Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Историографические, источниковедческие и историко-правовые исследования проблем аграрного сектора России




страница1/25
Дата08.02.2017
Размер5.35 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Раздел 4. Историографические, источниковедческие и историко-правовые исследования проблем аграрного сектора России

PART 4. HISTORIOGRAPHICAL, SOURCE STUDIED, HISTORICAL AND


LEGAL RESEARCHES OF THE AGRARIAN SECTOR PROBLEMS IN RUSSIA
УДК 930.221:947(470.343)

И.В. Алметева

Источники по истории крестьянской грамотности и образования Козьмодемьянского уезда Казанской губернии

во второй половине XIX – начале XX вв.
Аннотация: В статье анализируются источники по истории крестьянской грамотности и образования во второй половине XIX – начале XX вв.

Ключевые слова: грамотность, начальное школьное образование, источники.
I.V. Almeteva

The sources for the history of peasant literacy and education in

Kozmodemyansk Area of the Kazan province in the second half

of the XIX – beginning of XX centuries
Summary: The author gives a review of the works on history of peasants‘ literacy and education in the second half of the XIX and early XX centuries.

Key words: literacy, primary school education, sources.
Система начального школьного образования в Марийском крае, в том числе в Козьмодемьянском уезде Казанской губернии, сложилась во второй половине XIX – начале XX вв. Она включала начальные школы светского (земские школы, воскресно-повторительные классы, училища Министерства народного просвещения, школы начального профессионального обучения) и духовного (церковно-приходские, миссионерские, «братские», монастырские школы, школы грамоты) ведомств. Исторические корни системы начального образования восходят к первой «новокрещенской» школе и первому уездному малому училищу.

Источники по истории крестьянской грамотности и образования Козьмодемьянского уезда Казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. можно разделить на следующие группы: актовые материалы, делопроизводственные документы, статистические материалы, периодическая печать, источники личного происхождения.

Актовые материалы, составляющие комплекс законодательных и нормативных документов центральных органов власти и управления, позволяют определить основные направления государственной образовательной политики. Эти документы опубликованы в Полном собрании законов Российской империи и в ряде сборников, среди которых особый интерес представляют «Положения» о начальных народных училищах 1864 и 1874 гг., «Правила» о мерах к образованию населя­ющих Россию «инородцев» 1870 г., о церковно-приходских школах 1884 г., о школах грамоты 1891 г. и другие законодательные акты начала XX в. [27;28; 29; 30].

Отложившиеся в различных учреждениях делопроизводственные документы, относящиеся к начальному образованию, дают представление о функционировании различных типов начальных школ, в них приводятся сведения об управлении, финансовом и хозяйственном обеспечении школ, о составе учителей и учащихся, об организации учебного процесса, что позволяет проследить основные этапы развития школы.

Основная часть документов этой группы сохранилась в фондах Государственного архива Республики Марий Эл. Среди них особую ценность представляет фонд инспектора народных училищ Козьмодемьянского уезда (ф.57). Содержащиеся в нем ежегодные отчеты, протоколы испытательных комиссий, различные ведомости и другие материалы позволяют определить по каждой отдельно взятой школе дату открытия, месторасположение; состояние помещений с оценкой их стоимости; охарактеризовать финансовое и хозяйственно-материальное положение школы и учителей. В них также представлены сведения, касающиеся штатного состава училищ с конкретными персоналиями учителей, и другие данные. Немаловажное значение имеют сведения о составе учащихся с указанием их социальной принадлежности и национальности, о возрасте поступавших в училище, их местожительстве и расположении конкретных сельских школ, об организации учебного процесса с указанием перечня дисциплин, о наличии учебных и методических указаний, форм проведения обучения. В этих документах отразилась и внеклассная работа учителей различных типов школ с детьми и их родителями (народные чтения, вечерние занятия, народные библиотеки, распространение литературы и т.п.). Находящиеся в фонде Козьмодемьянского училищного совета (ф.96) материалы содержат сведения об открытии начальных школ и состоянии системы народного образования.

