Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Изучение данного раздела экономики позволяет студенту формировать мышление адекватное современным рыночным отношениям. Наша литература по экономике изобилует именами специалистов, взятыми из-за рубежа




страница1/3
Дата07.07.2017
Размер0.53 Mb.
  1   2   3
3 Введение Изучение данного раздела экономики позволяет студенту формировать мышление адекватное современным рыночным отношениям. Наша литература по экономике изобилует именами специалистов, взятыми из-за рубежа. Однако история показывает, что российские люди прошлого много думали о развитии и совершенствовании национальной экономики. Это связано с тем, что ХVII век показал отсталость России от Запада, чем она была в начале ХVI века. До этого периода, наша страна развивалась под влиянием Византии, но оно, это влияние, не захватывало всех сторон русской жизни. По мнению историка Василия Ключевского, «оно руководило лишь религиозно-нравственным бытом народа, снабжало украшениями и поддерживало туземную государственную власть, но давало мало указаний в деле государственного устроения, внесло несколько норм в гражданское право, именно в семейные отношения, слабо отражалось в ежедневном житейском обиходе и ещё слабее в народном хозяйстве, регулировало праздничное настроение и времяпровождение – и то лишь до конца обедни, но мало увеличило запас положительных знаний,.. не захватывая всего человека» [1, с.484]. Вместе с тем, историк анализирует и западное влияние на Россию в смысле государственного развития, которое оказывало воздействие и на экономическую мысль. Влияние Запада заключалось в том, что «проникало во все сферы жизни, изменяя понятия и отношения, напирая одинаково сильно на государственный порядок, на общественный и будничный быт, внося новые политические идеи, гражданские требования, формы общежития, новые области знания, переделывая костюм, нравы, привычки и верования, перелицовывая наружный вид и перестраивая духовный склад русского человека» [1, с. 484]. Почётный академик Петербургской Академии Наук, историк Василий Осипович Ключевский исследовал и слабые стороны западного влияния на Россию. По его мнению, захватывая всего человека, как личность и как гражданина, это влияние, по крайней мере, до ХVII столетия, не успело захватить всего общества. В российском обществе нашлись чуткие люди, как и во всяком обществе, которые раньше других начинают думать и делать то, что потом будут думать и делать другие, почувствовав перемену в обществе, раньше, чем другие. С ХVII века Россия становится государством с мощным экономическим потенциалом и нуждается в его рациональном использовании. Передовые люди тогда выступали за экономическое развитие своей страны, особенно за создание отечественной промышленности. Такими людьми были А. Л. Ордин-Нащёкин, И. Т. Посошков, Н. С. Мордвинов, М. В. Ломоносов. Д. И. Менделеев, С. Ю. Витте, П. А. Столыпин, и другие. На примере взглядов некоторых из этих личностей, мы лучше начнём понимать, что российские учёные разрабатывали своё видение экономического развития страны, порой опережая зарубежных коллег своего времени. Ордин-Нащёкин Афанасий Лаврентьевич (1605-1680) Обращаясь к биографии Афанасия Лаврентьевича, мы сталкиваемся с личностью нестандартной. Он не поддаётся под определение «учёный», а тем более «учёный-экономист». Ордин-Нащёкин является примером разносторонней и талантливой индивидуальности. Его имя заняло достойное место в документах российской истории. Исторические свидетельства утверждают, что Ордин-Нащёкин являлся одним из основателей русской экономической мысли и патриархом реформирования российской действительности, подготовившим реформы Петра Великого. Он – видный государственный деятель, направляющий свои мысли на развитие русской промышленности и торговли, тонкий и удачливый дипломат, достигший высоких результатов и в военном деле. Читая лекцию о нём, В. О. Ключевский начинал с того, что Ордин-Нащёкин был московским государственным человеком ХVII столетия! Под государственным человеком с позиции современной общественной терминологии понимается развитой политический ум, способность наблюдать, понимать и направлять общественную мысль государства, имеющий самостоятельный взгляд на все вопросы времени, с разработанной программой действия с широким диапазоном для экономической деятельности. Для старого московского государства это было редкостью, так как в эту эпоху государственных людей, обладающих самостоятельными взглядами, найти было практически