Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


История развития кафедры региональной геологии




Скачать 295.32 Kb.
Дата25.06.2017
Размер295.32 Kb.
история развития кафедры региональной геологии Преподавание основ геологии проводится с начала деятельности Казанского университета по планам кабинета естественной истории и ботаники физико-математического факультета. В начале 20-х годов XIX столетия в составе факультета открываются кабинет редкостей и минералогический кабинет, в 1840 г. создается кафедра минералогии, в 1865 г. – кафедра геологии (геогнозии). В 1863 г. по постановлению министерства образования в ряде российских университетов были созданы кафедры (или кабинеты) геогнозии. Кабинет геогнозии был открыт и в Казанском университете при кафедре минералогии. Большую роль в создании геогностического направления в Казанском университете сыграл заведующий кафедрой минералогии Павел Иванович Вагнер – врач по образованию. По заказу министерства просвящения П.И. Вагнер с 1852 года проводил в регионе геолого-съемочные работы. В 1855 г. в Петербурге были изданы составленные им геогностические карты Казанской и Симбирской губерний. Хотя созданные карты и отставали от требований геологической науки своего времени, именно с этих работ началась краеведческая направленность в исследованиях университета. В 1865 на базе геогнозического (геологического) кабинета создается кафедра геологии. С момента своего возникновения кафедра геологии возглавлялась приват-доцентом Н.А. Головкинским, выпускником Казанского университета 1861 г., выполнявшим ранее обязанности «хранителя минералогического кабинета». В 1862- 1864 гг.он находился в длительной зарубежной командировке, и получил возможность ознакомиться с новейшими достижениями европейской геологической науки. Последующая его научная и преподавательская деятельность опиралась на самые передовые методологические подходы и взгляды. С созданием кафедры геологии начинается систематическое изучение учеными Казанского университета геологии Волго-Уральского края. Много внимания заведующий уделяет проведению летних экспедиций. В 1869 г. создается Казанское Общество Естествоиспытателей. Большая часть всех последующих полевых исследований (до 1917 г.) была проведена на средства Общества Естествоиспытателей и результаты публиковалась в его изданиях. Первым председателем Общества избирается Н.А. Головкинский. О Фото 1. Н.А. Головкинский ткрытие пермской системы по стратотипам Поволжья и Прикамья связано с именем Р. Мурчисона, но первое представление о строении и составе пермских отложений было дано Н.А. Головкинским. Им публикуется серия работ, в которых приводиться достаточно детальное описание пермских отложений территории, ее тектоническая, петрографическая и фаунистическая характеристика. В докторской диссертации «О пермской формации в центральной части Камско-Волжского бассейна» подмеченное им возрастное скольжение слоев, принятое позднее как «принцип Головкинского», изложено как само собой разумеющееся явление в процессах седиментогенеза. Ученому миру потребовалось почти полстолетия, чтобы осмыслить суть и значение высказанного Н. А. Головкинским принципа, который сейчас освещается практически в каждой работе по теоретической стратиграфии и в учебниках по геокартированию и фациальному анализу. Он намного опередил свое время и во взглядах на геологию региона. Изложенные в трудах Н.А. Головкинского материалы по расчленению пермских разрезов, сопоставления морских и континентальных образований вызывали среди его последователей острые дискуссии, большинство которых завершались подтверждением его взглядов. В 1869 г. Н.А. Головкинский получает степень доктора наук, становится профессором кафедры, однако в связи с осложнением отношений с руководством факультета и университета он в том же году предпринимает попытку покинуть Казань и подает документы в Киевский университет на вакантное место профессора. После этой неудавшейся попытки в 1871 году Н.А. Головкинский берет отставку в Казанском университете и дальнейшая его научная и педагогическая деятельность была связана с Новороссийским (Одесским) университетом, где через пять лет его избирают ректором. В 1886 г. с больным сердцем Н.А.Головкинский переселяется на свою дачу «Кастель» на окраине Алушты, исполняя обязанности земского гидрогеолога. Короткая деятельность Н.А. Головкинского в стенах Казанского университета оказалась весьма плодотворной. Показательно, что каждый вопрос геологии освещается им с позиций взаимосвязей самых разнообразных природных явлений в пространстве и времени. Глубокий философский образ его мышления прослеживается практически в каждой публикации. Он по праву является основоположником не только геологической школы, но тех прогрессивных принципов, которых придерживались многие последующие исследователи Казанского университета. Литологи, стратиграфы и тектонисты знают и почитают Н.А. Головкинского прежде всего как автора оригинальной теории образования осциляционно-миграционной слоистости, из которой вытекает знаменитый ныне фациальный принцип: вертикальная последовательность пород в разрезе ( в пределах единого седиментационного цикла) повторяет латеральное расположение фациальных зон вкрест простирания береговой линии бассейна седиментации. Геоморфологам Н.А. Головкинский известен как автор гипотезы асимметрии речных долин и «правил» формирования речных террас. Гидрогеологи знают Н.А. Головкинского как автора конденсационной теории образования грунтовых вод и основоположника научно обоснованной методологии поиска глубоко залегающих артезианских вод. Н Фото 2. А.А. Штукенберг ачатое Н.А. Головкинским направление исследований геологии местного края продолжает развиваться его преемником по кафедре геологии и председательскому креслу Казанского Общества Естествоиспытателей А.А. Штукенбергом, а так же сотрудниками кафедры А.В. Лаврским, П.И. Кротовым,А.М. Зайцевым, А.В. Нечаевым, М.Э. Янишевским и др. Их исследованиями были охвачены большие пространства, включая Урал, Тиманскую тундру, Поволжье и Прикамье. П.И. Кротов, А.В. Нечаев, А.