Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Жанровое своеобразие прозы в. Аксёнова 1960-1970-х гг




Скачать 272.52 Kb.
Дата12.02.2020
Размер272.52 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи

АКСЁНОВА Виолетта Владимировна

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПРОЗЫ В. АКСЁНОВА

1960–1970-х гг.

Специальность 10.01.01 – русская литература



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук
Астрахань – 2011
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Астраханский государственный университет».

Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент



Звягина Марина Юрьевна.
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Долгенко Александр Николаевич

(Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации);


кандидат филологических наук, доцент

Бреева Татьяна Николаевна

(ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет»).



Ведущая организация – Волгоградский государственный университет.

Защита состоится 20 мая 2011 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.11 по присуждению учёной степени доктора и кандидата наук по специальностям 10.01.01 – русская литература и 10.02.01 – русский язык в ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20 а, конференц-зал.


Текст автореферата размещён на официальном сайте Астраханского государственного университета: http:aspu.ru.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет».
Автореферат разослан 15 апреля 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук Е.Е. Завьялова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Василий Аксёнов относится к числу авторов, которые вели интенсивные жанровые поиски на протяжении всего своего творчества. В одних случаях такая эстетическая установка приводит к жанровому разнообразию в творчестве писателя. В других, как, например, у Аксёнова, – к созданию специфической модели традиционного жанра.

Повышенное внимание к жанру характеризует весь путь Аксёнова-художника. От традиционных эпических жанров рассказа и повести (в которых, однако, уже просматривается стремление к большой форме, и начало жанровых и стилевых экспериментов) к роману, который подвергается разного рода трансформациям, в каждом конкретном случае приводившим к созданию авторской разновидности жанра.



Актуальность работы. Проблемы жанра как универсальной литературной категории остаются доминирующими в литературоведении. Картина литературного процесса складывается помимо прочего из представлений о специфике жанровой системы. Особенности жанровой системы определенного исторического периода обусловлены индивидуальными художественными практиками. В свете этого исследование конкретного историко-литературного материала представляется актуальным, поскольку позволяет дополнить характеристику жанровых процессов результатами наблюдений над индивидуальными жанровыми реализациями.

Существует целый ряд научных исследований, посвященных разным аспектам творчества В. Аксёнова. Это диссертации Д.В. Хари-тонова «Проза Василия Аксёнова 1960–1970-х годов. Проблемы творческой эволюции» (Екатеринбург, 1993), И.В. Попова «Художественный мир произведений Василия Аксёнова» (Сыктывкар, 2006), Н.В. Колесовой «Заимствования в идиостиле В. Аксёнова» (2005), Г.М. Торуновой «Эволюция героя и жанра в творчестве В. Аксёнова (от прозы к драматургии)» (Самара, 1998), О.В. Чернышенко «Романы В. Аксёнова: жанровое своеобразие, проблема героя и особенности авторской философии» (Ростов-на-Дону, 2007), Е.Ю. Барруэло Гонзалез «Роман В.П. Аксёнова “Московская сага”. Проблема жанра» (Санкт-Петербург, 2009).

В каждой из упомянутых диссертаций отмечены и проанализированы эволюционные тенденции в творчестве В. Аксёнова, однако жанровая специфика и жанровая эволюция не были предметом углубленного изучения. Это обуславливает новизну нашего исследования.

Объектом исследования являются эпические жанры в раннем творчестве В. Аксёнова.

В качестве материала исследования выбраны эпические произведения В. Аксёнова 1960–1970-х годов: рассказы из сборников «Катапульта» (1964), «На полпути к Луне» (1966), повести «Коллеги» (1959), «Звездный билет» (1961), «Апельсины из Марокко» (1963), «Затоваренная бочкотара» (1968), «Поиски жанра» (1978). Такой выбор обусловлен необходимостью рассмотреть произведения, созданные в начале литературной деятельности писателя, с целью определения их жанрового своеобразия и направлений эволюции в творчестве В. Аксёнова.



Предмет исследования – жанровое своеобразие творчества В. Ак-сёнова 1960–1970-х гг.

Цель работыпоказать своеобразие ранней малой эпической прозы В. Аксёнова как основы поиска новых жанровых форм.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

– определить структурные элементы, трансформация которых приводит к появлению романных признаков в рассказах В. Аксёнова;

– раскрыть своеобразие хронотопа малой прозы В. Аксёнова;

– систематизировать приемы субъектной организации рассказов В. Аксёнова;

– проанализировать особенности, характеризующие романные интенции повести В. Аксёнова «Апельсины из Марокко»;

– выявить принципы жанровой организации повести «Затоваренная бочкотара»;

– рассмотреть жанровую стратегию в программном для творчества В. Аксёнова произведении «Поиски жанра».



