Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Историко-просветительское общество историческое обозрение 6 москва ипо 2005




страница1/13
Дата15.05.2017
Размер2.02 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
ИСТОРИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЕ

ОБЩЕСТВО


ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
6

МОСКВА

ИПО

2005

Редакционная коллегия:

к. и. н., доц. С. В. Алексеев (председатель),

к. и. н., доц. Д. М. Володихин, к. и. н. А. Ю. Смирнов.



На обложке: Костурский храм рубежа X — XI вв. Болгария.


Историческое обозрение. Вып. 6. М.: ИПО, 2005. — с.

Шестой выпуск ежегодного альманаха, включающего статьи и материалы, подготовленные Историко-просветительским обществом. В сборник включены научные работы и эссе, посвященные древней, средневековой и новой истории, истории религии и культуры.


ISBN 5-93319-008-Х (Вып. 6).

© Коллектив авторов, 2005


Подписано в печать 02.04.2005. Тираж 500 экз.



ОГЛАВЛЕНИЕ


А. Ю. СМИРНОВ 4

ВЕТЕРАНСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В ЭПОХУ РАННЕГО ПРИНЦИПАТА 4

(I ВЕК Н.Э.) 4

С. В. АЛЕКСЕЕВ 15

ДВА ПАМЯТНИКА БОЛГАРСКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ О ДРЕВНЕЙШИХ 15

БОЛГАРАХ V — VIII ВЕКОВ. 15

А. Б. КОНОТОП 38

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ КАК О «НОВОМ ИЗРАИЛЕ» И ИХ ОТРАЖЕНИЕ В ПАМЯТНИКАХ ЛИТЕРАТУРЫ, ЖИВОПИСИ 38

И АРХИТЕКТУРЫ XVI В. 38

Д. М. ВОЛОДИХИН 49

ТЕОРИЯ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ 49

САВИЦКИЙ П.Н. 58

ЗАПИСКА О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ЕВРАЗИЙЦЕВ С «ТРЕСТОМ» 58

Н.Н. МЫШИНСКАЯ (МГУ) 63

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ИВАНА ГРОЗНОГО О ЗАДАЧАХ ГОСУДАРСТВА. 63

К. Я. ПАРОМОВ (МГУ) 76

НАИВНЫЙ КОНСЕРВАТОР. 76

А.И. РОЗИН И ЕГО «ОЧЕРКИ ИЗ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ». 76

С. В. АЛЕКСЕЕВ 83

ЕЩЕ РАЗ О ТЕМНОМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ И СВЕТЛОМ ВОЗРОЖДЕНИИ 83

Д. М. ВОЛОДИХИН 88

ЦИВИЛИЗАЦИОННОЕ АКМЭ РОССИИ 88

С. Алексеев 98

Возвращение эпохи 98





А. Ю. СМИРНОВ

ВЕТЕРАНСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В ЭПОХУ РАННЕГО ПРИНЦИПАТА

(I ВЕК Н.Э.)

Отмирание республиканских учреждений и усиление императорской власти в Риме явились закономерным следствием превращения города — государства в Средиземноморскую империю, создания постоянной армии и бюрократического аппарата. Исторически власть принцепса развилась из двух республиканских магистратур: проконсульства и народного трибуната. В силу проконсульского трибуната Август являлся верховным командиром (императором) всех вооруженных сил на всём огромном протяжении империи, в том числе в Италии и самом Риме. Помимо этого, Август как император распоряжался всеми доходами императорских провинций, поступавшими в специальную императорскую казну — фиск. При наличии колоссальных средств принцип мог вербовать себе клиентов, вести «предвыборную» агитацию, устраивать торжества, приобретать земли для ветеранов, рекомендовать угодных ему лиц на государственные должности или, наоборот, устранять неугодных; формально всё это протекало в рамках закона.

Институт принципата возник в результате гражданских войн второй половины I века до н.э. Своим возвышением Август был обязан поддержке армии, которая оставалась главной опорой его власти — принципат был основан на военном господстве, являясь своего рода военной диктатурой1. Однако, не стоит забывать, что степень влияния армии могла быть различной — от выбора солдатской массы зависела судьба не только отдельной кампании, но и личная судьба правителя. Так, во время гражданских войн военная диктатура грозила выродиться в диктатуру легионов — вот почему все претенденты на власть были необычайно чутки к требованиям солдат. С установлением Августом принципата армия становиться главной опорой власти принцепса.

