Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


История музея




Скачать 228.29 Kb.
Дата05.07.2017
Размер228.29 Kb.
История музея

 

      У истоков краеведческой работы Дровянинской школы стояла Курдюкова Ангелина Владимировна, учитель географии. Родилась Ангелина Владимировна в 1931 году в г.Тамбове.  Молоденькой девушкой приехала она в наш поселок в 1956 году после окончания Тамбовского педагогического института и навсегда влюбилась в этот таежный забайкальский край. Красота леса, озер и рек, о которых она рассказывала ребятам на уроках, привязала ее, и она нашла здесь свое семейное счастье, мужа, вырастила троих детей. Но кроме красоты природы, ее сразу привлекла интересная история нашего поселка, и Ангелина Владимировна начала вместе с ребятами по крупицам собирать материалы о фронтовиках, о старожилах, об интересных фактах. Так в 1969 году  возник кружок «Поиск».



        В центре поселка, возле здания старой школы, стоит скромный памятник погибшим в годы гражданской войны. Краеведы собрали воспоминания старожилов поселка и узнали, что это не просто памятник, а братская могила, в которой захоронены расстрелянные белогвардейцами и японцами партизаны. А в здании самой школы проходил в 1920 г. знаменитый в истории Забайкалья съезд  делегатов от Ингодинского восстания. Силами кружка «Поиск» было собрано много интересного материала об этом факте, завязалась переписка с участниками съезда (Липатов В.Н., Кузнецов А.И). Благодаря стараниям краеведов на здании школы в 1971 г. была установлена мемориальная доска. Журналист Владимир Николаевич Липатов, избранный на съезде первым председателем ревсовета Дровяной, прислал из Ульяновска много воспоминаний о Дровяной тех лет, о ее истории. После его смерти с ребятами продолжила переписку его жена Антонина Филипповна. Есть в школе и воспоминания других участников гражданской войны. Большую работу краеведы провели и по сбору материала о первом учителе в Дровяной. Им был ссыльный польский революционер Ян Янович Щепанский, которого в народе очень любили и называли Иван Иваныч.

      Благодаря разысканиям учеников, были установлены имена первых пионерских вожатых школы: это Ольга Федоровна Бабкина и Владимир Васильевич Шишкин, выполнявшие на этом поприще свое комсомольское поручение.

      Под руководством Ангелины Владимировны мальчишки и девчонки написали сотни писем в те места, где были захоронены в братских могилах наши земляки, погибшие в годы Великой Отечественной войны. Украина и Белоруссия, Прибалтика и Подмосковье, Волгоград и Болгария – вот далеко не полный перечень, откуда стали приходить письма с фотографиями и воспоминаниями. Кружковцам удалось восстановить многие имена без вести пропавших, места захоронения, и некоторые родственники смогли съездить туда, привезти горсть земли с братских могил. С помощью кружка «Поиск» были составлены списки погибших и пропавших без вести для памятника-стелы в честь героев войны. Не обошли вниманием краеведы и живых фронтовиков. Сколько было проведено встреч в школе, где участники войны поведали в своих воспоминаниях о былых сражениях, о наградах и потерях товарищей! А для Довидович В.М. были восстановлены с помощью краеведов утерянные документы, в результате чего Вера Михайловна        стала получать пенсию, пользоваться льготами ветерана. Многие ветераны дарили для школы свои медали, фронтовые письма, родственники отдавали похоронки. Накопленный материал был систематизирован и оформлен в школьном уголке Боевой и Трудовой славы.

    В ходе поисковой работы ученики под руководством Ангелины Владимировны узнали, что в здании школы в годы Великой Отечественной войны был подготовлен госпиталь.  Об этом им поведала Варвара Васильевна Ганичева, которая была директором школы во время войны. Активными помощниками Ангелины Владимировны были такие учащиеся, как Калинкина Татьяна, Федосова Ольга, Мусатова Наталья, Стебенькова Галина, сестры Вера и Надежда Зубаковы, Дармограева Эльвира, Круцкевич Ирина. Теперь это уже взрослые люди, и в школу ходят их дети, а у некоторых появились и внуки. К сожалению, в 1999 году Ангелина Владимировна ушла из жизни. Все ее ученики и их родители, у которых Курдюкова А.В. пользовалась большим уважением как внимательный, добрый и понимающий человек, навсегда сохранят в памяти светлый образ этого учителя.