Методологической основой диссертации являются общефилософские принципы историзма и системности, положения жанровой теории М.М. Бахтина, в частности, идея обусловленности жанра и жанровых разновидностей хронотопа; идея Ю.Н. Тынянова о «смещаемости» жанра; основы исторической поэтики и идея жанрового содержания как одного из сущностных признаков искусства А.Н. Веселовского; принципы жанровой истории С.С. Аверинцева и Д.С. Лихачева; содержание жанровой модели Н.Л. Лейдермана, исследования разных аспектов проблемы жанра в работах С.Н. Бройт-мана, М.Ю. Звягиной, Н.Д. Тамарченко, Л.В. Чернец, Э.Я. Эсалнек.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке принципов исследования путей трансформации жанровой модели рассказа, в определении свойств хронотопа, содержащих потенциальную возможность к изменению системных характеристик. Исследование расширяет представление о жанрово-стилевых особенностях русской прозы 1960–1970-х гг., о специфике литературного процесса второй половины ХХ века.

Практическая значимость результатов исследования. Материалы исследования могут быть использованы в вузовских курсах по истории русской литературы XX века, в спецкурсах и спецсеминарах, посвящённых изучению литературы 1950–1970-х годов, изучению жанровых процессов в русской прозе второй половины ХХ века, в составлении учебных пособий по творчеству В. Аксёнова для студентов филологических факультетов и преподавателей словесности, а также в проведении внеклассных и факультативных занятий по литературе в школе.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Своеобразие ранней прозы В. Аксёнова обусловлено расширением границ малых и средних жанров, тяготеющих к романному содержанию. Элементами жанровой структуры, подвергающимися трансформации в творчестве В. Аксёнова, становятся хронотоп и субъектная организация.

2. Романное начало в рассказах В. Аксёнова 1960–1970-х гг. есть следствие изменения традиционных для малой прозы свойств хронотопа. Хронотоп в рассказах В. Аксёнова характеризуется следующими особенностями: цикличность, рекурсивнось, прерванность, «фантастичность», «ассоциативность».

3. Особенности субъектной организации рассказов В. Аксёнова 1960–1970-х гг. свидетельствуют о тяготении к большой эпической форме. Специфику рассказов В. Аксёнова составляют: субъектная многоплановость, дифференциация речи персонажей внутри речи рассказчика, смена доминирующих точек зрения персонажей, введение в повествование автора-персонажа, разнообразие способов авторской субъективации речи, использование приемов совмещения точек зрения автора и персонажа.

4. Выход за рамки жанровых границ повести обнаруживается в произведении начала 1960-х гг. «Апельсины из Марокко». Романные начала обусловлены специфической организацией хронотопа, характером доминирующей сюжетной схемы, своеобразием субъектной организации, широтой охвата жизненных явлений.

5. Повесть «Затоваренная бочкотара» представляет собой синтез сказки, фельетона, притчи, пародии, антиутопии. Интегральными признаками для синтеза вышеназванных жанров являются элементы условности, фантастичности, иллюзорности, двуплановости, иронии, сатиры, схематичности, гротеска, «остранения».

6. Содержание жанровых стратегий произведения В. Аксёнова «Поиски жанра» составляет экспериментальное использование следующих тенденций: нарратологической игры, активизации читательского сознания, синтеза драматического, эпического и лирического начал, мозаичности композиции, реализации «сюжет об авторе». Это определяет движение писателя к доминирующей стратегии последующего творчества – трансформации традиционных жанров и создания на их основе новых жанровых модификаций.

Апробация результатов исследования. Основные идеи, положения диссертации нашли отражение в статьях (общим объемом 1,9 п.л.), были изложены на научных конференциях: международных (Международная научная Интернет-конференция 20–30 апреля 2007 г., г. Астрахань; Международная научная Интернет-конференция 20–30 апреля 2008 г., г. Астрахань).

Структура и объем диссертации. Структура работы определяется логикой исследования жанрового своеобразия раннего творчества В. Аксёнова, которое заключается в тяготении малых жанров к большим формам. Названная тенденция репрезентируется на разных уровнях жанровой модели. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 247 наименований. Общий объем диссертации – 189 страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении дается обзор научной литературы о творчестве В. Аксёнова и публикаций, посвященных творчеству писателя 1960–1970-х гг., характеризуется состояние изученности творчества В. Аксёнова с точки зрения жанровой проблематики, обосновываются цели и задачи настоящего исследования, определяются актуальность и научная новизна диссертации, объект и предмет изучения, излагается теоретическая и практическая значимость полученных результатов, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Романное начало в ранней прозе В. Аксё-нова» дается характеристика жанровой модели, предложенной Н.Л. Лейдерманом. В качестве системообразующих элементов, «носителей жанра», Н.Л. Лейдерман выделяет субъектную организацию художественного мира, пространственно-временную организацию, ассоциативный фон, интонационно-речевую организацию.