В. Лаврский по заданию Геологического комитета проводят десятиверстную геологическую съемку Казанской, Вятской, Пермской губерний, где на поверхности, в основном, вскрываются пермские отложения. На кафедре собираются и обрабатываются богатейшие коллекции фауны, разрабатываются основы ярусного деления пермской системы. Творческая деятельность талантливого коллектива была наполнена новыми идеями, успехами, дискуссиями. Многолетней оказалась дискуссия, связанная с подмеченным еще Н.А. Головкинским замещением к востоку морских сероцветных отложений континентальными красноцветами. Категорически не разделяли эти взгляды С.Н. Никитин, А.В. Нечаев, А.А. Штукенберг, придерживаясь мнения, что терригенные породы только перекрывают и подстилают цехштейн, что на востоке цехштейна нет вовсе - он выклинивается. В 1882 г. А.А. Штукенберг даже предпринимает специальную поездку по разрезам «цехштейна» р. Камы, в результате которой вынужден был признать, что в восточном направлении …цехштейн дробиться и появляется только подчиненными прослойками, которые, впрочем, далеко вдаются в глинисто-мергелистую и песчаную толщи. Но следует заметить, что в течение почти 50 последующих лет многие исследователи, да и сам А.А. Штукенберг, не замечали континентальное продолжение «цехштейна» на восток. Только в 1932 г. красноцветные аналоги «цехштейна» были выделены М.Э. Ноинским в составе самостоятельной красноцветной толщи, названной им «белебеевской свитой». Н.С. Никитин (1878) – сотрудник геологического комитета, также категорически отрицал возможность существенных фациальных замещений цехштейна, и красноцветную толщу, явно перекрывающую «цехштейн», назвал татарским ярусом, но в отличие от представлений казанских ученых, отнес этот ярус не к перми а к триасу. Судя по нынешним стратонам, в состав татарского яруса С.Н. Никитин включал отложения верхнетатарского подъяруса и нижнего триаса. Несколько позже А.В. Нечаев морскую толщу, известную ранее как «цехштейн» называет казанским ярусом, и всю толщу красноцветов, лежащую ниже татарского яруса (Никитина), именует уфимским ярусом. В нынешнем понимании в состав уфимского яруса (Нечаева) входили: нижнетатарский подъярус, белебеевская свита и шешминский горизонт вместе взятые. Три яруса уфимский, казанский и татарский и сейчас представляют разрез верхней перми региона, но объемы их в сравнении с первоначальными, существенно изменены и, как выясняется, требуется дальнейшая ревизия, в результате которой, вероятнее всего, представления о взаимном соотношении континентальных и морских толщ вернутся к первоначальным представлениям Н.А. Головкинского. П Фото 3. 1902 г. А.А. Штукенберг среди своих учеников. Справа: А.В. Лаврский, А.А. Штукенберг, П.А. Казанский, М.Э. Ноинский, М.Э. Янишевский, Г.В. Десятков оследние два десятилетия в жизни А.А. Штукенберга важным объектом его научных интересов становится Урал. Здесь он вместе с П.И. Кротовым проводят геологическую съемку и в результате в составе нижнего отдела («пермокарбона») А.А. Штукенберг обосновывает выделение кунгурского яруса (1890 г.). Выходят в свет его капитальные труды по каменноугольным кораллам и мшанкам (1895 г.), описанию и фаунистической характеристике кунгурского и артинского ярусов (1888 г.). Наряду с исследованиями палеозойских толщ, А.А. Штукенберг и его ученики занимаются изучением четвертичных образований Камско-Волжского края, полезных ископаемых и подземных вод. А.А. Штукенберг при геологическом кабинете кафедры создает геологический музей, где хранились собранные им, а так же П.И. Кротовым, М.Э. Янишевским, А.В. Нечаевым, М.Э. Ноинским и др., коллекции фауны. Музей украшали остатки четвертичных млекопитающих, скелет мамонта из с. Майкар Пермской губернии, коллекции уральских минералов, пород и руд, и особенно ценная коллекция метеоритов. Следует особо отметить прогрессивную позицию А.А. Штукенберга, по оценке перспектив нефтеносности недр Среднего Поволжья. В противовес представителям Геологического комитета России, отрицающих перспективность края, он отстаивает мнение о каменноугольном и девонском возрасте нефтеносных слоев и о необходимости постановки глубокого бурения. С 1905 года заведование кафедрой геологии по совместительству с заведованием кафедрой географии принимает профессор Петр Иванович Кротов. Кафедра переходит в этот период на путь более детального и углубленного изучения проблем стратиграфии, палеонтологии, фациальных соотношений пермских образований региона. П.И. Кротов давно доказывал наличие фациального замещения морских образований цехштейна континентальными. Основываясь на фациальном строении полосы фациальной неустойчивости, он предвидит реальную возможность прослеживания аналогов морских слоев в континентальных красноцветах. П Фото 4. П.И. Кротов .И. Кротовым впервые для региона показано существование тесных взаимосвязей геологического строения, тектоники и геоморфологии, раскрытых им наиболее полно на примере полосы меридиональных дислокаций «Вятского Увала». Совмещение заведования двумя кафедрами (до 1911 г.) и выполнение с 1908 по 1913 г. обязанности декана физико-математического факультета, существенно ограничиваливозможности Петра Ивановича заниматься научной работой. Последней его публикацией явился отзыв на диссертацию М.Э. Ноинского «Геологическое строение Самарской Луки». В 1914 году к заведованию кафедрой геологии приступил профессор Михаил Эдуардович Ноинский - один из наиболее талантливых учеников А.А. Штукенберга. Его научная деятельность началась с 1898 года и к заведованию кафедрой он был уже маститым ученым. Завершая обучение в университете, в 1899 г. он публикует материалы детального послойного строения, стратотипа казанского яруса - классического выхода его на правом берегу р. Волги у с. Печищи. Прослеживая историю формирования морской толщи по выделенным «сериям» пород, М.Э. Ноинский впервые отмечает цикличность ее строения. Особенно широкую известность М.Э. Ноинскому принесла монография «Самарская Лука», вышедшая в 1913 году и составившая основу его докторской диссертации. М Фото 5. М.