Римская армия эпохи принципата и легионы как основная её часть исследуется исторической наукой давно и по многим направлениям. Внимание учёных к армии традиционно, поскольку общепризнанно, что армия являлась одной из важнейших опор системы принципата и играла активную роль в политической истории этого периода. Проблема выхода ветеранов в отставку, а также наделение их землёй является неотъемлемой частью серьёзного исследования по армии эпохи принципата. Интерес к этой теме тем более значителен в условиях продолжающейся реорганизации российской армии и поиска выхода из реформаторского тупика. В Римской империи удалось разрешить одну из сложнейших проблем — обеспечить достойную жизнь ветеранам и создать слой зажиточных землевладельцев, ставший залогом устойчивости власти в стране.

Изменения в условиях службы римских легионеров в империи как правило рассматриваются в контексте реорганизации всех вооружённых сил при Октавиане Августе. Первоначально вопрос рассматривался исключительно на материале литературных источников. Т. Моммзен подключил данные эпиграфики, а с начала ХХ века усилиями французских учёных в оборот были введены данные папирологии. Римская профессиональная армия рассматривалась в советской историографии как продукт разложения античного полиса, важнейшими инструментами уничтожения республики и утверждения принципата. С.Л. Утченко предпринял попытку доказать, что в Италии утверждение ветеранского землевладения является одним из проявлений разложения античной формы собственности2. Н.А. Машкин, нанеся своей концепцией серьёзный удар по взгляду на принципат как военную диктатуру, опирающуюся на армию и ветеранство, отметил тем не менее, их важность как существенных элементов социальной базы принципата3. Ю.К. Колосовская наиболее детально из советских учёных на примере римской колонии Паннония, детально рассматривает проблему величины земельного владения ветеранов и его юридического статуса, условий и самой процедуры ассигнации. Автор рассматривает ветеранов легионов как отдельное сословие, конституировавшееся на рубеже I века до н.э. — I века н.э. или как самостоятельную сословно — социальную группу4. В свою очередь В.И. Кузищин отмечает, что ветеранское землевладение играло важную роль в экономической жизни всей Римской империи в особенности в провинциях5.

В работах зарубежных авторов последнего времени признаётся, что пенсионное вознаграждение при Юлиях-Клавдиях ветеранам выдавалось либо в форме денег, либо в форме земельного надела. Д. Уэбстэр обращает внимание на финансовые затруднения фиска и видит в этом причину выделения ветеранам порой вместо денег земельного участка6. В настоящее время можно говорить об определённом пересмотре традиционных представлений — от суждений о жалком существовании легионеров наметился переход к признанию того факта, что финансовое и социальное положение солдат легионов I — II вв. н.э. было выше, чем большинства простого народа. По вопросу о формах пенсионного вознаграждения ветеранов преодолевается абсолютизация крайностей в подходах и считается, что они получали либо деньги, либо землю.

Одной из первых попыток решить проблему наделения ветеранов землёй следует считать проект аграрного закона трибуна 104 г. до н.э. Л. Марция Филиппа. Следующей важной вехой истории развития ветеранского землевладения следует признать мероприятия, проведённые Суллой после его победы над марианцами. Как известно на основании ряда leges Corneliae, вывод колоний и наделение ветеранов землёй были организованы достаточно широко. Получаемые сулланскими ветеранами земельные участки считались неотлучаемыми — таким путём диктатор хотел создать себе прочную и длительную социальную опору в Италии. Однако ветераны по большей части не превратились в зажиточный и устойчивый слой сельского населения, по тем или иным причинам быстро потеряв землю7.

Постепенно земельные участки, предназначенные для наделения ветеранов всё в меньшей и меньшей степени черпались из фонда ager pulicus. Сулла изгонял из городов и областей как союзников, так и римских граждан и поселял на этих освободившихся местах своих ветеранов. Сервилий Рулл был вынужден ставить вопрос о закупках земель в Италии у их владельцев, на тот же путь пришлось встать и Цезарю. После битвы при Тапсе Цезарь провёл ряд внутриполитических мероприятий. После пышных празднеств, связанных с его триумфом, Цезарь приступил к наделению своих ветеранов землёй, причём, когда вставал вопрос о неотчуждаемости участков, он руководствовался lex Iulia agraria 59 г. до н.э.8 Наделение земельными участками производилось постепенно и в соответствии с программой, которую сам Цезарь изложил ещё в 47 г. до н.э. бунтующим солдатам. Основное её положение сводилось к тому, что Цезарь обещал раздать землю общественную и свою собственную. Скорее всего чрезвычайно сложная работа по наделению земельными участками не могла быть выполнена в течение следующего — 46 года до н.э.