В раннем творчестве В. Аксёнова наблюдаются изменения свойств системообразующих элементов рассказа, нарушения соотношений между ними, характеризующие жанровое своеобразие названой модели, которое заключается в наличии романных признаков в малом жанре.

В первом разделе «Хронотоп ранней прозы В. Аксёнова» показаны специфические черты хронотопа, которые определили присутствие романных интенций в ранних рассказах В. Аксёнова.

Характерные жанровые особенности рассказа обусловлены метонимическим принципом моделирования действительности, которая в рассказе предстает в виде значимой части большого целого. Принцип изображения целого через часть диктует такие особенности рассказа, как однособытийность, малый объем, небольшое количество персонажей, центростремительность, лаконизм, преобладание одной точки видения на события, простой хронотопический рисунок.

Специфика хронотопа в ранних рассказах В. Аксёнова позволяет создать эффект множественности вариантов главного события или множественности событий вообще, что характерно для романа, но при сохранении малого объема рассказа.

Эффект множественности при безусловной доминанте одного главного сюжетного события можно достигнуть, используя такие атрибуты хронотопа, как согласованность времени и пространства, характер траектории (последовательная, непоследовательная, цикличная), целостность траектории (целостная, конспективная, фрагментарная, разорванная), вариантность траектории (одновариантная, многовариантная), объём (расширяющийся, сужающийся).

Традиционным приемом «умножения» сюжетной ситуации становится использование такого свойства хронотопа, как непоследовательный характер траектории пространства-времени. Нарушение последовательности траектории пространства-времени, часто обусловлено приемом ретроспекции. Это можно наблюдать в рассказе «Завтраки 43-го года» (1962). Главная сюжетная ситуация разворачивается здесь в пространстве-времени купе идущего поезда. Нарушают заданную основным событием последовательность хронотопа эпизоды, где герой вспоминает свое детство. Здесь хронотоп достаточно сложен и полифункционален. Он включает большой промежуток времени при ограниченном пространстве, имеет многовариантную структуру, т.е. повторяется в нескольких эпизодах, оформляет экспозицию и завязку ретроспективного сюжета. Все последующие ретроспективные эпизоды – это более подробные варианты хронотопа экспозиции. Здесь, с одной стороны, всякий раз повторяется, варьируясь, сюжетная ситуация испытания героя, с другой стороны, возникают новые микросюжеты, связанные с главным, но и содержащие зерно других значимых событий. Последние представлены через знаковые пространственно-временные образы. Такая краткость, понятная в рамках рассказа, создает, однако, некий смысловой объем, который активизирует в сознании читателя фоновые знания. Сюда же можно отнести такие знаки времени, как кино и песни военного времени. Микросюжеты, сопровождающие основное событие ретроспективных эпизодов рассказа, вполне могло бы разрастись до размеров романа. Романное начало здесь обусловлено использованием такого свойства хронотопа, как вариантность траектории, достигаемая особой организацией композиции сюжета и образами, задающими интертекстуальный фон.

Схожий характер хронотопа актуализирован и в рассказе «Победа» (1965). Подобие обусловлено общностью сюжетного мотива испытания. Однако здесь есть особые нюансы, связанные с тем, что рассказ содержит описание шахматной игры именно в таком ракурсе, что шахматное поле представляет собой особый хронотоп. Этот двойной хронотоп реальности и игры расширяет рамки сюжета, задавая рассказу романный потенциал.

В рассказе «На полпути к Луне» (1962) романное начало определено такими свойствами хронотопа, как согласованность пространства-времени при нарушении последовательности траектории, приобретающей рекурсивный и циклический характер, а также целостности траектории. В такой комбинации свойства хронотопа задают специфическую картину эстетической реальности и обуславливают формирование новой художественной целостности, в которой очевидны романные интенции.

В рассказе «Любителям баскетбола» (1967) наблюдается эффект «двойного» хронотопа, который задает потенциал романного начала с «зеркальным» сюжетом.

Специфическая организация топонимов и временных координат в ранних рассказах В. Аксёнова также свидетельствует о расширении жанровых границ. Повторяемость схожих пространственных и временных образов в разных рассказах напоминает о циклизации, которая является одним из способов жанрообразования и обусловливает связь малых и больших эпических форм. Примером подобного рода жанрового расширения могут служить рассказы «Наша Вера Ивановна», «Асфальтовые дороги» (1959). Они воспринимаются как цикл благодаря сходству свойств хронотопа. И в том и другом рассказах хронотоп характеризуется как согласованный последовательный фрагментарный одновариантный.

Анализ ранней прозы В. Аксёнова с точки зрения свойств одного из элементов жанровой модели – хронотопа – позволяет говорить о таком своеобразии его ранней прозы, как присутствие романного начала в рассказах и повестях писателя.

