Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Иванов А. И., 2004. Все права защищены Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены




страница10/10
Дата29.06.2017
Размер2.8 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Жизнь, уходящая за горизонт Если читатель думает, будто Угаров, освобожденный от этой тяжкой директорской ноши, подался на заслуженный отдых и посвятил отпущенный ему Богом остальной срок выращиванию на даче морозоустойчивых сортов помидоров или бананов, то он глубоко ошибается. И тут вина автора, показавшего героя настолько привязанным к руководимому им заводу, что никакая другая работа его якобы уже больше не заманит. И вообще, он якобы устал, ему все порядком надоело. Вот разве что морозоустойчивые бананы или удочка для ловли премудрых пескарей… Черта с два! Угаров без работы – в коллективе, с людьми – что море без воды. Он перестает быть самим собой. Вначале он даже остается на заводе руководителем созданного ранее «Центра по порошковой металлургии». Но то, что в целом стало твориться с производством, техникой на родном ему заводе, мучило, изматывало его. В считанные месяцы бесследно исчезало дорогостоящее оборудование, которое приобреталось заводом многие-многие годы. Разрушался отлаженный прежде производственный ритм. В общем, на его глазах завод деградировал. И он теперь ничем не мог ему помочь. Не трудно догадаться, что испытывал Угаров в ту пору. И он ушел с завода. Благо, сменивший Виктора Ивановича директор «Дастана» продержался недолго. Сняли его с треском. После него завод возглавил Табалдиев Султан Раимбекович – опытный крепкий руководитель, к которому наш герой относится с уважением и пониманием. Сам Угаров с производственной перешел на иную стезю. Преподавателем политехнического института. Перешел, конечно, не вдруг, не с бухты барахты. Ему и в молодости чужда была опрометчивость, а в зрелые годы – подавно. «В основе решительных шагов, – говорит он, – как правило, лежит серьезная «внутренняя» подготовка. А как же иначе Шальные атаки обычно захлебываются. Чтобы назад не откатываться, считая потери и зализывая раны, надо все наперед продумать». Он привык поступать таким образом и как директор завода, и как хозяин собственной жизни. Хотя со стороны зачастую этого не видно. Кажется, р-раз – и он в дамках. Но только кажется… Еще когда Угаров занимался разработкой и внедрением системы ПМП, ему пришло в голову, что это может стать темой для научных исследований. Так оно и получилось. Он собрал и проанализировал богатый материал. В Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР, где, кстати, он тоже учился, нашелся научный руководитель. Была определена тема: «Демократизация управления как фактор повышения эффективности производства и социального развития трудового коллектива». Защищался он там же, в академии. Защищался настолько успешно, что один из крупных ученых сказал: «Такая глубокая, с практическим уклоном работа, выполненная к тому же блестяще, делает честь нашему научному заведению». Угарову Виктору Ивановичу была присвоена степень кандидата экономических наук. Произошло это в феврале 1988 года. А спустя год приказом по Фрунзенскому политехническому институту он был назначен заведующим филиалом кафедры технологии гибких автоматизированных производств. Поскольку ношу директора он тогда еще нес, как говорят, не сгибая колен, то всю деятельность в институте, включая ставку доцента, взялся выполнять на общественных началах. С чего бы это А просто так! Хотя при всей сложности того периода жизни деньги бы ему вовсе не помешали. Виктор Иванович обычно делал лишь то, что ему нравилось. А, может, ему обычно нравилось то, что он делал Это не словесная эквилибристика. Или разум идет за сердцем, или сердце за разумом. Сам Виктор Иванович никогда над этим не задумывался. Стремился к равновесию между собой и поступками. Вот и все. И, судя по всему, ему это удавалось. С преподавательской деятельностью тоже. Для студентов его лекции были весьма необычны. Любое теоретическое положение он мог перенести в практическую плоскость и показать, что из этого