Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Исследовательская работа «традиции русского фольклора в творчестве даниила хармса»




Скачать 239.85 Kb.
Дата08.07.2017
Размер239.85 Kb.
ТипИсследовательская работа


Окружное управление образование города Москвы

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА МОСКВЫ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 2099

З-я Радиаторская ул., д. 8А, Москва, 125171

Телефон: (499) 159 – 13 – 24, факс: (499) 159 – 13 – 24

E-mail: Sch223@mail.ru

ПРОЕКТНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

«ТРАДИЦИИ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА В ТВОРЧЕСТВЕ

ДАНИИЛА ХАРМСА» 

Ученики 6 «А» класса:

Авакумов Андрей

Ашурова Эстер

Келеман Анна

Логвинов Тихон

Возраст 12 лет

 

МОСКВА

2013/2014 учебный год.



СОДЕРЖАНИЕ
1. Введение…………………………………………………………………………………. 3
2. Краткая биографическая справка……………………………………………………….. 4
3. Анализ фольклорных традиций в творчестве Д.Хармса

3.1. Считалки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса……………………………… 5

3.2. Скороговорки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса………………………… 11

3.3. Дразнилки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса…………………………. 14

3.4. Потешки, прибаутки, перевертыши в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса…19
4. Заключение………………………………………………………………………………….23
Список литературы……………………………………………………………………………25

1. Введение


«Начало искусства слова - в фольклоре», - сказал М. Горький (М. Горький, Советская литература, доклад на I Всесоюзном съезде советских писателей, М., 1935, стр. 12). Это утверждение часто встречается в учебниках литературы для школьников. Оно воспринимается как аксиома, как нечто не требующее пояснений и доказательств.

В данном исследовании сделана попытка рассмотреть взаимосвязь фольклорных традиций в творчестве детского писателя Даниила Хармса.



Цель исследования - рассмотреть традиции фольклора в творчестве Д.Хармса.

Задачи исследования:

- рассмотреть особенности фольклорных жанров: считалка, дразнилка, потешка, прибаутка, перевертыши, нелепица;

- проанализировать стихотворение Д.Хармса «Миллион» в контексте народной считалки;

- проанализировать стихотворение Д.Хармса «Врун» в контексте народной дразнилки,

- проанализировать стихотворение Д.Хармса «Иван Топорышкин пошел на охоту» в контексте народного перевертыша;

- проанализировать стихотворение Д.Хармса «Веселый старичок» в контексте народной нелепицы;

- рассмотреть жанровые и стилистические особенности авторских считалок, дразнилок, потешек, прибауток, перевертышей, нелепиц на примере творчества Д.Хармса.

Гипотеза исследования - в основе творчества писателей и поэтов лежат народные традиции, проявляющиеся в произведениях жанрово, лексически и стилистически.

Объект исследования

- народные считалки, дразнилки, потешки, прибаутки, перевертыши, нелепицы;

- стихотворения Д.Хармса «Миллион», «Врун», «Иван Топорышкин пошел на охоту», «Веселый старичок».

Исследование состоит из 4-х частей: введения, краткой биографической справки, анализа фольклорных жанров в творчестве Д.Хармса и заключения.

К исследованию прилагается список использованной литературы.


2. Краткая биографическая справка

Даниил Хармс ( 1905-1942), настоящее имя Даниил Иванович Ювачев,- русский поэт, прозаик, переводчик, основоположник направления абсурда в современной детской литературе. Он автор забавных историй в стихах, сказок, шуток, подписей к рисункам.

Даниил Иванович Ювачев еще на школьной скамье придумал себе псевдоним - Хармс, который варьировал с поразительной изобретательностью, иногда даже в подписи под одной рукописью: Хармс, Хормс,Чармс, Хаармс, Шардам, Хармс-Дандан и т.д.

Дело в том, что Хармс полагал, что неизменное имя приносит несчастье, и брал новую фамилию как бы в попытках уйти от него. "Вчера папа сказал мне, что, пока я буду Хармс, меня будут преследовать нужды. Даниил Чармс 23 декабря 1936 года" (дневниковая запись).

Он происходил из семьи известного народовольца Ивана Павловича Ювачева, приговоренного в свое время к смертной казни, замененной пожизненным заключением, отбывавшего ссылку на Сахалине, где с ним познакомился Чехов.