Во втором разделе «Субъектная организация художественного мира ранних рассказов В. Аксёнова» устанавливаются взаимосвязи между субъектной организацией, типами повествования и точками зрения субъектов речи для определения специфики соотношения этих элементов, приводящей к выходу за рамки системы или возникновению её новых модификаций.

В ранних рассказах В. Аксёнова наблюдается тяготение к многоголосию, которое характерно, прежде всего, для романного сознания. Это обнаруживается даже там, где рассказ написан от первого лица. Таких рассказов немало: «Завтраки 43-го года», «Жаль, что вас не было с нами», «Маленький Кит, лакировщик действительности», «Дикой», «На площади и за рекой», «Рыжий с того двора», «Катапульта» и т.д. Расширение рамок рассказа и выход за границы жанра происходит за счет множественности вариантов соотношения двух основных точек зрения: изображающей и изображаемой, за счет смены доминирующих точек зрения персонажей.

Один из ранних рассказов В. Аксёнова «Катапульта» (1961) организован как повествование от первого лица рассказчика, принимающего непосредственное участие в событиях. Все повествование выдержано в книжном ключе, где сосуществуют разговорная, нейтральная, обиходно-бытовая лексика. Можно сказать, что образ рассказчика в данном случае близок к образу автора, не чужд литературному творчеству. Словесная форма книжной речи позволяет повествованию балансировать на грани рассказа от первого лица и авторской наррации. При безусловной доминанте личной формы повествования в некоторых фрагментах текста возникает эффект изображения действительности «сверху», эффект «всеведения». Внутри фрагментов с объективированной формой наблюдается субъективация авторского повествования, тоже нарушающая целостность рассказа от первого лица. Таких переходов от одного типа субъектной организации текста к другому в рассказе «Катапульта» много. Этот синтез создает эффект «объема» и множественности точек видения, задавая, таким образом, интенции большого жанра.

В рассказе «На площади и за рекой» (1967) основной изображающий субъект – герой. События в рассказе освещаются от первого лица. Однако здесь наблюдается дистанция между позициями «я» в прошлом и в момент рассказывания. Эта дистанция создает эффект раздвоения субъекта речи и таким образом формируются начала субъектной многоплановости. Диалог в рассказе «На площади и за рекой» значим, в какой-то степени дистанцирован от точки зрения рассказчика нейтральным речевым оформлением. Рассказчик находится среди свидетелей и участников диалога, каждый из которых потенциально является не объектом, а субъектом речи. Здесь точки зрения других героев на действительность сталкиваются в диалоге как вполне равноправные. Это также создает эффект многоголосия, где равенство каждого голоса заключает в себе возможность развертывания в отдельный сюжет.

Специфичной чертой организации повествования в рассказе «Маленький Кит, лакировщик действительности» (1964) является то, что внутри речи рассказчика обнаруживаются другие самостоятельные носители речи. Вследствие этого одноплановость рассказа от первого лица разрушается, возникает эффект многослойной повествовательной структуры, что характерно в большей степени для крупных эпических форм. Достаточно сложная и необычная субъектная организация рассказа «На полпути к Луне», связанная с разнообразными вариантами слияния форм повествования от первого и от третьего лица, задает многоголосие, которое расширяет рамки жанра.

В целом ряде ранних рассказов В. Аксёнова наблюдается необычная субъектная организация, обусловленная появлением в повествовании автора-персонажа («Товарищ Красивый Фуражкин», «На полпути к Луне»).

Специфику субъектной организации рассказов В. Аксёнова составляют: субъектная многоплановость, дифференциация речи персонажей внутри речи рассказчика, смена доминирующих точек зрения персонажей, введение в повествование автора-персонажа, разнообразие способов авторской субъективации речи, использование приемов совмещения точек зрения автора и персонажа.

В третьем разделе «Жанровые интенции в повести В. Аксёнова Апельсины из Марокко”» анализируется одно из ранних произведений писателя, которое принято определять как повесть. Здесь обнаруживаются романные начала на уровне хронотопа и доминирующей сюжетной схемы, субъектной организации, широты охвата жизненных явлений. Главным элементом жанровой структуры, задающим специфику жанровой модели, представленной в произведении, в данном случае становится субъектная организация. Повесть В. Аксёнова построена так, что в ней присутствует точка зрения не одного рассказчика, а нескольких, и все они равноправны. Это внутренние монологи пятерых героев, «носителей основного события» (М.М. Бахтин). В рамки повести за счет особой субъектной организации автору удается вместить романную тематику, конфликты, романный мир героев. Повествование, построенное как рассказы нескольких героев, в кругозор которых включены еще и второстепенные и эпизодические персонажи, приобретает характер многоголосного. Внутри каждого рассказа при сказовой доминанте вычленяются и другие типы композиции по соотношению «образ автора – образ рассказчика». Такое разнообразие композиционных типов в рамках одного повествования расширяет возможности «среднего» жанра. Своеобразное речевое оформление повести является способом замещения романного слова автора в «Апельсинах из Марокко».