получается. А это всегда привлекает студентов. Его лекции не пропускали. Да и потом, не читал он их, а рассказывал. Рассказывал интересно, доходчиво, со свойственным ему азартом. Преподнесенный таким образом материал лекций усваивался и запоминался студентами гораздо легче. Не случайно, в феврале 1992 года Угаров избирается профессором кафедры «Технология машиностроения». Избирается Ученым советом политехнического института. Почти единогласно. Можно представить, как он после этого влетел в квартиру и, широко улыбаясь, будто бы невзначай поинтересовался у Нины Федоровны: «Ну, мать, чем будешь сегодня кормить профессора» – «Тем же, чем и директора», – невозмутимым тоном отвечала она, поскольку за редким исключением информацию о его успехах получала раньше, чем приносил он. Профессором этой кафедры Виктор Иванович проработал десять лет. Он не только делился с молодежью накопленным багажом, но и углублял, расширял собственные познания. Без этого он тоже не мыслит себя. «Ну как, – вскидывает Угаров изрядно посеребренную кудрявую голову, впиваясь зорким взглядом в собеседника, – как, скажите, я буду учить кого-то, а сам при этом топтаться на месте, не двигаться дальше Со стыда сгорю. Уж лучше тогда, как говаривал классик, идти в управдомы». Читателю, вероятно, любопытно, какова тематика лекций нашего героя Кое-что, конечно, он преподавал из предметов традиционных, устоявшихся для политеха. Одновременно по предложению руководства кафедрой Омуралиева Усена Касымовича, а позже Стародубова Ивана Ивановича им были подготовлены новые дисциплины лекций по семи темам: разработка управленческих решений и делопроизводство; технология ремонтного производства; основа маркетинга ( на базе промышленного предприятия); основы менеджмента ( в современных условиях); проектирование производственных систем; организационно-технологическое проектирование производства. С лекциями по этим темам Угаров выступал перед выпускными группами института. Здесь уже были зрелые, видавшие виды студенты. Как дембеля в армии. Их, казалось, мало чем можно удивить. А Виктору Ивановичу удавалось. Все-таки тридцать лет руководить крупным производством, многотысячным коллективом – это не шутка. В какие только ситуации ему не приходилось попадать, какие только дела не взваливались на его плечи… Ведь даже то, что рассказано о нем в этой книге – это лишь часть его биографии… Нередко спрямленная автором, чтобы читатель не заплутал в ее ответвлениях, как в проулках большого города. Выступая в аудиториях с лекциями на производственные темы, Угаров умел настолько насытить их жизненным материалом, который он черпал пригоршнями из своей памяти, что студенты слушали своего профессора с повышенным вниманием, чуть ли не раскрыв рты. И будущая специальность виделась им при этом куда более многообразной, чем представлялась прежде. Кто знает, быть может, Виктор Иванович и по сей день работал бы в политехе (техническом университете), если бы опять не вмешался в его судьбу товарищ (господин) Случай. Неподалеку от его дома на Московской живет известный ученый, доктор юридических наук Николай Терентьевич Михайленко. Человек легендарный, фронтовик, участник первого парада Победы в Москве. Несмотря на свой возраст, он еще легок в движениях, крепок в рукопожатье, ну а мудрости ему не занимать. Пути Угарова и Михайленко не раз пересекались во время пробежек или прогулок в парке по улице Тоголока Молдо. Мост меж ними складывался из коротких приветствий и длительных бесед. И вот однажды Николай Терентьевич предложил: – Может, перейдешь к нам заведующим кафедрой – Мне и в политехническом очень даже неплохо, – пожав плечами, ответил Угаров, удивленный неожиданным предложением. – Я понимаю, за десять лет ты уже прирос к институту, да и к тебе там тоже приросли. И все-таки… Виктор Иванович знал, что Михайленко был ректором Кыргызско-Казахской академии права и государственной службы. А он-то, Угаров, с какого тут бока Он-то от юриспруденции, как науки, совсем далек. Какой из него заведующий кафедрой академии Словно чувствуя наперед подобные возражения, Николай Терентьевич