Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


История древней церкви




страница1/3
Дата01.07.2017
Размер0.53 Mb.
  1   2   3



ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ЦЕРКВИ. I курс МДА. 2006-07


ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ЦЕРКВИ.

Алексей Иванович Сидоров.
Вводная лекция.
В.В.Болотов «История» от глагола «Ойда» = знать, знание, гнозис, но как ви́дение событий, духовное ви́дение. Суть истории в непосредственном созерцании событий. Письменные события восходят к очевидцам.

3 этапа работы историка:

  • Собирание фактов.

  • Установления причинно-следственной связи.

  • Богословие истории. (Исследование фактов, их анализ).

Когда историк начинает работу он начинает с установления фактов и их освящения. Историк постоянно борется с рекой забвения. Настоящий историк только Господь Бог, а человеческая память в этом отношении ущербна. Из памяти стираются мельчайшие детали, многие из которых существенны. Историк работает как мыслитель, он должен помнить, что не всегда последующее следствие предыдущего. Первый уровень исторического знания – это установить, что, где и когда происходило. Установление причинно-следственной связи — дело сложное и нужнейшее для историка. Историк сталкивается с несогласованностью субъективностей, восприятием разных национальностей, характеров, просто симпатий. Например, Эфесский и Разбойничий соборы. Какой из них назвать вселенским зависит от личности описывающего события. Или оценка личности Иоанна Грозного. История всегда антиномична, это не плоскость, это объемная картина. Историю по сути дела писать настолько сложно, что легче отказаться от неё. Но человек не может без истории, без памяти, без осознания себя в опыте своей страны, в своем собственном опыте. Поэтому при изучении истории мы всегда должны делать скидку на субъективность. Бауэр писал: «историк должен сам переноситься в объективность предмета и стать зеркалом отражения истории». Богословие истории — высший уровень изучения истории.

Понимание истории Церкви задача ещё более сложная. Это уже невозможно без богословия. Церковь это Экклесия, что означает (по Болотову) народное собрание, а значит изучение истории Ц. — это изучение истории людей. Также Ц. — это богочеловеческий организм. Историю нужно понимать как время в вечности. Даже факт творения есть линейность, а не цикличность. (Ошибка Оригеновского апокатастасиса именно в цикличности, за что его правильно осудили!) Церковь как община, историк имеет постоянное общение с земной гранью её бытия, но не должен забывать и о её Божественном аспекте, о духовной составляющей. Ц. нельзя рассматривать только эмпирически. В этом есть момент таинства. Блаж.Августин: если без Бога не создано и мельчайшей твари, то тем более без него не могут вершиться судьбы людей и история. Православный историк должен православно подходить к истории.

Для историка главное всегда точно видеть свою задачу. Историк должен любить Бога, церковь и историю. Чем меньше в человеке-историке любви, тем хуже он пишет историю, даже будучи профессионалом в этой области. Например, западный историк Дюше — приятно читать. А вот современные даже коллективные исторические труды страдают отсутствием любви, а от этого хуже читаются. Исследователь должен проникнуться тем, о чем пишет. Тем более церковный историк. Например Гиббон, написано хорошо о истории падения римской империи на основе истории Византии. Но Византия не отделима от церкви, а Гиббон это не замечает, поэтому его труды слабы́.

История это всегда ретроспектива, ретроспекция (РЕТРОСПЕКЦИЯ от лат. retro - назад и specio - смотрю), обращение к прошлому, обзор прошедших событий). Чем ближе событие ко времени историка, тем сложнее давать оценку. Вся история синергична, а в истории Церкви особенно важна синергия, но 90% историков не любят замечать эту божественную составляющую истории. Поснов: изучение истории — изучение больше человеческого фактора, Божественный же фактор выходит за пределы истории и потому он не подлежит изучению, потому его так тяжело видеть, но не учитывая его нельзя понять истории вообще и истории Церкви. о.Сергий Мансуров в «Очерках из истории церкви» написал: «История Церкви — это история того, как в среде человечества зажглась новая жизнь, огонь которой возгорелся от Христа». Историк не должен писать сплошную агиографию. Но нельзя и отрицать святость Церкви, отрицать вообще синергичность исторических процессов. Пример такого изучения истории Ц. — суждение дикаря о движении машины: едет потому что крутятся колеса. Для истории как науки очень важен фактор личности историка. В этом плане предпочтительней труды митр.Макария Булгакова, чем Голубинского. Вообще историк не может не быть тенденциозным. Но лучше быть тенденденциозным по-православному.