Другим приемом расширения жанровых границ становится передача рассказчикам «неограниченной осведомленности» автора-повествователя. За счет такой передачи в финальном рассказе один из героев «обретает» всевидение автора-повествователя, а сам пассаж – характер романного эпилога.

Для повести «Апельсины из Марокко» характерна сосредоточенность на одном важном событии и освещение его с разных точек зрения. Таким образом возникает эффект множественности событий, характерный для романа. Усилен этот эффект тем, что у каждого рассказа есть своя внутренняя композиция. Усложнение сюжетного рисунка становится возможным за счет особого хронотопа. Он общий для ситуаций всех рассказов и главного события. Сложность хронотопического рисунка обуславливает разнообразие сюжетных ходов, организует маргинальные сюжетные линии, которые с учетом фоновых знаний читателя можно развернуть в «подразумеваемый» роман.

Синтез в рамках одного произведения повести и романа стал возможен благодаря приему «удвоения событий», когда одно и то же событие представлено глазами как минимум двух персонажей (знакомство Колтыги и Кравченко дано глазами обоих героев). Поскольку повествование ведется от лица разных рассказчиков, которые участвуют в одном событии, актуализируется «личный» хронотоп каждого из рассказчиков. Это приводит к возможности нарушать целостность временной траектории. Так, например, она приобретает характер разорванной. В этом случае возникает эффект «подхвата». Рассказ героя обрывается в определенной временной точке. И с этой же точки, но в хронотопе другого героя продолжается развитие события.

Специфика субъектной, хронотопической и сюжетной организации повести «Апельсины из Марокко» позволяет говорить, что все эти особенности, характерные в ряде случаев для романа, а в других аспектах – для повести, задают жанровое своеобразие повести «Апельсины из Марокко».

Вторая глава диссертации «Трансформация жанров в раннем творчестве В. Аксёнова» состоит из двух разделов.

В первом разделе «Синтез как жанрообразующий принцип в повести Затоваренная бочкотара» названы жанры, участвующие в синтезе произведения, и проанализированы приемы их объединения.

В «Затоваренной бочкотаре» возникает новая форма в результате объединения нескольких моделей на основе, наиболее восприимчивой к изменениям. Такой основой становится повесть как промежуточное звено между рассказом (представленном в раннем творчестве и тяготевшем к романности) и романом (разработанном в зрелый период). Повесть имеет достаточно долгую историю и обладает некоторой степенью универсальности. В случае с «Затоваренной бочкотарой» повесть «вмещает в себя» сказку, притчу, антиутопию, анекдот, производственный роман. Их объединение возможно благодаря мотиву пути.

Хронотоп повести становится жанрообразующим элементом структуры художественного произведения, поскольку жанр – оформление определенного мирообраза.

Действие локализуется на небольшом пространстве, В. Аксёнов моделирует условный хронотоп – образ города Мышкина. Время и пространство в повести расползаются и не имеют существенного значения. Возникает ощущение ирреальности окружающей жизни. Реальной действительностью становится реализация гротеска. В литературном городе живут обычные люди, не замечая абсурдности и пустоты бытия. Гротеск и реальность нерасчленимы. Такова, в частности, роль заявленных в подзаголовке повести сновидений.

В творчестве В. Аксёнова рассматриваемого нами периода 1960– 1970-х годов дорога является ведущим хронотопом. Автор акцентирует внимание на внутренних переживаниях, психо-эмоциональном состоянии героев, их духовном мире. Мотив пути становится для них поиском истины. В повести «Затоваренная бочкотара» помимо дороги, границы хронотопа расширяют сны, возрождающие героев к новой жизни.

Согласно выделенным В.Я. Проппом структурным элементам волшебной сказки, в «Затоваренной бочкотаре» «завязкой» может служить отправление героев в путь, «большим домом» является грузовик, сны героев это «волшебные дары», тридесятое царство – город Коряжск, бочка, помимо волшебного существа, ведущего за собой героев, может также выполнять функцию «чрева животного, дающего волшебную силу». Общий заключительный сон с видением Хорошего Человека, на наш взгляд, можно рассматривать как награду, духовное возрождение и очищение. Сказочные испытания героев можно интерпретировать как характерное для сюжета волшебной сказки завоевание враждебного пространства с помощью сугубо нравственных качеств.