      Большую работу по сбору материалов о фронтовиках провел и  старейший учитель нашей школы Красноярский Григорий Александрович. Григорий Александрович, как и Ангелина Владимировна, родился далеко от Забайкалья, в Ульяновской области, в селе Малая Кандала в 1916 году. Но, видимо, настолько притягательна наша забайкальская земля, что раз попав на нее, навсегда прикипаешь душой, и она становится второй родиной.  В 1935 году Григорий Александрович закончил педагогический техникум, а затем военно-техническое училище в г. Калиновичи. Во время Великой Отечественной войны был на фронте с первого дня. После Победы до 1948 года находился на службе войск МВД. Именно в эти годы судьба и забросила его в далекое Забайкалье. И с тех пор он вместе с женой Екатериной Ивановной работал в школе учителем географии, начальных классов, вырастил и воспитал троих детей. В 1976 году Григорий Александрович ушел на заслуженный отдых. Он создал уникальную рукописную «Книгу Памяти» об участниках Великой Отечественной войны, в которой собраны документы, фотографии и письма. Сам участник Великой Отечественной, Григорий Александрович очень трепетно относится к памяти о фронтовиках, на встречах со школьниками рассказал много интересного и поучающего. Именно благодаря стараниям Красноярского Г.А. имя Героя Советского Союза Богданова П.Д., уроженца Дровяной и выпускника нашей школы, увековечено в названии улицы поселка и спортивного комплекса. И еще две улицы в нашем поселке названы в честь участников Великой Отечественной: ул. Климова и ул. Афанасьева. О том, какие заслуги перед Родиной были у этих фронтовиков, также поведал односельчанам Красноярский Г.А. Памятник жертвам сталинских репрессий, открытый в Дровяной в честь столетия поселка – также заслуга Григория Александровича. Красноярский Г.А. умер в 2008 году.

       Кроме исторических документов, в школе хранятся и иные реликвии: ребята и их родители стали приносить старинные монеты и денежные купюры разных стран; однажды принесли огромную кость какого-то доисторического животного, и экспертиза в Чите установила, что это часть берцовой кости шерстистого носорога. Старые тетради, ручки, чернильницы, документы о школе прошлых лет – все интересовало следопытов. Накопившийся материал позволил  уже в новой школе открыть краеведческий музей.

       Заслугой Курдюковой А.В. и Красноярского Г.А. являлось и то, что они сумели привить любовь к краеведческой работе своим ученикам. В своих воспоминаниях в 1995 году Ангелина Владимировна написала: «Поисковая, краеведческая работа в школе не прекращается и по сей день. И, надеюсь, что не прекратится и после нас. А надежда эта зиждется на сознании, что мы, наше поколение учителей, вырастили и воспитали памятливых, благодарных последователей нашего благородного дела. Ведь еще Анатоль Франс говорил: «Только из прошлого можно создать настоящее».

       Ученица Ангелины Владимировны Калашникова Ольга Михайловна, учитель русского языка и литературы, систематизировала богатейший материал своего наставника, дополнила его литературными изысканиями. Она продолжила дело своего учителя. Калашникова О.М. родилась в п. Калангуй Оловяннинского района Читинской области в 1955 году, закончила Дровянинскую школу в 1972 году, а в 1980 – Читинский педагогический институт и стала работать в родной школе. Вместе с такими учениками, как Махортых Людмила, Баранчугов Максим, Зайцева Ирина и многими другими проведена большая поисковая  и экскурсионная работа. Благодаря стараниям Ольги Михайловны в 1997 году был открыт школьный музей. Открывшийся музей стал носить имя забайкальского писателя Г.И. Шелеста. В 20-е годы Георгий Иванович жил в нашем поселке, здесь похоронена его мать, старший брат и сестра, здесь живут его родственники. В музее собран уникальный материал о писателе: подлинные письма Георгия Ивановича к брату Виктору, эксклюзивные фотографии, произведения Шелеста о гражданской войне в Забайкалье и сталинских репрессиях . Много интересной работы проделали краеведы второго поколения в Читинском Государственном архиве. Были сняты копии переписки Г.И.Шелеста. В нашем музее хранятся письма известного писателя Константина Симонова, сына командарма Блюхера, Всеволода, дочери революционера Артема Веселого, Заяры Веселой. Имеются здесь и ксерокопии рукописей писателя, рецензии. По рассказу Шелеста «Самородок», получившего первую премию газеты «Известия», в 1965 году был снят художественный фильм «Если ты прав». К сожалению, в Читинском фильмофонде  этот фильм не сохранился, а ведь при жизни Георгий Иванович привозил его в Дровяную и организовал для односельчан просмотр. И тогда краеведы под руководством Ольги Михайловны написали письмо на Центральное телевидение с просьбой продемонстрировать это кино. Они рассказали о работе музея, о самом писателе, и просьба краеведов из сибирской глубинки была услышана! Фильм демонстрировался по 1 каналу ЦТ, и для музея была сделана видеокопия. Также используется в работе и документальный фильм о писателе «Горячий след Шелеста». Георгию Ивановичу Шелесту посвящен центральный стенд в музее, названный «Шелест страниц, как шелест знамен».

В 20-е годы прошлого столетия в нашем поселке жил и работал журналист В.Н.Липатов. Он сотрудничал с Г.И.Шелестом, вел активную общественную работу. Сын Владимира Николаевича, Виль Липатов, стал известным писателем. Он, конечно же, также был знаком с Г.И.Шелестом и посвятил ему свою повесть «Смерть Егора Сузуна». В музее оформлен стенд «Отец и сын Липатовы», где демонстрируются фотографии о Липатовых, книги Виля Липатова, в особых папках хранятся письма  Владимира Николаевича, в которых он рассказывает о старой Дровяной 20-х годов, о школе тех лет.