Положение солдата в армии определялось специальным воинским уставом. Согласно уставу срок службы определялся в регионах в 20 лет, в преторианской гвардии — 16 лет. За свою службу солдат получал определённое жалование, к этому надо прибавить ещё экстраординарные награды и подарки в виде земельных наделов и денег9. Как указывает Светоний Транквилл, Август установил фиксированное вознаграждение за службу, прежде всего для того, чтобы предотвратить недовольство и беспорядки среди военных, вышедших в отставку. «Всем воинам, где бы они не служили, он назначил единое жалование и наградные, определив для каждого чина и сроки службы и пособие при отставке, чтобы после отставки ни возраст, ни бедность не побуждали их к мятежам»10. В распоряжении Октавиана Августа после разгрома Антония и Клеопатры оказалась внушительная армия в 500 тысяч человек. Содержать такую большую армию было трудно и опасно, и поэтому он приступил к постепенной демобилизации, переводя армию на мирное положение и по возможности превращая солдат в земледельцев.

Массовое испомещение ветеранов на землях вызывалось двумя соображениями: требованием самих ветеранов, тяготившихся военной службой, и соображениями государственной политики, стремлением укрепить мелкое и среднее землевладение в противовес крупному11. Из 500 тысяч солдат 300 тысяч были освобождены от службы и получили в виде награды деньги и земли. Из них около 120 тысяч были выведены в колонии в 30 и 29 гг. до н.э., а остальные 180 тысяч получили отставку и награду в виде земельного надела или денег с 29 г. до н.э. по 14 г. н.э.12 Прочие же 200 тысяч либо не дожили до отставки, либо вышли отставку уже при Тиберии. Из боязни вызвать недовольство мирного населения в результате массовой конфискации Август отказался от своего прежнего метода насильственного внедрения колонистов на муниципальные территории, перейдя к другому методу приобретения земель — покупке. Сам Октавиан, который является автором «Деяний божественного Августа» — исторического автобиографического произведения, упоминает об этом событии. «Я заплатил муниципиям деньги за земельные наделы, которые я отвёл воинам в своё 4-е консульство и позднее в консульство М. Красса и Гн. Лентула Авгура. Та сумма, которую я отсчитал жителям Италии за их земельную собственность, достигала около 600 млн. сестерциев, а та, которую я заплатил жителям провинций за их земельные участки, достигала около 260 млн. сестерциев. Так поступил я первым и единственным из всех, кто на памяти моего века выводил колонии воинов в Италии и в провинциях. И позднее…я вывел воинов, отслуживших свой срок, в их муниципии, выплатив им вознаграждение за службу»13. Хотелось бы заметить, что, выходя в отставку, легионеры прослужившие 20 лет, получали донативу в 12.000 сестерциев, а преторианцы за 16 лет службы получали донативу в 200 тыс. сестерциев. Таким образом, как это можно заключить из приведенного отрывка, земли для ветеранских поселений приобретались в Италии и провинциях, а на покупку земель были истрачены громадные суммы. Светоний Транквилл приписывает Августу инициативу создания военного эрария: «Чтобы средства для жалования и наград всегда были наготове, он учредил военную казну и обеспечил ее за счет новых налогов»14. Военный эрарий был учрежден в 6 г. н. э., а для дальнейшего его пополнения был введен налог с наследства 5%, а с аукционов — 1%. Август особенно подчеркивает, ставя себе в заслугу то, что из своих личных средств оказал помощь эрарию. «Четырежды я из своих средств оказывал помощь эрарию. С этой целью я передал тем, кто заведовал эрарием, 150 млн сестерциев… Этот эрарий был учрежден по моей инициативе для того, чтобы выплачивать вознаграждение за службу солдатам, прослужившим 20 лет и более»15. На мой взгляд, основание эрария явилось как бы гарантией того, что отслужившие свой срок легионеры будут вознаграждены за заслуги принцепсом. Помимо того, что ветераны наделялись землей и получали установленное жалование за выслугу, в колониях им нередко выдавались экстраординарные подарки. Так, Август упоминает: «В колониях моих воинам я выдал из военной добычи по 1000 сестерциев на человека. Этот триумфальный понарий получили в колониях около 120 тыс. человек»16.

Хотелось бы особенно подчеркнуть, что Август не отказался совсем от практики наделения ветеранов конфискованными землями. Во время гражданской войны он отбирал земли для ветеранов у противников триумвиров. Земельными конфискациями Август, на мой взгляд, в данном случае решал скорее политическую проблему: он пытался путем ослабления экономической базы своих противников, а ими прежде всего являлись крупные землевладельцы, добиться укрепления своей власти, а следовательно всей системы принципата.