Э. Ноинский . Э. Ноинский заведовал геологическим кабинетом и кафедрой геологии с 1914 по 1932 г. Согласно его личным высказываниям кафедра все это время вела работу в двух основных направлениях «с одной стороны, она обслуживала преподавание геологии и палеонтологии, участвуя в общем деле подготовки и воспитания все новых и новых кадров геологов, с другой стороны, являлась центром, в котором многие десятилетия преемственно сосредоточивалась научно-исследовательская деятельность ряда поколений казанских геологов». Заведование Михаила Эдуардовича пришлось на весьма сложное время, когда менялась практически вся система высшего образования, и всякого рода новые решения власти постоянно реформировали структуру университета и факультета, учебные планы, контингент учащихся и т. д. Это интересное, переломное время детально описано в записках Евгении Ивановны Тихвинской. Принятый в заведование М. Э. Ноинским геологический кабинет располагал в 1914 г. лишь небольшим помещением на четвертом этаже здания Старой клиники, куда в 1901 г. геологический, минералогический и ботанический кабинеты были «временно» перемещены из главного здания университета. Осенью 1924 г. кафедры геологии и минералогии получили возможность небольшого расширения за счет перевода ботанического кабинета в главное здание университета. Но основное расширение площадей геологического и минералогического кабинетов произошло в декабре 1929 г. в связи с их переходом в ныне действующее помещение на ул. Ленина, д. 4, где геологический кабинет и кафедра получили в восточном крыле здания 19 комнат в верхнем этаже и 11—на первом. Значительные помещения в западном крыле одновременно получила кафедра минералогии. Расширение дало возможность кафедрам увеличить музейные и аудиторные площади, выделить особые помещения для кафедральных библиотек и приступить к организации лабораторий. Штатный состав кафедры геологии в течение 1914—1932 гг. подвергался значительным изменениям, оставаясь, всегда малочисленным. В дореволюционные годы преподавание геологических дисциплин обеспечивалось лишь проф. Ноинским и помогавшим ему в ведении практических занятий ассистентом В. А. Чердынцевым. В начале 1917 г. к преподаванию были привлечены дополнительно ассистенты А. И. Джанелидзе и П. Л. Драверт. Для обеспечения преподавания несколько возросшему контингенту студенчества приходилось прибегать к привлечению студентов старших курсов. Так к обслуживанию преподавания геологических дисциплин были привлечены студенты А. С. Черноземов, А. В. Миртова, М. А. Леонтьева и Г. В. Распопов. В 1923 г. был допущен и к самостоятельному преподаванию в качестве доцента В. А. Чердынцев с поручением ему курсов палеонтологии и динамической геологии. В ассистентском составе постоянные места заняли А. В. Миртова, Е. Е. Попов и Г. В. Распопов. Впервые в 1923 г. при кафедре была открыта аспирантура и первым аспирантом М.Э. Ноинского стала Е. И. Тихвинская, окончившая аспирантуру в 1929 г. Позднее в аспирантуру проходят Н. П. Герасимов, Г. В. Вахрушев, Б. В. Селивановский, К.А. Львов, А.И. Олли. С 1931 г. ассистентом кафедры становится С. Г. Каштанов. Преподавание в начале революционного этапа было крайне затруднительным. Если в дореволюционные годы прием на первый курс всего естественно-исторического отделения физмата составлял не более 50 человек, то в 1916-1918 гг. он возрос до 200—250 человек. С 1916 г. на физико-математический факультет стал осуществляться прием (до 50) женщин.. В связи с реорганизацией в 193031 учебном году университета с подразделением его на дробные специализированные отделения, по свидетельству самого М. Э. Ноинского, «вся установка кафедры, объем и характер преподаваемых курсов и, наконец, сами методы преподавания должны быть существенным образом перестроиться». «В настоящее время,— писал М. Э. Ноинский в 1930 г.,— «кафедра ставит своей задачей подготовку и воспитание научных работников в области геологии и палеонтологии, работников по геологической съемке и по обследованию полезных ископаемых, связанных с осадочными образованиями и, наконец, специалистов гидрогеологов». Среди специализирующихся при кафедре основную часть составляли лица рекомендованные общественными организациями для подготовки к научной работе - так называемые «выдвиженцы». В обязанности их входило участие в научной работе кафедры, углубленная проработка читаемых курсов и изучение иностранного языка. Так в качестве «выдвиженцев» по геологическому направлению состояли студенты П. В. Дмитриев, А. Н. Щербаков, Н. П. Герасимов, Г. В. Вахрушев, С. П. Егоров, позднее - Б. В. Селивановский и Д. Ф. Масленников и др. М. Э. Ноинский с 1922 по 1924 год он был деканом физико-математического факультета, длительное время возглавлял геолого-географическую предметную комиссию и методическую комиссию всего естественного отделения. Много внимания М. Э. Ноинский уделяет вопросам академической и производственной практики. Академическая практика для студентов младших курсов всего отделения проводилась ежегодно в виде одно-, двух-, трехдневных экскурсий для каждой группы по окрестностям Казани. Они имели познавательный краеведческий характер, а результаты обработки собранных материалов использовались в научной работе студентов и сотрудников кафедры. М. Э. Ноинский сам руководил всеми экскурсиями. В длительных экскурсиях принимало участие как правило 10—12 студентов. Так в 1925 года была проведена экскурсия на большой гребной лодке по Волге от Казани до Жигулей, в 1926 году экскурсия на трех гребных лодках по Вятке от Вятских Полян до Соколок и по Каме до ее устья. Наиболее сложной была пешеходная экскурсия от Уфы по Стерлитамакским предгорьям Урала, затем от Стерлитамака до Уфы на трех гребных лодках. Позднее важной заботой заведующего становиться обеспечение студентов местами производственной практики. С 1929 г. факультет переходит на непрерывную-производственную практику. По свидетельству М. Э. Ноинского, «все студенты четвертого, третьего, частично и второго курсов с июня по сентябрь были задолжены на различных исследовательских работах, проводившихся при контроле геологического кабинета, в качестве производителей работ, практикантов, коллекторов, надсмотрщиков за бурением.». Кафедра усиливает внимание к камеральной обработке материалов. Так летом 1929 г. все работники геологического кабинета и 30 человек студентов старших курсов работали в составе 14 геологических партий. Научно-исследовательская работа кафедры геологии становиться тесно сопряженной с научно-производственной деятельностью региона. Она касается разнообразных вопросов стратиграфии, тектоники, палеогеографии, гидрогеологии, изыскания полезных ископаемых, инженерной геологии. С 1930 г. с созданием Татарского Геолого-Разведочного Треста научные работы проводятся в тесном сотрудничестве с его геологами Е.