       Представлены музейные экспонаты и в витринах. Под стеклом хранится старое оружие времен гражданской войны, осколки снарядов, гильзы. Все это найдено жителями поселка в окрестностях Дровяной и напоминает о годах братоубийственных сражений. Так как наш музей историко-литературный, то в нем наряду с историческими экспонатами представлены и старинные редкие книги: «Ленин и Забайкалье», «Газета «Забайкальский рабочий», «Н.В. Бабушкин» и другие, ставшие реликвией. 

      Раздел «Быт старины глубокой» демонстрирует старинную посуду, утюги, иконы, библию, самопрялку,  а также книги о быте старого, казачьего Забайкалья.

      Имеются в музее и экспонаты о суровом периоде сталинских репрессий: фотографии репрессированных, документы о них и даже есть настоящие наручники тех лет, которые символизируют дух того времени.

       К 60-летию Великой Победы в 2005 г. в музее открылся новый стенд «Они сражались за Родину». Здесь представлены фотографии участников Великой Отечественной войны, собраны и оформлены в папках материалы о них: «Война и дети», «Их именами названы улицы», «Памятники Дровяной». В витрине, посвященной этой войне, находятся похоронки, фронтовые письма, награды фронтовиков. Есть и земля с братской могилы на Мамаевом кургане, где похоронены наши земляки.

     Особой гордостью музея являются книги. Это и документальная краеведческая литература, и художественные произведения забайкальских авторов. Произведения Г.Граубина, В.Никонова, Е.Куренного, Н.Кузакова, стихи Б.Макарова и Е.Стефанович, энциклопедия Забайкалья – вот далеко не полный перечень книг. Среди них имеются и старинные, ставшие редкими, и новые, современные. В отдельный раздел выделены книги о декабристах. Особой гордостью музея являются книги с автографами писателей. Здесь же можно увидеть и журналы «Забайкалье», «Поиск», газеты «Чита литературная», «Культура Забайкалья». Имеется в музее и рукописный журнал «Багульник», в котором вот уже несколько поколений ребят помещают свои стихи и небольшие рассказы.

        К 25-летнему юбилею новой школы в 2005 году был открыт филиал нашего музея «Летопись школы». Здесь были помещены материалы о старейших учителях, лучших выпускниках. Фотографии и документы, предметы школы тех лет, школьная пионерская форма, барабан, старые школьные тетрадки и книги – все это очень заинтересовало современных учеников. Под звуки пионерского гимна посетители музея словно попадают в прошлое, слушают рассказы экскурсоводов о том, как раньше учились в школе, какая была дисциплина, какие праздники и сборы проводили пионеры и комсомольцы. Большую работу по сбору материалов для этого филиала проделала вместе с руководителем музея Калашниковой О.М. учитель русского языка и литературы Золотуева Людмила Афанасьевна. Людмила Афанасьевна родилась в п. Дровяная в 1946 году, также закончила Дровянинскую школу, родной Читинский педагогический институт. Кроме сбора информации о старейших учителях и выпускниках, не забывает Людмила Афанасьевна со своими учениками в праздник навестить ветеранов, подарить им скромные подарки, сказать теплое слово.

      Бессменным фотографом, фотолетописцем школьной истории долгие годы был учитель математики Кондратьев Александр Семенович. Александр Семенович родился в 1950 году на ст. Бурятская Могойтуйского района Читинской области. После службы в рядах Советской Армии закончил Читинский педагогический институт и в 1974 году приехал работать учителем математики в Дровяную. Свое увлечение фотографией применил и на работе, всегда качественно и в срок запечатлевая самые интересные школьные мероприятия. Благодаря его мастерству в школьном музее хранятся многочисленные фотографии о жизни школы: спортивные соревнования, культмассовые мероприятия, встречи с интересными людьми.

     Оформительские работы по «Летописи школы» помогала вести библиотекарь Ковалева Ольга Сергеевна. Она является ученицей Калашниковой О.М. и готова принять эстафету краеведческой работы от своего наставника.   

         На базе музея   несколько лет работал кружок «Юный экскурсовод». Три  потока  экскурсоводов получили дополнительное образование в Областном Детско-юношеском Центре туризма и краеведения (Артемьева Елена, Иванива Юлия, Коренева Даша, Страмилов Евгений и многие другие). Опыт экскурсоводов нашего музея обобщен в журнале «Дополнительное образование». Экскурсоводы проводят интересные экскурсии для школьников и гостей поселка, используя чтение стихов и исполнение песен. Они постоянные участники ежегодных слетов «Музей и дети». В музее хранятся многочисленные Почетные грамоты и Дипломы, привезенные участниками с этих слетов. Краеведческая работа Федосеева Сергея «Связь времен и поколений в русской классической и краевой литературе» отмечена Дипломом на Всероссийском конкурсе, посвященном 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина. Ученик нашей школы Горностаев Вадим за занятое 1 место в областной заочной краеведческой олимпиаде, проводимой газетой «Забайкальский рабочий», был награжден путевкой в Международный лагерь «Океан». Встречи с забайкальскими писателями, старожилами поселка, интересными людьми, шефство над памятниками, освещение работы музея в печати также  входят в систему работы музея.

