Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Издается с 2005 года выпуск 17 Санкт-Петербург 2011 ббк 71. 0 П 18 Главный редактор




страница6/11
Дата09.01.2017
Размер2.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

От редакции: С именем генуэзского хрониста Иакоба де Ворагине (Jacobus de Voragine) связана значительная часть средневековой латинской литературы Западной Европы. Мы публикуем легенду «об апостоле Петре» из знаменитой: «Золотой легенды или Ломбардской истории» Иакоба де Ворагине по тексту док. Грассе, Дрезден Лейпциг, 1846; Legenda Aurea, vulgo Historia Lombardica dicta. Ad optimorum librorum fidei. Dr. Grassae, potentissimi Regis Saxoniae bibliothecarius. Dresdiae et Lipsiae. MDCCCXLVI.
Перевод с латинского и примечания А. А. Клестова

О святом Петре, апостоле191

Петр передает три имени: во-первых, Симон Бариона. Симон – послушный, или облаченный в печаль. Бариона – сын голубки, по-сирийски барсын, а по-еврейски – Иона значит голубь. Действительно, был он послушен, когда Господь призвал его; он послушался сразу призыва Господа и облачился в печаль, когда отрекся от Христа: «Он вышел и горько заплакал»192; был сыном голубки, поэтому служил Богу в простоте; во-вторых, Кифа, что значит глава, или камень, или призывающие уста. Глава, потому что был первенцем в священстве, камень – по твердости, какую обнаружил в страдании, призывающие уста, потому что был постоянен в проповедовании. В-третьих, Петр значит познающий, разоблачающийся, и разрешающий, потому что познал божественность Христа, когда сказал: «Ты – Христос, Сын Бога Живого и т. д.»; 193 в чувствах он отрешился от творений смертных и земных, когда сказал: «Вот, мы все оставили, чтобы служить Тебе»194; Петр разорвал [разрешил] оковы греха ради ключей, которые получил от Господа. У него было три прозвища: во-первых, Симон Ионин, что означает краса Господня, во-вторых, Симон Иоанн, что значит, который посвящен, в-третьих, Симон Бариона, что означает сын голубки. По прозвищам становится понятно, что обладал он красотой нрава, дарами добродетели и обильным слезным даром, ибо голубка плачет вместо того, чтобы петь. А что касается имени, Петр: во-первых, Христос предложил ему имя, когда сказал: «Ты будешь называться Кифа, что значит Петр»195; во-вторых, Христос дал ему имя, о чем говорит Марк: «Он дал Симону имя Петр».196 В-третьих, Христос определил ему имя, так как сказал: «А, Я тебе говорю, что ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою».197 Его мученичество описали Марцелл, папа Лин, Гегесипп и папа Лев.198


1. Апостол Петр среди других апостолов и более, чем многие из них, обладал великим рвением, ибо хотел знать, кто предал Господа и, как говорит Августин, если бы узнал, кто предал, разорвал своими зубами. Поэтому Господь не захотел открывать имя предателя199, и так же Хризостом200 говорит, что если бы Христос произнес имя предателя, Петр встал бы и убил его. Петр пошел по морю к Господу201; был избран свидетелем преображения Господня,202 присутствовал при воскресении дочери Иаира.203 Он нашел во рту рыбы серебряную монету в четыре драхмы;204 получил от Господа ключи Царства Небесного. Ему было поручено пасти овец.205 В день Пятидесятницы по молитве обратил он три тысячи человек,206 предсказал смерть Ананьи и Сапфиры,207 излечил Энею от паралича,208 крестил Корнелия,209 воскресил Тавифу,210 вернул здоровье больной тенью своего тела.211 Будучи посажен в тюрьму Иродом, был он освобожден ангелом.212 О пище и одежде своей он свидетельствует сам в книге Климента: «Я питался, – говорит он, – хлебом и оливками и редко овощами. Что касается одежды, вы ее видите: туника и плащ и при том, я не прошу иного». Передают так же, что он носил с собой платок, чтобы вытирать слезы, какие навертывались у него на глаза, ибо, когда часто приятное воспоминание о Господе приходило ему на память, он не мог сдержать слез – такова была сила его любви. А когда вспоминал он постыдное отречение от Христа, у него струились потоки слез.213 Как говорит Климент, до того охватывала его привычка плакать, что лицо его казалось блестящим. Тот же Климент передает, что услышав под утро пение петуха, Петр имел обыкновение вставать, молиться и обильно плакать. Как находим мы в «Церковной истории» 214и тот же Климент говорит, что, когда вели на мученическую смерть жену Петра, последний воспламенившись от охватившей его радости, позвал ее по имени и крикнул: «О, жена, вспомни Господа!»215 Однажды он отправил двоих учеников проповедовать. И когда прошли те по дороге двадцать дней, один из них умер, а другой отправляется искать Петра и рассказывает тому о несчастном случае. Говорят, что то был Марциал или по, другим свидетельствам, Матерн. Между прочем, мы читаем, что первый был Фронтон, который был товарищем Петра, а тот, второй, который умер, пресвитер Георгий. Тогда Петр дал Марциалу посох, приказал найти товарища и положить посох на мертвое тело. Когда тот исполнил, умерший сорок дней назад поднялся живым.