Н. Ларионовой, Н.В. Черноморским, С.П. Егоровым, А.М. Мельниковым, А.Д. Поповой, В.М. Бутровым, П.В. Дмитриевым и др. С 1923 года на территории Татарской АССР прилегающих территорий в границах 109 листа начинаются планомерные геолого-съемочные работы десятиверстного масштаба. К концу первой пятилетки была создана первая для Башкирии обзорная геологическая карта масштаба 1:420000. Коллектив кафедры активно включился в составление геологической карты Урала масштаба 1:200000 и были отсняты ряд листов этой карты от Пермского Прикамья до верховьев р. Белой. Столь крупный объем исследований позволил выяснить основы геологического строения, фациального состава, решить многие проблемы стратиграфии и ритмичности строения пермских образований всей центральной части Волжско-Камского бассейна. Сотрудниками кафедры вместе с проведением геолого-съемочных работ изучались геологические условия железнодорожных переходов через реки Волгу и Каму, через озеро Кабан, условия строительства будущих гидроузлов Большой Волги, поиски медных руд на севере ТАССР, серных грязей в Башкирии, минеральных удобрений и источников водоснабжения. Большое внимание уделялось проблеме поисков нефти. В 1918 г. М.Э. Ноинским была проведена геологическая съемка Сюкеевского района, в 1926-1927 гг. - Стерлитамакско-Ишимбаевского района. Нефтепроявления в Поволжье известны с начала XVIII века. К концу XIX столетия начали развиваться две теоретические концепции. Одна, высказанная Г. Романовским и активно поддержанная А.А. Штукенбергом и М.Э. Ноинским, призывающих искать нефть в глубоких горизонтах карбона и девона. Вторая концепция высказывалась представителями Геологического Комитета С.Н. Никитиным и А. Замятиным и доказывала отсутствие нефти на глубине, что имеющиеся нефтепроявления являются остаточными, пермскими. После революции интерес к нефти оживился. Положительные прогнозы А.Д. Архангельского и И.М. Губкина окончательно решили вопрос поисков нефти в Урало-Поволжье. В декабре 1929 г. под председательством И.М. Губкина разрабатывается пятилетний план нефтеразведочных работ. Со времени открытия кафедры геологии и минералогии размещались на третьем этаже старой клиники вместе с кафедрой ботаники. В октябре 1929 г. обе геологические кафедры и кафедра почвоведения уже в составе геолого-биологического факультета, перебрались в здание бывшей духовной семинарии, в котором сейчас размещается геологический факультет. Интересно отметить, что в конце XIX века в этом учебном заведении получил духовное образование К.Ф. Катешов (в годы войны – настоятель церкви Ярославских мучеников, более известной как кладбищенская) – дед и прадед будущих заведующих кафедры региональной геологии Б.В. Бурова и В.С. Полянина. В 1932 году заведование кафедрой геологии было передано доценту Виктору Алексеевичу Чердынцеву, но уже в 1934 году он принимает вновь созданную кафедру палеонтологии и заведование кафедрой геологии университет поручает доценту Евгении Ивановне Тихвинской. Все три геологических кафедры в то время обслуживали две небольшие студенческие группы по специальностям минералогия и геология. С Фото 7. Е.И. Тихвинская Фото 6. В.А. Чердынцев 1934 года под руководством Е.И. Тихвинской по заказу треста «Востокнефть» Татарская геологическая бригада проводит структурную съемку в широкой полосе востока Татарии от Ижевского устья до верховьев р. Шешмы и далее до верховьев р. Сок. Бригада была скомплектована из сотрудников Казанского университета. Результаты исследований подтвердили надежды на перспективы промышленной нефтеносности Татарии и смежных районов Башкирии. Были оконтурены структуры, впоследствии оказавшиеся нефтеносными: Туймазино-Бавлинская, Сармановская, Ромашкинская, Стерлибашевская. На структурах Шугуровского района было начато глубокое бурение в 1941 г. Т Фото 7. Е.И. Тихвинская ридцатые годы явились началом острой дискуссии по вопросу возраста уфимского и казанского ярусов. Как уже говорилось выше, А.В. Нечаев выделил в качестве уфимского яруса всю так называемую нижнюю красноцветную толщу. Сам А.В. Нечаев только перед своей кончиной признал реальность существования фациальных замещений в восточном направлении морского цехштейна терригенной толщей. М.Э. Ноинский и затем Евгения Ивановна выделили из состава уфимского яруса Нечаева уржумскую часть, верхнеказанскую, нижнеказанскую и кунгурскую части, в результате чего от яруса ничего не оставалось. Встал вопрос о исключении уфимского яруса из стратиграфической шкалы. Дискуссия продолжалась много лет. Геологические материалы подтверждали явно трансгрессивный характер налегания казанских морских образований на уфимскую свиту, что оппоненты посчитали доказательством разновозрастности уфимского и казанского ярусов. Л.М. Миропольский и К.Р. Чепиков придерживались мнения о сохранении в составе перми уфимского яруса. МСК, учитывая авторитет этих ученых, оставил в составе верхней перми нижнюю континентальную толщу, существенно сузив ее объем до ранга свиты (уфимской), позднее горизонта (шешминского). Крупным событием было проведение в СССР в 1937 году XVII сессии Международного геологического конгресса. Активное участие в его проведении приняли Е.И. Тихвинская, В.А. Чердынцев и Н.П. Герасимов. В.А. Чердынцев руководил экскурсиями на участке «Белебей», Евгения Ивановна совместно с Н.П. Герасимовым готовили материалы к экскурсии «Пермь-Волга». В докладе Евгении Ивановны на конгресе были подняты вопросы стратиграфии пограничных образований ранней и поздней перми. В 1938 г. Е.