       Забайкальская поэтесса Сэсэг Намсараева, побывав в нашей школе, оставила сборник своих стихов с автографом: «Чудесному живому музею…» И действительно, наш музей живой: в нем вот уже на протяжении 15 лет проходят уроки краеведения по авторской программе Калашниковой О.М.       

      Большую помощь в работе музея оказывают ТСО. В арсенале краеведов – телевизор, видеомагнитофон, ДВД, музыкальный центр, подаренный на конкурсе школьных музеев, цифровой фотоаппарат, видеокамера, проигрыватель, радиоприемник. С помощью этих технических средств уроки и внеклассная работа, экскурсии проходят на высоком современном уровне. Демонстрация краеведческих фильмов, прослушивание аудиозаписей, съемка мероприятий на камеру, накопление для истории видеоматериалов – все это делает музейную работу более интересной и познавательной. В планах работы музея – приобретение компьютера.

     В 1999 году о работе нашего музея по литературному краеведению, о встрече с забайкальскими писателями Читинской телестудией был снят документальный фильм «Избранное». А к 100-летию поселка Дровяная телестудией «Альтес»  создан фильм «Об истории, судьбе и горюч-камне», в создании которого активное участие принимала Калашникова О.М. В фильме были использованы материалы нашего музея. Ольга Михайловна Калашникова к юбилею поселка систематизировала накопленный материал по истории Дровяной и опубликовала в районной газете большую статью «Сквозь три столетия», которая была напечатана в четырех номерах «Улетовского вестника». По сокращенному варианту этих статей  в одной из типографий г.Читы был напечатан цветной буклет с таким же названием. В 2009 г. в  школьном музее побывала съемочная группа «Вести-Чита», подготовив репортаж о его работе.

     Фондами нашего музея постоянно пользуются и ученики, и учителя школы при подготовке докладов и рефератов по истории, литературе, географии, МХК. Приходят сюда и выпускники. Ведь краеведение введено в программы многих высших и средних учебных заведений. Краеведческая литература, богатейший газетный и журнальный материал всегда к услугам желающих пополнить знания по истории и культуре Забайкалья.

     На базе музея вот уже несколько лет издается школьная газета «Горизонт» для учащихся, учителей и родителей. В ней освещается внеклассная работа, публикуются стихи и рассказы учеников, печатаются очерки о хороших семьях. Газета пользуется неизменным успехом у жителей поселка.

      В книге отзывов посетителей музея среди многих пожеланий и благодарностей можно прочитать следующие строки:

      «Посетив музей Дровянинской средней школы, мы, военруки Улетовского района, благодарим организаторов исторической памяти поселка Дровяная. Человек, знающий и изучающий историю своего края, будет верным патриотом нашей Родины! Большое спасибо организатору музея Курдюковой А.В.» (1988 г). «Оформить кабинет русского языка и литературы сложно, создать музей чрезвычайно трудно. Накоплен богатейший материал. Использование его на уроках позволяет не потерять связь времен, что очень важно для молодого поколения. Огромное спасибо Калашниковой О.М. за все. С искренним уважением директор Улетовской школы А.Молчанов» (2003 год).

     В 2004 году наш музей был паспортизирован. Он получил Свидетельство № Р\07. Руководитель музея Калашникова О.М. в 2006 г. стала победителем конкурса «Лучших учителей России» и получила премию Президента РФ. По итогам участия в конкурсе культурно-образовательных инициатив ей присвоен статус «Педагог-исследователь». Калашникова О.М. разработала и защитила проект «Реализация регионального компонента Базисного учебного плана через комплексную работу по краеведению».

    Краеведческую и музейную работу трудно переоценить. Приобщение учащихся и их родителей к истории своей малой родины формирует такие чувства, как патриотизм, гражданственность, гордость за свой край, за его прошлое и ответственность за его будущее. Писать историю своего края, собирать по крупицам материал об односельчанах, оставивших свой след в жизни – дело очень интересное и нужное. Оно должно передаваться из поколения в поколение, чтобы не прервалась связь времен, чтобы мы не росли «Иванами, родства не помнящими».  

  Георгий Иванович Шелест (Егор Иванович Малых) родился 8 января 1903 г.в Томске. Его сестра Анна Ивановна вспоминает: «Семья наша была дружная. Братья мои были очень способны к учебе. Егор в детстве всегда оформлял  газеты в школе, писал заметки. По характеру он был очень веселый, заводной, с юмором, любил рассказывать смешные истории, анекдоты. В жизни  он всего добился сам, своим упорством и трудом».