невозможно. Это объясняется всем ходом государственных дел, которые направлялись исключительно волей самого государя. Россия не отличалась своими особенностями в управлении. Она была примером традиционной цивилизации. В те времена собственная инициатива не поощрялась, оригинальность мышления не приветствовалась, и для самостоятельных действий отдельной личности места не оставалось. По словам В. О. Ключевского, личный ум Ордин-Нащёкина прятался за порядок, а лицо служило орудием государевой воли. Сам порядок, да и самая эта воля отдельного человека подчинялись сильнейшему влиянию обычаев данного государства. В этой ситуации может возникнуть вопрос: как могла появиться в данной конкретно-исторической обстановке политическая фигура такого масштаба и такого влияния, чтобы всколыхнуть и двинуть с места обречённое в многолетний сон Российское государство и повернуть его лицом к переменам, которые происходят в мире Это объясняется следующими обстоятельствами. Известно, что к ХVII столетию так называемый старый порядок государства начинает колебаться. Не было видно, как развивается само государство, так же не видно чёткой безопасности России от внешних завоевателей. Ситуация требовала поиска новых подходов, а стало быть и новых мыслителей, с нестандартными, индивидуальными качествами. Таким человеком стал Афанасий Лаврентьевич, сын очень скромного псковского помещика. Фамильное гнездо этой семьи происходило от одного «служилого человека» при московском дворе ХIV столетия. После смерти родоначальника этой семьи род Нащёкиных захудал и осел в глубокой провинции, на псковской земле – в Псковском и соседнем Торопецком уездах. Афанасий получил блестящее домашнее образование. Обязательными предметами для мальчика были иностранные языки. Он в совершенстве овладел латинским, немецким, молдавским, польским, французским и изучал другие языки. Математика и красноречие (в то время называемое риторикой), постигаемые с детства, через годы принесут юному дворянину добрую славу. В 17 лет он поступает в псковскую полковую службу. Знания и приобретаемый опыт позже принесут А. Л. Ордин-Нащёкину известность. Это было при царе Михаиле, когда Афанасия неоднократно назначали в посольские комиссии для размежевания границ со Швецией. А уже при начале царствования Алексея Михайловича, Ордин-Навщёкин имел репутацию делового человека и усердного слуги московского царя. Общественную значимость Афанасий Лаврентьевич приобретает после подавления псковского мятежа, где он проявил свою государственную распорядительность, помог успокоить разбушевавшихся мятежников. После этого ему поручают сложную миссию по охране московской границы со стороны Литвы и Ливонии. По окончанию войны со Швецией он становится воеводой новозавоёванных городов. Тут проявляются во всю силу его дипломатические качества. В 1658 году его усилиями было заключено Валиесарскре перемирие со Швецией, результаты которого превзошли все ожидания даже самого царя Алексея Михайловича. В 1667 году Ордин-Нащёкин выгодно для России заключает Андрусовское перемирие с Речью Посполитой (Польшей), по этому перемирию к России вернулись смоленские и черниговские земли, а также была воссоединена с Россией Левобережная Украина. Это перемирие положило конец опустошительной для России и Польши тринадцатилетней войне. Широта мышления А. Л. Ордин-Нащёкина не осталась незмеченной со стороны царя. Во всей стране он приобретает громкую политическую известность. За Андрусовское перемирие его царь пожаловал званием боярина и назначил главным управителем Посольского приказа с громким титулом «большой царской печати и государственных великих посольских дел оберегателя». Другими словами, он получает высший гражданский чин «государственный канцлер – хранитель печати России». По служебным делам Афанасий Лаврентьевич внимательно изучает чуждую России западную экономику, культуру и обычаи. Коллеги по службе скажут о нём как о человеке, знающем немецкое дело и обычаи немцев. Это даёт возможность не только наблюдать за иноземными порядками, но и своим цепким умом критически отнестись ко всему, что есть на Западе и искать пробелы в своём, российском государстве. Он один из первых российских политических и экономических деятелей, кто отказался от национальной исключительности и замкнутости. Особенно это касается экономики. Он первым в России открыто провозгласил лозунг: «Доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужих, даже у своих врагов». Вот этот лозунг, нам представляется, важен и для нынешнего ХХI века. Сама