Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


История Древней Греции / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1986. Гл. 13. Сергеев В. С. История древней Греции. 3-е изд. М., 1963. Гл. 9-10. Дополнительная литература




Скачать 186.74 Kb.
Дата15.05.2017
Размер186.74 Kb.
ТипЛитература
Тема 9. АФИНСКАЯ АРХЭ И МЕЖЭЛЛИНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

В V В. ДО Н.Э.
ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН
1. Образование Делосского морского союза, его первоначальные функции и устройство.

2. Политика афинян в Делосском союзе, превращение его в Афинский морской союз.

3. Формирование Афинской державы (архэ) и отношения афинян с союзниками.

4. Кризис и распад Афинской державы в период Пелопоннесской войны.


ИСТОЧНИКИ
Античная демократия в свидетельствах современников / Изд. подг. Л.П. Маринович, Г.А. Кошеленко. М., 1996.

Аристотель. Политика. Афинская полития / Пер. С.А. Жебелева, С.И. Радцига. М., 1997.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Изд. подг. С.С. Аверинцев, М.Л. Гаспаров, С.П. Маркиш. Т. I. М., 1994. Биографии Фемистокла, Аристида, Кимона, Перикла.

Фукидид. История / Изд. подг. Г.А. Стратановский, А.А. Нейхард, Я.М. Боровский. М., 1993.

Хрестоматия по истории древнего мира / Под ред. В.В. Струве. Т. II. М., 1951.


ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА
История Древней Греции / Под ред. В.И. Кузищина. М., 1986. Гл. 13.

Сергеев В.С. История древней Греции. 3-е изд. М., 1963. Гл. 9–10.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Арский Ф.Н. Перикл. М., 1971.

Бузескул В.П. История афинской демократии. СПб., 2003.

Бузескул В.П. Перикл. Личность, деятельность, значение. Пг., 1923.

Карпюк С.Г. Общество, политика и идеология классических Афин. М., 2003.

Колобова К.М. Древний город Афины и его памятники Л., 1961.

Кондратюк М.В. Архэ и афинская демократия // Античная Греция / Под ред. Е.С. Голубцовой. Т. I. М., 1983.

Латышев В.В. Очерк греческих древностей. Ч. I. СПб., 1996.

Лурье С.Я. Эксплуатация афинских союзников // Вестник древней истории. 1947. № 2.

Паршиков А.Б. Аристотель (Ath. Pol., 23, 5) и организация Первого Афинского морского союза // Вестник древней истории. 1971. № 1.

Паршиков А.Б. Организация суда в афинской державе // Вестник древней истории. 1974. № 2.

Строгецкий В.М. Афины и Спарта. Борьба за гегемонию в Греции в V в. до н.э. (478–431 гг.). СПб., 2008.

Суриков И.Е. Солнце Эллады: история афинской демократии. СПб., 2008.

Суриков И.Е. Античная Греция. Политики в контексте эпохи: время расцвета демократии. М., 2008.

Туманс Х. Рождение Афины. Афинский путь к демократии: от Гомера до Перикла (VIII–V вв. до н.э.). СПб., 2002.
ЛЕММА
В период Греко-персидских войн в Греции появляется один из крупнейших союзов того времени — Афинский морской союз. Изучая эту тему, необходимо прежде всего обратить внимание на сложный процесс формирования этого межполисного объединения, а также на его дальнейшую эволюцию. В 478 г. до н.э., когда борьба с персами была перенесена из Балканской Греции в бассейн Эгейского моря, жители ряда островных и малоазийских греческих полисов выступили с инициативой создания военного союза (симмахии) для продолжения борьбы с персами. Центром союза был избран остров Делос, где хранилась союзная казна и проводились собрания союзников, отчего и сам союз получил название Делосского (или Делосской симмахии). Самым сильным в военном отношении членом союза были Афины. Доминирование Афин привело в конце концов к перерождению Делосской симмахии в Афинский морской союз, а затем и к формированию Афинской державы (архэ).