Реформистская деятельность Августа в отношении армии, таким образом, затронула и принципы обеспечения ветеранов, получающих отставку. Покупка земель, основание эрария, установление вознаграждения и другие мероприятия были направлены на то, чтобы в лице вышедших в отставку военных иметь устойчивую опору своей власти. Ветераны, ведущие мелкое и среднее хозяйство, кроме того должны были бы стать как бы в противовес крупным землевладельцам, чьи чаяния и интересы были связаны с республиканским строем правления. Необходимо отметить, что принципам, заложенным при Августе, следовали последующие принцепсы как династии Юлиев-Клавдиев, так и Флавиев, которые так же как Октавиан, видели в ветеранском землевладении опору своей власти, а также одно из средств удержания в повиновении армию и вышедших в отставку.

Поселение ветеранов в провинциях по своему характеру и значению были сходны с колонизацией Римом италийского полуострова17. В 1 в. н. э. в эпоху раннего Принципата существовало несколько путей образования ветеранских дедукций в колониях. Большое распространение имела отдача под ветеранские дедукции территорий, находящихся до этого в юрисдикции воинских частей. В Далмации на территории, занимаемой прежде VII легионом, возникла ветеранская колония Эквум. В Паннонии на месте бывшего легионного лагеря была основана колония Эмона. В Нижней Германии ветераны получили наделы не только за счет союзной общины убиев, но и за счет земель, окружавших оставленных двулегионный лагерь в их землях.

Другим распространенным путем образования ветеранских дедукций было переселение бывших солдат на земли перегринских общин. Так были основаны ветеранские дедукции в Скарбомции и Саварии в Паннонии. В Британии на территории племени смеуров была образована ветеранская колония Камулодун. Ветеранская колонизация была в это время единственной формой устройства римских городов в Паннонии и Британии, которые получали статус колоний, тогда как в Далмации и на Рейне они возникали независимо от ветеранских поселений. Эпиграфический материал показывает, что многие ветераны обзаводились землей при возвращении на родину — в города Северной Италии, Нарбоннской Галии, Далмации. Ветераны не только приобретали земли, но и наследовали землю за своими родственниками.

Политика императорского правительства по отношению к провинциям является одним из существенных вопросов истории ранней Римской империи. В автобиографическом историческом произведении «Деяния божественного Августа» мы можем найти упоминание тех мест, куда Октавиан вывел колонии своих ветеранов. «Колонии ветеранов я вывел в Африку, Сицилию, Македонию, в обе Испании, Ахайю, Азию, Сирию, Нарбоннскую Галлию, Писидию. Италия же имеет 28 колоний, выведенных по моей инициативе, которые при моей жизни были многолюднейшими и богатейшими»18.

В истории романизации Африки, бывшей житницей Рима, эпоха Августа имеет исключительное значение. Он вывел в нее значительное число колоний из числа ветеранов и издал ряд распоряжений, касающихся положения городов. В пределах Нумидии и Мавритании Августом было выведено 12 колоний, из них 8 были расположены по морскому побережью, а 4 — в пределах материковой части Мавретании19. Для укрепления римского могущества в Испанию был выведен ряд новых колоний. Некоторые колонии выводились как в сенатские, так и в императорские провинции. Выводились колонии и на месте старых городов. Так, Барцина при Августе получила название Colonia Faventia Iulia Augusta Pia. Покорение северо-западной части Испании сопровождалось основанием ряда колоний (Bracara Augusta, Lucus Asturum, Asturica Augusta). Основание колоний, а также проведение дорог — все это должно было упрочить римское влияние в стране и содействовать ее романизации. Романизация в Испании сделала большие успехи, чем в Африке, но никогда не достигала такого уровня, как в Галлии. Города в Галлии существовали и ранее, однако при Августе число старых городов пополняется колониями. Так возникли Augustobona Tricassium в области троев, Augusta Treurorum — в области тревов и Aquae Augustae Tarbellorum — в области тарбеллов. Выстроенный Мунацием Планком по римскому образцу и заселенный италийскими эмигрантами и ветеранами Лугдун стал главным городом провинции, центром романизации20.

В результате мятежа 14 г. н.э. паннонских легионов, Тиберий в начале своего правления был вынужден заняться срочным увольнением ветеранов, наделяя их землёй в местах, соседствующих с лагерями паннонских и далматинских легионов. Вероятно, при Тиберии также был основан ряд ветеранских поселений в Италии, о чём сообщается в «Книге колоний». При Клавдии ветеранская колонизация Далмации и Паннонии получила дальнейшее развитие. Ветеранские колонии появляются в Британии, а также в Нижней Германии.