глобализация выдвигает проблему сотрудничества, тем более, что от социализма в нашей стране отказались ещё при правлении М. С. Горбачёва, потому что Горбачёв, в некоторой степени «учился» и прислушивался к советам западных руководителей, за что не раз поощрялся с высоких международных трибун. Что касается наших предков, то за экономическую смекалку Ордин-Нащёкина не любили, однако уважали в Европе. Российские бояре, такие как Б. М. Хитрово, И. Д. Милославский плели вокруг него разные сплетни, интриги, донося на него первому лицу государства, делая его своим среди чужих и чужим среди своих. Спасала Ордин-Нащёкина вера в царя, потому что Алексей Михайлович, по единодушному мнению историков, не любил надменности и лицемерия. Царь знал цену каждому своему вельможе. Ордин-Нащёкин всегда надеялся на царя и на монаршую поддержку. Это проглядывается в одном из писем, где есть такие слова: Перед всеми людьми за твоё государево дело никто так не возненавижен, как я. Афанасия Лаврентьевича пытались обвинить в том, что он пытается внушить мысль, что нам необходимо подражать Западу, причём, копировать во всём. Некоторые нынешние политики так и делают. Внимательно следят, всё ли мы делаем так, как на Западе Даже выражения берут оттуда, охотно заимствуя и внедряя их, без особой надобности. Видимо это делается для того, чтобы показать, что Россия меняется во всём после распада великой державы. Но это грубая ошибка. Даже Ордин-Нащёкин призывал задуматься над тем, что нам пригодно оттуда, а чего не стоит перенимать. Он выступал за принятие у Запада самое полезное, не потеряв национальной самобытности. Ему принадлежат слова: «Какое нам дело до иноземных обычаев Их платье не по нас, а наше не по них». В современных условиях эти слова очень важно усвоить всем российским чиновникам, кто определяет социально-экономическую политику нашего государства. Ордин-Нащёкин не мирился с тем, как велись дела в московской администрации, где личные счёты, интересы и отношения явно доминировали над государственными интересами или экономическими соображениями рациональности. Он однажды заметил, что «у нас любят дело или ненавидят, смотря не по делу, а по человеку, который его делает: меня не любят. А потому и делом моим пренебрегают». Как это современно звучит сейчас, спустя столетия. Сам Афанасий Лаврентьевич придерживался высокого правила: интерес государства выше личных отношений. Это не прибавляло ему друзей, а наоборот, друзья сокращались. Он всякий раз вступал в конфронтацию с влиятельными людьми, когда «в государственном деле видел нерадение». Как экономист, хотя и без образования такового, он внимательно отслеживал, где можно добыть прибыток для казны и простого народа, обращался во все стороны и устраивал торговые отношения с Персией, Средней Азией. Организовывал посольство в Индию, на Дальний Восток и в Китай. Вот с такими мыслями он и становится первым экономистом-учёным. У него была мысль о составлении коалиции с Польшей против Швеции с целью присоединения к России Ливонии. Рига открывала для России прямой путь в Европу через Балтийское море. Лучшего стимула для развития отечественной экономики придумать было очень сложно. Экономические взгляды А. Л. Ордин-Нащёкина вызывают особый интерес на фоне всех экономистов тогдашней Европы. Хотя конкретных работ по экономике он нам не оставил, но по его высказываниям о различных экономических проблемах, мы судим об экономических воззрениях. По разным письмам и донесениям к царю, по составленным проектам законов, да и по сведениям о его различных практических начинаниях, мы можем судить о самом человеке. Когда он был воеводой в Пскове, то провёл ряд реформ в городском хозяйстве. Анализируя их, следует заметить, что его новшества продержались недолго. Как и всё новое, реформы всегда продвигаются с трудом. Среди его реформ выделяется созданная им система городского самоуправления, которая формировалась на выборной основе. При этой системе воевода часть своих полномочий передал выборным из числа посадских людей. До этого исполнительные органы власти были только исполнителями данных сверху воеводских «наказов». Ордин-Нащёкин понимал всю ущербность такой власти и требовал от исполнителей широкого простора и свободы действий. Ему принадлежат слова: «Не во всём дожидаться государева указа, …где глаз видит и ухо слышит, тут и надо промысел держать неотложно». Под «промыслом» Афанасий Лаврентьевич понимал любую созидательную деятельность, основанную на личной сообразительности и инициативе самого субъекта. Это