В середине V в. до н.э. в состав этого объединения входило более 200 полисов. Источники, публикуемые в данном разделе, показывают, какими методами осуществлялось фактическое господство афинян над союзниками: обложение союзным взносом (форосом), жестокие расправы в случаях неповиновения, выведение на территорию союзных государств военных колоний (клерухий), перенесение важнейших судебных дел союзников на рассмотрение афинского суда (гелиэи) и т.д. Наряду с литературными источниками важную информацию по этому вопросу дают эпиграфические памятники, некоторые из которых представлены в конце раздела.

Недовольство союзников, выливавшееся в ряде случаев в открытые восстания, значительно ослабляло позиции Афин в противостоянии со Спартой и возглавляемым ею Пелопоннесским союзом. Апогеем этого противостояния явилась Пелопоннесская война (431–404 гг. до н.э.), в ходе которой происходит распад Афинской державы.
ТЕКСТЫ ИСТОЧНИКОВ
Образование Делосского морского союза,

его первоначальные функции и устройство


Фукидид «История»

(I, 94–95, 2; 96–99, 3)


(94) Павсаний, сын Клеомброта, послан был из Лакедемона в звании стратега эллинов с двадцатью кораблями от Пелопоннеса. Вместе с ним отплыли на тридцати кораблях афиняне и масса других союзников. Они пошли войной на Кипр, покорили большую часть его, а потом направились к Византию, занятому персами, и взяли его осадой. (95, 1) Во время уже этого командования своими насильственными действиями Павсаний. вызвал раздражение всех эллинов, в особенности ионян и всех тех, которые незадолго перед тем освободились от персидского царя. Союзники стали обращаться к афинянам с просьбой принять гегемонию над ними в силу кровного родства1 и не дозволять Павсанию насильничать. (2) Афиняне приняли их предложение и твердо решили не допускать произвола со стороны Павсания и все остальное устроить к наибольшей своей выгоде…

(96) Получивши таким образом гегемонию по желанию союзников вследствие ненависти их к Павсанию, афиняне определили сумму взносов как тех городов, которым для борьбы с варварами нужно было доставлять деньги, так и тех, которые должны были доставлять корабли. Предлогом к образованию такого союза было намерение подвергнуть опустошению владения персидского царя в отмщение за те бедствия, какие претерпели эллины. В то же время афиняне впервые учредили должность эллинотамиев, которые и принимали форос — так названы были денежные взносы союзников. Первоначальный форос был в четыреста шестьдесят талантов2, казнохранилищем служил Делос, и союзные собрания происходили в тамошней святыне.

(97, 1) Имея гегемонию над союзниками, которые вначале были автономны и совещались на общих собраниях, вот что предприняли афиняне в своем внутреннем управлении и в войнах в промежуток времени между Персидской и этой войной3, в отношении к варварам, к бунтующим своим союзникам и к тем пелопоннесцам, с какими им приходилось иметь дело в каждом отдельном случае. (2) Я описал это и тем самым сделал отступление в своем повествовании по той причине, что у моих предшественников эта эпоха не была изложена. Они излагали эллинскую историю до Персидских войн или историю самих Персидских войн. Даже тот из моих предшественников, который в своей истории Аттики касается этих событий, Гелланик, упомянул о них кратко и в отношении хронологии неточно. Вместе с тем события этой эпохи содержат в себе доказательство того, каким образом организовалась Афинская держава.

(98, 1) Прежде всего афиняне под начальством сына Мильтиада Кимона после осады взяли занятый персами Энон, что на Стримоне, и жителей его обратили в рабство. (2) Затем они обратили в рабство жителей Скироса, острова на Эгейском море, заселенного долопами, и заселили его сами4. (3) Афиняне вели войну против каристян без участия остальных эвбеян и спустя некоторое время вступили с ними в мирное соглашение. (4) Потом они воевали с отложившимися наксосцами и осадой принудили их к сдаче5. Это первый союзный город, покоренный вопреки установившимся отношениям к союзникам; впоследствии то же случилось и с рядом остальных городов6.