И.Тихвинская успешно защитила кандидатскую, а в 1943 г. докторскую диссертацию на тему Стратиграфия пермских красноцветных отложений востока Русской платформы и в 1944 г. получила звание профессора. К столетию установления в общей стратиграфической схеме пермской системы Е.И. Тихвинская по результатам докторской диссертации подготовила монографию «Стратиграфия красноцветных пермских отложений востока Русской платформы», выход которой из печати задержался до послевоенных лет (1946 и 1952 г.). В дореволюционное время и первые годы советской власти выпуск специалистов-геологов в Казанском университете исчислялся единицами. Начиная с первой пятилетки потребность в геологических кадрах возрос, и годовой выпуск достигает 25-30 специалистов. Длительное время кафедра готовила геологов широкого профиля. Бурное развитие нефтяной промышленности, геолого-поисковых и разведочных работ предъявили новые требования к подготовке. Непосредственно перед войной на факультете была сделана попытка организации нефтяного геологического образования и даже удалось осуществить два небольших выпуска специалистов - нефтяников. В годы войны учебная работа на факультете была существенно сокращена и сохранилась лишь подготовка по одной геологической специальности. В конце 40-х годов XX столетия геологической службе страны потребовались специалисты геолого-съемочного, гидрогеологического, нефтяного, геохимического, геофизического профиля и кафедра взяла курс на открытие новых специальностей – геофизической и нефтяной. На факультете была создана геофизическая кафедра, однако, за отсутствием специалиста на должность заведующего, вскоре была ликвидирована а подготовка геофизиков как и нефтяников возложена на кафедру геологии. В достаточно трудных условиях, без своей учебно-вспомогательной базы, кафедра геологии в течение ряда лет проводила руководство учебным процессом по геологической съемке и двум новым специальностям: нефтяной и геофизической. Было выпущено: в 1949 году 10 геологов и 9 геофизиков; в 1950 г. – 17 геологов и 18 геофизиков; в 1951 году – 12 геологов, 6 нефтяников и 6 геофизиков; в 1952 году – 12 геологов, 10 нефтяников. В 1951-1952 учебном году факультет состоял из трех профессоров (Е.И. Тихвинская, В.А. Чердынцев, Л.М. Миропольский), шести доцентов (Б.В. Селивановский, М.С.Каштанов, В.И.Крупин, В.А.Полянин, А.В. Миртова, Б.А. Успенский, двух – старших преподавателей (Ф.М. Ишмаев и В.И. Игнатьев) и ассистентов (В.П. Боронин, Т.Е. Данилова, М.Г. Солодухо, Н.А.Валеева и С.С. Эллерн). За этот учебный год выпущено было 42 специалиста, шесть получили диплом с отличием, в их числе И.С. Муравьев, А.М. Дымкин, А.К. Гусев, И.Н. Пеньков и В. Дмитриев. В Фото 8. 1959 г. Слева: В.И. Крупин, Е.И. Тихвинская, В.И. Игнатьев среди выпускников. 1949 г. деканом факультета назначается Е.И. Тихвинская. Проработала она в этой должности четыре года, которые в жизни факультета стали переломными. Факультет впервые приобрел самостоятельность, возрос прием студентов (с 26 чел. в 1950 г. до 103 чел. в 1951 г. и до 169 чел. в 1952 году), количество кафедр на факультете увеличилось с трех до семи, выросло количество преподавателей. Основной задачей исследовательской работы кафедры, как и прежде, являлось изучение геологического строения территории Татарии и в целом России. Картографические работы в послевоенный период проходят по общему государственному плану в масштабах 1:1000000 и 1:200000 геологических и специализированных карт. Выполнялись они созданными к этому времени территориальными геологическими управлениями. Финансирование научных работ стало осуществляляться централизованно по линии Академии Наук и специализированных геологических институтов министерства геологии. Большинство научных работ сотрудники университета проводят, в основном, на договорных началах совместно с производственными геологическими организациями и отдельными экспедициями Средне-Волжского, Ухтинского, Красноярского и др. геологических управлений. В эти годы проводится геологическая съемка и издаются листы геологических карт: Е.И. Тихвинской N-39 (Казань-Куйбышев) 1:1000000 масштаба; В.И. Игнатьевым для севера Кировской области О-39-IX, O-39-XIX, XXIII, XXIV, N-38-IV, O-38-XXXV,XXXVI; И.С. Муравьевым, Л.А. Кузнецовой, Б.В. Буровым для территории Средней Печоры листы Q-40-XXXIV, Q-40-XXVIII; О.Н. Малышевой для Среднего Поволжья лист 1:500000 масштаба N-39-A. Обобщение огромного фактического материала по стратиграфии, фациям и тектонике позволили подготовить ряд крупных монографических работ и этот материал был положен в основу кандидатских и докторских диссертаций. Кандидатские работы защитили: В.И. Игнатьев в 1949 г., В.И. Крупин в 1951 г., О.Н. Малышева в 1954 г., И.С. Муравьев в 1955 г. Работы университетских геологов внесли существенный вклад в изучение не только перми, но и каменноугольных, девонских, кайнозойских образований. Стержневой же тематикой для кафедры остаются проблемы стратиграфии перми. Этой тематике посвящен ряд фондовых работ, выполненных сотрудниками геологического факультета, крупные монографии Е.И. Тихвинской, В.И. Игнатьева, И.С. Муравьева и их докторские диссертации. На основании разработок казанских ученых принимаются стратиграфические схемы пермских отложений Печорского бассейна, Среднего Поволжья, Актюбинского Приуралья. С Фото 9. 1952 г. О.Н. Малышева 1952 г. кафедра получила наименование кафедры геологии СССР. Основной ее задачей становится подготовка геологов поисково-съемочной специальности. Профилирующими учебными дисциплинами кафедры с этого времени являются: геология СССР, геология четвертичных отложений, геоморфология, структурная геология, учение о фациях, аэрометоды в геологии, организация и планирование геолого-разведочных работ. Костяк кафедры составили: профессор Е.И. Тихвинская и доценты В.И. Игнатьев и И.С. Муравьев, В.И. Крупин и О.Н. Малышева. Позднее профессорами кафедры становяться В.И. Игнатьев (1965 г.) и И.С. Муравьев (1971 г.). В шестидесятых годах в состав кафедры вливаются ассистенты Н.