ОБЗОР ДРЕВНЕ-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
ап.Лука, Деяния. Апостол Лука отличен от прочих писателей Н.Завета. В одном древнем прологе 2го-3го века так пишется о нём: Лука родом сириец из Антиохии, не женат, жил 84 года и похоронен в Био́те. Из его Евангелия:

1 Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях,

2 как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова,

3 то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил.

Термин «Дие́госин» = повествовать. Лука желает донести события в полноте. Опирается на предания, преимущественно устные. Это для него главный источник, но он дает себе труд «достоверного исследования» преданий. Это, как видим, труд не малый, потому что уже во 2 веке ходило множество преданий о жизни Христа. Деяние написано о личностях. Это древний прием историографов. Писали историю по одному человеку, например, и Геродот и Фукидид. Вся история стягивается к одной личности. Лука показывает высокий уровень образованности т.к. следует традициям своего времени. Все Деяния заключены на двух личностях: Петре и Павле.

Источники: в Деяниях о Петре — свидетельства, интервью других лиц, самовидцев. В 3х местах встречаем (16, 20, 27 главы) повествование от первого лица т.е. сам свидетель. Несправедливо обвинении Луки в плагиате из других источников. Письменные док-ты, использованные в Деяниях: 15глава — послание собора 51года, 22глава — послание Клавдия Лисия к Феликсу. В лице Луки Церковь пытается осознать свою, пусть небольшую историю. Как любой человек оценивает себя взрослея. Церковь осмысливает свою историю, чтобы двигаться далее. Именно в этом значение Деяний.

Далее от Луки до 2века:
Егези́п.

Его утраченное сочинение «Юпоме́нон». (Перевод примерно как «памятные записки», воспоминания других, но не мемуары). Это обращенный иудей ІІ века. Неизвестны даты его рождения и смерти. При папе Аниките он путешествовал из Сирии. Посещал церкви, основанные апостолами (Рим, Коринф), собирая сведения о происхождении общин, о самих апостолах. Блаж.Иероним Стридонский читал это сочинение, он так предает: Егезип по времени был близок к апостолам. Собрав сведения, он написал 5 книг простым языком, чтобы передать характер речи, дух тех, о ком писал, для пользы читающих (характерная черта древних историков: пишут не просто так, а для пользы! Примеры такого написания истории: Плутарх, Фукидид). Евсевий Кесарийский так отзывался о труде Егезипа: Егезип, описывая историю Церкви, говорит, что Церковь сначала была подобна непорочной и чистой деве. Когда скончались её охранители апостолы, открыто начали выступать еретики, провозглашая лжеименное учение. Таким образом, сочинение Егезипа имело и богословский характер. Направленность его — против гностиков.


Секст Юлий Африка́н.

Сам из римского офицерского корпуса при императоре Септимии Севере. Участвовал в походе императора в Эдессу, где сблизился с двором Эдесского Царя, что в последствии помогло при написании трудов. Отец Юлия, судя по всему, ветеран из римских колонистов в Палестине. Сам Юлий Африкан очень образован: слушал Иракла, преемника Оригена по Александрийскому училищу. Переписывался с самим Оригеном. Егезип и Юлий Африкан являются непосредственными предшественниками Евсевия Кесарийского, которого называют уже «отцом церковной истории». В 240 году Ю.Африкан вышел в отставку и скончался в Палестине, близ Никополя (Бывшее селение Эммау́с). Сохранились сведения о его сочинениях, судя по которым Ю.Африкан был ещё и библеистом: 2 послания

Написал: интересен в истории др.церковний истории.