В фонде Козьмодемьянской уездной земской управы (ф.49) отложились журналы и постановления уездных земских собраний, на которых решались основные проблемы народного образования, рассматривались различные ходатайства, прошения, жалобы, проекты по открытию училищ, циркуляры Министерства народного просвещения и директоров народных училищ Казанского учебного округа.

Ежегодно уездная земская управа готовила для земских собраний отчеты о состоянии начальных народных школ. С 70-х гг. XIX в. эти отчеты стали публиковаться. Первоначально в них давалась краткая справка о состоянии грамотности и образования в уезде, с 80-х гг. Козьмодемьянская земская управа начала предоставлять отчеты, отличающиеся большой информативностью, к началу XX в. были выработаны определенные пункты отчетов.

На начальном этапе в отчетах указывалось количество школ, с добавлением вновь открывшихся и закрывшихся учебных заведений. Например, в 1880−81 учебном году Козьмодемьянская уездная управа в своем отчете привела следующие данные: «В отчетном году на счет земства содержались училища: в городе 2 женских, в уезде 27» [23, с. 30]. Более подробные сведения содержатся в отчете за 1901−02 учебный год: «К 1-му июля 1902 г. в Козьмодемьянском уезде состоит 50 начальных училищ, находящихся в ведении Министерства народного просвещения. Из них одно двухклассное министерское, одно городское мужское приходское с ремесленным при нем классом и 48 земских, считая в их числе и Козьмодемьянское женское, содержимое главным образом на средства земства. Если к указанному числу присоединить еще 69 школ, находящихся в ведении епархиального училищного совета (48 церковно-приходских, 20 школ грамоты и одну школу Братства святителя Гурия), то общее число начальных училищ было 119. Впрочем, в отчетном году число училищ значительно увеличилось, ибо в этом году вновь было открыто пять земских училищ: Актаюжское, Акчеринское, Больше-Рут­кинское, Адабай-Касинское и Ювановское женское» [9, д. 1060, л. 78].

В некоторых отчетах, например за 1907−08 учебный год, присутствуют сведения «о национальной принадлежности» учебных заведений. Из 68 училищ Козьмодемьянского уезда русских училищ всего 10... Остальные 58 училищ инородческие, из них 51 училище чисто инородческое (22 марийские и 29 чувашские) и 7 училищ смешанные: 5 марийско-русские … и 1 марийско-чувашское» [26, с.50−51].

Приводилась информация о том, в каких помещениях располагались школы – в собственных зданиях или наемных помещениях; какую сумму тратит земство «на наем зданий». Школы распределялись в соответствии с состоянием помещений. Из 123 начальных училищ Козьмодемьянского уезда в собственных зданиях в 1916-17 учебном году помещались 43 училища (34,9%) и в наемных − 80 (или 65,1%). Собственные школьные здания подразделялись на «наилучшие в гигиеническом отношении, лучшие, удовлетворительные, вовсе неудовлетворительные, а наемные – на довольно хорошие, удовлетворительные и мало удовлетворительные» [9, д.1667, л. 12−12 об.].

Предоставлялись подробнейшие сведения о преподавателях: о количестве учителей, учительниц и законоучителей; о том, какое образование они получили, размер их жалованья. В начале XX в. в некоторых отчетах указывался национальный состав преподавателей: «Из 33 учителей: 14 русских (12 человек состоят учителями в инородческих школах – 7 человек в черемисском, 5 человек в чувашском, 2 человека в русских школах). Остальные 19 человек инородцы: 15 из чуваш… 4 человека из черемис… Из общего числа учительниц русских 46 человек и 16 человек из инородцев (8 черемис и 8 чувашек). По национальностям: учителя и учительницы из русских составляют 63,1%, из инородцев − 36,9%» [26, с. 55−56].