Повесть «Затоваренная бочкотара» по композиции – это волшебная сказка, по хронотопу основного сюжета путешествия – повесть, однако, сны, разбивающие последовательность хронотопа, свидетельствуют о присутствии романного начала, по авторской трактовке сюжета – это гротеск, по авторской философии реализации основной идеи – иносказание-притча. Притча, возрождена автором в преобразованном виде. В «Затоваренной бочкотаре» как притчеподобном тексте проявляется достаточно сложная по сравнению с басней или аллегорическим объяснением какого-либо явления композиция, осложненная расширяющими хронотоп произведения эпизодами снов, и более развернут сюжет. Таким образом, в синтетическом жанровом контексте повести притча сохраняет качество аллегоричности, углубляющей содержание, однако, это важнейшее, жанрообразующее для притчи качество меняется с изменением других жанровых признаков. Притчеобразность присуща повести В. Аксёнова, жанровая природа сочинения реализуется с помощью воссоздания ассоциативного контекста, оформляющегося в произведении посредством актуализации аллюзий и реминисценций, направляющих читательское восприятие текста. Жанровое содержание притчи исключает описательность: художественные функции детализации и пейзажа подчинены одной общей идее – карикатурно показать абсурдность жизни, нравы советского общества.

Антиутопическая модель (с ее главным у В. Аксёнова качеством – ироничностью и гротесковостью) создается посредством реализации в жанровой структуре повести принципов фельетона и пародии, смежных жанров, объединенных общим сатирическим зарядом.

Фельетон у В. Аксёнова строится не на одном отдельно взятом факте, а на их совокупности, системной связи, абсурдной логике. Типичное выступает в модели мира, построенной на гротеске, символом которого является «Затоваренная бочкотара», выступает как определенная закономерность, связывающая алогично ряд фактов. Факты – приметы советской цивилизации, черты характера человека социализма, стереотипы его мышления – выступают как опорные точки сатирической типизации, то есть создания определенного жизненного явления, которое таким путем сводится до уровня ущербности. Фельетонное начало обусловлено стилем повествования и языком персонажей. Клишированная речь героев оттеняет наличие фельетона в жанровой платформе произведения.

Жанровый синтез в «Затоваренной бочкотаре» позволяет В. Аксёнову полнее и глубже представить нерасторжимость взаимосвязи современного и вечного, абсурдного быта и вечного, бытийного начала. Замысел произведения намного шире социальной сатиры, включает решение философской проблематики. В повести автором показано, что бытовые подробности и детали опровергают безраздумное бытие человека, принимающего окружающий мир таким, каков он есть, согласившегося с его абсурдностью. В философском плане главное в повести – мысль о самоценности человеческой личности, о праве каждого жить по законам, самим для себя установленным.

Социально-философский план произведения оказывается способным к раскрытию посредством синтеза в жанровой модели повести «Затоваренная бочкотара» связанных между собой и реализующихся системно разных жанровых начал притчи, сказки, антиутопии, фельетона, пародии, обнаруживающих интегральные признаки и в совокупности создающих «строй» (Ст. Рассадин) данного произведения. Эти жанровые составляющие в тексте повести переплетены, образуют сюжет о моральной регенерации, решаемый одновременно в сказочно-приключенческой, лирической, комически-игровой и иронической тональности.

Интегральными признаками для синтеза жанров антиутопии, сказки, пародии, фельетона, притчи являются элементы условности, фантастичности, иллюзорности, двуплановости, иронии, сатиры, схематичности, гротеска, «остранения».



Во втором разделе «Жанровые стратегии в Поисках жанра В. Аксёнова» рассматривается содержание жанровых стратегий, которые приводят писателя к «авторскому жанру».

Жанровые стратегии на пути В. Аксёнова к порождению индивидуально-авторских форм наиболее показательны в «Поисках жанра» как этапе эволюции жанрового мышления писателя. Произведение с программным заглавием «Поиски жанра» знаменует движение писателя к доминирующей стратегии последующего творчества – трансформации традиционных жанров и создания на их основе новых модификаций. Эти модификации можно отнести к авторским формам, или «авторским жанрам», главным содержательным свойством которых становится опредмеченная творческая рефлексия автора по поводу создаваемого произведения.

«Поиски жанра» – формотворческий эксперимент автора-организатора текста, поставленный от лица фокусника Дурова. Повествование воспроизводит разные встречи Дурова во время его путешествия на автомобиле. Удачно найденный образ фокусника в качестве героя и героя-повествователя позволил В. Аксёнову подчеркнуть экспериментальный характер и оригинальность своего литературного творения, построенного по принципам фокуса, игры с читателем.

Композиция романа, строящаяся на обогащении смыслом каждой предыдущей главы последующей в двухчастной паре, органична эксперименту. Сцены пронумерованы (всего шесть) и имеют свои названия. Эпический, лирический и драматический компоненты «Поисков жанра» связаны образом фокусника и автора-организатора.

Авторский жанр не обладает универсальными законами «отвердевания» содержания. Опредмечивание концептуального содержания и «отвердение» формы авторского жанра проявляется в нарратологическом срезе текста. Определенная специфичность нарратологической природы данного художественного произведения несколько затрудняет читательскую рецепцию, построенную по принципам «наивного» восприятия. Читатель, погруженный вместе с героем в художественный мир, должен осознать нарратологические стратегии, в общем словесном потоке выделив голос героя-рассказчика и слова автора и поняв их диалогическое соотношение в одном контексте, оценить принципиальную для авторского жанра степень присутствия автора в произведении.

