Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Иван Иванович Ползунов




Скачать 62.92 Kb.
Дата07.07.2017
Размер62.92 Kb.
МОУ Нижнепоповская ООШ

Кабинет физики


Иван Иванович Ползунов
(1729-1766)


Cоздатель первого в мире пароатмосферного двигателя для приведения в действие заводских механизмов.



Родился в Екатеринбурге в семье солдата, окончил словесную школу, перешел в арифметическую, досрочно, как один из лучших, определен в ученики к механику Никите Бахореву. Работал в Барнауле, в должности гиттеншрейбера (плавильного писаря), построил на Змеиногорском руднике "пильную мельницу", сопровождал в Петербург караван серебра, произведен в шихтмейстеры (первый офицерский чин, дающий право на дворянское звание), вел контроль "прихода и расхода денежной казны" на Колыванском заводе, отвечал за "лесные и куренные дела" на Барнаульском сереброплавильном заводе.
В апреле 1763 года Иван Ползунов представил начальнику Барнаульских заводов проект "огненной машины", проект был одобрен, и императрица распорядилась произвести Ползунова в "механикусы с чином званием инженерного капитан-поручика", наградить 400 рублями и, по возможности, направить на учебу в Академию наук. За два года он построил большую машину на 12 печей. Сразу после завершения строительства И.И. Ползунов умер (был май 1766 года).
Сквозь эти скупые строки официальной биографии рвется и кричит Жизнь – жизнь талантливого устремленного человека, как будто бы сгоревшего в одной ослепительной вспышке, вдали от столичной светской веселой жизни, изобретателя, умершего в 37 лет, от чахотки на сереброплавильном заводе за семь дней до первого запуска изобретенной и построенной им Машины.
К моменту работы над проектом "огненной машины" Ползунов пользовался славой умельца по части усовершенствования самых разнообразных производственных процессов. Его знания пригодились на различных участках работы. Он был помощником И. Христиани по реконструкции Барнаульского сереброзавода; достраивал плотину, канал и золотопромывальную фабрику в Змейногорске; инспектировал производство стекольного завода, прокладывал новые дороги, изучил гидрорежим Чарыша и устроил первые пристани. В течение нескольких лет был первым капитаном грузовой флотилии (14 - 16 судов) на Чарыше и Оби. Он перестраивал крепость в Кабанове и Бийске, улучшал переправу через реку Чумыш, занимался таксацией лесов. Главным делом жизни талантливого самоучки явилось создание универсального пароатмосферного двигателя, способного приводить в действие заводские устройства. Бессеребренник, по иронии судьбы сидевший в прямом и переносном смысле на баснословных запасах серебра, Ползунов содержал семью (мать, жена, двое малых детей) на годовое жалованье в 84 рубля и при этом заботился исключительно о том, как «вельми знатным радением славы Отечеству достигнуть»; не роптал — работал, работал, работал, в работе и сгорел, не дотянув и до сорока.
Век пара
Первая паровая машина появилась в Англии около 1700 года. Европа очень медленно и неторопливо принимала это изобретение (почти 60 лет!). И как раз в те годы пожелал Петр Первый создать в России систему фонтанов по подобию Версальских фонтанов Луи 14-го. Для сего дела из Англии был приглашен один из первых изобретателей паровых машин - Джон Дезагулье. И в 1717 году Дезагулье построил паровые машины для привода в действие царских фонтанов. Так неожиданно Россия стала первой страной после Англии, где были построены и работали паровые машины.
Что за машины
Еще в 1705 гожу английский железоторговец Ньюкомен получил патент на водоподъемную машину, в которой впервые использовались цилиндры с поршнем. Конструкция машины не позволяла непрерывной работы. Работа пара сдвигала поршень, который совершал полезное действие, далее, чтобы вернуть поршень назад, механик открывал клапан, выпускал пар и поршень холостым ходом возвращался в исходное положение.
Так вот Иван Ползунов и Джеймс Уатт независимо и в разное время предложили два различных решения этой проблемы. Решения эти позволили паровой машине производить работу непрерывно.
Если вспомнить про Уатта, то первую свою машину он построил в 1769 году, но модель оказалась крайне неудачной, он упорно продолжал работать и в 1781 году получил патент на свою вторую модель - паровую машину Уатта. Разработанный же Иваном Ползуновым в 1763 году паро-атмосферный двигатель был настоящим прорывом в мире техники, так и оставшимся неизвестным. Российская империя не воспользовалась изобретением - слишком уж его талант опередил его время.
Двигатель Ползунова
Упорно занимавшийся самообразованием, Иван Ползунов был одним из самых технически грамотных офицеров Колывано-Воскресенских заводов. Образцом для него был Ломоносов. Ползунов изучил доступные труды Ломоносова в области химии, физики, добычи и плавки руд.