Значительная часть отчета содержала сведения об учащихся: указывалось, какое количество детей учится, сколько из них мальчиков и девочек, их вероисповедание, национальность, иногда возраст учеников, число окончивших курс обучения, число выбывших из школ. Например, в 1885−86 учебном году Козьмодемьянская уездная управа предоставила следующие данные: «… в Козьмодемьянском уезде в 32 земских училищах обучалось 1488 человека (1082 м. и 406 д.), во Второ-Пихтулинской школе Братства святителя Гурия – 32 человека (26 м. и 6 д.), в 20 церковно-приходских школах – 677 человек (586 м. и 91 д.), в пяти воскресно-повторительных – 87 человек (83 м. и 4 д.). Всего 2284 человека (1777 м. и 507 д.). Из них 394 русские, 995 марийцы, 808 чуваши» [24, с. 29, 65−69]. Сведения о сословной принадлежности детей стали появляться в конце XIX в. В 1895−96 учебном году в земских училищах Козьмодемьянского уезда «учились 1861 человек (1385 м. и 476 д.). Из них детей дворян – 7 человек, духовного звания – 29 человек, городских сословий – 158 человек, крестьян – 1667 человек, дети крестьян – 89%» [25, с. 78].

В отчетах земских управ подробно описывался учебный процесс: предметы и методы их преподавания, учебники и пособия, успехи учащихся. Немаловажную часть в отчетах составляли финансовые данные. Указывалось, откуда поступали деньги в течение учебного года и на что они были израсходованы.

В начале XX в. в отчетах обязательно присутствовала «врачебно-санитарная часть», где давались сведения о санитарном состоянии школьных помещений, о физическом состоянии учащихся и их здоровье, предлагались меры по улучшению физической подготовки учащихся.

Таким образом, отчеты уездных земских управ содержат подробную информацию и являются важным источником для анализа состояния школьного образования уезда в тот или иной учебный год.

Делопроизводственные документы школ духовного ведомства представлены в фонде Козьмодемьянского отделения Казанского епархиального училищного совета (ф.93), фонде Козьмодемьянского духовного правления Казанской епархии (ф.172). В них содержатся циркуляры, распоряжения, предписания губернатора, училищного совета при Синоде, епархиальных училищных советов, уездных наблюдателей церковно-приходских школ. Представлены протоколы заседаний епархиальных училищных советов, журналы экзаменационных комиссий и списки воспитанников, «подвергнутых испытаниям при окончании курса обучения» в церковно-приходских школах. Годовые отчеты, школьные листки о состоянии церковно-приходских школ по уезду освещают некоторые стороны деятельности церковных начальных школ. Однако эти данные уступают земским материалам как по количественным, так и качественным характеристикам.

Архивные документы в известной мере дополняются опубликованными материалами, содержащими сведения по истории конкретных школ и о состоянии народного образования в рассматриваемый период в Козьмодемьянском уезде Казанской губернии [14].

Опубликованные статистические материалы позволяют определить по уездам «количественный и качественный состав различных типов начальных школ», учителей, учеников, финансовое и материальное обеспечение школ [15; 16; 17]. К ним же примыкает статистический материал «о расселении марийского населения в Казанской губернии» [7; 13].

Развитие начальной школы и ее повседневная жизнь нашли отражение в периодической печати. На страницах таких общероссийских и региональных изданий, как «Журнал Министерства народного просвещения», «Волжско-Камское слово», «Народное образование», «Православный благовестник», «Православное обозрение», «Православный собеседник», «Известия по Казанской епархии» публиковались различные официальные постановления о начальной школе, обзорные статьи о школах светского и духовного ведомств, заметки об отдельных школах, учителях и т.д. [4; 5, с. 209; 6, с. 402−421; 8; 11, с. 136−141; 19, с. 561; 20, с. 201−226, 273−286].