Вместе с героем читатель находится в ситуации поиска адекватной точки зрения на созданный автором окружающий мир. В романе проявляется характерная для «дороманного» периода творчества писателя установка на экстенсификацию сюжета, на воссоздание «всей» действительности, организующейся вокруг «частного» человека и по отношению к нему. В данном произведении в орбиту повествования включен не только «сюжет жизни» персонажа и автора, но и программная литературно-эстетическая концепция В. Аксёнова-писателя, оформленная в авторском жанре, допускающем «литературность» как основу содержания.

Авторский замысел раскрывается в предпосланных каждой главе «импровизациях», представляющих собой некоторую подсказку для понимания аллегорического плана содержания прочитанной к этому моменту отдельной главы романа.

В первой импровизации обнажается механизм порождения сюжета, жанровой конструкции литературного произведения и, собственно, конкретного текста, обосновывающегося принципом случайного стечения обстоятельств, мотивов, образов. Прозаический текст уподобляется «рифмоплетению». Конечно, рифма понимается здесь не в терминологическом значении и как принцип связности текста. Авторский метод обосновывается в подборе обозначающих его основу подходов – импровизация, фокус, игра, фейерверк, чудо. Метод создания текста у В. Аксёнова 1970-х гг. некоторым образом напоминает перформанс, что предвосхищает постмодернистские поиски зрелого писателя. Можно говорить о Пространстве как аллегорической фигуре повествования, на символическом уровне означающем мир – текст.

Путешествие Дурова только начинается, как начинается жанровый эксперимент В. Аксёнова. В экспозиции романа автор обращается как к традиционным жанровым формам повествования (путешествию в настоящем времени – рассказу от лица героя-повествователя, его воспоминаниям об аварии, сну о прошлом – настоящем – будущем), так и к авангардным (к фантасмагории ночного рынка мертвецов).

В процессе поиска автор вслед за героем приходит к синкретичному жанру романного повествования, сочетающему лиризм, стихотворное начало, драматическую экспрессию, гротеск с эпическим рассказом о событиях.

Произведение представляет тот тип авторских жанровых моделей, в которых автор включен в основной сюжет в ипостаси одного из персонажей. История героя – проекция творческой биографии самого писателя. Она достаточно подробно излагается в аллегорической форме, развернута, реализуется в основной коллизии романа – муки творчества, поиск художественных приемов и средств, осмысление собственных творческих сил и идей, литературный быт и т.п. В «Поисках жанра» присутствует два типа образа автора: автора-организатора текста и автора-персонажа.

Жанрообразующим значением в авторском жанре В. Аксёнова является не только образ автора, но и важнейший конструкт литературного произведения – хронотоп. В контексте повествования мотив дороги постепенно приобретает все большую концептуальность, осознаваемую даже главным героем, и выражает значение смысла заглавия, шире интерпретируется как творчество вообще, литературное в частности.

В финальном описании впервые появляются мифологические образы, трактующиеся символически, хотя их присутствие вполне органично для игровой поэтики авторского жанра у В. Аксёнова, строящегося на приемах аллегории, гротеска (образ льва). Лев-проводник предстает символом воскрешения. Мифологический пласт содержания финала объективирует мотив смерти / возрождения, начала и конца, обретения и продолжения поисков. Непроясненный смысл финала активизирует его восприятие в символическом плане: жанр под пером художника-творца, постоянно совершенствующего свое мастерство, способен к возрождению в новом качестве.

Содержание жанровых стратегий романа В. Аксёнова «Поиски жанра» составляют экспериментальное использование элементов метаповествовательности (сомнения героя-автора, его фантазии, непрояс­ненность сюжета, мотив поиска) и нарратологической игры, опредмечивание читательского сознания, синтез драматического, эпического, лирического, единство, мозаичность композиции, наличие ассоциативного фона описываемых событий в двухчастной паре глав, ретроспекция и проспекция, «сюжет об авторе», элементы автобиографичности, нарушение границ между реальностью и художественным миром.

«Поиски жанра» являются своего рода завершением «дороманного» этапа в творчестве В. Аксёнова, который характеризуется стремлением расширить жанровые границы средних эпических форм, а также активными поисками новых жанровых модификаций. Символичным становится то, что «Поиски жанра» можно отнести к авторскому жанру, воплощающему максимальную творческую свободу художника. В последующем творчестве писателя обретение этой жанровой свободы, продолжение поисков «героя» и «жанра» найдет воплощение в больших эпических формах.