2. В те времена находился в Иерусалиме маг по имени Симон,216 который называл себя первой истиной и говорил, что те, кто поверят в него, – станут бессмертными. Он утверждал еще, что для него нет ничего невозможного. И еще, читаем в книге Климента, что Симон говорил: «Меня должны почитать как бога и должны воздавать божественные почести и все, что я хочу, я могу сделать! Придет время, моя мать Рахиль попросит меня пойти в поле на косьбу, я явлюсь с косой на землю, где начну косить! Я буду косить травы в десять раз больше, чем другие косцы!» Согласно Иерониму Симон прибавил: «Я – слово божие, я прекрасен, я святой дух, я всесилен, я – совершенство божие!» Он двигал бронзовых змеев, заставлял смеяться бронзовых и каменных идолов, а собак – петь. Как говорит Лин, Симон пожелал беседовать с Петром, а также показать, что он – бог. Петр пришел в назначенный день на место встречи и говорит присутствующим: «Мир вам, братья, кто любят истину!» Симон ему говорит: «Мы не нуждаемся в твоем мире, ибо, если мир и согласие будут здесь, мы не сможем приблизиться к истине! Только мошенники ищут мира между собой! Так что, не призывай мир, но призывай войну! Между двумя борцами не может быть мира, но один должен превзойти другого!» А Петр ему ответил: «Что же ты боишься услышать слово о мире!? От войны рождается грех, а там, где отсутствует грех, там – царство мира! Правду мы обретаем в совете, а праведность в трудах!» Симон отвечает: «Все, что ты говоришь, пустое, я тебе покажу силу моей божественности, и ты будешь меня почитать! Я есть первая истина, я могу летать по воздуху, создавать новые деревья, превращать камни в хлебы, быть в огне без всякого вреда и все, что я захочу, я могу сделать!» Петр выступил против него и обличил его хитрости. Тогда Симон видя, что не может противостоять Петру, выбросил все магические книги из страха, что будет изобличен как маг и отправился в Рим, чтобы утвердиться там, как бог. Тотчас же Петр узнал об этом и отправился за ним в Рим. На четвертый год императора Клавдия Петр прибывает в Рим, где пробыл XXV лет. Он поставил епископами Лина и Клета, которые были помощниками, как передает Иоанн Белеф,217 один – в Городе, другой – за городскими стенами. Начав с великим рвением проповедовать, Петр обратил многих в веру, а многих излечил. А так как прославлял и превозносил он всегда преимущества целомудрия, то обратил четырех наложниц префекта Агриппы, которые отказались оставаться у того. Тогда префект впал в ярость и искал случая навредить Петру. Затем Господь явился апостолу и говорит: «Симон и Нерон замышляют против тебя, но не бойся ничего, ибо Я – с тобой, чтобы защитить тебя и я даю тебе в утешение слугу Моего Павла, который завтра придет в Рим!». Итак, как говорит Лин, Петр, зная, что скоро должен покинуть свою храмину, в собрании возлагает руки на Климента, назначает того епископом и возводит на свою кафедру. После, как сказал Господь, Павел приходит в Рим и начинает проповедовать с Петром. Маг Симон так пришелся по сердцу Нерону, что тот подумывал сделать его охранителем своей жизни, здоровья и всего Города. Вот однажды перед Нероном, как говорит об этом папа Лев, облик Симона вдруг стал меняться то на старый, то на молодой. Нерон, который это наблюдал, почел его за сына бога. Потом маг Симон говорит Нерону, как передает тот же Лев [папа]: «Чтоб ты знал всемогущий император, я – сын бога, прикажи обезглавить меня и через три дня я воскресну!» Нерон приказывает палачу, чтобы тот обезглавил Симона. Палач, думая, что обезглавливает Симона, отрубил голову барану по