        В 1914 г. Г.И. Шелест вместе с родителями переезжает в Читу. Здесь он учился в реальном училище. В 1923 г. он приезжает в п. Дровяная Улетовского района, куда к тому времени перебрались родители, работает грузчиком и начинает писать небольшие корреспонденции в читинские газеты. В эти годы он сотрудничает с первым председателем Дровянинского ревсовета, отцом известного писателя Виля Липатова, Владимиром Николаевичем Липатовым. Из переписки Шелеста с В.Н. Липатовым можно узнать, что их связывала дружба, общие идеи. Виль Липатов в рассказе «Смерть Егора Сузуна» при описании характера главного героя использовал черты характера Г. Шелеста.

           В 1925-1926 г.г. Георгий Иванович становится сотрудником газет «Забайкальский рабочий» и «Молодой крестьянин». Писал он грамотно, хорошо правил корреспонденции, был горяч, напорист.  В 1929 г. на Дальнем Востоке возник военный конфликт. Китайские революционные генералы явно взяли курс на  развязывание войны против СССР. Неспокойно стало на восточной границе от Забайкалья до Владивостока. Начались бои. Разве мог усидеть Георгий Иванович в Чите? Он едет военным корреспондентом на театр военных действий.

          Александр Михайлович Кочкуров – в то время сотрудник военной газеты «Сибирский стрелок» – вспоминал: «На заснеженном запасном пути шесть пассажирских вагонов – это типография газеты «Отпор». Как-то вечером, когда в редакции шла деловая суетня, к редактору прошел неизвестный. Начался разговор. Со спины не видно говорящего, но этот голос, и этот взмах левой, собранной в кривую ладошку руки… Георгий! Да, это был он. Георгий Шелест прибыл на фронт  с путевкой «Забайкальского рабочего». Не в командировку, а как он говорил, «зачисленным в штаб до конца отпора». С этого времени койка Георгия всегда пустовала, он появлялся в редакции всегда накоротке. Влетал  в вагон, взлохмаченный и горячий, еще не остыв после встреч с бойцами  в полках, вырывал из блокнота корреспондентские записи и тут же прощался».

         По воспоминаниям брата Г. Шелеста, В.И. Малых, одно время Георгий Иванович работал в Хилке уполномоченным милиции, а в 1931-1932 г.г. жил в Иркутске, работая  инспектором торговли в системе кооперации.

          В 1933 г. Шелест живет в Архангельске, работает сотрудником издательства  «Севкрайгиз». Стали появляться в журнале «Звезда Севера» его первые рассказы – «Смерть комполка», «Конец поручика Сударикова», «Клятва у реки». В 1936 г. Шелест был принят  в кандидаты в члены Союза писателей. Его учетная книжка была под номером 1990. Появились первые рецензии на его рассказы. В статье Н. Попова «О литературном языке наших северных писателей» говорилось: «Новеллы Шелеста написаны на темы гражданской войны и партизанщины. Материал суров и эпичен. Он заставляет писать  о себе  строгим и предельно  насыщенным языком. Шелесту, конечно, это не всегда удается, так как в литературе он новичок и сейчас находится под некоторым влиянием Бабеля. Последнее обстоятельство не должно пониматься так, что влияние роковым образом мешает Шелесту найти свой индивидуальный слог. Возможно, что Шелест очень быстро выйдет из-под этого влияния на свою дорогу, а возможно, он уже выходит сейчас. Но в языковом отношении он, безусловно, стоит особняком среди  северных писателей».

          Основная  черта шелестовских рассказов – простота и строгость. В 1934 г. первым, а в 1935 г. - вторым дополненным изданием выходит  в Архангельске сборник рассказов Шелеста «Неоконченный путь». Он сразу же привлек внимание критики. Давая оценку ранним рассказам  Шелеста, критик Артюхов писал: «Примеры таких произведений, как «Чапаев» и «Мятеж» Фурманова, «Разгром» Фадеева, «Гибель эскадры» Корнейчука, «Железный поток» Серафимовича показывают на те источники, из которых складывается  пролетарский оптимизм. Оптимизм в рассказе «Чапаев» заключается в том, что одна смерть этого героя порождает сотни новых героев, так как воспитательное  значение этой книги  для нашей молодежи огромно. В этом отношении Шелест совершенно прав, отстаивая законность темы смерти героев в своих партизанских рассказах».

          Положительный отзыв о новеллах дал И. Зубковский: «В сборнике двенадцать коротеньких рассказов, заключающих эпизоды гражданской войны на Дальнем Востоке и Севере. Это бывальщины. Их можно услышать у костра. Возможно, что и сам автор впервые ощутил дар рассказчика, когда ему пришлось во время маневров передать молодым борцам опыт прошлого.… О чем говорят бывальщины? О классовой ненависти, об отваге красных бойцов, чести, любви партизанской, мужестве перед лицом смерти.… В них присутствуют психологические тонкости. Они прямолинейны и, может быть, схематичны. Грубо схематичны. Но они трогают читателя, ибо написаны кровью…» Новеллы Шелеста печатались и на Дальнем Востоке.