(99, 1). Помимо иных причин отложения союзников важнейшими были: недоимки в уплате фороса, отказы в доставке кораблей и войска, если какой город был к тому обязан. (2) Действительно, афиняне взыскивали определенно то, что полагалось доставлять союзникам, и применением принудительных мер раздражали их, не привыкших или не желавших сносить эти строгости. И в других отношениях главенство афинян было далеко не по вкусу союзникам в такой степени, как сначала, да и в совместных военных предприятиях равенства между афинянами и союзниками не было, и афиняне с большой легкостью приводили восставших к повиновению. (3) Виноваты в этом оказались сами союзники: вследствие нерасположения к военной службе, из нежелания удаляться с родины большинство союзников обложили себя денежной данью вместо доставки кораблей, с тем чтобы вносить приходившиеся на их долю издержки. Таким образом, флот афинян увеличивался на средства, вносимые союзниками, а последние в случае восстания шли на войну неподготовленными и без необходимого опыта.
Перевод Ф.Г. Мищенко, С.А. Жебелева.
Организация сбора союзной подати в Афинской архэ
Плутарх «Сравнительные жизнеописания» (биография Аристида)

(24–25)


(24) Еще находясь под руководством спартанцев7, греки делали определенные взносы на военные нужды, а теперь, желая, чтобы каждому городу была определена надлежащая подать, они попросили афинян отрядить к ним Аристида и поручили ему, познакомившись с их землями и доходами, в соответствии с их возможностями назначить, сколько кому платить. Получив такую громадную власть — ведь Греция в какой-то мере отдала в его распоряжение все свое имущество, — бедным ушел он из дома и еще беднее вернулся, составив податный список не только безукоризненно справедливо, но и ко всеобщему удовлетворению…

Общая сумма, назначенная Аристидом, была около четырехсот шестидесяти талантов. Перикл увеличил ее почти на треть: как сообщает Фукидид, в начале войны к афинянам поступило от союзников шестьсот талантов. После смерти Перикла8 правители довели ее, повышая понемногу, до тысячи трехсот талантов не столько потому, что превратности долгой войны9 требовали больших издержек, сколько потому, что народ был уже приучен к раздачам, к получению денег на зрелища, к сооружению статуй и храмов10

(25) Аристид привел греков к присяге на верность, сам от имени афинян принес такую же присягу и, произнеся слова заклятия, бросил в море куски металла11, но впоследствии, когда обстоятельства потребовали власти более твердой, он просил афинян поступать так, как они находят полезным, возложив всю ответственность за нарушение клятвы на него. Вообще, по мнению Теофраста, этот человек отличался величайшей справедливостью по отношению к своим домашним и к согражданам, но в делах государственных нередко сообразовывался лишь с выгодами отечества, будто оно постоянно требовало несправедливых действий. Говорят, что, когда обсуждалось предложение самосцев перевезти казну, вопреки договору, с Делоса в Афины12, Аристид сказал, что это несправедливо, но зато полезно. В конце концов его усилиями Афины приобрели власть над великим множеством людей, но сам он остался бедняком, и славу о своей бедности всегда ставил ничуть не ниже, чем ту, что принесли ему воздвигнутые трофеи...

Платон же из всех афинян, почитающихся великими и славными, одного лишь этого мужа объявляет достойным упоминания: Фемистокл, говорит он, Кимон и Перикл наполнили город портиками, деньгами и всевозможными пустяками, меж тем как Аристид, управляя государством, вел его к нравственному совершенству.

Велика была и кротость, проявленная им по отношению к Фемистоклу. Всю жизнь тот был его противником на государственном поприще, из-за него Аристид подвергся остракизму, но когда Фемистокл в свою очередь попал в беду и предстал перед судом, обвиненный в преступлении против государства, Аристид забыл старые обиды, и в то время как Алкмеон, Кимон и многие иные наперебой изобличали Фемистокла, один лишь Аристид и не сделал и не сказал ничего ему во вред; он не радовался несчастью врага, как прежде не завидовал его благоденствию.
Перевод С.П. Маркиша.
Плутарх «Сравнительные жизнеописания» (биография Перикла)