  • «Послание Оригену»: о книге пророка Даниила и об эпизоде с Сусанной. …Говорит, что это позднейшая вставка.

  • «Послание (некоему) Арестиду» (был еще апологет Арестид) о генеалогии Христа.

  • «Кесто́й» (непереводимо, нечто пестрое, вышивки, всякая всячина, эциклопедия самого широкого жанра) сведения по истории, географии, этнографии и проч.

  • «Хронографии». Тоже не сохранилось. Лишь отрывки. Состояло из 5 книг. Здесь Африкон как родоночальник летописания. Исходил из хр-кой основы времени. Христос — ось истории. До рождества 5500 лет. А всего должно быть 7000. 8я тысяча — жизнь нового неба и новой земли. Т.о. Африкан был хилиастом. Но нельзя путать хилиазм, например, Иустина и Иринея с иудаисткими чаяниями. Это принципиально разные воззрения. Важно, что взгляд на историю как на единое целое. Евсевий Кесарийский пользовался этим трудом, продолжал его.

Об этих трудах мы знаем лишь по упоминанию Евсевия и других хронистов. Африкан родоначальник летописцев т.к. все хронографы исходят из его мировидения.
Евсевий Кесарийский (Евсевий Памфил) (260/264—339).

В доникейскую эпоху мы видели 3 попытки осмыслить историю. История Евсевия несравнима ни с одной из них. Это новое слово в историографии. Скудные сведения о его жизни. Нет даты рождения. 60-70-гг 3века. … считает, что родился между 260-264гг. Предположительно родился в Кесарии Палестинской. Это греческое поселение, провинция. Построена Иродом Великим. Жители в основном греки и римляне. Много чиновников т.к. провинциальный административный центр. Здесь жил и учил Ориген, организовал школу, заложил основы великолепной кесарийской библиотеки. (с кон.3 века эта библ центр хр-кой словесности. Погибла в 7 веке, сгорела). Евсевий происходит из хорошей, средней по достатку семьи. Получил хорошее образование в Кесарии. Слушал Оригена и имел доступ к библиотеке. Известно, что в 296году Евсевий был в Кесарии и видел приехавших Диоклетиана и Константина. В зрелом возрасте Евсевии посещал и Антиохию, где учился у пресвитера Дорофея, известного дидаскала. О нем он с восхищением пишет в своей Истории. Неизвестно какова его вера в это время, возможно уже хр-нин. Известно, что огромное влияние на него оказал пресвитер Памфил из финикийского города Бери́та. Это греческий культурный центр. Памфил аристократического рода. Берит же славился юридической академией. Эта академия знаменита в древности. Здесь готовили чиновников, т.е. элиту. Терновский пишет, что Берит в то время прозывали «Око финикии». Акдемия Берита сравнима по значению с Оксфордом 19 века. Академия была на государственном обеспечении. Выпускник обязан не только разбираться в законах. Но и хорошо, грамотно, художественно говорить. Знать и цитировать литературу, разбираться в географии. Памфил, как аристократ по происхождению, получил самое хорошее образование. Затем был в Александрии, где углубил свое образование. В Александрии в то время процветало Огласительное училище и уже существовала развитая образовательная система из 4 ступеней:



  1. школа грамматика.

  2. школа грамматиста.

  3. школа ритора.

  4. школа философа.