сказал: – Все взвешено и продумано. Причем, не раз. Именно такой человек, как Угаров, нам и нужен. Виктору Ивановичу почему-то вспомнился эпизод, когда в ЦК его «сватали» министром. И чтобы отказ выглядел поделикатней, он тогда спросил Абсамата Масалиева, как расположен министерский кабинет – с видом на горы или нет Хотя бывал в том кабинете и знал, что нет. А раз нет, значит, легче, переведя разговор в шутливый тон, с улыбкой отказаться. Теперь вот с академией… Но где она находится, ему еще не было известно. И он с той же целью, что и тогда, спросил Михайленко об этом. – В одном из бывших зданий завода Ленина. Сердце у Виктора Ивановича подпрыгнуло. Вот это да! Чудеса и только! Там, где он начинал свою трудовую жизнь, туда и зовут его на склоне лет. Конечно, ныне от всего прежнего осталось только место. Конечно, заведование академической кафедрой это не то, чем он занимался на заводе Ленина. Ему предлагается солидная профессорская работа. Но дух его юности, молодости наверняка витает в воздухе тех мест. Разве это не заманчиво Думая об этом, он даже разволновался. На тугих щеках румянец выступил, как бывало в молодости, когда ходил на свидания. В общем, он согласился, принял предложение Николая Терентьевича. Хотя понимал, в какой воз впрягается, какую гору научной литературы ему придется приплюсовать к своему багажу, чтобы не уронить себя перед слушателями академии. И вот уже два года он заведует кафедрой государственной службы и управления. Ректор доволен им. Такие люди, как Угаров, большая редкость в научной среде. Что же в нем, могут спросить, особенного Все очень просто. Еще с давних пор – высокая планка ответственности и неукротимая тяга к новому, стремление приобщить к нему подопечных. И здесь он, несмотря на свои три четверти века, даст фору многим молодым. От дома до академии минут двадцать ходьбы. С улицы Московской он сворачивает на проспект Манаса в сторону железной дороги, а затем, миновав акведук, идет направо по Льва Толстого. И почти всякий раз его сопровождают какие-то воспоминания. То возникнет картина тех военных лет, когда здесь, на железной дороге, останавливались товарняки, идущие из России, Украины. Он, еще пацан, прибегал сюда со своими друзьями смотреть, как шла разгрузка вагонов. Направо, на заводскую территорию, сходу переправлялось оборудование для изготовления патронов, других военных заказов, налево, к жилым кварталам, устремлялись из теплушек массы людей в поисках какого-нибудь жилья. Это были и беженцы, и специалисты создающегося прямо с колес военного завода. А сколько радости было у мальчишек, когда между заводским забором и железной дорогой они находили патроны!... Словно теперь, с этими патронами, можно было помогать своим, стреляя по фашистам… А чуть позже, малость повзрослев, он перешел с завода имени Фрунзе работать сюда. А еще позже отсюда отправился в Тульский институт. И каждый год, приезжая на каникулы, спрыгивал здесь с подножки притормаживающего поезда и бежал к дому – в одной руке чемодан, в другой баян… Да и вернулся потом не в какой-нибудь совнархоз, а именно сюда, на завод имени Ленина. На нем, в его цехах, наверное, и состоялся тот самый Угаров, которого спустя годы направили руководить новым тогда заводом – «Физприборы»… Настоящее сближалось с прошлым. Он напоминал себе корабль, пришедший после очень долгого кругосветного путешествия в гавань приписки. – Став «академиком», ты, Виктор, даже помолодел, – заметила как-то Нина Федоровна, по обыкновению делая в его имени ударение на последний слог. – А это специально, чтобы снова тебе понравиться, – он берет баян и по комнате плавно и грустно плывет мелодия вальса Штрауса «Сказки Венского леса»… Жизнь по-прежнему остается ему интересна, много еще в ней для него непознанного, притягательного, и когда он мысленно заглядывает в приоткрывающиеся дали, то порою, как в молодости, даже дух захватывает. © Иванов А.И., 2004. Все права защищены © Издательство ЖЗЛК, 2004. Все права защищены Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издательства
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10