(12)
Но что доставило жителям всего больше удовольствия и послужило городу украшением, что приводило весь свет в изумление, что, наконец, является единственным доказательством того, что прославленное могущество Эллады и ее прежнее богатство не ложный слух, — это постройка величественных зданий. Но за это, более чем за всю остальную политическую деятельность Перикла, враги осуждали его и чернили в Народном Собрании. «Народ позорит себя, — кричали они, — о нем идет дурная слава за то, что Перикл перенес общую эллинскую казну к себе из Делоса; самый благовидный предлог, которым может оправдаться народ от этого упрека, тот, что страх перед варварами13 заставил его взять оттуда общую казну и хранить ее в безопасном месте; но и это оправдание отнял у народа Перикл. Эллины понимают, что они терпят страшное насилие и подвергаются открытой тирании, видя, что на вносимые ими по принуждению деньги, предназначенные для войны, мы золотим и наряжаем город, точно женщину — щеголиху, обвешивая его дорогим мрамором, статуями богов и храмами, стоящими тысячи талантов».

Ввиду этого Перикл указал народу: «Афиняне не обязаны отдавать союзникам отчет в деньгах, потому что они ведут войну в защиту их и сдерживают варваров, тогда как союзники не поставляют ничего — ни коня, ни корабля, ни гоплита, а деньги принадлежат не тому, кто их делает, а тому, кто получает, если он доставляет то, за что получает».
Перевод С.И. Соболевского.
Аристотель «Афинская полития»

(24, 1–3)


(24, 1) Так как после этого14 государство стало уже чув­ствовать свою силу и были накоплены большие средства, Аристид советовал добиваться гегемонии, а гражданам – переселиться из деревень и жить в городе. Пропитание, говорил он, будет у всех — у одних, если будут участвовать в походах, у других, если будут нести гарнизонную службу, у третьих, если будут исполнять общественные обязанности: тогда-то они и возьмут в свои руки гегемонию. (2) Афиняне послушались этого совета и, взяв в свои руки власть, стали слишком деспотично относиться к союзникам — ко всем, кроме хиосцев, лесбосцев и самосцев15; а поименованные были у них в качестве стражей их державы, и им предоставляли политическую самостоятельность и власть над теми, кем они тогда управляли. (3) Кроме того, и большинству народа афиняне обеспечили возможность легко зарабатывать пропитание тем способом, как предложил Аристид. Дело происходило так, что на деньги от взносов и пошлин содержалось более двадцати тысяч человек. Было шесть тысяч судей, тысяча шестьсот стрелков, кроме того, тысяча двести всадников, членов Совета — пятьсот, пятьсот стражников на верфях, да кроме них на Акрополе — пятьдесят, местных властей — до семисот человек, зарубежных — до семисот. Когда же впоследствии начали войну16, помимо этих было еще две тысячи пятьсот гоплитов, двадцать сторожевых кораблей, еще корабли для перевозки гарнизонных солдат в числе двух тысяч, избранных по жребию бобами, затем Пританей17, сироты и сторожа при заключенных в тюрьме. Всем этим лицам содержание давалось из казны.
Перевод С.И. Радцига.
Политика афинян в Делосском союзе,

превращение его в Афинский морской союз


Отношения афинян с союзниками
Псевдо-Ксенофонт «Афинская полития»

(1, 16; 18; 2, 3; 3, 12–13)


(1, 16) По мнению некоторых, народ афинский делает ошибку также и в том, что заставляет союзников ездить для судебных дел в Афины. Но афиняне возражают на это, исчисляя, сколько заключается в этом преимуществ для афинского народа: во-первых, из судебных пошлин18 он получает целый год жалованье; затем, сидя дома и не выезжая на кораблях, он распоряжается в союзных государствах и при этом людей из народа поддерживает в судах, а противников уничтожает. Между тем, если бы все вели свои процессы у себя на родине, то, будучи недовольны афинянами, старались бы уничтожить тех из своей среды, которые наиболее сочувствуют афинской демократии…

(18) … а при теперешних условиях вынужден угождать народу афинскому каждый в отдельности из союзников, так как каждый сознает, что ему предстоит, придя в Афины, подвергнуться наказанию или получить удовлетворение не перед кем-либо иным, но перед народом19, как того требует в Афинах закон. И он бывает вынужден умолять на судах, бросаясь на колени, и хватать всякого входящего за руку. Вот поэтому-то союзники еще в большей степени стали рабами народа афинского.