Потом Памфил приехал в Кесарию, где рукоположен во пресвитера. Не известно, каков его стаж как хр-нина. Памфил преемник Оригена по преподаванию в Кесарийской школе. Скорей, он не ученик Оригена (Ориген в 257-8гг в гонение Декия пострадал, а Памфил — мученик 4 века), но поклонник и сторонник Оригена. Памфилу принадлежит «Апология Оригена». В преподавание Памфила традиции школы те же что и при Оригене: братство, семейность. В круге избранных, любимых учеников был и Евсевий. Евсевий в «Книге о палестинских мучениках» пишет похвалу Памфилу: «Это был муж, который на протяжении всей своей жизни был известен различными добродетелями. Он раздавал своё имущество бедным. Особенно же прославился искренней ревностью к Слову Божию, исполнением всех возложенных на него служений и любовью к людям». Памфил был богат, но добродетелен. Отличался жизнью любомудренной т.е. глубокая мудрость в сочетании с безукоризненной жизнью.

Пресвитер Памфил был духовным отцом воспитателем и наставником Евсевия Кесарийского. Памфил закончил жизнь так же светло как жил: мученичество за Христа. Он брошен в темницу в гонение Диоклетиана и быстро, одним из первых казнен.

По свидетельству Фотия: Евсевий тоже был в темнице с Памфилом. Кто-то из историков сомневается в этом. Но Епифаний тоже оставил нам сообщение. Епифаний описывает собор в Тире 335 года, на котором было осуждение Свт.Афанасия Великого. Среди судей был Евсевий Кесарийский. Он председательствовал на одном из заседаний. В числе привлеченных к суду было несколько других Александрийских епископов и епископ Потамон Великий еп.Ираклийский, которому в гонения вырвали глаз. Когда Потамон увидел своего любимого вождя Афанасия, он возмутился. Афанасия же обвиняли не по догматическим вопросам, а чисто по хозяйственным злоупотреблениям. (Такие же обвинения в последствии против Евстафия Антиохийского. Вообще частый способ решать догматические трения: клевета на бытовую тему). Потамон обратился с речью к судьям: «Ты Евсевий судишь, а не ты ли был со мною в гонениях? Но я лишен глаза, а ты невредим. Как ты освободился, не беззаконием ли?» Евсевий ответил: «Если ты так дерзок сейчас на суде, то что творишь у себя на родине?». Евсевий не любил Епифания потому, что разные позиции. Но Епифаний не сказал как освободился Евсевий т.к. сам не знает. Он лишь догадывается о жертвоприношении или подкупе. Возможно, Памфил сам благословил своего любимого ученика на освобождение посредством подкупа ради сохранения нужного учёного переписчика. Т.о. предательства здесь возможно и не было. По поводу же Потамона, то между ним и Евсевием большая социальная разница: Потамон — копт, а Евсевий греческий аристократ, поэтому нет ничего удивительного, что Евсевий быстро освободился. В общем, если он был схвачен, то быстро был освобожден по ходатайству родственников или просто пошел на подкуп. Сразу по освобождении Евсевий исчез из Палестины. Уехал. Когда же закончились гонения, после Миланского эдикта вернулся и рукоположен во епископа. Доказательством того, что предательства не было, служит факт, что в древней церкви нет случая, чтобы принесший жертву был принят в клир! Категорический запрет, например, арианин Астер был очень любим епископами-арианами (Евсевием Никомидийским) и даже императором, но епископом не стал. В древних общинах сразу все становилось известным. Рукоположение вероотступника, причем такого известного как Евсевий, было бы беспрецедентным случаем.

Итак, в 314—315 год, после Миланского эдикта, Евсевий стал епископом. Розанов, западный исследователь, пишет, что в это время Евсевий попал на глаза имп.Константину. Евсевий становится приближенным и очень влиятельным придворным. Он умен, он пишет, а Константин ценил словесность и т.о. Евсевий едва ли не второе лицо в гос-ве после еп.Евсевия Никомидийского. Розанов: «Из гонимых превратился в одного из самых влиятельных и перспективных архиереев».