Даня родился уже после освобождения отца, когда Ювачев вернулся в Петербург. В эти годы начала века отец Хармса стал автором мемуарных и религиозных книг – послужил прототипом для героев Льва Толстого и Чехова... Так что корни Хармса - вполне литературные. Но известно, что Иван Павлович, не одобрял сочинений сына, столь не похожи они были на то, что он сам почитал в литературе.

Хармс-писатель сформировался в 20-е годы, испытав влияние Хлебникова и заумника А.Труфанова, и обрел единомышленников в кругу поэтов, назвавших себя обэриутами (от ОБЭРИУ - Объединения Реального Искусства). "Кто мы? И почему мы?.. - вопрошали они в своем манифесте. - Мы - поэты нового мироощущения и нового искусства... В своем творчестве мы расширяем и углубляем смысл предмета и слова, но никак не разрушаем его".

Хармс - неистощимый фантазер, выдумщик, виртуозно владеющий секретами звучащего слова.

"Довольно праздности и безделья! Каждый день раскрывай эту тетрадь и вписывай сюда не менее полстраницы. Если ничего не пишется, то запиши хотя бы по примеру Гоголя, что сегодня ничего не пишется. Пиши всегда с интересом и смотри на писание, как на праздник. 11 апреля 1937 года". ("Голубая тетрадь" N 24).

Эти записи относятся к середине 30-х годов, когда сочинение для детей, в которое Хармса и других обериутов (Введенского, Владимирова, Дойвбера, Левина...) вовлек Маршак, шло у Хармса все натужнее, все труднее. Начав сотрудничество в журнале "Еж" (с 1928 года), а затем "Чиж" (с 1930-го), с того, что в одном номере журнала могли появиться и его рассказ, и стихотворение, и подпись под картинкой, Хармс к середине 30-х уже писал для детей все реже и реже, от случая к случаю. И можно лишь удивляться, что при сравнительно небольшом числе детских стихотворений ("Иван Иваныч Самовар", "Врун", "Игра", "Миллион", "Как папа застрелил мне хорька", "Из дома вышел человек", "Что это было?", "Тигр на улице" ...) он создал свою страну в поэзии для детей и стал ее классиком.

При жизни отдельными изданиями вышли стихотворения: «Иван Иванович Самовар» (1928г.), «Игра» (1930г.), «Миллион» (1931г.).

3. АНАЛИЗ ФОЛЬКЛОРНЫХ ЖАНРОВ

В ТВОРЧЕСТВЕ ДАНИИЛА ХАРМСА

3.1. Считалки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса.


Счита́лки (другие названия их: счет, счетки, пересчет, сосчиталочки, гадалки и ворожитки) — вид детского творчества, рифмованный стишок, состоящий по большей части из придуманных слов и созвучий с подчеркнуто строгим соблюдением ритма. Как правило, это небольшие стихотворные тексты, в шутливой форме предназначенные для случайного избрания одного участника из нескольких.

В древности люди использовали считалку при распределении работы. В наши дни дети применяют считалки при распределении ролей и установлении очередности в игре, чтобы всем было весело и никому не обидно. Особенности считалки: строгая ритмичность, обилие рифм, особое внимание, уделяемое не смыслу произносимых слов, а результатам, получаемым при счете. В зависимости от вида игры, считалочки либо назначают только ведущего, либо делят роли между всеми игроками. Акценты в ней расставлены так, чтобы считалочка произносилась быстро и отчетливо, а конец фразы позволял делать указательное движение на игрока.


У считалок две главные особенности. Во-первых, в основе большинства считалок лежит счет, и, во-вторых, считалки поражают нагромождением бессмысленных слов и созвучий.

Эти свойства станут понятны, если принять во внимание, что считалка перешла к детям от взрослых вместе с игрой, которую она сопровождает, и в свое время была далеко не детским занятием. Зачем же была нужна людям искаженная форма слов и, что скрывалось под обыкновением пользоваться загадочным счетом?


Со счетом у людей связана целая группа древних понятий и представлений. Можно предположить, что в старину, поручая кому-либо общее дело, люди проявляли необыкновенную осмотрительность в числах. Окажется ли человек, выполняющий поручение, счастливым или несчастливым? Перед охотой или иным промыслом счет решал многое.