колдовству Симона, а тот остался невредимым и целым. Взяв барана, Симон спрятал его тело и голову, затем спрятался на три дня. Кровь барана засохла на том месте. На третий день Симон предстал перед Нероном и говорит: «Прикажи собрать мою кровь, ибо вот, я воскрес на третий день, как предполагал!» Нерон, видя его, был изумлен и посчитал его истинным сыном бога. Так говорит папа Лин. Однажды, когда Симон был во внутренней комнате с Нероном, демон, приняв вид мага, говорил слово народу. Римляне имели к нему такое великое почтение, что воздвигли ему статую, на которой они поместили такую надпись: «Симону, святому богу». По свидетельству Льва, Петр и Павел пришли к Нерону и разоблачили все хитрости Симона, а Петр добавил, что как во Христе две природы: божеская и человеческая, так и в этом маге две природы: человеческая и дьявольская. По рассказу Марцелла и Льва, Симон говорит тогда: «Я не потерплю больше недруга, я прикажу моим ангелам отомстить этому человеку!» Петр ему говорит: «Твоих ангелов я не боюсь, пусть они меня боятся!» Нерон говорит: «Ты не боишься Симона, который доказал свою божественную природу делом?!» Петр ему ответил: «Если божество присутствует в нем, пусть он скажет мне, что я думаю, или делаю, но сначала я скажу тебе, Нерон, что я думаю, чтобы у него не было дерзости солгать!» Нерон ответил: «Подойди ко мне и скажи, что ты думаешь!». Итак, приблизившись, Петр говорит на ухо Нерону: «Прикажи, чтобы мне принесли ячменного хлеба и подали его скрытно!» Когда хлеб принесли, Петр его благословил и спрятал в одеждах, а затем говорит: «Пусть Симон, который сделался богом, скажет, что я думаю, что сказал и что сделал!» Симон ответил: «Петр сказал, скорее всего, то, что я сам думаю!» А Петр говорит: «Что думает Симон, показывает то, что и я знаю, хотя не сделал бы того, что он думает!» Тогда Симон в гневе закричал: «Пусть явятся огромные собаки и разорвут тебя!» Вдруг появляются три собаки, которые бросаются на Петра, но тот дал им благословленный хлеб, и тотчас собаки убегают. Тогда Петр говорит Нерону: «Ты видишь, я показал тебе, что знаю, что Симон замыслил против меня и это вовсе не слова, а дела. Ибо тот, кто обещал, что пошлет против меня ангела, послал собак, поэтому, очевидно, что ангелов у него нет, а только собаки!» Симон говорит: «Послушайте Петр и Павел, если я не могу ничего вам сделать здесь, то мы придем туда, где я буду судить! Но сейчас я желаю вас пощадить!» Так говорит Лев. А как передают Гегесипп и Лин, Симон, раздувшись от гордости, осмелился хвастаться силой воскрешать мертвых. Случилось так, что умер один юноша. Итак, позвали Петра и Симона, и по совету Симона единогласно постановили, что будет убит тот, кто не сможет оживить мертвого. Итак, когда Симон совершал магические заклинания над трупом, то присутствующим показалось, что голова покойника сдвинулась. Тогда все принялись кричать, намереваясь забросать камнями Петра. Петр едва добился тишины, чтобы сказать: «Если мертвец является живым, пусть он встанет, пойдет и заговорит, если же случится по-другому, знайте, что действие движения головы трупа не более, чем привиделось! Пусть Симона удалят от ложа, чтобы хитрость дьявола полностью обнаружилась!» Итак, Симона удаляют от места, где был труп и юноша остается неподвижным. Тогда Петр, не подходя, сотворил молитву, затем возвысил голос: «Юноша, – вскричал он, – во имя Иисуса Христа из Назарета, встань и иди!» И тотчас тот восстал к жизни и пошел. Так как народ захотел забросать камнями Симона, Петр говорит: «Он достаточно наказан уж тем, что понял, что