сродни нынешнему нашему малому и среднему предпринимательству. Сюда же псковский воевода относил и конструктивную работу чиновников на благо государства, а частные усилия субъектов экономики, то есть то, что современная экономическая теория называет «предпринимательской способностью». Считая это важным для государства и развития народного хозяйства, Ордин-Нащёкин в письмах отмечал, что «дело в промысле, а не в том, что людей много; и много людей, да промышленника нет, так ничего и не выйдет; вот швед соседних государей безлюднее, а промыслом над всеми верх берёт; у него никто не смеет воли отнять у промышленника; половину рати продать, а промышленника купить – и то будет выгоднее». Выходит, что Ордин-Нащёкин первым из русских экономистов поставил вопрос о развитии частной инициативы и предпринимательства. В организации государственной деятельности он исходил из того, что народное хозяйство страны представляет собой единое целое, и его отрасли находятся в тесной взаимосвязи. Это одно из существенных положений, позволивших ему пойти дальше своих предшественников и некоторых современников-меркантилистов. Интересны его взгляды на экономическую роль государства и на народнохозяйственные задачи в целом. В те времена государство рассматривало народное хозяйство только как источник пополнения казны, а Ордин-Нащёкин считал такой подход очень узким. Он рассматривал экономику не как средство достижения целей, а как один из основных предметов государственного управления. А для того, чтобы успешнее бороться с западными странами, помешать им захватить внутренний рынок России, необходимо преодолеть нашу экономическую отсталость. Основная задача при этом – недопущение чрезмерной эксплуатации и развитие производительных сил России. Анализ этих размышлений показывает, что и в этом аспекте Ордин-Нащёкин идёт дальше меркантилистов. Он отстаивал необходимость развития тех отраслей, которые работают на внутренний рынок страны. Итак, экономическое воззрение Ордин-Нащёкина можно свести к следующему: Торговлю он считал орудием развития производительных сил и главным источником пополнения казны. Выступил за развитие свободной и беспошлинной торговли внутри страны, за расширение внешней торговли. Предлагал строгую регламентацию внешней и внутренней торговли ( в нынешнем понимании её государственное регулирование). Был инициатором установления государственной монополии внешней торговли на ряд товаров. Стремился устранить с пути развития отечественной торговли два основных препятствия: а) привилегии иностранного купечества; б) самоуправство воевод (ныне это губернаторы). Стоял за организацию купеческих товариществ, которые препятствовали бы иностранным купцам скупать русские товары по низкой цене. Рассматривал развитие промышленности средством не только получения денег и усиления экспорта, но и удовлетворения потребностей страны в необходимых товарах. Считал источником богатства общества развитие промышленности. Был организатором металлургической промышленности и металлообрабатывающих предприятий, кожевенных, бумажных и стекольных мануфактур. Выдвигал идею частной инициативы и свободного предпринимательства, как русских купцов, так и иностранных промышленников. Подобная частная инициатива ничего не имеет общего с предприимчивостью, что ныне пытаются внедрить в наше сознание. Считал, что главным препятствием для развития промышленности является ущемление инициативы, отсутствие помощи со стороны государства. Объективно оценивал достижения развитых государств и призывал перенимать передовой опыт западных стран. По его настоянию стали приглашать из-за границы специалистов для обучения русских. Не испытывал слепого преклонения перед иностранным опытом и призывал относиться к нему критически, исходя из интересов своей страны. Прилагал дипломатические усилия к созданию условий для развития внешней торговли через Балтийское море. Придавал большое значение созданию русского торгового флота. По указу царя был поставлен во главе «корабельного дела» страны. Ныне эта отрасль называется судостроением. Был организатором первой в России регулярной почты, что должно было отражаться на экономике страны. Предлагал меры против утечки из страны драгоценных металлов. 