Человек с несчастливым числом, предназначенный к выполнению ответственной роли, мог погубить, по представлениям людей, все дело. Таково назначение древнего пересчета. Эта его функция сохранилась в остаточной форме и в детских играх. Простейшей формой считалок и, по-видимому, исконно древней, потому что она известна детям всех народов Европы и многих народов Азии, можно признать “голый” счет.

Из-за запрета считать людям приходилось пользоваться при пересчете условными формами. Так, у русских жителей Иркутской губернии запрещалось считать убитую дичь, иначе впредь не будет удачи; у живших в Забайкалье русских было запрещено считать гусей во время перелета; кто не соблюдал этого запрета, тот якобы терял память.

Существовал и ряд других запретов. Запрет считать представлял большие неудобства, и люди придумали так называемый “отрицательный” счет: к каждому числительному прибавлялась отрицательная частица: не раз, не два и т. д. Получалось, будто и счета нет. Таково назначение искаженной формы счета. Люди скрывали и жеребьевку - пересчет, необходимый при распределении ролей участников промысла. Пересчету - прототипу новейших форм считалок - придавалась условная словесная форма, которая была понятна людям данной группы. Таково происхождение “заумного” счета. Древний пересчет с искаженными обозначениями чисел весьма естественно перешел в считалку - составную часть детских игр.


Детская игра воспроизводит саму жизнь. В игре, как и в самой жизни, пересчетом посредством заумных слов, скрывающих настоящее обозначение чисел, определялись роли и очередность. Пересчет в игре - имитация приготовлений взрослых к серьезным жизненным делам.
Со временем, оторвавшись от запретов и от веры в числа, считалка-пересчет стала развиваться своим особым путем. В нее были внесены новые, уже чисто художественные элементы. Искаженные слова стали придумываться по созвучию со старыми. Слова придумывались без всякой связи с условной иносказательной речью древности.

Считалка стала игрой и как забава должна рассматриваться в фольклоре настоящего времени. Образование новых слов в считалках теряло прежний смысл и нередко приобретало форму чистой бессмыслицы, единственное оправдание которой в подчеркнуто выделенном ритме, заменяющем счет. Но бессмыслица не могла долго жить в фольклоре, и в считалку стали проникать осмысленные разрозненные фразы, отдельные слова. Из слов, составляющих считалку, сплеталось какое-то содержание, а вскоре появились и “сюжетные” положения:

Катилось яблоко

Мимо сада,


Мимо сада,
Мимо града.
Кто поднимет,
Тот и выйдет.

Считалка представляет своеобразную игру словами, ритмом, и в этом ее художественная функция:

Цынцы-брынцы, балалайка,

Цынцы-брынцы, заиграй-ка.


Цынцы-брынцы, не хочу,
Цынцы-брынцы, спать хочу.
Цынцы-брынцы, куда едешь?
Цынцы-брынцы, в городок.
Цынцы-брынцы, чего купишь?
Цынцы-брынцы, сухарек (молоток).

Весь этот веселый стишок построен на звукоподражаниях, как бы воспроизводящих игру на балалайке. Четкий ритм считалки “Аты-баты, шли солдаты” напоминает шаг солдатской роты.

Считалки это не только интересный и веселый жанр, детский фольклор, это еще и прекрасный материал для эстетического, психологического, физического и умственного развития.

Раз, два, три, четыре, пять.

Вышел зайчик погулять.

Что нам делать? Как нам быть?

Надо зайчика ловить.

Кто же будет догонять?

Будем снова мы считать:

Раз, два, три, четыре, пять-

Ну, попробуй нас догнать!

Мы собрались поиграть.

Ну, кому же начинать?

Раз, два, три-

Начинаешь, верно, ты!

Раз, два, три, четыре!


Жили мыши на квартире,
Чай пили, чашки били,
По три денежки платили!
Кто не хочет заплатить,
Тому надо и водить!
Петушок, петушок,
Покажи свой кожушок
Кожушок горит огнем
Так сколько перышек на нем?
Раз, два, три, четыре, пять,
Тебе из круга выбегать!
Подогрела чайка чайник,
Пригласила в гости чаек,
Прилетели все на чай,

Сколько чаек отвечай!