Хотелось бы отметить обособленность положения Испании, куда при Юлиях—Клавдиях не выводились ветеранские колонии. Широкий охват римской политике при Нероне означал, что особое внимание должно было быть уделено моральному состоянию армии, уже переживавшей тяжёлые неудачи в Армении. Поэтому новые военные колонии, или новые поселения в старых колониях (как правило в Испании) были подготовлены чтобы принять нуждающихся. Почётное поселение в месте рождения Нерона Antium было зарезервировано для преторианцев, другие ветераны были помещены в новой колонии Nuceria и в старых колониях — Капуе и Таренте. Возможно, что ветераны были поселены и в Тедеанит в Кампании, и в Помпеях, для чего Нерон их обе возвёл в статус колонии21. Вероятно, что ветераны были поселены и в Luceria, в то время как колония, выведенная Августом в Грецию, стала колонией, находящейся под покровительством Нерона, и также приняла часть ветеранов. Постепенный отток ветеранов из этих колоний начался из-за отхода Нерона от обозначившейся при Тиберии и Клавдии тенденции наделять ветеранов землёй в пограничных провинциях22. Мелкорабовладельческие и крестьянские хозяйства ветеранов успешно развивались в Панонии и Далмации, где только начиналось проникновение передовых форм хозяйствования в аграрных отношениях, или же они ещё не получили там широкого распространения. В Южной Италии ветеранским хозяйствам приходилось конкурировать с латифундиями. Хотя Веспасиан был бережлив и скуп на раздачи и подарки даже воинам, но и он организовал колонии ветеранов в Южной Галлии и наделил их землёй. В период правления Домициана римские войска овладели крайней юго-западной частью Германии, землями между верхним течением Рейна и Дуная. Эти так называемые десятинные поля были заселены римскими колонистами (вероятно ветеранами) и защищены с северо-востока лимесом. Таким образом, можно отметить, что завоевание новых территорий и основание колоний были взаимосвязаны у римлян. По свидетельству Сикула Флакка войны служат причиной для разделения полей, ибо захваченное у врага поле предоставляется победителю и ветерану, после того как изгнаны враги.

Римскими земледельцами были разработаны целы трактаты по разделению земель между ветеранами и их благоустройству (проведение дорог, расстановка указателей и др.). Они стремились обеспечить их всем необходимым для успешного развития хозяйства. Ветеранам выделялся плодородный, достаточно большой земельный надел, к которому прилегали пастбища и леса, чтобы у вышедших в почётную отставку ни в чём не было недостатка. В отношении ветеранских колоний государство проводило льготную налоговую политику, участки же им передавались в полное владение. Были детально разработаны юридические аспекты наделения, чтобы среди ветеранов не возникло вражды или споров из=за земли между собой или местными жителями, а царили порядок и благоденствие.

Подобная тщательность в осуществлении политиков принцепсов объясняется тем, что в лице ветеранов-земледельцев они хотели создать надёжную социальную опору своей власти, состоящую из зажиточных и обеспеченных хозяев. Данные эпиграфики говорят о том, что в какой-то мере этой цели в период раннего принципата удалось достичь. Во времена династии Флавиев нехватка земли для наделения ветеранов послужило причиной того, что сами легионеры закупали себе землю во время службы, а это снижало боеспособность армии. Этой причиной был вызван указ о запрещении покупать земли ветеранам, не вышедшим в отставку, однако делалась оговорка, что если о факте покупки участка не будет известно командованию, то участок останется за легионером, когда он получит отставку. Говорить же о полном прекращении вывода ветеранских колоний на основании этого запрета, а также определенного земельного и финансового кризиса в это время нельзя.

До нашего времени сохранилось значительное число фрагментов трактатов римских землемеров I — II вв н.э. (сочинения Гигина Младшего, Сикула Флакка, трактаты Фронтина и др.), фиксирующих принципы раздела земель, а также юридические нормы их пользования. Этими правилами руководствовались при размежевании территорий колоний. Высокая квалификация и большой практический опыт авторов, изучение ими фондов государственных архивов по римскому землеустройству позволяют считать трактаты достоверными источниками по аграрным отношениям Рима эпохи Принципата. В наиболее полном виде до нас дошло сочинение Гигина Младшего «Устройство лимитов». В его произведении дан анализ римской практики межевания земель во всём Средиземноморье. По трактату об «Устройстве лимитов» можно реконструировать схему центуриации римской колонии, проследить, как на определенной территории обеспечивалось закрепление прав собственности на участки. Гигин Младший показывает основные принципы государственной политики по предоставлению колонистам угодий и учёту общественных земель на территории римских колоний.