19. Предлагал заняться проблемами денежного баланса. По каждому экономическому направлению Ордин-Нащёкина можно рассуждать очень много, но каждое из них имеет широкое толкование. Возьмём, к примеру, внешнюю торговлю. Им был составлен Новоторговый Устав, который определял основные направления внешнеторговой политики Русского государства. По содержанию Новоторговый Устав можно разделить на две части: К первой части относятся общие вопросы организации таможенного управления, рассматривающие проблемы русской торговли. Ко второй части - нормы, регулирующие торговлю иностранцев. Таможенный тариф Новоторгового Устава носил яркие черты протекционизма (политика защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции через систему определённых ограничений: импортных и экспортных пошлин, субсидий и других мер). Рост пошлин достигался путём принудительно низкого курса золотых и ефимков, которыми западные купцы должны были оплачивать пошлины. При этом государственная казна России получала от перечеканки ефимков в русскую монетную систему около 30 процентов чистой прибыли. Торговля иностранцев внутри России была обложена свыше четырёхкратного уровня торговли русских купцов. Охраняя российский рынок от захвата иностранным торговым капиталом, система пошлин должна была содействовать и общим экономическим результатам внешней торговли: – обеспечить положительный торговый баланс и усилить приток в страну драгоценных металлов. По этому Уставу вводилась особая экономическая пошлина на товары, ввоз которых считал необходимым ограничить. Одновременно принимались меры для расширения экспорта российских товаров, зато ограничивался ввоз предметов роскоши, определялась высокая пошлина на импортное вино. Через Устав шла борьба за экономическую независимость России от торгового капитала иностранных государств. Зависть и ненависть российских бояр оставили Ордин-Нащёкину один выход в своей деятельности – постричься в монахи, что он и сделал в 1671 году под именем Антония в Крыпецком монастыре близ Пскова. Но в стране создалась ситуация, потребовавшая услугу этого монаха, и царь вновь привлёк его к дипломатической работе (1679). Монах не затаил обиды и вновь добросовестно стал служить на благо Отечества. Особое место Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащёкин отводил экономической роли государства, признавая за ним право вмешиваться в экономическую жизнь страны, регламентировать ведение хозяйства, покровительствовать и поощрять торговые монополии и предпринимательскую деятельность. Предложенные им Купеческие союзы представляли собой попытку организации кредита в стране и являлись прообразом Банка в России. Посошков Иван Тихонович (1652-1726) Русский экономист и публицист. По происхождению из московских крестьян. Как крестьянский сын он приобрёл массу навыков и интересов. Овладел кузнечным и оружейным делами, что-то изобретал. Позже приобрёл винокуренный завод. Стал купцом и предпринимателем. Хозяйство вёл энергично и успевал заниматься общественными делами. Все мысли о том, как обустроить жизнь по законам православия он излагал в своих книгах. Это поучительные книги для молодёжи. Они даже названия имели поучительные: «Зерцало очевидное», «Завещание очевидное», «Письмо о денежном деле», «О ратном поведении», «Донесение о новоначинающихся деньгах», «Книга о скудости и богатстве». Читая эти произведения, можно прийти к выводу о том, что Посошков выступает идеологом нарождающейся буржуазии эпохи преобразований Петра I. Особую ценность для того времени представляет «Книга о скудости и богатстве», написанная им в 1724 году и предназначеная для самого императора. Есть сведения о том, что он просил Петра I не показывать никому данную книгу, боясь реакции бояр. Многие идеи в этой книге остаются актуальными и для нашего времени, а его научные подходы входят в инструментарий экономических преобразований в России. Автор книги был искренним сторонником Петра Великого во всех его начинаниях. Он видел все пороки традиционного устройства российского общества, не раболепствовал перед седой стариной и предлагал «самые крутые меры для истребления застарелого зла». В отличие от своих современников Посошков искал глубинные причины современной ему неустроенности и пути реформирования российского общества и экономики. Многие экономические проблемы поднимались и широко обсуждались современниками Ивана Тихоновича Посошкова, но он первым в России представил их в виде цельной системы и объёмного научного трактата. Самобытность его идей объединены в самом названии книги «Книга о скудости и богатстве». Это завершённые мысли о необходимости широких экономических преобразований в стране. В книге предложены социально-правовые, экономические, нравственные и религиозные преобразования. Он в комплексе: -раскрывает понятие «гобзовитого» (обильного) богатства