В заключении представлены основные научные результаты проведенного исследования, подводятся итоги анализа своеобразия прозы В. Аксёнова 1960–1970-х гг., намечаются пути и перспективы дальнейшего изучения прозы писателя, формулируются основные выводы. Ранний период творчества В. Аксёнова характеризуется жанровым своеобразием, которое обусловлено разного рода экспериментами с эпическим жанрами, трансформацией жанровой модели посредством нарушения её инвариантных атрибутов. Результатом экспериментов становится появление жанровых модификаций рассказов и повестей, содержащих романное начало, синтетических жанров и авторских жанровых форм. Все это свидетельствует о том, что уже в раннем творчестве В. Аксёнов тяготеет к обновлению традиционной жанрово-стилевой парадигмы реализма, что делает органичным его переход к модернисткой поэтике, реализованной в зрелый период творчества.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Аксёнова, В. В. Образное воплощение бытийности в новелле В. Аксёнова «На полпути к Луне» / В. В. Аксёнова // Бытийное в художественной литературе : материалы Международной научной Интернет-конференции (20–30 апреля 2007 г.) / сост. Г. Г. Исаев, В. Н. Гвоздей, В. Ю. Бельская. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2007. – С. 138–139. – ISBN 5-88200-953-4. (0,12 п.л.)

2. Аксёнова, В. В. Мотив дороги в ранних рассказах В. Аксёнова / В. В. Аксёнова // Картина мира в художественном произведении : материалы Международной научной Интернет-конференции (20–30 апреля 2008 г.) / сост. Г. Г. Исаев, Е. Е. Завьялова, Т. Ю. Громова. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2008. – С. 98–99. – ISBN 978-5-9926-0101-5. (0,12 п.л.)

3. Аксёнова, В. В. Жизненный и творческий путь В.П. Аксёнова в современной критике / В. В. Аксёнова // Вопросы лингвистики и литературоведения. Научный журнал. – Астрахань : 2008.– № 3 (3). – С. 36 – 41. (0,4 п.л.)

4. Звягина М. Ю., Аксёнова В. В. Хронотоп ранних рассказов В. Аксёнова / М. Ю. Звягина, В. В. Аксёнова // Гуманитарные исследования. Журнал фундаментальных и прикладных исследований. – Астрахань, 2009. – № 3 (31). – С. 135–140. (0,5 п.л.)

5. Аксёнова, В. В. Романное начало в рассказе В. Аксёнова «На полпути к Луне» / В. В. Аксенова // Гуманитарные исследования. Журнал фундаментальных и прикладных исследований. – Астрахань, 2010. – № 1 (33). – С. 141–145. (0,4 п.л.)

6. Аксёнова, В. В. Жанровые стратегии в «Поисках жанра» В. Аксёнова / В. В. Аксёнова // Гуманитарные исследования. Журнал фундаментальных и прикладных исследований. – Астрахань, 2011. – № 2 (38). – С. 123–126 (0,4 п.л.) (ВСЕГО: 1,9 п.л.)
Статьи № 4, 5 и 6 опубликованы в журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК России.

Заказ № 2374. Тираж 120 экз.

Уч.-изд. л. 1,0. Усл. печ. л. 0,9

Оттиражировано в Издательском доме «Астраханский университет»

414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20а

тел. (8512) 48-53-47 (отдел маркетинга), 48-53-45 (магазин);

тел. 48-53-44, тел./факс 48-53-46

E-mail: asupress@yandex.ru





Каталог: images -> File -> autorefs -> 2011
2011 -> Формирование правовой культуры будущих юристов средствами иностранного языка
2011 -> Проза г. Чулкова: проблематика и поэтика
autorefs -> О. И. Городовиков видный военачальник, государственный и общественный деятель СССР
autorefs -> Культурно-исторический контекст лирических поэм В. Маяковского >10. 01. 01 русская литература
autorefs -> Интертекстуальность творчества леонида губанова 10. 01. 01 русская литература
autorefs -> Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева
autorefs -> Рассказов В. Шаламова «Левый берег»
2011 -> Проза а. Кима 1980-1990-х годов: поэтика жанра
2011 -> Развитие меценатства в условиях модернизации россии во второй половине XIX начале XX веков
2011 -> Государственная политика по освоению забайкалья XVIII в.: на материалах академических экспедиций 1720 1770-х гг

  • АВТОРЕФЕРАТ
  • ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  • Предмет
  • Методологической основой диссертации
  • Теоретическая значимость
  • Практическая значимость результатов исследования.
  • На защиту выносятся следующие положения
  • Апробация результатов исследования.
  • Структура и объем диссертации.
  • ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении
  • «Романное начало в ранней прозе В. Аксё-нова»
  • Хронотоп ранней прозы В. Аксёнова»
  • «Субъектная организация художественного мира ранних рассказов В. Аксёнова»
  • «Жанровые интенции в повести В. Аксёнова “ Апельсины из Марокко ”»
  • «Трансформация жанров в раннем творчестве В. Аксёнова»
  • «Жанровые стратегии в “ Поисках жанра ” В. Аксёнова»