При основании колоний соблюдались определённые нормы планировки и соответствующие религиозные церемонии. Но если в период Республики колонии римских граждан (в частности ветеранов) выводились специальной сенатской комиссией, то в период Империи колонии выводились от имени императора (принцепса). «Божественный Август по всей земле установил мир. Тех, кто воевал под командой Антония и Лепида, как и воинов из своих легионов, он сделал колонистами...»23 — указывает Гигин Младший. В его же трактате мы находим и упоминание о принципе наделения землёй ветеранов. «(Земли) колоний ассигновались (только) тем воинам, которые в то время находились при оружии…тогда то земля давалась за заслугу в качестве награды.

Многим воинам легионов счастливо удалось пройти войны, и (иные), даже едва начав военную карьеру, смогли перейти к мирному труду по возделыванию полей. Ведь когда старшие командиры и трибуны выводили для ассигнации весь легион со значками и орлом, то размер участка зависел от заслуг. Согласно документам, земельные участки раздавали воинам после того, как они провели сотую схватку с врагами»24. Автор в приведённом отрывке указывает на то, что земля ветеранам давалась в качестве награды за заслуги, и что для ассигнации выводили весь легион.

Подлежащая раздаче колонистам земля определялась как пахотная, и подобная практика ведёт своё начало ещё со времён Августа. К пахотной земле, если была возможность, также добавлялся участок под выпас скота. — «Земельные площади многих колоний значительно превосходят необходимую норму для ассигнации (участков), и поскольку избыток земли велик, то она раздаётся ближайшим владельцам под пастбищные угодья»25. Если же рядом находился лесной массив, то ветераны использовали его для откорма свиней, а также для вырубки на дрова. Однако, леса и пастбища, находящиеся на территории колоний, оставались собственностью государства и не подлежало ассигнации. «Есть много (категорий) земель, — находим мы в трактате Гигина Младшего, которые при проведении ассигнации (государство) уступает владельцу под пастбищные участки. Такие участки являются как бы даром государства колонии, и на плане они должны быть обозначены…с них получают небольшой налог»26, то есть колония выступала как бы коллективным арендатором, и уже от неё каждый поселенец получал во владение определённый пастбищный участок.

Размер территории колонии устанавливался законом о выведении колоний в расчёте на определённое число поселенцев. В том случае, когда все же не хватало земли для наделения ветеранов, государство могло в виде исключения предоставить комиссии по устройству колонии право изъять некоторый земельный массив из соседнего муниципия. Эта отторгнутая от муниципия земля включалась в границы колонии под название префектуры. Сам же размер ассигнуемого участка зависел от срока службы ветерана, его военного чина и качества земли. Сикул Флакк отмечает, что не всем давались равные наделы. Рядовой из манипулы получал один надел; офицеры могли получить полтора или два надела. «Обычно (при ассигнации) расчёт пригодных к обработке земель происходит в зависимости от заслуг колониста, — указывает Гигин Младший.— Если же для данной колонии площадь центурии будет рассчитана по 200 югеров, то участки для каждого из трёх колонистов будут по 66 2/3 югеров»27. Таким образом, можно отметить, что более или менее обычной нормой земельного участка, выдаваемого ветеранам в 1-2 вв. н. э., равнялась 66 2/3 югера; на это также указывает тот факт, что для времён Траяна величина земельного надела ветеранов в Панонии, также равнялась 66 2/3 югерам28. Однако стоит заметить, что если ветераны получали более крупные участки, то они были или преторианцами, или имели особые заслуги. Итак, римские землемеры считали нормальными участками колонистов в I — II вв. н. э. надел в 1/3 центурии. Правда, следует принять во внимание тот факт, что это касается колоний ветеранов, основанных в провинциях. А ветераны выходившие в отставку в I — II вв. н. э., зачастую были довольно состоятельными людьми и, получая участки свыше 30 югеров, в сущности говоря, пополняли не столько ряды мелких производителей, сколько мелких рабовладельцев29.

Гигин Младший оставил предписание как должна была происходить жеребьёвка ветеранами наделов и составляться запись в книгах колоний. «Поскольку одна центурия предназначена для трёх получателей, то и обозначение границ всех трёх её частей должно быть одинаковым. Записанные на жребиях названия (обозначения) участков опускают в урну, и тот (номер участка), который будет вынут первым, станет первым жребием для (этой) центурии»30. Ветераны образовывали группы из трёх человек — свидетельство того, что центурия отводилась под наделы троим — и тянули жребий, в котором был указан номер центурии, где надлежало получить надел, сам надел назывался акцента. «Таким способом проводится (жеребьёвка участников) и в других центуриях»31.