— Семь!
Раз, два, три, четыре,

Пять, шесть, семь.


(Седьмой выходит)
Прочитав эти считалки, трудно не заметить четкий ритм, который дает возможность прокричать раздельно все слова! Роль считалки - это охрана объективной справедливости: окончен на тебе счет - ты водишь, нет - так нет. Будешь водить в следующий раз.

Если народные считалки нужны для расчета, то авторские большей частью предназначены для рассказывания. Когда начинают говорить авторскую считалку, то она становится похожей на маленькое стихотворение. Ее цель - предложить интеллектуальную игру: узнать народный прообраз, увидеть лукавство и иронию автора.

Например, знаменитая считалка Хармса «Миллион».
Шел по улице отряд -
сорок мальчиков подряд:
раз,
два,
три,
четыре
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и еще потом четыре.

В переулке шел отряд -


сорок девочек подряд:
раз, два,
три, четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и еще потом четыре.

Да как встретилися вдруг -


стало восемьдесят вдруг!
Раз,
два,
три,
четыре,
и четыре
на четыре,
на четырнадцать
четыре,
и еще потом четыре.

А на площадь


повернули,
а на площади стоит
не компания,
не рота,
не толпа,
не батальон,
и не сорок,
и не сотня,
а почти что
МИЛЛИОН!

Раз, два, три, четыре,


и четырежды
четыре,
сто четыре
на четыре,
полтораста
на четыре,
двести тысяч на четыре!
И еще потом четыре!
Всё.

Нетрудно заметить постоянно повторяющиеся слова «раз, два, три, четыре», характерные для народной считалки. («Раз, два, три, четыре, пять - вышел зайчик погулять»; «Раз, два, три - начало игры».)

В этой считалке ритм имеет композиционное значение: считалка Хармса остросюжетна и динамична. Поэт использует прием аллитерации (повторение звука {р}) для имитации барабанной дроби, звука шагов детей, которых становится все больше и больше: их уже не четыре, а десятки, сотни….и, наконец, миллион. Кстати, если выполнить арифметические действия, то детей на самом деле будет миллион.

Д. Хармс часто использовал в своем творчестве прием однонаправленного нагнетания смысла. Подобный языковой прием часто использовался народом, когда слагались народные песни, детские считалки, обрядовые песни и т.д. («Некому березу заломати, некому кудряву заломати… Или «В темном лесе, в темном лесе, в темном лесе, в темном лесе, за лесью, за лесью … и т .д.)


Шел по улице отряд -

Сорок мальчиков подряд….

***

Шел по улице отряд -

Сорок девочек подряд….

***

А на площадь


повернули,
а на площади стоит
не компания,
не рота,
не толпа,
не батальон,
и не сорок,
и не сотня,
а почти что
МИЛЛИОН!

Часто автор использует повторы на небольшом участке стихотворного текста с целью создания обстановки игры и вовлечения в нее детей.



Раз,

Два,

Три, Четыре

И четырежды четыре,

И четыре на четыре,

И потом еще четыре-

Эти строки рефреном проходят через всю считалку.


3.2. Скороговорки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса.

Скороговорка — короткая синтаксически правильная фраза на любом языке с искусственно усложнённой артикуляцией. Скороговорки содержат близкие по звучанию, но различные фонемы (например, c и ш) и сложные для произношения сочетания фонем. Зачастую содержат аллитерации и рифмы. Используются для тренировки дикции и произношения.

Безобидной и веселой словесной игрой детей старшего возраста является быстрое повторение труднопроизносимых стишков и фраз - это скороговорка. Она сочетает однокоренные или созвучные слова: На дворе - трава, на траве - дрова; Сшит колпак не по-колпаковски, надо его переколпаковать и перевыколпаковать.

Трудно решить, кто творец этих скороговорок - дети или взрослые. Некоторые из них вряд ли созданы детьми.

Запутываясь в трудно произносимых словах, ребенок сам смеется, ему смешна собственная неловкость. Попробуем быстро произнести:

«Проворонила ворона вороненка».

Или

«Наш Полкан попал в капкан».

Или

«Дровоколорубы рубили дубы».