(2, 3) А из тех подчиненных афинянам государств, которые лежат на материке, большие подчиняются из страха, а маленькие — главным образом из нужды; ведь нет такого государства, которое не нуждалось бы в привозе или вывозе чего-нибудь, и, значит, ни того ни другого не будет у него, если оно не станет подчиняться хозяевам моря... (3, 12) Может быть, кто-нибудь возразит, что, видно, никто не подвергся в Афинах несправедливо лишению гражданской чести20. Я же утверждаю, что есть некоторые, которые лишены прав несправедливо, но это лишь некоторые, немногие. Между тем, чтобы посягнуть на существование афинской демократии, нужна не горсть людей; к тому же ведь обыкновенно бывает, что об этом совершенно не помышляют те, которые лишены прав справедливо, а лишь те, которые несправедливо. (13) Как же в таком случае можно представить себе, чтобы большинство было несправедливо лишено прав в Афинах, где народ сам исправляет должности и где лишаются прав за такие дела, как недобросовестное отправление должности, нечестные речи и действия? Принимая вот это в соображение, не следует думать, чтобы какая-либо опасность грозила в Афинах со стороны людей, лишенных гражданской чести.
Перевод С.И. Радцига.
Постановление об Эрифрах

(IG, I3, № 14)


Надпись датируется примерно 460 г. до н.э. Постановление, принятое в афинском народном собрании, регламентирует отношения с одним из членов Афинского морского союза — Эрифрами. Документ показывает, что не только внешняя политика, но и внутренняя жизнь союзников жестко контролировалась Афинами. Надпись сохранилась не полностью, в тексте много лакун.
… [Эрифрейцы] должны привозить на великие Панафинеи продовольствия ценой не менее чем на три мины21 и раздавать это продовольствие из Эрифр лицам, заведующим жертвоприношениями, каждому на одну драхму. Если же привезут ... ценой не на три мины согласно уговору, то [заведующий жертвоприношениями] должен прикупить жертвенных животных, а народ эрифрейцев должен записать [себе в долг]. А кости с мяса … желающим.

Совет эрифрейцев должен быть избран с помощью бобов в составе ста двадцати человек. Избранные должны [пройти докимасию] в Совете, и не должны быть членами Совета те, кто не достиг возраста в тридцать лет.

Судебное преследование должно быть основано на уликах. Быть членом Совета следует не более четырех лет. Выбирать и утверждать должен Совет в нынешнем составе, епископы22 и начальник гарнизона23, не менее чем за тридцать дней до окончания срока [нынешнего] Совета. Все остальное [находится в ведении] Совета и начальника гарнизона.

Каждый, кому предстоит заседать в Совете, прежде чем приступить к исполнению должности, должен поклясться перед эрифрейцами Зевсом, Аполлоном и Деметрой и призвать проклятие на себя и на своих детей на случай, если он нарушит клятву. [Клятва] должна сопровождаться сжиганием жертвенного животного.

Таким именно образом должен Совет выноситъ свои решения. Если же это не будет соблюдаться, то [члены совета] будут оштрафованы на тысячу драхм или народ Эрифр постановит на собрании их сместить. Пусть члены Совета приносят следующую клятву: «Я буду выносить решения наилучшие и справедливые, насколько это в моих силах, в отношении народа эрифрейцев, афинян и союзников. Я не изменю афинскому народу и союзникам, ни сам, ни другого не совращу, и не перейду на сторону врага сам и не уговорю никого другого принять кого-нибудь из изгнанников, перешедших на сторону персов без ведома афинского Совета и народа, и не изгоню никого из оставшихся без ведома афинского Совета и народа».

Если [эрифреец] убьет другого эрифрейца, то будет казнен. Если же он [будет приговорен] к изгнанию, то он лишается права пребывать также и на территории Афин и афинских союзников, а имущество его конфискуется в пользу казны Эрифр. А если кто-либо поймает человека, предавшего Эрифры тиранам, то может [безнаказанно сам] его казнить, а также его детей, если только дети этого человека не заявят о своем дружественном отношении к народу Эрифр и к афинянам. Все имущество казненного должно быть предъявлено: половину всего пусть получат его дети, а половина будет конфискована. Подобно этому [если кто-нибудь захватит] изменника афинского народа или гарнизона в Эрифрах... (далее текст испорчен).