Следует более подробно остановиться на самом процессе межевания (лимитации) земли как на одной из важнейших операций в самом процессе наделения ветеранов землей. Стоит заметить, что деление площадей лимитами на центурии, то есть центуриация, была самой совершенной системой римского межевания. Прямые дороги обеспечивали проезд к каждой центурии, в которой ветеранам выдавались участки земли. На центурированной территории легко осуществлялся и вывоз сельскохозяйственной продукции на рынок. Процедуре центуриации земли предшествовал обряд религиозного очищения земли, подлежавшей раздаче колонистам. Затем следовала сама разбивка поля на центурии — квадратные участки земли со сторонами в 240 шагов (710,4 м); заключавшие 200 югеров земли. Эти квадраты — центурии образовывались проведением на поле лимитов (параллельных линий) на расстоянии 2400 шагов одна от другой. Линии эти ориентировали по направлению двух главных улиц — Кардо, шедшей с севера на юг, и Декиманус — с запада на восток. Направление этих улиц в поле давало главные линии — Кардо и Декуманус Максимус, по которым ориентировали все остальные. Автор трактата «Устройство лимитов» указывает на то, что необходимо чётко придерживаться этих правил, поскольку при их несоблюдении могла нарушиться вся сложная система земельного устройства колонии32. Границами же центурий были линии шедшие параллельно Кардо и Декуманус Максимус. Они выкладывались камнями и служили также дорогами. Большими проезжими дорогами были Кардо и Декуманус Максимус и каждый пятый лимит, параллельный обеим дорогам. Гигин Младший указывает размер центурии, а также Кардо и Декамануса для колоний, основанных Августом. «Божественный Август установил размер центурий в Ветурии Элерите 400 югеров. После проведения измерений (в этом районе) по Дециману длина центурии составляет 40 актов, а по Кардо 20 актов. Дециманус обращён на Восток».

Каждая центурия попадала в одну из четырёх частей, на которые оказывалось разбитым всё поле, и находилась соответственно справа или слева от Декуманус Максимус по ту или иную сторону от Кардо Максимус. Местонахождение отдельного участка определялось в зависимости от того, в какой из частей поля он оказывался. Для того, чтобы быстро определить кому какой принадлежит участок расставлялись на границах участка внутри центурии пограничные столбы, снабжённые надписями. Для каждого участка составлялась карта, удостоверявшая право владения им. После назначения ветерану участка земли, он включается в земельную опись колоний, в этой описи должно было быть указано, сколько дано каждому ветерану земли, в какой центурии и каковы границы участка, чтобы между ветеранами не могли возникнуть никакие споры и конфликты. Копия каждого такого документа хранилась в Риме в tabularium сената; две другие оставались в архиве колонии.

Первые города и сельские общины как колонии ветеранов должны были получить италийское право. На провинциальной земле это право означало для римских граждан освобождение от уплаты налога на землю и переход земли в собственность владеющего ею. На основании действующих норм этого права земля могла быть продана, сдана в аренду, разделена между наследниками. А. Рудорф указывал, что установленный Цезерем 20-летний срок неотчуждаемости наделов ветеранов был отменён уже Брутом и Кассием (надел ветерана переходил по наследству и принимал родовое имя ветеранов), и что запрещение Цезаря было последним и позднее ничего неизвестно о подобных ограничениях33. Однако, если ветеран не имел наследника, надел поступал в распоряжение императора. Таким образом, предоставление колониям италийского права ставило граждан, владеющих землёю на их территории в самое привилегированное положение, в котором вообще мог оказаться муниципальный землевладелец на территории Империи. Наделы ветеранов были их наследственными имениями и подлежали изъятию от налога на землю.

Свободное земледельческое население империи постоянно (в частности в I — II вв. н. э. пополнялось за счёт населения в разных районах отслуживших солдат-ветеранов. Свободные землевладельцы были собственниками небольших земельных наделов и, возделывая их, применяли рабский труд; также существовали мелкие земледельческие хозяйства без рабов. Однако, можно говорить и о таких крестьянских семьях, которые владели наделом порядка 20 -30 югеров. Подобные семьи не только удовлетворяли свои нужды за счёт получаемого дохода, но и располагали излишками сельскохозяйственной продукции, которую они могли реализовать на рынке или каким-либо иным способом. Собственники подобных наделов располагали денежными средствами и чаще, чем другие категории крестьян, привлекая дополнительную рабскую силу, могли создать устойчивое и крепкое хозяйство. Среди таких собственников, по мнению В.И. Кузищина, было много бывших ветеранов, получивших землю после выхода в отставку34. Применение нескольких систем земледелия, в частности трехполья и двуполья с примитивными севооборотами говорит о существовании относительно интенсивных хозяйств, использовавших передовые системы земледелия, и более консервативных по своей организации. К ним по большей части принадлежали зажиточные крестьянские и ветеранские хозяйства, где была возможность вкладывать некоторые средства и применять рабскую силу. Возможно, что эти хозяйства располагались вблизи городов и были теснее связаны с городским рынком, чем крестьянские с более маленькими земельными участками. Кроме полевых культур (полба, овёс, лён, бобовые и т.д.) в каждом крестьянском хозяйстве непременно возделывали виноградную лозу, из винограда делали вина и уксус. Крупные скотоводы разводили лошадей для конницы, ристалищ и так далее, но в мелких хозяйствах уход за лошадьми вряд ли экономически оправдывал себя. Скорее всего этим занимались в хозяйствах многочисленных ветеранов, которые, будучи его средствами, как бывшие военные позволяли себе роскошь содержать коня. В большей же части крестьянских хозяйств, видимо, лошадей не разводили, однако прочий скот — пара волов, коровы, несколько овец, коз и свиней — был обычным явлением.