и невещественного содержания «богатства»; -предлагает изменения институциональной системы российского общества в эпоху петровских реформ; -вырабатывает инструменты государственного регулирования экономики; -раскрывает факторы, влияющие на увеличение «богатства». Эти и другие понятия Посошкова выдвигают его в первые ряды мировых экономистов по приумножению богатства государства. Он считал, что богатство общества во многом зависит от духовных и нравственных устоев нации. Мы сейчас не обращаем внимания на смысл содержания книг Посошкова по экономике. А он считал, что этические, духовные и нравственные нормы являются внутренним ядром всех экономических преобразований. Сквозь призму этих норм Иван Тихонович рассматривал возможность хозяйственных, государственных и правовых реформ в стране. На Россию автор «Книги…» смотрел как на большой «хозяйственный дом», главой которого являлся монарх – отец семьи, которому все подчиняются и беспрекословно выполняют его указания. Такая параллель между государством и семьёй носила глубокий смысл. Глава государства, с точки зрения Посошкова, выступал строителем не только материально-вещественного богатства, но и невещественного, под которым Посошков понимал «правду». «Невещественное богатство» и «снискание правды» раскрываются в работе «Зерцало очевидное», где сказано: «Правде отец – Бог, и правда весьма богатство и славу умножает и от смерти избавляет, а неправде отец – дьявол, и неправда не токмо вновь богатит, но и древнее богатство расточает и в нищету приводит и смерть наводит. Об отыскании правды - более всего следует заботиться. Отыщем её – всё остальное приложится, ибо «правдою утверждается престол». Для Посошкова понятие «правда» включало три существенных момента – порядок, гармония и согласие. Порядок – это означает, что каждый по своему чину выполняет обязанности в государстве, как в большом доме. Он выделяет особенную роль трёх сословий, от которых в первую очередь зависит состояние «правды» на Руси. Это духовенство, военное и судебное сословия. Каждому из них в «Книге о скудости и богатстве» посвящена отдельная глава: « О духовности», «О воинских делах», «О правосудии». В этих главах раскрываются истоки невещественного богатства, которые призваны создать институциональную основу российской государственности и общества. Гармония заключается, по Посошкову, в том, что все люди и сословия в равной степени принимают участие в создании сильного Российского государства. Он высказал экономическую идею, опередившую на 200 лет вперёд реальные события. Смыл её в том, что «не то великое дело, чтобы царскую сокровищницу наполнить богатством», «но то великое и многотрудное есть дело, чтобы народ весь обогатить!». Согласие означает, что отношения между членами российского общества строятся на христианской любви. В главе «О правосудии» первого «трикратия» указывается на необходимость развития правосудия, которое пресекло бы бесправие низших сословий перед высшими. Как истинный сторонник реформ, Посошков поддерживал и положительно оценивал их общую направленность. Широта экономического мышления Посошкова давало ему право объективно оценивать последствия петровских преобразований. Из текста главного его экономического труда видно, как автора удручали заимствованные рецепты из западных стран. Они оказывались подчас не только бесполезными, но и вредными, поскольку уводили реформы в сторону от истинных путей. Он обеспокоен слишком быстрым и резким изменением институтов в период всех петровских реформ. Практика показала, что желание достичь быстрого результата приводило к использованию недопустимо грубых средств реализации благих намерений. Первым опытом рассмотрения Посошковым экономических проблем было «Завещание отеческое к сыну» (1715-1719), написанное для восьмилетнего сына Николая. Это произведение занимает промежуточное положение между «Зерцалом» и «Книги о скудости и богатстве». В этой работе присутствует ещё много рассуждений богословского характера, но уже поставлены вопросы управления, ведения торговли, военного дела, хозяйствования, судопроизводства. С этого времени внимание автора обращено преимущественно на экономические и хозяйственные проблемы, вопросы государственного благоустройства. Главное в учении Посошкова – государственное хозяйство. За полвека до появления известного основного сочинения Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) Посошков, как и другие русские экономисты, не отождествляет богатство с деньгами, подобно западным меркантилистам. Богатство