побежден. Ибо, наш Учитель учит нас воздавать добром за зло!» Тогда Симон говорит: «Знайте, вы, Петр и Павел, что вы ничего не получите из того, что желаете снискать венец мучеников!» Петр отвечает: «Пусть с нами будет то, что мы желаем, ну, а у тебя не может быть ничего хорошего, ибо твое слово есть ложь!» Святой Марцелл говорит, что тогда Симон вошел в дом ученика (Петра) Марцелла и привязал к двери огромную собаку, говоря: «Вот, я посмотрю теперь, сможет ли Петр по обыкновению войти к тебе!» Через некоторое время Петр пришел, сотворил крестное знамение и отвязал собаку. Собака принялась ласкаться ко всем и не подходила только в Симону. Она схватила его и опрокинула на землю с намерением разорвать, тогда Петр прибежал и крикнул, чтобы та не причиняла зла. Собака не коснулась Симона, но только порвала его одежду и оставила голым на земле. Народ, особенно дети, побежали с собакой, преследуя Симона, пока не прогнали далеко от Города, будто был тот волком. Не в состоянии вынести такого оскорбления, Симон не показывался целый год. Видя чудеса, Марцелл привязался к Петру. Впоследствии Симон вернулся и снова вошел в доверие к Нерону. Итак, согласно Льву, Симон призвал народ и объявил, что был жестоко оскорблен галилеянами, поэтому выразил желание покинуть Город, к которому благоволил. Он определил день, когда поднимется на небо, ибо не соблаговоляет оставаться на земле. День был назначен. Итак, он поднялся на высокую башню, или, согласно святому Лину, украшенный лавровым венком, поднялся на Капитолий, бросился и начал полет. Павел говорит Петру: «Мне молиться, а тебе повелеватьНерон же говорит: «Тот человек чист, а вы только обольстители!» Петр говорит Павлу: «Павел, подними голову и посмотри!» Павел поднял голову и увидел Симона в воздухе и говорит Петру: «Петр, что ты медлишь!? Заверши то, что начал, Господь уже нас призывает!» Тогда Петр говорит: «Я заклинаю вас, ангелы сатаны, поддерживающие его, нашим Господом Иисусом Христом! Не поддерживайте больше, но пусть он упадет!» Тотчас те оставили Симона. Он упал, разбился и испустил дух. От того, что потерял такого человека, придя в совершенную ярость, Нерон говорит апостолам: «Вы вызываете во мне подозрение, и поэтому я вас примерно накажу!» Так говорит Лин. Итак, Нерон предал их в руки известного лица по имени Паулин, который заключил апостолов в Мамертинскую тюрьму под охрану Процесса и Мартиниана, солдат, которых Петр обращает в веру. Поэтому те открыли тюрьму и позволили апостолам выйти на свободу. После же мученичества апостолов, Паулин, призвал к себе Процесса и Мартиниана и когда узнал, что те были христианами, то солдатам отрубили голову по приказу Нерона. Итак, братья понуждали Петра уйти, а он не хотел, пока не пришлось ему уступить просьбам. Лев и Лин утверждают, что как только Петр подошел к воротам, которые сегодня называются Санкта Мария ад Пассус, видит он Христа, шествующего навстречу, и говорит Ему: «Господи, куда Ты идешь?» Христос отвечает: «Я иду в Рим, чтобы быть распятым!» «Ты будешь распят еще раз!?» восклицает Петр. «Да!» отвечает ему Господь. Тогда Петр Ему говорит: «Господи! Я вернусь, чтобы быть распятым с Тобой!» После этих слов Господь поднялся на небеса на виду у плачущего Петра. И тогда Петр понял, что изречено – мученичество назначено ему; вернулся он и рассказал братьям, что произошло. Его схватили слуги Нерона и препроводили к префекту Агриппе. Как говорит Лин, лицо его сделалось как солнце. Агриппа ему говорит: «Не ты ли тот, кто прославляешься в собрании, где собирается простой народ и женщины, которых ты