Перевод А.Я. Гуревича с некоторыми нашими изменениями.
Постановление о Халкиде

(IG, I3, № 40)


П

остановление афинского Совета и народного собрания о Халкиде было принято в 446 г. до н.э. после подавления восстания эвбейских городов, входивших в Афинский морской союз. О событиях, которые предшествовали принятию постановления, сообщает Фукидид: « … Афиняне под командованием Перикла … переправились на Эвбею и покорили весь остров. По договору с жителями они установили во всех городах угодное им государственное устройство…». Перед нами — один из таких договоров; на неравноправный характер его указывают практически все пункты соглашения, продиктованного победившей стороной, т.е. афинянами, жителям покоренного города. Надпись дошла до нас в хорошем состоянии, почти без лакун.

Постановили Совет и народ в пританию24 филы Антиохиды,25 председательство­вал Драконтид. Диогнет предложил.

Пусть Совет и судьи афинян дадут следующую клятву: « Я не изгоню халкидян из Халкиды, не разорю их город, ни одного частного человека не лишу гражданских прав, не накажу изгнанием, не арестую, не убью, не отниму ни у кого денег без суда и без постановления народа афинского. Я не вынесу на обсуждение приговора ни против общины, ни против какого-либо частного лица без предупреждения. И, когда придет посольство, я по мере возможности введу его в Совет и народное собрание в течение 10 дней, если буду пританом. Это я буду соблюдать по отношению к халкидянам, если они будут повиноваться народу афинскому».

Пусть посольство, которое придет из Халкиды, вместе с уполномоченными лицами приведет к присяге афинян и запишет принесших присягу. Пусть стратеги позаботятся, чтобы все поклялись.

Халкидяне пусть дадут следующую клятву: «Я не изменю народу афинскому никакой хитростью или уловкой, ни словом, ни делом, не послушаюсь изменившего, и, если кто-нибудь изменит, сообщу афинянам. Я буду платить афинянам форос в сумме, о которой договорюсь с афинянами. И союзником я буду насколько смогу, лучшим и добросовестным, и буду помогать и содействовать народу афинскому, если кто-нибудь будет наносить обиду народу афинскому, и буду повиноваться народу афинскому».

Пусть принесут присягу все совершеннолетние халкидяне. Кто не даст присяги, пусть будет лишен гражданских прав, имущество его пусть будет конфисковано и десятая часть имущества станет священной собственностью Зевса Олимпийского. Пусть посольство афинян, прибыв в Халкиду вместе с уполномоченными лицами в Халкиде приведет к присяге и запишет принесших присягу халкидян.

Антикл предложил: в добрый час для афинян; пусть принесут клятву афиняне и халкидяне на тех же основаниях, как постановил народ афинский в отношении эретрийцев. Чтобы это произошло как можно скорее, пусть позаботятся стратеги. И пусть народ немедленно изберет пять человек, чтобы они, придя в Халкиду, приняли клятву. Что же касается заложников26, то ответить халкидянам, что теперь афиняне находят нужным оставить так, как было ранее постановлено, но, когда сочтут необходимым, они, посовещавшись, заключат соглашение, которое представится выгодным для афинян и халкидян. Чужеземцы, находящиеся в Халкиде, которые, живя там, не платят податей в Афины, и те, которым дана народом афинским ателия27, пусть будут свободны от податей; остальные же пусть платят в Халкиде, как и все халкидяне. Пусть это постановление и присягу напишет в Афинах секретарь Совета на каменной стеле и установит в городе за счет халкидян, а в Халкиде пусть Совет халкидян напишет и поставит в храме Зевса Олимпийского. Такое постановление следует принять в отношении халкидян. Жертвоприношения же, о которых говорится в прорицаниях оракула об Эвбее, пусть совершат как можно скорее вместе с Иероклом28 три мужа, которых выберет их собственный Совет. А чтобы жертвы были принесены как можно скорее, пусть позаботятся стратеги и выдадут деньги для этого.