Странна его роль в арианских спорах. Скорее уклончивая позиция. Евсевий не догматист. Он образован, но тяготел более к истории и толкованиям. Догматика вызывала у него внутреннюю аллергию. Например, он е пишет о Первом Вселенском соборе. Он консервативен, чужд стремлений к определениям. Бергхов, автор исследования о богословии пишет: «Его богословские воззрения были повторяющие, а не творящие». Он миролюбив. Споры его огорчали: только кончились гонения как началась вражда между гонимыми. Возможно, он шел в ключе власти: стремился к единению людей. Нельзя сказать, чтобы он стоял строго на позициях арианства. В арианских спорах он тяготел к Арию, может потому, что когда Ария запретили в служении, он (Арий) написал три письма к главным палестинским епископам Патрафилу Скифопольскому, Евсевию Кесарийскому и … с просьбой заступиться за него перед еп.Александром. Епископы решили обратиться к еп.Александру, чтобы тот простил Ария. Т.о. Евсевий выступал в роли примирителя.

На соборе 325 Евсевий не хотел принимать НИКЕЙСКИЙ символ, но здесь он не противился, а ссылался на древние символы. Неприятным для него был термин ЕДИНОСУЩНЫЙ. Но Евсевий подписывает Никейский символ по повелению своего друга Императора. Здесь опять показательно его миролюбие: он думал, что так закончатся споры. Пастве он писал, что термин «омоусиос» можно по-разному толковать.

На соборе было 3 партии: Православные (немного), Ариане (совсем мало), основная масса, не разумеющая сути догматики. Всего 318 человек. Все подписали. Брожение началось потом. В этом божественная воля. Богословская близорукость поставила Евсевия в число противников Никейского определения. Евсевий по своим убеждениям был как раз неразумевающим, даже не полуарианин. В богословской литературе таких называли «Евсевианами». Так можно понять участие Евсевия Кесарийского в тирском соборе 335г, инспирированном Евсевием Никомидийским, когда судили свт.Афанасия Когда началась антиникейская реакция и осудили Евстафия. Евсевий же был единственным кандидатом на Антиохийскую кафедру, но отказался, т.к. не хотел влезать в споры. Умер Евсевий мирно, 30 мая 339г. На два года пережил Императра Константина Великого (337г).

Как писатель-апологет он относится к новой эпохе церковной апологии, к церкви не гонимой. Хотя начинал он свой труды еще в гонениях.


  • «Против Иерокла» (Это чиновник, языческкий писатель, оппонент хр-ва. Ему принадлежит сочинение «Правдолюбец» где проводил сравнение Иисуса с магом Апполлонием Тианским). Основная мысль работы: как шла подготовка к пришествию Христа в В.Завете.

  • «Евангельское предуготовление» 15 книг о превосходстве хр-ва над язычеством на основании цитации В.Завета. Продолжение этого труда:

  • «Евангельское док-во» 20 книг

  • «Против Порфирия»

  • «О Богоявлении»

Как о писателе-экзегете блж.Иероним пишет о нем: «Он был весьма ревностным в изучении Св.Писания». его экзегетические труды былиобразцом для блж.Иеронима и других западных писателей. Евсевий поклонник Оригена, но расходился с ним в толкованиях. Многие его творения не дошли до нас.

Евсевию чужда богословская экзегетическая фантазия.



    • «Толкование на Псалтирь» (фрагменты, не вся книга)

    • «Толкование на Исаию»

    • «О вопросах и их разрешении в Евангелии» (ответы, разъяснения пастве)

    • «Евангельский канон» (таблица согласования. Значительны труд)

    • «Онома́стикон» (посвящено библейской палестинской географии)

Кроме того, Евсевий пытался наладить дело копирования списков Св.Писания для церквей. Это было как бы общество распространения Писания. Он человек здравых подходов к Писанию. Он уважал Оригена, но не следовал ему. Он конкретен в своих толкованиях, рассматривает текст этимологически.

«Как Палестина между Антиохией и Александриией, так и Евсевий посреди двух школ».



