничего страшного. Состояние вашей квартиры нас интересует в последнюю очередь. АННА СЕРГЕЕВНА. Это очень приятно. В наше время первым делом смотрят на достаток — как выглядишь, какая машина, квартира. По этим меркам со мной даже разговаривать не стоит. В вещах, в каких я хожу, в театре изображают бездомных бедняков. Из машин у меня только стиральная, и то без автоматического отжима. Ну а квартира, сами видите, представляет собой музейный образец развивающегося коммунизма, где-то пятидесятых годов. Или восьмидесятых. Правда, там он уже загнивал. Странное дело, да Развивался, развивался, а тут, смотрим, уже загнивает. Когда ж мы его пик пропустили САУШКИН. Да серьёзную тему вы затронули. Но прежде, чем говорить о таких вещах, давайте мы расскажем о своей деятельности, о своей компании. Мы представляет фирму «Поможем вместе». АННА СЕРГЕЕВНА. В мести Кому вы собираетесь мстить САУШКИН. О, нет. Мы хотим помогать и только помогать. Наша главная задача — помочь нуждающимся. АННА СЕРГЕЕВНА. Так. А кто относится к нуждающимся САУШКИН. Инвалиды, одинокие люди, пенсионеры и другие отбросы общества. АННА СЕРГЕЕВНА. Отбросы общества! Не круто ли вы загнули, молодой человек! САУШКИН. Извините, я имел в виду, что отбросы — это мусор для страны, для государства. АННА СЕРГЕЕВНА. Это вы смягчили сейчас. Ну хорошо, я подхожу под эту категорию. Но как вы узнали, что я одинока, и с чего вы решили, что у меня нет, например, огромного состояния САУШКИН. Только если вы держите его в вашей маленькой однокомнатной квартирке. У нас есть списки, в которых указаны возраст, наличие родственников, величина дохода, собственность. АННА СЕРГЕЕВНА. Ну ничего себе! Кто же вас такой информацией снабжает ФСБ или МВД САУШКИН. У нас сеть агентов по всей стране. АННА СЕРГЕЕВНА. Надеюсь, что это не бабушки на лавочках. Они часто ошибаются. Они, если увидят, что человек в аптеке шприцы покупает, то думают, что он или врач, или наркоман. Но чаще всего врач-наркоман. САУШКИН. Нет, конечно. У нас всё законно. Всю информацию предоставляют участковые. АННА СЕРГЕЕВНА. Ясно. Значит, точно с бабушками работаете. Простите (обращается к Богучарову), вы случаем не глухонемой БОГУЧАРОВ. Да. АННА СЕРГЕЕВНА. Что «да» БОГУЧАРОВ. Не глухонемой. АННА СЕРГЕЕВНА. Всё. Никаких вопросов. САУШКИН. Вы не обращайте на него внимания — ему просто удалили зуб, и у него челюсть от наркоза плохо двигается. АННА СЕРГЕЕВНА. Только это называется местная анестезия, а не наркоз. А я уж подумала, что у него минимализированный лексикон. САУШКИН. Но вы многого от него не ждите. Когда анестезия пройдёт, слов он скажет не больше. АННА СЕРГЕЕВНА. Это, знаете, тоже неплохо. У меня сосед был, слишком разговорчив. Так ему добрые люди все зубы выбили, ходит молчит. А как меня видит, бешено головой машет — здоровается. САУШКИН. Ну, я думаю, можно перейти к основной части нашего разговора. Мы помогаем людям, и вот в чём наша помощь заключается. Во-первых, мы по понедельникам, средам и пятницам будем присылать к вам домработницу, которая будет убирать у вас в квартире. АННА СЕРГЕЕВНА. Секундочку. Это что же получается, по вторникам, четвергам и субботам я буду жить в грязи и разрухе САУШКИН. Э-э… Почему же. В эти дни вы можете убирать самостоятельно. АННА СЕГЕЕВНА. Подождите, я уже не смогу этого делать. Я чрезвычайно разленюсь. Что же получается – в понедельник ты графиня, а во вторник – служанка САУШКИН. По вашей просьбе мы можем присылать её каждый день. Кстати, за свои ценности можете не опасаться: мы работников подбираем тщательно. АННА СЕРГЕЕВНА. О! За свои ценности я не беспокоюсь, а вашей прислуге стоило бы. Я на многое способна. Вот у вас на руке часы швейцарские. Не боитесь, что украду Кстати, где это денег вы взяли Нашли, наверно Я вот чего хочу сказать. Люди там выиграли, там нашли, а я… Тут я проиграла, тут у меня отобрали. САУШКИН (смущаясь). С чего вы решили, что это швейцарские АННА СЕРГЕЕВНА. У меня сосед такими торговал. Заклеивал надпись «Заря» и торговал. САУШКИН. Это не тот, которому зубы выбили АННА СЕРГЕЕВНА. Вы удивительно прозорливы! Он. САУШКИН. А часы… Я, наверно, у вашего соседа их и купил, они, скорее всего, ненастоящие. АННА СЕРГЕЕВНА. Нет. Эти настоящие. Я такие у нашего главы управляющей компании видела, а он плохого не купит. САУШКИН. Я продолжу. Помимо уборки ваша помощница будет вам готовить. Она наизусть знает триста рецептов замечательных блюд. АННА СЕРГЕЕВНА. Ох, ну и тяжело ей придётся. Готовить триста блюд из одной перловки – верх мастерства. САУШКИН. Кроме всего прочего, мы обеспечим вам сферу досуга. АННА СЕРГЕЕВНА (обращаясь к Богучарову). Молодой человек, отстаньте от моего фикуса! Что вам не нравится в нём У него сейчас депрессивный период – я его пересадила. БОГУЧАРОВ. У меня часто такое. АННА СЕРГЕЕВНА. Депрессия БОГУЧАРОВ. Пересаживали меня част… САУШКИН (перебивая). Вы его не слушайте, ему так анестезия на мозг действует. (С укором смотрит на Богучарова). Я вам говорил о развлечениях. АННА СЕРГЕЕВНА. Давайте я вам о своих расскажу. Таких аттракционов не видали пляжи Крыма! Утром обычно борьба за выживание. САУШКИН. Это как АННА СЕРГЕЕВНА. Молодой человек, проще простого! Там готовы придушить лишнего человека, туда приходят ослабленными, а уходят, чуть волоча ноги…. Не узнаёте мест Борьба начинается в пять утра. Тогда раздают особую вещь. Кто-то называет её спасительный папирус, кто-то живительная бумага, кто-то святой источник. Я же называю это талончик к терапевту. Но основная игра начинается в очереди. Все стараются извести друг друга, чтобы очередь уменьшилась. В итоге к врачу попадают только самые выносливые. Нравится вам такое развлечение САУШКИН. Я пока с таким не встречался, к счастью. АННА СЕРГЕЕВНА. Далее по списку занимательная арифметика – насчитать денег на молоко и хлеб. Но как я не складывала, как ни группировала, как ни выносила общий множитель за скобки – денег не доставало. Но если наберёшь нужную сумму, то начинается самое интересное – игра в догонялки «обгони инфляцию». Но как быстро я ни бегу, цены успевают подорожать быстрее. Так и живём. САУШКИН. Это, конечно, всё печально. Но мы предлагаем вам другой досуг. Вы будете посещать театры, кино, выставки, музеи. АННА СЕРГЕЕВНА. Это всё для старых зануд. А где дискотеки Где, собственно, концерты Стаса Михайлова
  1   2   3   4   5