     В 1935 г. Г.И. Шелест переезжает в Кандалакшу (Мурманская область), работает секретарем редакции «Кандалакшский коммунист» до 1937 г. Позднее в своей автобиографии Г. Шелест напишет: «Дозреть мне как писателю не дал 37 год. Но это уже другая страница биографии Шелеста…

 Георгий Иванович был арестован в 1937 г. Позднее в своем письме к брату В.И. Малых Шелест пишет: «Обвиняли меня ежовские палачи немного-немало в организации вооруженного восстания. Вели следствие чуть не год, требуя, чтобы я подписал написанные ими протоколы. Били меня страшнее, чем «сидорову козу». Вышибли зубы, довели до состояния не человека, в подобия его. И если бы я подписал всякую липу, меня бы шлепнули. Но я выдержал все, на меня плюнули и отправили в лагерь без суда».

           А вот что писал Шелест в письме, адресованном «верхним эшелонам» власти той поры в 1953 г. из Озерлагеря: «Я категорически отказался давать какие-либо показания. Я не допускал и  не допускаю, что Григорьев, Назаров, Амурский, Щенников были врагами народа…. Сопротивляясь методам следствия, клевете, я уже искренне считал, что в стране произошел переворот и что воцарилась какая-то группа авантюристов и проходимцев, которая сводит счеты с коммунистами и просто с советскими людьми… Мной была написана книга «Неоконченный путь». Следователь Шульман, махая ею перед моим носом, кричал: «Революцию делали? Славу добывали? Неоконченный путь ты у нас окончишь!» и ударил меня по лицу несколько раз. У меня пошла кровь. Я сказал Шульману, что за мою кровь он ответит вдвойне. Тогда Шульман начал ставить меня на колени и, показывая на портрет Ежова, кричал: «Проси у него прощения за свои грязные дела!» Шульман – мужик здоровый, силой поставил меня на колени, а я своей кровью плюнул на этот портрет. За это Шульман какой-то книгой ударил меня – я потерял сознание. Непрерывными пытками я был доведен до звериного состояния». (Из публикации Г. Граубина в газете «Забайкальский рабочий»).

         Но ни одного ложного обвинения Г. Шелест не подписал, выдержал, и через 17 лет, которые провел в сталинских лагерях, был реабилитирован. Это произошло в 1954 г. Георгий Граубин, лично знавший Шелеста, вспоминает: «Лишь после ХХ съезда партии глотнул он свежий ветер свободы. За эти страшные 17 лет он не замкнулся в себе, не озлобился, не очерствел. Он работал – жадно, стремительно, добротно, как говорится, взахлеб».

          После освобождения Шелест решил переехать в Среднюю Азию, в г. Ходжент. Вернуться к родным в Забайкалье он не решился – в то время еще косо смотрели и на самих бывших «врагов народа», и на их родственников, и Георгий Иванович не захотел осложнять жизнь своим родственникам, да и въезд в Забайкалье как в пограничную зону таким людям в те годы был запрещен….

           В Ходженте Шелест работает мастером на строительстве ГЭС, а через некоторое время снова начинает писать. Как и раньше, его привлекает тема гражданской войны, но на этот раз – в Средней Азии. Там эта война имела еще долгое продолжение в действиях басмаческих банд, вооруженных заграницей, терроризирующих кишлаки, отдаленные от городов и больших поселков. Шелест печатается в журналах «Дальний Восток», «Таджикистан», «Звезда Востока». В Москве выходит его книга «Ходжентские зори». На строительстве ГЭС Шелест познакомился с писателем К. Симоновым в 1958 г. Константин Симонов в 1963 г. писал: «Мне доводилось встречаться с Георгием Шелестом на стройке Кайрак-Кумской ГЭС, и я  знаю, что эти годы его жизни были по-своему интересными, он много делал там, многое знал и многое видел».

           С 1954 г. начинается новый этап в творчестве Г. Шелеста. Он подвергает строгой ревизии все написанное ранее, перерабатывает рассказ за рассказом, новеллу за новеллой, определяя их теперь как героические сказания, удаляя из них натурализм и дух жестокости. Теперь он понимает, что в кровавых ожесточенных боях гражданской войны, конечно же, были факты, о которых писал, например, Бабель в «Конармии», и писал он сам. Но не это было доминирующим, главным, типичным. Главное было в том, что в боях выковывалась армия, спаянная одной целью, одной мыслью, в бойцах в ходе борьбы просыпалось великое чувство солидарности, любви к людям, человечность и гуманизм. Во имя этого и гибли лучшие сыны трудового народа. Пожалуй, ярче всего гуманизм Шелеста проявился в рассказе «Горячий след», давшем название всему посмертному однотомнику рассказов, вышедшему в 1966 г. Партизанский батальон занял большое таежное село, из которого в панике бежали белые. В одной избе красногвардейцы нашли брошенную белыми девочку. И солдаты решают ехать к белым, найти мать и вернуть ребенка. И, рискуя жизнью, солдаты Петушков и Булдыгеров едут и возвращают ребенка.