Он хороший знаток текстов, как помошник Памфила по подпольному тиражированию книг. Он переписывал книги и снабжал ими церкви. Его можно назвать «Практический библеист». Когда имп.Константин создавал библиотеки Константинополя, он доверил это дело Евсевию. Император заказал Евсевию 50 списков с Иерусалимских Евангелий. (Богатая библиотека Иерусалима содержала даже оригинал Гекзаплов Оригена: Септуагинта, Акила, Симмах, Феодотион, Евр.текст, Гр.транскипция евр.текста и другие, позволяющие сейчас отличать искажения массоретского текста). Евсевий организовал дело (нанимал писцов, каллиграфов), а главное он стал редактором. Т.о. он прочитал и исправил все 50 Евангелий!!! Скорее всего, Евсевий сверялся с Гегзаплами Оригена. Неблагодарный труд редактора, но Император был в восторге!
Евсевий как богослов: (Не интересная область его трудов. Он не богослов).

  • «Против Маркелла Анкирского» (Маркелл — еп 4века. Выступал против ариан. Но переусердствовал в борьбе с субординатизмом. В богословии они были своего рода антиподами. Марркеллий особенно, даже чрезмерно подчеркивал единство лиц Божества, единство ипостасей. Получалось очень смазано. Евсевий обвинял его в Савеллианстве)

Евсевий как историк:

  • «О жизни блаженного Василевса Константина» (размышления о жизни Императора). Это нравственное назидательно-похвальное слово. «Я не буду писать ничего о гос.делах, о победах, о законодательстве. Только о богоугодной жизни Константина Великого с возможной краткостью». 4 книги. Исторический труд.

  • «Слово Василевсу Константину на 30-ти летие царствия» из 18 глав. Две части: первая — обзор правления с похвалой, вторая — слово Евсевия при освящении храма, на котором присутствовал сам Император. Вторая часть приложена позднее к этому произведению. Нам важны те элементы истории, которые описаны Евсевием. Он много пишет о государственных событиях. За это его так не любят протестанты. Они представляют его как придворного льстеца-лизоблюда. Болотов же во многом оправдывает Евсевия. Тогда было такое время. Евсевий не мог не писать про придворные события. В данном случае Евсевий еще и выразитель гласа церкви (так пишет Карташев), а хр-не того времени не могли не воспринимать утверждение легитимности церкви, долгожданное прекращение гонений как чудо Божие. Поэтому не удивительны похвалы Императору.

  • «Хроника». Из 2 частей: 1) «Хронография» — просто описание истории, продолжение труда Секста Ю.Африкана. Блж.Иероним перевел этот текст и довел до 378 года. 2) «Хронологические каноны» — таблицы событий по времени от сотворения мира. Одновременное отражение историй разных народов. (В полноте дошло только на армянском языке). Это самый славный труд Евсевия. Здесь он использовал труды многих известных историков: Флавия, Филона, Климента, Оригена. Это вероятно фонд Кесарийской библиотеки.

  • «Церковная История». Послед редакция — 325 год. Задача этого труда для Евсевия — описание домостроительства спасения. В этом он первый богослов истории. Лебедев: назвал её «возвышенной историей». Основная мысль: это история благодеяний Божиих, в истории очевидна синергия. Болотов: «Избранная Евсевием форма повествования стала роковой для его произведений». Это самое глубокое произведение Евсевия.

О «Церковной Истории». История Евсевия начинается с богословского сотериологического введения. Это самая важная черта настоящего историка — сотериологическое видение истории. Также, характерная черта для Евсевия прослеживать историю Церкви в соотношении с языческим миром. Он ведет историю Церкви в контексте остальной истории. Очень сильно чувствуется, апологетичность истории Евсевия. В те времена древность была критерием истинности. Церковь только начинает свое торжество над языческим миром. И для всех апологетов характерно подчеркивать древность хр-кой религии. Все они считали, что хр-во сильнее и мудрее язычества своей древностью: «Хотя мы народ новый и имя наше только узнано, вера наша с самого возникновения человечества». (В этом видим параллель с Тертуллианом: «Душа по природе — христианка»). Церковь для Евсевия — средоточие истории человечества. Аксиома для него — все определено промыслом. Промысел управляет, но есть и противление с центром в известной духовной личности. Вся история — противостояние, точнее противление.