А. Сагитов (с 1966 г.), Л.А. Кузнецова (с 1964 г.), В.М. Игонин (1968 г.). В сентябре 1973 года Е.И. Тихвинская организует проведение в Казани «Расширенного пленума пермской комиссии Межведомственного Стратиграфического Комитета» с экскурсиями на Волжские и Камские стратотипы. Помимо преподавателей, на кафедре проводят активную работу аспиранты В.Г. Халымбаджа, Н.А. Сагитов, инженеры и лаборанты Т.Я. Николаева, Л.С. Левина, М.А. Лисицина, Г.И. Бушев, З.А. Игнатьева и др. В 1972 г. ушла из жизни доцент Ольга Николаевна Малышева, два года спустя вышел на пенсию В.И. Крупин, и Е.И. Тихвинская пригласила на преподавательскую работу на кафедру Б.В. Бурова, защитившего к этому времени кандидатскую диссертацию по магнитостратиграфии верхней перми, выполненную на кафедре геофизики. В 1975 году к руководству кафедрой приступает профессор Иван Степанович Муравьев – участник Отечественной войны. После окончания школы в 1940 г. он поступил в Киевское танковое училище и в составе танковых войск принимал участие в Отечественной войне. Участвовал в боях под Киевом, Москвой, Сталинградом, Одессой, освобождал территорию Польши, Румынию, горел в танке и закончил войну в Восточной Пруссии в звании капитана. До 1946 г. находился в составе советских войск в Германии, в 1947 г. поступил, и в 1952 г. окончил геологический факультет Казанского университета. После аспирантуры и защиты кандидатской диссертации (1955 г.) до своей кончины (1990 г.) работал на кафедре. С Фото 10. И.С. Муравьев 1958 г. И.С. Муравьев по договору с Ухтинской ГРЭ проводит геолого-семочные и тематические исследования на территории Средней Печеры. Полевую школу этого прекрасного полевого геолога прошло немало студентов и молодых сотрудников факультета, в том числе Л.А. Кузнецова, Б.В. Буров, Г.И. Бушев, В.С. Юдин, В.М. Игонин. Позднее (с 1964 г), когда съемочные работы были завершены, Л.А. Кузнецова остается на кафедре в должности ассистента, Г.И. Бушев – ст. лаборанта, В.М. Игонин поступает в аспирантуру, В.С. Юдин перешел на работу в Ухтинскую экспедицию, а Б.В. Буров занял должность ст. инженера кафедры геофизики, где в это время создается палеомагнитная лаборатория. Приняв заведование кафедрой, И.С. Муравьев продолжает активно участвовать в решении вопросов стратиграфии карбона, перми и триаса Печерского Приуралья, вовлекает в эту работу молодых сотрудников факультета: палеомагнитолога Ю.П. Балабанова, литолога А.М. Ануфриева и аспиранта З.З.Гизатуллина. Фото 11. 1980 г. Кафедра геологии СССР. Слева: Н.А. Сагитов, Л.А. Кузнецова, В.И. Игнатьев, И.С. Муравьев, Н.В. Лепешинская, З.З. Гизатуллин Крупной заслугой Ивана Степановича является создание на Самарской Луке базы учебной геолого-съемочной практики. В течение почти десяти лет в районе пос. Яблоневый Овраг прошли полевую практику около 500 студентов поисковой и нефтяной специальностей. На материалах полигона преподавателями были проведены литологические, палеонтологические и стратиграфические исследования, подготовлены статьи и монография «Верхнекаменноугольные и нижнепермские отложения Самарской Луки» (1983), проведена Всесоюзная конференция по границе карбона и перми. На кафедре кроме преподавателей работают аспиранты Н.К. Есаулова, З.З Гизатуллин, инженеры и лаборанты В.М. Тарасов, Н.В. Лепешинская. Несомненно, неординарными преподавателями кафедры этого периода были участники Отечественной войны, возвратившиеся с фронта еще молодыми и полными сил. На них были устремлены взоры необстреляных коллег и,особенно, студентов. Они всегда были в центре всех общественных и научных начинаний. Это Иван Степанович Муравьев, Василий Игнатьевич Игнатьев и Василий Иванович Крупин. В Фото 12. В.И. Игнатьев Фото 13. В.И. Игнатьев .И. Крупин – старший по возрасту из этой троицы (1904 г. рождения), закончил рабфак в 1932 г., в 1938 г. - Казанский университет по специальности «геология». С 1939 г. сотрудник и аспирант. С первых дней войны на фронте. Участник Курской битвы, воевал на Ленинградском фронте, брал Кенигсберг и затем участвовал в войне с Японией. Закончил войну в звании капитана, восстановился в аспирантуре, в 1947 г. защитил кандидатскую диссертацию и начал преп одавательскую деятельность на кафедре. Бессменно исполнял обязанности секретаря партбюро кафедры, руководил кураторами студенческих групп. Его научные интересы были связаны с изучением вопросов литологии, фациального состава и стратиграфии татарских отложений Сарапульского Прикамья. Основным из читаемых им курсов была «Структурная геология и геокартирование». В 1972 г. он вышел на пенсию. Скончался в 1993 г. В.И. Игнатьев – родился в 1917 году в деревне Пушкинские Горы. В 1939 г. по окончании Псковского педагогического института по специальности «биология», уехал на Урал в с. Серебрянка, где до призыва в армию работал учителем. С первых дней войны в армии. В июле 1941 г. получил тяжелое ранение – потерял р Фото 12. 1952 г. С.Г. Каштанов и В.И. Крупин. уку. В 1943 г. поступил в Казанский университет и в 1945 г. получил диплом. В 1948 г. после окончания аспирантуры и защиты кандидатской диссертации работает деканом в Чебоксарском пединституте. В 1950 г. по приглашению Е.И. Тихвинской начинает преподавательскую работу на кафедре геологии. Талант исследователя и учителя проявился здесь в полной мере. Он всегда по крестьянски скрупулезно подходит к изучению слоев и толщ. Его интересуют поверхности наслоения, характер слоистости, тонкие черты строения, фауна. Он изучает буквально все очень и старательно, чтобы эти детали можно было проследить в другом месте, связать все данные в единое стройное понимание процесса формирования породы. Он был практ ик и знал, что в природе нет мелочей. В результате им были разработаны детальные региональные схемы верхней перми, положенные в основу государственных геологических карт. Геологические обобщения изложены им в 13 монографиях, в многочисленных статьях и производственных отчетах. Развивая идеи основоположников Казанской геологической школы, он внес весьма существенный вклад в стратиграфию, литологию и тектонику верхней перми. В стратиграфической шкале региона он впервые выделил завершающий пермскую систему «вятский горизонт», соответствующий рангу отдела (лопинского) в современной мировой стратиграфической шкалы, и «бугульминский» горизонт – самый нижний в верхней перми. Настольными книгами многих геологов являются его труды: «История формирования Волго-Уральской антеклизы», двухтомник «Татарский ярус» и др. Талант Василия Игнатьевича п Фото 13 В.