Среди документов личного происхождения следует отметить переписку Н.И.Ильмин­ского и Г.Я.Яковлева, представленную в личном фонде Н.И.Ильминского (ф.968) из Национального архива Республики Татарстан [18].

Перечисленные группы источников в известной мере дополняются документальными материалами, опубликованными в последние годы в различных периодических изданиях и сборниках документов по истории Марийского края дореволюционного периода [1, с. 128−133; 2, с. 184−200; 3, с. 128−138; 10, с. 161−178; 12 ].

Привлеченный нами комплекс опубликованных и неопубликованных источников позволяет рассмотреть процесс школьного строительства и распространения грамотности среди населения Козьмодемьянского уезда Казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.


Примечания

  1. Алметева И.В. Открытие первой марийской сельской школы в Козьмодемьянском уезде в начале XIX века (документальные материалы) // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 2002. Вып.12.

  2. Алметева И.В. Архивные материалы о стипендиатках Козьмодемьянского земства Казанской женской учительской школы конца XIX века (документальная публикация) // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 2010. Вып.20.

  3. Алметева И.В. Козьмодемьянское уездное земское хозяйство в 1911−1912 гг. // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 2012. Вып.22.

  4. Афанасьев П.О. Школы среди инородцев Казанского края до Н.И.Ильминского // Журнал министерства народного просвещения. 1913. №12.

  5. Беседа с черемисами Кузнецовского прихода кузнецовского школьного учителя Ивана Яковлева Молярова // Известия по Казанской епархии. 1873. №8. С.209.

  6. Бобровников Н. Народное образование в Казанской губернии // Народное образование. 1901. №4.

  7. Волости и важнейшие селения Европейской России, по данным обследования, произведенного статистическими учреждениями МВД. СПб., 1883. Вып.4.

  8. Годовой отчет о деятельности совета Братства святителя Гурия за 1871−1872 год // Известия по Казанской епархии. 1872. №17. С.564-566; №16. С.540-549; №10. С.516-517 (521).

  9. Государственный архив Республики Марий Эл (ГА РМЭ), ф.49, оп. 1.

  10. Иванов А.Г. Мало-Сундырской школе – 175 лет (документы и материалы к истории народного образования) // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 1997. Вып.7.

  11. Ильминский Н.И. Об образовании инородцев посредством книг, переведенных на их родной язык // Православное обозрение. 1863. Т.10.

  12. История Марийского края в документах и материалах / Сост.: Г.Н.Айплатов, А.Г.Ива­нов. Йошкар-Ола, 1992.

  13. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Казанская губерния. Составил М. Лаптев. СПб., 1861.

  14. Народные училища в Казанской губернии, Козьмодемьянского уезда. Материалы для истории народного образования. Казань, 1888.

  15. Народное образование в Казанской губернии. Школы и учащиеся в них. Школьные помещения. Классные комнаты. Вып. I. Казань, 1905.

  16. Народное образование в Казанской губернии. Вопросы преподавания и школьный бюджет. Казань, 1908.

  17. Народное образование в Казанской губернии. Попечители и учащие сельских школ. Казань, 1907.

  18. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ), ф.968, оп.1, д.16.

  19. Нисский Г. Из воспоминаний учителя (черемисина) // Православный благовестник. 1910. №8.

  20. Нурминский С.А. Инородческие школы // Православное обозрение. Т.14. М., 1864.

  21. Обзор главнейших результатов деятельности Козмодемьянских земских учреждений с 1865 года по настоящее время. Козмодемьянск, 1900.

  22. Общие сведения о школах Казанской губернии. Количественный учет школ, продуктивность школ, школьные здания и классные комнаты. Казань, 1905.

  23. Отчет Козмодемьянской уездной земской управы за 1880−1881 год и постановления XVII очередного и экстренного Козмодемьянских уездных земских собраний, состоявшихся 2, 3 и 4 октября 1881 года и 28 января 1882 год, со сметами и раскладками на 1882 год. Казань, 1882.