Розанов пишет: «Евсевий рассматривает историю как битву, как противостояние двух лагерей, двух противников. Противник то засыпает, то вновь нападает. Перед нами предстают грандиозные сцены борьбы. И таким образом история Евсевия обращается в драму». Но Розанов здесь делает не совсем логичный вывод: историю нельзя представлять как дуализм. Бог и диавол не на равных. Диавол, как это понимает и Евсевий, действует по попущению Божию. Евсевий не превращает историю в иллюстрацию борьбы. Это скорей констатация: борьба была и борьба есть.

Евсевий прекрасно понимает, что до него никто не писал такого труда. «Молю Бога быть мне путеводителем, ибо никто не писал до меня такого труда, остались лишь некоторые заметки в которых каждый оставил свой взгляд на события, это как слабые факелы, освещающие путь. Эти сведения я соберу, как цветы на лугу духовном и вставлю в венок истории как нечто цельное». Итак, Евсевий шел непроторенным путем, но он отдает дань и своим предшественникам. Сведений у него было не много. Краткие упоминания, архивы, некоторые документы. Они рассеяны. Но Евсевий сделал максимум, что мог. И потому его история — шедевр древне-церковной письменности. Для историка важно любить историю. Евсевий в полноте отвечает этому требованию.

Еще одна характерная черта: он не мыслит историю вне контекста нравственного богословия.

о.Сергий Мансуров: «Историк должен внимать тем фактам, которые отражают нравственное состояние общества, так станут понятными события». Этот нравственный дух у Евсевия не перерастает в дешевый морализм.

К недостаткам его истории относят: присутствие фактологических ошибок, не всегда логичное построение материала. Но важно понять, что у разных людей разная логика. А историк должен всегда учитывать чужую т.зрения. Это не преступная терпимость, а анализ. Нельзя терпеть лжи, но важно разобраться: ложь ли это. У Евсевия, при презумпции правоты другого, нет смешивания правоты и ереси.




  • «О палестинских мучениках» — другое, не менее важное сочинение Евсевия. Оно небольшое — всего 13 глав. Сохранилось две редакции: краткая (оригинал на греческом) и пространная (оригинал на…). Это описание последнего гонения в Палестине 303—311гг. Описание мучений ведется как свидетельство истинности веры хр-вой. В Палестину почему-то привозили для мучений хр-ан и из других областей империи. Например, в 11 главе описание диалога египетского мученика с судьей о вышнем Иерусалиме. Здесь подчеркнута разница видений мира. Судья удивлен, что ничего не слышал о городе, где живут только хр-не. Лежит город на крайнем востоке, на восходе солнца. Судья остался в недоумении, не построили ли себе хр-не враждебного города, не опасно ли это для империи.

Итак, это действительно уникальный церковный историк. Он оставил парадигму восприятия истории и последующие историки Сократ, Созомен, Феодорит и Евагрий отталкиваются уже именно от этого восприятия.

Как сам Евсевий рассматривал свою историю: для него важно не упорядочивание информации. Для него, как для истинного грека, важно показать пронизанность бытия логосностью. История включена в логосность бытия, наука же часть описания этой логосности.




Золотое правило А.И.Сидорова: нужно отделять котлеты от мух 


  1   2   3

  • 3 этапа работы историка
  • ОБЗОР ДРЕВНЕ-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ап.Лука, Деяния.
  • 1 Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, 2 как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова
  • 3 то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил.
  • Егези́п.
  • Секст Юлий Африка́н
  • Евсевий Кесарийский (Евсевий Памфил) (260/264—339).