И. Игнатьев роявился и в педагогической деятельности. Гипнотическая завороженность аудитории на его лекциях поражала многих. Практически любой, казалось бы малоинтересный материал, он преподносил с такой любовью и знанием, что запоминалось надолго. В 1995 г. он вышел на пенсию. Скончался В.И. Игнатьев в 2002 году. Третий участник войны – Муравьев Иван Степанович - является автором стратиграфической схемы расчленения отложений верхней перми Тимано-Печерской провинции. Его монографии «Стратиграфия и условия формирования пермских отложений Печерского Приуралья» и «Карбон Печерского Приуралья» сохраняют до настоящего времени свою актуальность. Иван Степанович является одним из первооткрывателей Вуктыльского нефтяного месторождения. Скончался он в 1990 году. В Фото 14. Б.В. Буров 1987 г. к заведованию кафедрой приступает профессор Борис Владимирович Буров. Выпускник геологического факультета Казанского университета 1957 года по специальности инженер-геолог-разведчик. В период с 1958 по 1964 г. он работает на кафедре геологии СССР в составе хоздоговорной группы И.С. Муравьева, занимающейся геологической съемкой 1:200000 масштаба на территории Средней Печоры. За это время было отснято и издано три листа государственной геологической карты. С 1964 г. в должности ст. инженера кафедры геофизики он принимает участие в организации при Казанском университете палеомагнитной лаборатории, в которой и по настоящее время является научным руководителем. В течение многих лет был ответственным исполнителем или руководителем ряда хоздоговорных научных тематик по изучению магнитостратиграфии пермских и триасовых отложений Русской платформы. В 1971 году защищает кандидатскую диссертацию и с 1972 г. – ассистент и затем доцент кафедры геологии СССР. В 1985 г. защищает в Ленинградском университете докторскую диссертацию на тему «Палеомагнитный анализ осадочных образований». По договорам со Средневолжской ГРЭ руководил издательскими работами геологических карт Кировской области и трех гидрогеологических карт Татарстана. В 1987 году избран на должность заведующего кафедрой региональной геологии Казанского государственного университета. Б.В. Буров является автором более 100 научных публикаций, ряда авторских свидетельств и пяти монографий. Его совместная с П.Г. Ясоновым монография Введение в дифференциальный термомагнитный анализ горных пород открыла новую методику термомагнитных исследований ферромагнетиков. Им вместе с сотрудниками лаборатории разработан оригинальный способ магнитного ориентирования керна скважин и прибор «коэрцитивный спектрометр», позволяющий проводить тонкие исследования магнитных структур и состояний ферромагнитных минералов непосредственно в породах. Буров Б.В. активно участвует в международной научной дискуссии по проблеме верхнепермских стратотипов, отстаивая значение традиционных Волго-Уральских стратонов. В 1998 году был одним из основных организаторов проводимого в Казани международного симпозиума Верхнепермские стратотипы Поволжья и Прикамья, участвовал в работе симпозиумов по стратиграфии верхней перми, проходящих в Австралии, Бразилии, США. В 1991 году, в связи с распадом СССР, решением Ученого Совета кафедра была переименована в кафедру «Региональной геологии». За период заведования Б.В. Бурова в значительной степени обновился состав преподавателей кафедры. В 1990 г. на кафедру принят доцент А.М. Ануфриев, работавший до этого (1974-1985гг.) инженером на кафедре минералогии, защитивший кандидатскую диссертацию (1982 г.) по литологии, а так же два года проработавший в Казанской геофизической экспедиции. Он читает курсы «Геология России» студентам геофизической специальности и «Аэрометоды в геологии» - поисковикам. В 1992-1995 г.г. выходят на пенсию доценты Л.А. Кузнецова и Н.А. Сагитов. На вакантные места приходят работать: ведущий научный сотрудник ЦНИИГеолнеруд, кандидат геол.-мин. наук, выпускник Казанского университета 1972 г. В.С. Полянин и аспирант кафедры минералогии Э.И. Акдасов, выпускник КГУ 1995 года. В Фото 15. В.М. Игонин 2001 г. безвременно скончался доцент кафедры В.М. Игонин. С его именем связано многое в жизни кафедры и факультета. Виктор Михайлович окончил геологический факультет Казанского Университета в 1961 году, пройдя до этого обучение в аэроклубе и службу в военно-воздушных войсках в качестве пилота. Студентом Виктор Михайлович участвовал в выполнении работ по геологической съемке в Печерском Приуралье, где провел четыре полевых сезона. После окончания геофака работал на кафедре палеонтологии в должности геолога, проводил в составе хоздоговорной группы геолого-съемочные работы в Актюбинском Приуралье. Имея опыт геологических исследований и огромный палеонтологический материал, он поступил в аспирантуру и в 1968 году досрочно защитил кандидатскую диссертацию, приступил к преподавательской работе на кафедре геологии СССР. С 1974 по 1978 год, а затем с 1985 по 1988 г.г. Виктор Михайлович по направлению Минвуза СССР преподает в Алжире в Национальном институте нефти. Занимаясь изучением верхнепалеозойских фораминифер, Виктор Михайлович стал признанным специалистом в области биостратиграфии. Опыт, полученный под руководством высококласных специалистов по пермской системе И.С. Муравьева, Е.И. Тихвинской, В.И. Игнатьева, М.Г. Солодухо, А.К. Гусева, впоследствии обеспечил ему большой авторитет при проведении в Татарстане широкомасштабных геолого-съемочных изысканий. Он является автором «стратиграфической легенды …», по которой в течение последних десяти лет в Республике Татарстан проводилась геологическая съемка 1:50000 масштаба. Н Фото 16. 1998 г. Сотрудники кафедры Региональной Геологии Слева в первом ряду: Ю.