  24. Отчет Козмодемьянской уездной земской управы за 1885−1886 и 1885 годы и постановления XXII очередного Козмодемьянского уездного земского собрания, состоявшиеся 27-29 сентября 1886 года, со сметами и раскладками земского сбора и натуральных повинностей на 1887 год. Казань, 1887.

  25. Отчет Козмодемьянской уездной земской управы за 1895−1896 год. Казань, 1897.

  26. Отчет Козмодемьянской уездной земской управы о деятельности ея по управлению делами, подлежащими ведению земства и о состоянии уездного земского хозяйства за время с 1-го сентября 1907 г. по 1-е сентября 1908 г. Козмодемьянск. 1909.

  27. Полное собрание законов Российской империи. Т.XXXIX. №41068. 1864. Отд.I. СПб., 1867. С.613-617; Т.XLIX. 1874. Отд.1. № 53574. СПб.,1876. С.834-840.

  28. Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. СПб.,1869.

  29. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. СПб., 1878. Т.3, 6.

  30. Свод законов Российской империи. Т. I−V. СПб., 1906.

УДК 94(47 57):334.73



О.А. Безгина

Аспекты источниковедческого анализа истории

кооперативного движения в России
Аннотация: Статья посвящена проблеме систематизации источников по истории кооперативного движения России в первой трети ХХ в. Автор выделяет семь групп источников по происхождению, видам и научной ценности.

Ключевые слова: кооперативное движение, источники, архивы, законодательные и нормативные акты, мемуары, художественная литература.
O.A. Bezgina

The aspects of the source-study analysis of the cooperative

movement history in Russia
Summary: The article is devoted to systematization of the works on the cooperative movement history in Russia the first third of the XX century. The author identifies seven groups of works by origin, species, and scientific value.

Key words: co-operative movement, works, archives, laws and regulations, memoirs, fiction.
Отечественное кооперативное движение первой трети ХХ в. является одной из важнейших страниц социально-экономической и, в частности, аграрной истории России. Корпус исторических источников, привлеченных для исследования этой темы состоит из разнотипных по происхождению и видам документов. Разнообразны они и по времени создания и по своей научной ценности. По степени информативности и значимости этих источников целесообразным представляется условное разделение их на семь групп.

К первой группе отнесены основные законодательные и другие нормативные акты Российской империи, Временного правительства и Советской власти, регламентировавшие деятельность всех типов кооперативных организаций первой трети ХХ в. В рамках нашей темы их роль выполняют документы законодательных и исполнительных государственных органов, помогающие отследить динамику политики власти по отношению к рассматриваемой сфере, выявить реакцию государственных органов на процессы, происходившие внутри ведущих звеньев кооперативного движения [38; 41; 28]. К этой группе источников примыкают и документы коммунистической партии. Эти источники позволяют не только воссоздать картину формирования официального партийно-государственного курса в рассматриваемой сфере, но и проследить его направленность и динамику развития на общесоюзном и региональном уровнях. Основная масса нормативных документов содержится в опубликованных сборниках. Обращает на себя внимание большая численность и разбросанность по различным изданиям «нормативно-политического» кооперативного материала, а также постепенное «размывание» кооперации как объекта регулирования по отраслям народного хозяйства к концу 1920-х гг. [29, с. 65].

Ко второй группе источников следует отнести труды и официальные речи руководителей партии и Советского правительства по вопросам кооперативной политики страны и деятельности кооперации, а также руководителей кооперативных органов, отраженные в стенограммах и протоколах съездов, конференций, пленумов и в современных переизданиях подобных текстов. Конечно, особое место занимают работы партийных и советских руководителей [2; 22; 23; 24; 35].