Таким образом, необходимо отметить, что среди хозяйств свободных крестьян место ветеранских хозяйств было значительным. Причём нередки были случаи, когда ветераны, выходившие в отставку в I — II вв. н. э. пополняли не столько ряды собственно мелких производителей, сколько мелких рабовладельцев, и относились уже к господствующему рабовладельческому классу. Упоминание о подобных зажиточных хозяйствах мы находим у Вергилия, который писал о жизни сельских землевладельцев. В их число, вероятнее всего он включал и ветеранов35. Однако, часть ветеранов всё же забрасывала свои участки. Так, например, колонисты, поселённые Нероном в Тарент и Аттиум медленно возвращались в провинции, где они служили36. Это явление, впрочем, нельзя рассматривать как типичное и распрастронять его на всю практику выведения ветеранских колоний; поскольку государство стремилось создать благоприятные условия для занятий ветеранами земледелием. Также многие факты свидетельствуют о том, что на участках, ассигнуемых ветеранам на льготных условиях государством37, колонистам была предоставлена возможность добиться процветания своего хозяйства, и они старались её использовать.

Как уже упоминалось, армия Августу была необходима не только для победы над противниками. Она должна была укреплять его авторитет среди гражданского населения. В муниципиях служившие в армии пользовались преимуществами при выборах в городские магистраты, поэтому среди муниципальной знати было много отставных военных, офицеров и заслуженных солдат-ветеранов38. По Империи расселялись ветераны, которые должны были укреплять и поддерживать политический режим Принципата. Поселённые ветераны составляли то ядро, вокруг которого группировались сторонники Августа39. Италийские надписи дают много указаний на роль ветеранов в муниципальной жизни различных городов. Из них мы узнаём, например, что военный трибун, участвовавший в наделении землей, получил сан понтифика и легион, расселённый в этой местности, посвятил ему особую надпись. Надпись из Капуи говорит о почестях каких был удостоен ветеран Цезаря и Августа, который нёс все муниципальные должности и прославился щедростью40. В правление Юлиев-Клавдиев ветераны, ведущие зажиточное хозяйство и активно участвовавшие в общественной жизни, продолжали оставаться верной опорой принципата, хотя социальный статус различных групп ветеранов был неадинаков. Далеко не все получившие участок ветераны занялись земледелием или стали зажиточными землевладельцами; тем не менее данные эпиграфики свидетельствуют, что ассигнация землёй ветеранов не прошла бесследно. Роль бывших военных в муниципальном правлении была значительной и в последствии стало оказывать важное влияние на общественную жизнь страны.

Таким образом, после установления своего принципата Август был вынужден в силу указанных причин, провести ряд реформ в армии. Одна из них затронула проблему обеспечения ветеранов после выхода в отставку; им полагалось денежное и земельное вознаграждение. Политика расселения ветеранов, которую проводил в широких масштабах Август не только в Италии, но и в провинциях была продолжена в последующем. Разные цели преследовались принцепсами в I в. н. э. при выводе ветеранских колоний. Если в Италии их поселение было в большей степени связано с желанием подорвать влияние крупных землевладельцев (большинство из которых стремились к восстановлению республиканского строя) и обеспечить себе поддержку со стороны выведенных в отставку ветеранов, то в провинциях римские колонии бывших военных по существу являлись опорами, форпостами Империи в её внешней политике, служили центрами их романизации. Развитие землевладения ветеранов, а также конфискация земель у знати, подрывало позиции противников принципата. В целом мелкие и средние хозяйства ветеранов стали важным фактором в эволюции римской экономики I века н. э.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

  • А. Ю. СМИРНОВ