М. Сальникова, Н.В. Лепешинская, Б.В. Буров, В.М. Игонин; во втором ряду: А.М. Ануфриев, В.С. Полянин, Ю.П. Балабанов, А.А. Чурбанов, Э.И. Акдасов. а вакантное место на основе совместительства были приглашены три производственника: доктор геол.-мин. наук И.А. Ларочкина – бывший сотрудник института «ТАТНИПИ нефть», ныне представитель от Татарстана в Совете Федераций России; кандидат геол.-мин. наук О.Б. Кузнецов – начальник геолого-экологической партии ТГРУ АО «Татнефть»и кандидат геол.-мин. наук Р. Сунгатуллин – начальник съемочной партии предприятия «Татарстангеология». Они обеспечивают проведение курсов «Нефтеносность Татарстана», «Геология России», «Геоэкологическое картирование», «Геология Татарстана» и «Учение о фациях». Обслуживают учебный процесс Н.В. Лепешинская, Ю.М. Сальникова, О. Макарова, А. Чурбанов. В 1995 г. факультет перешел на новые учебные планы. Специальность стала называться «геология». В учебный план были введены новые курсы: «Геология Татарстана», «Нефтеносность Татарстана», «Геоэкологическое картирование», которые при распределении специалистов на предприятия Татарстана, были крайне необходимыми. В связи с увеличением контингента за счет платного обучения части студентов, преподавательская нагрузка кафедры существенно возросла и кафедре с 2002 г. была выделена дополнительная ассистентская должность, которую занял А. Чурбанов, выпускник кафедры 1998 года, прошедший до этого обучение в аспирантуре. 1 Фото 17. В.С. Полянин 6 октября 2002 года на должность заведующего кафедрой региональной геологии избран доцент Валерий Сергеевич Полянин - выпускник кафедры 1972 года. После окончания КГУ в 1972-1976 гг. он работал инженером-геологом в Саянской партии Тувинской ГРЭ Красноярского ТГУ, позднее (в 1976-1994 гг.) – в ВНИИгеолнеруде (с 1992 г.- НИИгеолнеруде) Мингео СССР (с 1992 г. – МПР РФ), пройдя все ступени служебной лестницы от старшего инженера до ведущего научного сотрудника (в 1989-1991 гг. заведующего сектором геологии асбеста). В 1984 г. защитил в Свердловском горном институте кандидатскую диссертацию на тему: «Структура и тектонические условия формирования Саянского месторождения хризотил-асбеста (Западный Саян)». За время работы в институте участвовал в разработке более 20 госбюджетных тем и хоздоговоров (в т.ч. 7 – в качестве ответственного исполнителя), посвященных созданию теоретических и методических основ прогноза месторождений асбестов, прогнозно-минерагенической оценке территории СССР, Российской Федерации, отдельных регионов и районов (Западная Тува, Восточный Саян и др.) на асбест, цветные камни и платину. Так, под его руководством и при непосредственном участии составлены «Минерагеническая карта СССР на асбесты масштаба 1:5000 000» и «Минерагеническая карта ультрамафитовых комплексов России на камнесамоцветное сырье масштаба 1:5000 000», а также проведены детальные геологические исследования ультрамафитов Восточного Саяна (1983-1985 гг.), которые позволили, в частности, коренным образом переоценить Мунконовское асбестовое месторождение и отнести его в разряд потенциально перспективных промышленных объектов ломкого хризотил-асбеста. С 1994 г. по 2002 г. В.С.Полянин работает на кафедре региональной геологии в должности доцента, читая лекционные курсы «Структурная геология и геокартирование», «Геоморфология и четвертичная геология», с 2001 г. – «Региональная геология» и, по совместительству, - в должности ведущего научного сотрудника в ЦНИИгеолнеруд, где участвует в исследованиях по прогнозно-минерагенической и геолого-экономической оценке территории России на цветные камни и асбесты. Основная область научных интересов В.С.Полянина в последние годы – геологическое развитие, минеральная эволюция, региональная и историческая минерагения офиолитовых комплексов. Основными научными достижениями сотрудников кафедры являются: Установление принципа корреляции фаций Н.А. Головкинским; Установление А.А. Штукенбергом в мировой стратиграфической шкале кунгурского яруса; Установление А.В. Нечаевым в мировой стратиграфической шкале уфимского и казанского ярусов. Установление основ циклостратиграфического анализа М.Э. Ноинским; Расчленение красноцветов верхней перми М.Э. Ноинским и Е.И. Тихвинской. Важными достижениями кафедры также являются: геологическая съемка 15 листов государственной 1:200 000 геологической карты (Е.И. Тихвинская, В.И.Игнатьев, О.Н. Малышева, Н.А. Сагитов, И.С. Муравьев, Б.В. Буров, В.М. Игонин, Л.А. Кузнецова и др.); составление легенды для проведения геологической съемки 1:50 000 м-ба на территории Татарстана (В.М. Игонин); разработан опорного палеомагнитного разреза верхней перми (Б.В. Буров и др.); разработана минерагеническая классификация офиолитов (В.С. Полянин); организация и проведение Международного симпозиума «Верхнепермские стратотипы Поволжья» - крупнейшего в истории геологического факультета и Университета научного форума. Основные даты и имена в жизни кафедры. 1863 г. по российскому указу создается при кафедре минералогии кабинет геогнозии. 1865 г. происходит разделение кафедры минералогии и геогнозии на две самостоятельные кафедры минералогии и геологии. 1865 - 1871 гг. зав. кафедрой проф. Н.А. Головкинский 1871-1905 гг. зав. кафедрой проф. А.А. Штукенберг 1906 - 1914 гг. зав. кафедрой проф. П.И. Кротов 1915 - 1932 гг. зав. кафедрой проф. М.Э. Ноинский 1932 - 1934 гг. зав. кафедрой проф. В.А. Чердынцев 1934 год. На базе кафедры создается самостоятельная кафедра палеонтологии. 1934 - 1975 гг. зав. кафедрой проф. Е.И. Тихвинская 1952 год из состава кафедры выделяется кафедра нефти, геофизических методов разведки и кафедра общей геологи. 1952 г. кафедра геологии переименована в кафедру геологии СССР. 1975 - 1987 гг. зав. кафедрой проф.И.С. Муравьев 1987 - 2002 гг. зав. кафедрой проф. Б.В. Буров 1991 г. кафедра переименована в кафедру региональной геологии С 16. X. 2002 г. зав. кафедрой доцент В.С. Полянин

  • Павел Иванович Вагнер
  • Михаил Эдуардович Ноинский
  • Иван Степанович Муравьев
  • Борис Владимирович Буров.
  • Валерий Сергеевич Полянин
  • Основные даты и имена в жизни кафедры.