Третья, основная, наиболее важная и многочисленная группа источников извлечена из архивных фондов 12 центральных и местных государственных архивов и центров хранения документации новой и новейшей истории. Ценность этих фондов заключается в том, что в них сосредоточены статистические данные по динамике развития кооперативных организаций. Здесь же отложился большой массив делопроизводственной документации собственно кооперативных организаций: уставы, бюллетени, материалы к очередным собраниям и съездам, балансовые ведомости. Эти документы отражают повседневную жизнь кооперативной сети. Особый интерес представляют протоколы заседаний правлений кооперативов и кооперативных съездов: в них можно услышать «живые» голоса людей, оценки и мнения, большинство из которых не принято было включать в официальные отчеты.

К наиболее редким и поэтому особенно ценным документам относится частная переписка. Найти такого рода документы – большая удача для историка. Специфика материалов частной переписки заключается в том, что зачастую они, если и не уничтожались самим автором или адресатом, то хранились небрежно и гибли, и даже если бережно сохранялись потомками, то системы их приема на государственное хранение не существовало да и не существует до сих пор. Попасть в архив они могли, как правило, в составе личных фондов, а еще чаще – коллекций, что затрудняет их поиск и использование. В частности, в нашем случае такой находкой стали письма унтер-офицера Е.П.Микулина, который, находясь в 1917−1918 гг. в г.Чистополь Казанской губернии, описывал происходящие там события, связанные с установлением новой власти [36, л.1–14 ]. Это дело состоит из девяти писем, написанных размашистым, неразборчивым почерком, практически без знаков препинания. Письма интересны тем, что позволяют понять чувства так называемых «экспроприируемых», но, прежде всего, ценность их заключается в изложении фактической стороны описываемых событий. Непосредственно по истории кооперативного движения эти письма сведений не содержат, но они дают ценнейший материал по воссозданию картины исторического фона, что опосредованно помогает лучше понять и положение кооперативных организаций.

Результаты развития кооперативного движения как в целом по стране, так и в условиях Поволжья позволили проследить привлечение статистических материалов, составивших еще одну – четвертую − группу источников. Большая часть статистических сборников по развитию народного хозяйства страны и непосредственно кооперации была издана в первое десятилетие Советской власти [11; 15; 17; 18; 19; 20; 26; 34; 37]. Ценность данного вида источников заключается, прежде всего, в том, что они отражают основные тенденции развития кооперативного движения. Статистические материалы позволили проанализировать основные показатели развития кооперативного движения, определить темпы его роста, показать динамику аналогичных процессов в стране и в регионе. Однако статистические данные нельзя абсолютизировать, поскольку в исследуемый период, и особенно в советское время, имело место искажение цифрового материала, в результате различные источники давали разные цифры по одним и тем же показателям. Официальная статистика не всегда совпадает с региональными материалами.

Многогранным источником по изучаемой теме послужили периодические издания, составившие пятую группу источников. К 1917 г. российская кооперация создала систему периодической печати, освещавшую как общие проблемы движения, так и потребности всех ее видов. С каждым годом число кооперативных изданий — журналов, газет, бюллетеней − возрастало. Если ко времени Февральской революции отечественная кооперация насчитывала до 40 своих журналов, то к маю 1918 г. кооперативных изданий насчитывалось уже 125 [10. л.7]. Кооперативная печать исследуемого периода чрезвычайно многообразна, включает в себя как центральные, так и региональные издания. Специфика большинства кооперативных изданий заключалась в том, что они не были узкопрофессиональными. Помимо вопросов развития кооперативного движения в них освещались также и общественно-политические события, что позволяет судить о политических пристрастиях и позиции кооператоров на различных этапах исследуемого периода. Характерно, что в 1918 г. кооператоры начали издавать не только узкокооперативные, но и общественно-политические газеты. Член Совета Всероссийских кооперативных съездов, историк и статистик А.В.Меркулов писал: «И по количеству, и по качеству нашей литературы мы можем уже претендовать на первое место в ряду других стран» [10, л.4]. В губернских кооперативных журналах и газетах освещались вопросы местного кооперативного движения в целом по стране. Публиковались как специальные, так и общественно-политические материалы, печатались короткие рассказы, подборки стихов, частушки.