         Но писателя Шелеста уже жгла новая тема – все увиденное и прочувствованное за 17 лет в лагерях. Это было не просто писательским стремлением поведать об увиденном, открыть перед народом то, что от него тщательно десятилетиями скрывалось. Для недавнего заключенного Шелеста это еще был и нравственный долг перед своими соузниками, товарищами по лагерному аду, перед теми, кто навсегда остался там, кто уже никогда не сможет рассказать об этом. Свежее дыхание свободы  после ХХ съезда партии уже коснулось литературы, стали появляться первые произведения, рассказывающие о том зловещем мире за колючей проволокой, куда были загнаны миллионы советских людей. В 1962 г. в газете «Известия» был опубликован рассказ Шелеста «Самородок». Он получил первую премию газеты и вызвал большой интерес у читателей. В 1964 г. этот рассказ ярким эпизодом вошел в художественный фильм режиссера Ю. Егорова «Если ты прав…», снятый на киностудии им. Горького. Неожиданно Шелесту написал письмо сын одного из героев этого романа – К. Душенова. Много лет он и его мать не знали о судьбе отца, сгинувшего в лагерях, но, прочитав рассказ Шелеста, откликнулись, а затем и встретились  с Георгием Ивановичем в Москве. Шелест по совету К. Симонова, который был свидетелем встречи писателя с сыном своего героя, хотел написать рассказ «Отец и сын» – о продолжении сыном традиций отца. Но не успел…

          После «Самородка» были написаны и другие рассказы на лагерную тему – «Похороны Душенова», «Формуляр», «Встреча», «Секретарь обкома», «Иоциро Окачава», «Поверка», «Новички». Г.Шелест и К. Симонов мечтали издать их отдельной книгой. Готовилась публикация, Симонов писал вступительную статью к ней. Но уже подняли голову силы торможения того нового, что принес нашему обществу ХХ съезд партии. Уже бюрократический аппарат начал действовать, чтобы приостановить антисталинскую волну гласности. Книга под названием «Колымские самородки» так и не появилась на свет. Начинался так называемый «период застоя». И только стараниями того же К. Симонова почти все рассказы Шелеста увидели свет в журнале «Знамя» под названием «Колымские записи». Что является сердцевиной этих рассказов? О чем хотел поведать автор? Отнюдь не страшные картины голода, холода, бесправия и унижения, которые были свойственны сталинским лагерям. Шелест, конечно, пишет и об этом, ибо это был главный элемент быта, в котором должны были жить и умирать люди. Но для писателя самое главное – люди. Его товарищи по несчастью. Большинство из них так и не увидели свободы.

          Кто эти люди, выведенные в рассказах Шелеста? В прошлом это – командующие большими воинскими подразделениями, Герои Советского Союза, крупные руководители государства. «Они еще помнят, кем они были!» – презрительно говорит о них большой лагерный начальник. Для него все они – лагерная пыль, ничтожества, чьей жизнью и смертью он распоряжается. Но сила Г. Шелеста и его товарищей вовсе не в том, что они помнят свои былые звания и положения. Нет, их сила в том, что они помнят о своем человеческом достоинстве. Они сильны своим несломленным духом. Их могут убить, но не могут  заставить отказаться от нравственных и идейных ценностей, в которые они верили и продолжают верить. И это дает им силы не только для того, чтобы поддерживать друг друга, но и оказывать сильнейшее влияние на своих товарищей по несчастью. Это не просто близость, созданная прошлым, это чувство общечеловеческого единения, высокого гуманизма. И для них естественно оказать помощь беззащитному старику, хотя старик этот – японец,  некогда был их противникам. Как ни страшны картины жизни в лагере, но рассказы Шелеста оптимистичны. Ибо это рассказы о том, что сильнее трагической действительности, это рассказы о сильнейшем воздействии несломленного человеческого духа на окружающих. Как свидетельство этого, звучат строки стихотворения, написанного Анатолием Жигулиным. По возрасту годный героям Шелеста в сыновья, А. Жигулин попал на Колыму в лагеря совсем молодым человеком. Уже в наше время, вспоминая свое страшное прошлое, таких людей, как Георгий Шелест и его товарищей, поэт пишет:

 

О люди, люди с номерами!



Вы были люди, не рабы!

Вы были выше и упрямей

Своей трагической судьбы.

Я с вами шел в те злые годы,

И с вами был не страшен мне

Жестокий титул «враг народа»

И черный номер на спине!

 

         Георгий Шелест не был на Великой Отечественной,  все эти годы он провел в северных лагерях. Тема войны отражена у него в рассказе-были «Пылающие сердца». В его основе -  события, случившиеся в 1942 г. в фашистском концлагере недалеко от Познани. Вероятно, узники фашистских лагерей после освобождения или бегства на Родину попадали в своей стране в другие лагеря… Возможно, из их уст и узнал Шелест эту историю.