похищаешь с ложа мужей!?» Апостол ему отвечает, говоря, что хвалится только крестом Господним. Тогда Петр, как чужеземец, был приговорен к распятию, а Павел, как гражданин Рима – к усекновению главы. Дионисий говорит в послании к Тимофею о смерти Павла и о приговоре: «О, мой брат Тимофей! Если бы ты присутствовал при последних мгновениях мучеников, ты бы плакал от боли и печали! Кто же не заплачет, когда объявлялся приговор о распятии Петра и об усекновении главы Павла!? Видел бы ты толпу язычников и иудеев, избивающих и плюющих им в лицо! И вот настал страшный момент, когда они должны были принять мученическую смерть. Их разделили, пришли толпы людей, так что братья не могли слышать крики и стенания. Тогда Павел говорит Петру: «Мир тебе, основание церквей, пастырь овец и ягнят Христовых!», а Петр говорит Павлу: «Иди с миром проповедник добрых нравов, помощник и водитель к спасению верных!» И вот, их удалили одного от другого, и я последовал за моим господином, ибо их убивали не в одном и том же районе». Как передают Лев и Марцелл, когда Петра привели к кресту, он говорит: «Мой господин сошел с небес на землю и был он возведен на крест, а для меня, который удостоился быть призванным с земли на небеса, следует повернуть крест вниз, чтобы моя глава была у земли в ноги – к небу! Я недостоин, быть на кресте в том положении, как мой Господь! Поверните крест и распните меня головой вниз!» Тогда повернули крест и прибили его ногами вверх, а головой вниз. В то время народ, исполненный гнева, захотел убить Нерона и префекта и освободить апостола, который молил не мешать распятию. Но как говорят Гегесипп и Лин, Господь открыл глаза народа и все плакали и видели ангелов в венцах из роз и лилий и Петра среди них на кресте, берущего книгу, какую подавал ему Христос, в которой читал он слова, какие изрекал. По свидетельству того же Гегесиппа, Петр говорит на кресте: «Тебе, Господи, пожелал я подражать, но не было во мне надменного желания быть распятым прямо. Ты всегда пребываешь прямо, возвышенно и в высоте, мы же – дети первого человека, который скрыл главу свою в землю, падение которого показывает, что он перешел в мир, да, мы заслуживаем того, что равняет нас с землей! Наше положение опрокинуто, и то, что мир считает справа, в действительности, слева. Ты, Господь, для меня все; все, чем Ты являешься, Ты есть и для меня, и нет у меня ничего, кроме Тебя одного! Я благодарю Тебя за мой дух, которым я живу, мыслю и говорю!» Известны и два других мотива, по которым он не хотел быть распятым прямо. Петр, видя, что верные стали свидетелями его славы, воздал благодарность Богу, и, поручив верных Ему, испустил дух. Тогда Марцелл и Апулей, которые были братьями и учениками Петра, сняли его с креста, умастили тело благовониями и погребли. Исидор в книге «О рождении и смерти святых мужей»218 выражается так: «После того, как Петр основал церковь в Антиохии, пошел он в Рим при императоре Клавдии цезаре, чтобы выступать против Симона. Он проповедовал благую весть в течение XXV лет в городе, где занимал первенствующее место и на тридцать шестом году после страстей Господних, был распят Нероном, головой вниз, как того и хотел» Так говорит Исидор. В тот день Петр и Павел явились Дионисию, поэтому тот говорит в письме в таких словах: «Послушай о чуде Тимофей, брат мой! Воззри на чудесное явление в день принесения их в жертву! Ибо я был в момент, когда их разделили. После же видел я их держащимися за руку у входа во врата Города, одетыми в одежды света, украшенных венцами, сияющими светом!» Так говорит Дионисий.