Шестую группу источников составили тематические циклы документальных публикаций различного содержания и качества, характеризующие разные стороны развития кооперативного движения. Особенно активно они публикуются в последние два десятилетия. Одно из достоинств новых документальных публикаций − их «синтетический, обобщающий характер». Среди них можно выделить: 1) сводки ОГПУ о политическом и хозяйственном положении в стране; 2) тематические сборники о кооперативном строительстве; 3) письма населения «во власть» [1; 4; 6; 9; 12; 16; 21; 32; 39; 40; 42].

В работе нашли отражение и данные, содержащиеся в так называемых «эго-документах» − мемуарной литературе [3; 5; 7; 8; 14; 43]. Они составили седьмую группу источников. Мемуары содержат ценный материал, способный оказать большую помощь в деле воссоздания реалий исследуемого периода. В особом ряду стоят мемуары и дневники, написанные в чрезвычайных условиях. По определению В.В.Кабанова, в таких документах «руку автора направляет сам Бог», поскольку здесь ощущается «потребность, продиктованная осознанием своей якобы большой ответственности перед обществом: фиксировать существенные события времени, создавать своеобразный документ эпохи» [13, с. 67].

На наш взгляд, к этой группе источников примыкает и художественная литература, в качестве своеобразного историко-психологического источника, отражающего настроение эпохи [25; 27; 30; 31; 33]. Историки, стремясь к объективности, избегают эмоций, но без них нет полноты исторической картины. Художественная литература, напротив, эмоциональна и чувственна. Она сохраняет настроение и характер эпохи, создает яркие социально-психологические образы реальности, иллюстрирующие и дополняющие исторические исследования. О значимости, достоверности (иначе говоря, репрезентативности) художественной литературы как исторического источника говорил еще А.В.Луначарский. Отвечая критикам Б.Пильняка, он заметил: «Быть может, вам не нравятся романы Пильняка, он, может быть, несимпатичен вам, но если вы до такой степени ослепли, какой огромный он дает материал реальных наблюдений и в каком реальном сочетании, как он позволяет за самый нерв ухватить целый ряд событий, целую серию явлений...» [31, с. 22]. В полной мере эти слова могут быть отнесены и к творчеству многих других писателей. Так, при исследовании деятельности кооперативных организаций в период голода 1921−1922 гг. в Поволжье яркой иллюстрацией к сухим сводкам стали картины, описанные А.Неверовым в повести «Ташкент – город хлебный».

О точности художественных произведений свидетельствует их удивительная созвучность текстам документальным. Сочетание исторических и литературно-художественных источников в исследовании позволяет осуществить историко-психологический подход, отражающий особенности восприятия событий их непосредственными участниками.

Таким образом, при исследовании избранной темы использовались разные группы исторических источников. Каждая из этих групп имеет свою специфику, свой угол отражения исторической реальности, вместе они дополняют друг друга. Содержащийся в них фактический, статистический, психологический материал позволил исследовать разные аспекты развития кооперативного движения в системе «власть – общество − кооперация» в первой трети ХХ в.


Примечания

  1. 150 лет Самарской губернии (цифры и факты): Стат. сборник. Самара, 2000.

  2. Бухарин Н.И. О новой экономической политике и наших задачах. Доклад на собрании актива Московской организации 17 апреля 1925 г.

  3. Бунин И.А. Окаянные дни. М., 1991.

  4. Большевистское руководство. Переписка, 1912−1927. М., 1995.

  5. Великий князь Александр Михайлович: Книга воспоминаний. М., 1991.

  6. Высылка вместо расстрела. Депортация интеллигенции в документах ВЧК-ГПУ. 1921−1923. М., 2005.

  7. Гиппиус З. Дневники. Воспоминания. Мемуары. Мн., 2004.

  8. Голицына И.Д., княгиня. Воспоминания о России (1900-1932). М., 2005.