Архестрат предложил: все остальное пусть будет так, как говорит Антикл, но судебные наказания для халкидян пусть будут [назначаться] в Халкиде по их собственным законам, как для афинян в Афинах, за исключением изгнания, смертной казни и лишения гражданских прав. По этим делам пусть подается апелляция в Афины, в гелиею29 под председательством фесмофетов30, согласно постановлению народа31. Об охране же Эвбеи пусть стратеги заботятся наилучшим образом, чтобы было как можно лучше для афинян.
Перевод Л.А. Пальцевой.

1 Население Аттики, а также значительной части островов Эгейского моря и малоазийского побережья составляли ионийцы, всегда ощущавшие свое племенное единство.

2 Талант состоял из 6000 драхм.

3 Имеется в виду Пелопоннесская война, описание которой составляет основное содержание «Истории» Фукидида.

4 Речь идет о выведении на Скирос афинской военно-земледельческой колонии (клерухии).

5 Восстание на острове Наксосе произошло в 469 г. до н.э.

6 Самыми крупными актами протеста афинских союзников были восстания на Фасосе (469 г. до н.э.), Эвбее (446 г. до н.э.), Самосе (440 г. до н.э.) и волнения в Византии (440 г. до н.э.).

7 Речь идет о событиях Греко-персидских войн до 478 г. до н.э.

8 Перикл умер спустя два года после начала Пелопоннесской войны, в 429 г. до н.э., став жертвой начавшейся в Афинах эпидемии.

9 Имеется в виду Пелопоннесская война.

10 Более подробно о расходовании афинянами общесоюзных средств сообщается у Плутарха в биографии Перикла и в «Афинской политии» Аристотеля (см. ниже).

11 Таким образом было принято скреплять данную клятву: считалось, что договор будет нерушим, пока слитки металла остаются на дне.

12 Союзная казна была перенесена с Делоса в Афины в 454 г. до н.э., уже после смерти Аристида. По-видимому, Плутарх (или его источник) допускает неточность в этом вопросе.

13 Т.е. перед персами.

14 Имеется в виду перенесение союзной казны с Делоса в Афины в 454 г. до н.э.

15 Первоначально Хиос, Лесбос и Самос входили в Афинский морской союз на особых правах. Впоследствии все они утратили свою автономию: Самос — в 440 г., Лесбос — в 425 г., Хиос — в 412 г. до н.э.

16 Речь идет о Пелопоннесской войне.

17 В Пританее устраивались за государственный счет обеды для граждан, имеющих особые заслуги перед государством.

18 Перед началом суда обе стороны, участвующие в процессе, вносили судебную пошлину.

19 Имеется в виду афинский суд присяжных — гелиэя.

20 Речь идет об атимии – лишении гражданских прав. Атимия налагалась судом за многие преступления (лжесвидетельство, подкуп, уклонение от военной службы и т.п.). В некоторых случаях атимия налагалась до приговора суда, если факт преступления был очевиден.

21 Мина – денежная единица, состоящая из 100 драхм.

22 Епископы (букв. – «наблюдатели», «надзиратели») — афинские политические представители в подвластных городах.

23 Во все города союзников афиняне вводили свои военные гарнизоны.

24 Притания – время исполнения членами Совета, избранными от одной филы, функций дежурной части Совета. Срок притании составлял одну десятую часть года (35—36 дней).

25 Антиохида – одна их десяти территориальных фил Аттики.

26 Заложники были взяты афинянами в ходе подавления восстания на Эвбее.

27 Ателия – освобождение от уплаты податей и налогов.

28 Иерокл – афинский жрец и прорицатель.

29 Гелиэя – суд присяжных в Афинах.

30 Фесмофеты – члены коллегии архонтов, с древнейших времен имевшие отношение к законодательству и судопроизводству.

31 Предложение Архестрата означало фактически ограничение юрисдикции местного суда в Халкиде. Все наиболее значительные судебные дела, по которым предполагалось вынесение перечисленных в надписи наказаний, переносились из городского суда Халкиды в афинский суд присяжных.