государства Посошков связывает с созданием таких условий в стране, при которых путём обогащения всего народа будет обеспечен непрерывный рост и государственных доходов. Он считал, что не обогащение господствующих классов, а повышение материального благосостояния всего народа создаёт прочную экономическую основу государства. Для него развитие промышленности было основанием для приумножения денег в стране. Расширение строительства новых заводов он предлагал за счёт увеличения государственного субсидирования. Отечественная промышленность избавит от затрат на покупку иностранных товаров и поможет удовлетворить внутренний спрос и вывозить товары за границу. У него было твёрдое убеждение в том, что за границу надо вывозить не сырьё, а готовый продукт. Разве это не звучит актуально, когда Россия и в ХХI веке уже более 20 лет вывозит только газ и нефть вместо готовой продукции. В этом плане нам есть чему поучиться у Посошкова. А ведь он предупреждал: «чем им лён да пеньку продавать, лучше нам продавать им готовые полотна и канаты, и нитки, и брать у них за те полотна ефимки и иные потребные нам вещи». Этим самым Россия может получить сильное орудие в конкурентной борьбе за завоевание европейского рынка. Он был сторонником монополии русского купечества на торговлю в стране. Однако в сословие купцов должен быть закрыт путь не только «иночинным» людям, но и иноземным купцам. Он выступал за «торг праведный», «святой» и без обмана. Что касается внутренней торговли, то она будет успешной тогда, если будут установлены одинаковые цены на товары, «чтобы она, какова в первой лавке, такова была и в последней». А установленная цена должна была назначаться государством или «купеческим правлением». Это означает, что в стране должна быть образована коллегия, вроде современной торговой палаты. Для соблюдения торговли по «установленным ценам» он предлагал создать строгую систему надзора за торговцами. И. Т. Посошков доказывал необходимость развития промышленности и торговли методами государственной опеки и государственного регулирования. По проблемам денежного обращения он в «денежном письме» к царю, предлагал по царёву усмотрению устанавливать покупательную силу денег, но только медных, разменных денег. Он предложил снижать вес медных денег. И уже в 1701 году вес медных денег в России был уменьшен из пуда меди (16 килограмм), стали чеканить деньги не на 12 рублей 80 копеек, как раньше, а на 15 рублей 44 копейки). И только во внешней торговле он стоял за полноценные деньги. В делах Адмиралтейской канцелярии есть «Запись об устном доношении» Посошкова в Золотую палату от 16 октября 1706 года. Из этого документа следует, что Посошков, дабы пресечь появление фальшивых денег, предлагал ввести новые деньги. На изготовление «образцовых медных денег» ему было выдано 10 рублей, о чём тут же есть расписка самого Посошкова. В 1718 году Иван Тихонович подал «доношение» Петру I, о котором он пишет в главе IХ «Книги о скудости и богатстве». В этом «доношении» автор высказался против понижения борьбы серебряных русских денег, славившихся на мировом рынке особой чистотой металла. Кроме международного престижа, он руководствовался ещё и тем соображением, что низкопробные деньги будут подделывать. Своей теорией денег он как бы оправдывал финансовую политику Петра I, который для финансирования войн прибегал к чеканке неполноценных денег. Свою главную книгу Посошков предназначал только императору, за год до его смерти. Сразу же после смерти императора Посошкова арестовали как вольнодумца и бросили в Петропавловскую крепость, где он и умер. Итак, с позиции сегодняшнего дня отметим важные экономические вехи, которые И. Т. Посошков расставил в своих трудах. Поставлена задача выяснения причин скудости и богатства. Считал, что источником вещественного богатства должен быть труд как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. В отличие от меркантилистов признавал получение прибыли внутри страны и ставил её в зависимость от производительности труда и уровня заработной платы. Это положение очень актуально для сегодняшней действительности. Признавал получение прибыли («прибытка») внутри страны и ставил её в зависимость от производительности труда. Именно об этом говорил в прямом эфире на встрече с гражданами России Владимир Путин (15 декабря 2011). Он говорил, что нам нужно повысить производительность труда раза в три. У нас сейчас есть все возможности, чтобы решить эту задачу. Считал, что «дела будут отправлятися поспешнее», если работники