3. Нерон не остался ненаказанным за это преступление, ибо убил себя собственной рукой, да и другие, кто преступили закон. Мы расскажем сейчас кратко со слов людей об этих преступлениях. Читаем в одной апокрифической истории, что Сенека, воспитатель Нерона, надеялся получить от него вознаграждение за свои труды. Нерон предоставил ему выбрать ветку дерева, на которой тот будет вздернут, говоря при этом, что это и будет вознаграждение, какое Сенека заслужил. Когда тот спросил, на каком основании заслужил он такого рода казнь, Нерон несколько раз потряс мечом над головой Сенеки, которую тот склонил, чтобы не получить удар, ибо чрезвычайно опасался умереть. А Нерон ему говорит: «Учитель, почему ты склоняешь голову от грозного меча?» Сенека отвечает: «Я – человек, вот почему я боюсь смерти, тем более, смерти против моей воли!» Нерон говорит ему: «А я, вот, боюсь тебя, как боялся, когда был ребенком! Поэтому, сколько бы я ни жил, я не могу жить спокойно!» А Сенека говорит: «Если нужно, чтобы я умер, позволь мне, по крайней мере, выбрать вид смерти, какой бы мне подошел!» «Выбирай быстрее – отвечает Нерон, – и не задерживай смерть!» Тогда Сенека велел приготовить себе баню, где вскрыл вены на руках и кончил так свою жизнь, истекая кровью. Его имя Сенека было для него знамением: se necans, тот, кто убивает себя сам, ибо в некотором роде он предал себя смерти, хотя его и принудили. Читаем, что Сенека имел двух братьев: первый Юлиан Галлий, знаменитый ритор, который убил себя собственной рукой; второй – Мела, отец поэта Лукана, как рассказывают, того самого Лукана, который умер по приказу Нерона, вскрыв себе вены. Кроме того, известно из апокрифической истории, что Нерон, ведомый безумством неистового ума, приказал убить свою мать и разрубить ее на две части, чтобы узнать, как он пребывал в ее утробе. Врачи высказали ему порицание в связи со смертью матери, говоря: Законы и высшая справедливость не позволяют, чтобы сын убивал мать. Она родила тебя с болью и воспитала в стольких трудах и заботах!» Нерон ответил им: «Научите меня зачать и родить ребенка, чтобы я мог знать, какова была боль моей матери!» Он еще раз выразил волю родить, проходя по городу и услышав крики женщины в родах. Врачи ему ответили: «Это невозможно, это против законов природы. И не так легко устроить то, что не согласуется с разумом!» Однако, Нерон говорит им: «Если не устроите мне беременность и роды, я всех вас предам жестокой смерти!» Тогда в прописанной микстуре, врачи дали проглотить ему лягушку, так что он и не заметил, и при помощи искусства надули ее в животе, поэтому живот его стал болеть и раздуваться от неестественного состояния. Нерон посчитал, что в животе у него ребенок, а врачи предписали режим, необходимый, чтобы питать лягушку под видом, будто бы поддержания ребенка. Наконец, измученный невыносимой болью, тот говорит врачам: «Поторопите время родов, ибо едва ли, когда придут роды, слабость даст мне силы выжить!» Тогда ему дали микстуру, чтобы его вырвало. И вышла лягушка, страшная на вид, пропитанная слизью и покрытая кровью. Рассмотрев плод и устрашившись, Нерон, поразился подобному чудовищу. Врачи сказали, что он произвел бесформенный зародыш, потому что не захотел ждать нужное время. «Был ли у меня, как у матери живот?» спросил Нерон. «Да!» отвечают ему. Он приказал кормить свой плод и закрыть в особой комнате для сохранения. Однако, этого нет в хрониках, ибо это апокриф. Затем, будучи восхищен величием пожара Трои, Нерон приказал поджечь Рим и в течение семи дней и ночей вид пожара наблюдал с высокой башни, весьма радуясь красоте огня, с пафосом декламируя стихи из Илиады. В хрониках мы читаем, что он ловил рыбу золотой сетью, предавался музыкальному искусству, так что превосходил всех трагиков и кифаристов. Как говорит Орозий, он держал мужчину и тот познавал его как женщину.219 Римляне, не желая выносить более его безумные выходки, поднялись против него и выгнали из Города. Видя, что не может ускользнуть, он заточил зубами палку и ею пронзил себя, и кончил жизненный путь. Однако еще читаем, что был он разорван волками. В свою очередь римляне отыскали лягушку, спрятанную под навесом. Выбросив из Города, они сожгли ее, а часть Города, где лягушку обнаружили, по словам некоторых людей, получила имя Латеран.