Исключительно способный человек, Ползунов предлагал много остроумных новшеств в работе, но большинство его проектов сдавалось в архив заводов, где хранились "наравне с прочими". Это часто случается. Да и по широте своей русской натуры, Ползунов не хотел заниматься лишь улучшениями и совершенствованиями по мелочам. Горнозаводские производственные процессы того времени находились в полной зависимости от водяного колеса - основного источника энергии. Плавильные заводы ставились на реках, часто вдалеке от рудников. Барнаульский завод, например, отстоял от снабжающего его рудой Змеиногорского рудника более чем на триста верст. Перевозка руд занимала многих людей и лошадей и считалась самым трудоемким и дорогостоящим для заводов делом. Механик поставил неслыханную, фантастическую по тем временам цель - "водяное руководство пресечь" и тем самым "облегчить труд по нас грядущим". В апреле 1763 года Ползунов представил начальнику заводов А.И. Порошину проект "огненной машины".В книге И. Шлаттера "Обстоятельное наставление рудному делу" (СПб., 1760) были приведены английские двигатели Севери и Ньюкомена. Они были известны Ползунову. Модели эти были одноцилиндровые и в заводском применении были пригодны лишь для откачки воды из шахт. Двигатель Ползунова стал двухцилиндровым, непрерывного действия, мог подавать дутье в печи и откачивать воду. В дальнейшем изобретатель рассчитывал приспособить его и для других нужд. Проект был представлен в Кабинет, Шлаттер, которому проект был дан на отзыв, признал, что "сей его вымысел за новое изобретение почесть должно". Екатерина II распорядилась произвести Ползунова в "механикусы с чином и званием инженерного капитан-поручика", наградить 400 руб. и, по возможности, направить на учебу в Академию наук. Хотя Шлаттер и дал проекту положительную оценку, сделал он это с такими оговорками и даже с неверными замечаниями-поправками, что царский Кабинет не дал разрешение на строительство. Тогда волей генерала А.И. Порошина машину Ползунова начали строить сами, в Барнауле!
В апреле 1764 года Ползунов приступил к строительству машины в 15 раз более мощной по сравнению с проектом 1763 года. Она должна была обслуживать дутьем до 12-ти печей. Местом для строительства определили стекольный завод, а котел, цилиндры и другие крупные детали делались в одном из цехов сереброплавильного завода.
Ботаник и минеролог, академик Эрик Лаксман, что совершил тогда много путешествий по Алтаю и прилегающим районам Сибири, обследовал Прибайкалье и плавал по Байкалу, писал из Барнаула: "Иван Ползунов - муж, делающий истинную честь своему народу. Он строит теперь огненную машину, однако, совсем отличную от тех, которые обычны в Англии и Венгрии. Эта машина должна производить в действие без воды мехи при плавильных печах, которые обыкновенно приводятся в действие водой. Какое преимущество! В России смогут искусно строить плавильные печи на высоких горах и даже в шахтах". А в Петербурге значения изобретения Ползунова не поняли. Когда Иван Кулибин преподнес императрице сделанные им оригинальные часы, он тут же получил в подарок 1000 рублей. И так же с другими его изделиями. Иван Кулибин был очень одаренный механик, но, положа руку на сердце, - его работы никак нельзя поставить в ряд с машиной Ползунова. Ведь это было стратегическое изобретение.
Строительство большой машины Ползунова (высота была около 11 метров) сразу с листа, не опробованной на модели, без заводских станков, потребовало значительного напряжения сил. 12 марта 1766 года машина была построена, в апреле началась кладка плавильных печей около нее. Строительство неперывно велось в продуваемом цеху с тонкими деревянными стенками, 16 мая заболевший Ползунов скончался от чахотки, не дожив одной недели до начала испытаний. Испытания проводились под руководством его учеников Ивана Черницына и Дмитрия Левзина.
7 августа машина подала первое дутье и работала с небольшими перерывами до 10 ноября, окупив за это время расходы на ее постройку и дав чистой прибыли 11 016 рублей. 10 ноября у машины прогорел котел. Решено было, что "пущать ее в действо, по изобилию в здешнем заводе воды, за нужно не признавается". Эра механизированного промышленного производства в России еще не наступила, к тому же столь мощным было ее воплощение, что намного превысило потребности местного производства..
Простояв без действия 15 лет 5 месяцев и 10 дней, в 1782 году машина была разобрана, а имя Ползунова, "мужа, делающего честь своему Отечеству", было надолго забыто. Познее именем И.И. Ползунова в Барнауле были названы улица и Алтайский технический университет, перед которым в 1980 году был установлен памятник Ползунову, исполнение которого, впрочем, многим горожанам не нравится. Именем Ползунова названы также Колыванский камнерезный завод, котлотурбинный НИИ в Петербурге, горно-металлургический техникум в Екатеринбурге. А еще по морям-океанам ходило советское судно "Иван Ползунов".

Ползунов воздвиг свою "огненную машину" всего за два года, ценой своей жизни - вся его жизнь является образцом служения людям. Простой и скромный солдатский сын стал изобретателем и конструктором, технологом и машиностроителем, знатоком руд и строительных материалов, строителем мельниц и плотин, горняком и металлургом, механик ом и математиком, физиком и метеорологом, мастером тонких опытов и искусником в приготовлении приборов, педагогом, мастером чертежа и рисунка. «Сложением огненной машины водяное руководство пресечь... чтобы она была в состоянии по воле нашей, что будет потребно, исправлять,» — так писал Иван Иванович в пояснении к разработанному им проекту. Изобретатель-самородок из далекого Барнаула надеялся с его помощью «...славы Отечеству достигнуть и... всенародную пользу в обычай ввести, облегчая труд по нас грядущим».



На сайт