будут «на той же работе из найму работать». Утверждал: «по заделию (при сдельной оплате – примечание автора) всякие дела скоряе будут делатися». Прелагал строить заводы там, «где хлеб и харч дешевле». Устанавливал связь между уровнем процента и величиной прибыли. Главную причину «скудости» страны видел в отсталости хозяйства, которую объяснял жестокой эксплуатацией крестьянства. Не посягая на отмену крепостного права, он предлагал императору взять крестьян под свою защиту, оградив их от произвола помещиков. Просил издать указ, обязывающий помещиков занять крестьян постоянным трудом. Причиной «скудости» считал слабое развитие промышленности и советовал императору содействовать развитию отечественной промышленности, для чего строить заводы за счёт государства и частных лиц, привлекая для этого купечество. К причине «скудости» относил также плохое состояние торговли: её низкую культуру, слабость протекционизма. Признавая пользу конкуренции, он отстаивал роль государства в регулировании внутренней и внешней торговли. Защищал активный торговый баланс, но в отличие от меркантилистов подчинял её развитию товарооборота внутри страны. Выступил против фискальной политики и прелагал взимать налоги со всех, кроме духовенства, с учётом имущественного положения налогоплательщика. Доказывал важность развития производительных сил России, разъясняя пользу наёмного труда в промышленности. Считал важным для страны ответственность всех в равной степени перед законом и судом. Был сторонником разделения труда по отраслям. Все положения, высказанные Иваном Тихоновичем Посошковым, сейчас понятны и близки нам. Он выступал не за социализм, хотя его идеи близки к социальной справедливости, но со всеми положениями, изложенными здесь, наверное, многие согласятся. На этом фоне интересно проследить позицию английского экономиста-теоретика Адама Смита (1723-1790) и позицию российского экономиста Ивана Посошкова (1652-1726). У А. Смита главный труд тоже называется близко к посошковскому - «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776). Вот как выглядят общие проблемы и позиции обоих на одно и то же. Проблемы И. Посошков А. Смит Место экономики Экономика подчиняется Экономика определяет все В жизни общества законам нравственности стороны жизни общества и интересам людей Роль государства Определяет все параметры Должно максимально экономической жизни отойти от экономической жизни Отношения Отношения партнёров и Чисто эгоистическое участников эконо- жителей общего дома мической жизни Цель экономии- Удовлетворение Личное обогащение ческой жизни потребностей людей и государства Смысл Служить Вере и Показать своё личное обогащения Правде избранничество Источник Совместный труд Следование своим богатства эгоистическим интересам Причина Нарушение Леность и глупость бедности нравственных людей законов Долг богатых Служить обществу Отсутствует Обращение с Научить их Изгнать из общества, бедными зарабатывать или сам рынок их всё равно изгонит Из сравнительной таблицы видно, что российский экономист Посошков был за развитие рыночных отношений, но в православных традициях византийского влияния. А. Смит экономическую жизнь рассматривал только с позиции личной выгоды (меркантилизм), что напоминает нам нынешний переходный период России к рыночной экономике. Трудно представить себе, что наша страна вернулась к временам первоначального накопления капитала. Этому мы являемся свидетелями. Несмотря на то, что в ХVII столетии в нашей стране господствовал феодально-крепостнический строй, И. Т. Посошков защищал рыночные отношения через развитие производительных сил, разъяснял пользу наёмного труда в промышленности, выступал за создание здоровой конкуренции между купцами. Своими экономическими взглядами, он был первым вестником капиталистического способа производства в мире, опережая европейских учёных-экономистов почти на сто лет.
Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Учебная программа для специальности: 1-21 04 01 «Культурология
123456789 -> Рассказ «Из колена Аввакумова»
123456789 -> Вторая причина это массовое осознание того факта, что культурное развитие отнюдь не совпадает с историческим развитием
123456789 -> Пособие по изучению дисциплины Москва 2007 Рецензент: канд истор. Наук В. И. Хорин. Пименов В. И
123456789 -> Л. И. Карпова история воздухоплавания
123456789 -> Учебная программа для высших учебных заведений по специальности
  1   2   3

  • Ордин-Нащёкин Афанасий Лаврентьевич (1605-1680)
  • Посошков Иван Тихонович (1652-1726)