4. Во времена папы святого Корнелия вороватые христиане из греков вынесли тела апостолов, но демоны, обитавшие в идолах и принужденные божественной силой, закричали: «Мужи Рима, бегите! Уносят ваших богов!» Верующие поняли, что речь идет об апостолах, избранных Богом, и тогда все собрались, верующие и неверующие, чтобы преследовать греков. Испугавшись, те бросили тела апостолов в колодец недалеко от катакомб, но потом верующие вытащили тела. Григорий говорит об этом в «Регистре»,220 что тогда же раздался страшный удар грома, и было великое сияние так, что все от страха бросились в бегство и оставили апостолов в катакомбах. Но так как не могли отличить мощи блаженного Петра от мощей блаженного Павла, то после молитв и постов верующие и страждущие получили ответ с небес: «Большие кости являются костями проповедника, а малые – рыбака». Таким вот образом они отделили кости одного от костей другого и положили в возведенных каждому их них церквах. Другие, однако, говорят, что папа Сильвестр, освящая церкви [Петра и Павла], взвесил на весах с великой тщательностью кости малые и большие и положил половину – в одной церкви, а половину – в другой. Григорий еще передает в «Диалоге»,221, что в церкви, где было тело святого Петра, был святой человек великого смирения по имени Агонтий. В церкви находилась молодая парализованная девушка, которая там жила. Принужденная ползать на руках, она должна была таскать тело и ноги по земле и давно уж просила чуда [исцеления] у блаженного Петра. Явился в видении ей Петр и говорит: «Иди, найди Агонтия, настоятеля, он исцелит тебя!» Девушка принялась ползать туда, сюда по церкви в поисках Агонтия, но тот предстал перед ней: «Наш пастырь и кормилец, – говорит она, – блаженный Петр, апостол послал меня к тебе, чтобы ты освободил меня от болезни!» Настоятель ей отвечает: «Если ты от него послана, тогда встань!» Он берет ее за руку и помогает встать. Она излечивается, и не осталось у нее вовсе следа болезни. В той книге Григорий говорит, что молодая девушка Галла, дочь консула и патриция Симмаха, из самых благородных в Риме, осталась вдовой после года замужества. Ее возраст и положение требовали того, чтобы она вышла замуж во второй раз, но она предпочла соединиться с Богом духовной связью, начало которой протекает в печали; но через что приходят на небеса вернее, чем после плотской свадьбы, которая начинается с радости, а заканчивается печалью. Так как Галла была в цветущем возрасте, врачи предположили, что если не будет она с мужчиной, то сильный жар желания породит у нее бороду. Что и случилось в действительности, вопреки природе. Но Галла не испугалась внешним изменениям, и не правда, что, если она изуродована, то оставлена будет и небесным супругом. Она отринула земные наряды и осталась в монастыре, в церкви святого Петра, где служила в простоте Богу и провела долгие годы в молитвах, собирая милостыню. В конце концов, у нее случился рак груди. Два светильника всегда были зажжены перед ее кроватью, потому что любила она свет и страшилась духовной и телесной темноты. И узрела она перед ложем посередине между светильников благословенного Петра-апостола. Любовь придала ей отваги и она говорит: «Ты ли это, господин? Разве мои грехи прощены?» С великой доброжелательностью Петр склонил голову и отвечает: «Да, прощены, иди!» А она говорит: «Пусть сестра Бенедикта пойдет со мной, прошу!» Апостол же отвечает: «Нет, но пусть пойдет такая-то с тобой!» Стало известно это аббатисе, которая умерла через три дня. Григорий рассказывает в том же произведении, что один священник большой святости, придя к концу [жизни], принялся кричать с великой радостью: «Ну вот, мои господа идут! Ну, вот, мои господа идут! Как же удостоились вы прийти к такому жалкому слуге!? Иду! Иду! Благодарю вас! Благодарю вас!» А так как те, кто там были, спросили, о ком это он, тот отвечает: «Разве не видите, что святые апостолы Петр и Павел сюда пришли!?» Он повторил произнесенные слова громче, и святая душа его освободилась от тела. Есть сомнения у некоторых авторов, было ли это в тот день, когда Петр и Павел пострадали? Некоторые утверждали, что это было в тот же день, но годом позже. Однако, Иероним и все святые мужи, которые исследовали этот вопрос, посчитали, что это было в тот же день и час, как и стало очевидным из письма Дионисия и как рассказывают Лев и Максим в проповеди, где выражается так: «Не без основания, в тот же день и в том же месте, они получили приговор от одного тирана. Они пострадали в тот же день и наконец, отправились вместе ко Христу!». Это было в одном месте и Рим их принял. При одном гонителе и одинаковая жестокость их поразила. День выбран по заслугам, место – во славу, гонитель – один во имя добродетели. Так говорит Лев. Хотя пострадали они в один день и час, однако, то не было одно, но разные места, а что говорит Лев, то следует понимать так, что пострадали они в Риме. На этот предмет поэт составил стихи:

Мечом коронован Павел, крестом – Петр,

Оба вместе, в правление и времена Нерона в Риме.

Некто говорит: мечем посвящен Павел, Петр – крестом,

Оба одним и тем же палачом и единой славой в Риме.

Хотя оба пострадали в один день, однако, Григорий постановил, чтобы в первый день праздновали службу в честь Петра, а на следующий день был праздник в воспоминание о Павле. Потому что Петр более достоин, потому что первым обращен, и наконец, обладает первенством в Риме.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

  • А. А. Клестова О святом Петре, апостоле 191