         Четверо военнопленных – русский Кирилл Серов, украинец Микола Чебуренко, грузин Василий Киквидзе и таджик Абдусамат Рахимов – накануне 1 мая  вспоминают, как у них на родине праздновали этот день. «У нас … в Доме культуры торжественное собрание, а после концерт. Оркестр, буфет, танцы!  Народ веселый, - продолжал вспоминать Серов, но его перебил Чебуренко.

         -Цэ и в нашем колгоспи «Шлях Ленина» тоже було. Пэршего митинг, а потом обед для всих. Артисты приезжают…

          Киквидзе тоже не утерпел. Говорил он, горячась и даже сел.

         -Грузия знаешь? Зеленая страна, цветы, аромат. Чай, фрукты, хорошие девушки – все у нас есть. Первого мая гуляем. Второго мая танцуем… Вай, что делается! Две ночи не спим, и спать не хочется.

          Молчал только Абдусамат. … Почему-то вспомнилась мать, стоящая под старым урюком во дворе, с пиджаком в руках…

         -У нас тоже в Таджикистане – май. Знамена, - хотел сказать Абдусамат, но не сказал, и ему захотелось заплакать, горько и неутешно».

Поздно вечером, когда Абдусамат вытрясал из кисета последние крошки махорки, он вывернул его и увидел красную подкладку. Утром неожиданно для себя он вывернул кисет во время проверки, когда вокруг было много народу, и поднял его высоко над головой, как маленький красный флажок.

         -Товарищи! Поздравляю с Первым маем!

Немцы прямо перед всеми военнопленными  расстреливают и Абдусамата, и вступившихся за него и поддержавших песней друзей – Серова, Чебуренко и Киквидзе.

        «… Четыре тела погрузили на подводу, увезли и закопали неизвестно где. Вот что случилось Первого мая 1942 года в фашистском лагере недалеко от Познани. Живые, не забудем мертвых!» – так заканчивается небольшой рассказ-быль Г.И. Шелеста.

          У писателя была большая и благодарная  аудитория. Книги его быстро расходились. Домой приходили десятки писем. В газетах и журналах печатались рецензии. Однажды в журнале «Огонек» была опубликована фотография, где Георгий Иванович был изображен на встрече с пионерами. Этот снимок увидели и в далеком Забайкалье… Родственники Георгия Ивановича  много лет безуспешно искали его, пропавшего в водовороте событий. По рассказам Анны Ивановны Малых, сестры писателя, его мать, Анна Даниловна, всегда говорила: «Я чувствую, Егор жив». Однажды она увидела сына во сне, будто он пишет что-то своей простреленной рукой. В тот же день брат Шелеста Виктор Иванович принес журнал «Огонек» с фотографией и статьей о писателе Шелесте. Сделали запрос в Москву, в Союз писателей, сразу пришел ответ и адрес Георгия Ивановича. Завязалась переписка, а вскоре и сам Шелест перебрался в Читу на постоянное место жительства вместе с женой Галиной.

            Анна Ивановна вспоминает: «Георгий Иванович очень много курил, у него была любимая трубка, и всегда везде лежало много табаку. Бывало, пишет-пишет, вскочит и начинает бегать по комнате. Спросишь его: «Ты чего бегаешь?», а он говорит: «Это привычка с лагеря. Там, чтобы не обезножить в сидячей позе, в камере, мы много ходили». И сидел он на стуле по лагерной привычке, поджав ноги. Наверное, чтоб не мерзли ноги от холодного пола, заключенные сидели по-турецки. Любил Георгий черный чай, черных хлеб с солью. А может, и не так, чтобы любил, а опять же привык. Очень внимательно следил за газетами. Рано утром отправлялся в киоск и сразу покупал целую кипу. Георгий очень любил детей, тосковал о них, особенно был привязан к своей племяннице Галине, выделял ее среди всех, даже просил отдать в дети. Учась в пединституте, Галина жила у дяди-писателя, он помогал ей, дарил книги. У Георгия Шелеста еще до заключения была жена Надежда, когда они жили в Дровяной, у них была дочь. Надежда работала в школе учительницей. Где она сейчас, неизвестно».

           В Чите Г. Шелест вел активную жизнь писателя и общественного деятеля, вел военно-патриотическую работу среди молодежи, много встречался с читателями, избирался депутатом на IIВсероссийский съезд писателей, но из-за тяжелой болезни не мог поехать в Москву. Он многое задумал, о многом еще хотел написать, но безжалостная смерть 8 августа 1965 г. прервала путь писателя. Похоронен Г. Шелест в Чите. На его могиле установлен памятник. Земляки любят и помнят Г. Шелеста и его книги.

 

(С использованием книги Н. Дворниченко «Вчера и сегодня забайкальской литературы», Восточно-Сибирское книжное издательство, 1982 г. и по материалам школьного краеведческого музея им. Г.И. Шелеста (п. Дровяная)