  9. Голос народа: письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. М., 1998.

  10. Государственное учреждение Самарской области «Центральный государственный архив Самарской области», ф. Р-172, оп.1, д. 12.

  11. Деятельность Совета Всероссийских кооперативных съездов в 1918 году. Москва, 1919.

  12. Закупсбыт: хронико-документальная летопись первого общесибирского потребительского союза (1916–1923) / Ред.-сост. А.А. Николаев. Новосибирск, 1999.

  13. Кабанов В.В. Между правдой и ложью. Отечественные мемуары ХХ века. М., 2004.

  14. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары. М.,1993.

  15. Контрольные цифры народного хозяйства и культуры Нижне-Волжского края на 1928−1929 гг. Саратов, 1929.

  16. Кооперативно-колхозное строительство в СССР, 1923−1927: Документы и материалы. М.,1991.

  17. Кооперативный аппарат в Советской России в 1920−1921 году. Москва, 1921.

  18. Кооперация в СССР за десять лет / Под ред. А.Н. Лозового, В.П. Милютина и др. М., 1928.

  19. Кооперация к ХV съезду ВКП(б). М., 1927.

  20. Кооперация Татреспублики к десятой годовщине Октябрьской революции. Казань, 1927.

  21. Крестьянские истории: Российская деревня 20-х годов в письмах и документах. М., 2001.

  22. Куйбышев В. Задачи внутренней торговли и кооперация: Доклад на собрании активных работников Московской организации РКП (б) 21 апреля 1924 г.

  23. Ленин В.И. Доклад о новой экономической политике на VII Московской губпартконференции 29–31 октября 1921 г.

  24. Ленин В.И. О кооперации.

  25. Мариенгоф А. Циники. М., 1991.

  26. Народное хозяйство СССР / Под ред. Н.Д. Кондратьева. М.,1928.

  27. Неверов А. Ташкент – город хлебный. Куйбышев, 1986.

  28. Новые законы о кооперации. Систематический сборник декретов, постановлений, инструкций, примерных уставов и пр. / Сост. А.М.Долматовский. М., 1925.

  29. Парамонова Р.Н. Развитие системы кооперации Среднего Поволжья в условиях новой экономической политики. 1921-1928 гг.: Дис. …канд. ист. наук. Самара, 2001.

  30. Пастернак Б. Доктор Живаго. М., 1989.

  31. Пильняк Б. Голый год; Волга впадает в Каспийское море; Повесть непогашенной луны. М., 1990.

  32. Письма во власть, 1917−1927. М., 1998.

  33. Платонов А. Чевенгур. М., 1990.

  34. Потребительская кооперация Татреспублики в 1928−1929 гг., Казань, 1930.

  35. Прокопович С.Н. Речь на кооперативном съезде в Москве 11 сентября 1917 г. // Народное хозяйство в дни революции. М., 1918.

  36. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1102, оп.1, д.632.

  37. Самарский Губсоюз за три года. Самара, 1923.

  38. Сборник важнейших действующих декретов и распоряжений правительства об организации и деятельности разного рода обществ, союзов, артелей, товариществ, религиозных, кооперативных и сельскохозяйственных объединений. М., 1922.

  39. «Совершенно секретно»: Лубянка - Сталину о положении в стране (1922–1934 гг.). М., 2002.

  40. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. М., 1998.

  41. СССР в период восстановления народного хозяйства (1921−1925). Обращения, протоколы, приказы и др. М., 1926.

  42. Трагедия советской деревни. М., 1999.

  43. Фриш С.Э. Сквозь призму времени. Воспоминания. М., 1992.

УДК 947(470.41)


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

  • LEGAL RESEARCHES OF THE AGRARIAN SECTOR PROBLEMS IN RUSSIA УДК 930.221:947(470.343) И.В. Алметева
  • Ключевые слова
  • О.А. Безгина Аспекты источниковедческого анализа истории кооперативного движения в России Аннотация