Прочитаем скороговорку Даниила Хармса «Иван Топорышкин пошел на охоту».

Иван Топорышкин

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель пошел, перепрыгнув забор.

Иван, как бревно провалился в болото,

а пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель вприпрыжку пошел, как топор.

Иван повалился бревном на болото,

а пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,

с ним пудель в реке провалился в забор.

Иван как бревно перепрыгнул болото,

а пудель вприпрыжку попал на топор.
Нельзя не заметить в ней народные традиции жанра скороговорки в этом стихотворении.

В народных скороговорках рифмуются слова. Например, Полкан - капкан, дровоколорубы - дубы.

«Иван Топорышкин» - скороговорка в стихах. Кстати, русский народ придумывал маленькие стихи, которые тоже являются скороговорками:

Кукушка кукушонку купила капюшон.

Надел кукушонок капюшон,

В капюшоне кукушонок смешон.

***

Мама мыла Милу мылом,



Мила мыло не любила.

***


На дворе трава,

На траве дрова.

Не руби дрова

На траве двора.

Если быстро произносить эти скороговорки, то получится бесконечное множество куплетов-перевертышей, говоря которые ребенок будет смеяться.

Этот прием заимствует Хармс в своей скороговорке. Набор слов «Иван Топорышкин пошел на охоту, с ним пудель пошел, перепрыгнув забор. Иван, как тюфяк, провалился в болото, а пудель в реке утонул, как топор…» остается неизменным, но в каждой новой строфе Хармс компонует их по-новому. И получается перевертыш типа фольклорного: «Ехала деревня мимо мужика. Вдруг из-под собаки лают ворота». А может быть, последние две строфы - это попытки ребенка пересказать скороговорку?


3.3. Дразнилки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса.

Обманули простака

На четыре кулака,

На щелбан и на подушку,

На зеленую лягушку.

В жизни детей много различных переживаний. Есть среди них и радостные, и грустные.

Дразнилки - вид творчества, почти всецело развитый детьми. Нельзя сказать, чтобы у него не было своего “предка” в творчестве взрослых. Раздоры, столкновения, вражда, кулачные бои, настоящие драки, когда один “конец” деревни шел на другой, - это было постоянным явлением старого быта.

Взрослые давали друг другу прозвища, клички, отмечавшие мнимые и действительные недостатки. Жители одной области давали прозвища жителям других мест, высмеивали их говор и обычаи, казавшиеся странными, а те, в свою очередь, не оставались в долгу. Так, москвичи называли новгородцев гущеедами, а те москвичей - водохлебами.

Клички-прозвища связывали с профессиями и ремеслами, преобладавшими в той или иной местности или крае. Часть кличек осуждала лень, безделье. Таковы присловья-прозвища пошехонцев, но нередко клички и прозвища носили характер, нетерпимый к вере и национальной принадлежности. Это явление, безусловно, отрицательное в жизни народа. Дети, принимая участие в стычках и спорах взрослых, усваивали от них саму манеру давать прозвища и дразнить.
Клички и обидные прозвища в детской среде в известной мере смягчились. В большинстве случаев они возникали как рифмованные прибавления к имени, без всякой связи с предметом спора или поводом, вызвавшим столкновение: Архип - старый гриб.

Присоединение к этому прозвищу какого-либо нового стиха превращало прозвище в дразнилку. Часть дразнилок осуждает ябедничество, обжорство, лень и воровство: Ябеда - беда, тараканья еда; Вор - воришка, украл топоришко.

Представляя этнографический интерес и давая материалы для суждения о детской психологии и детском словотворчестве, дразнилки не обладают большими художественными достоинствами. В них масса бранных выражений. В самой детской среде обычай дразнить вызывал протест - о любителях подразнить говорили: Дразнило - собачье рыло.
Среди прочих форм насмешки и издевки в детской среде существовали и сохраняются до сих пор своеобразные словесные игры, рассчитанные на простаков. Исследователь детского фольклора Г. С. Виноградов метко назвал их поддевками. Вот одна из таких поддевок:

- Тебе поклон послали.


- Кто?
- Маша.
- Какая Маша?
- Свинья наша.
Дразнилка - это небольшой стишок, в котором тесно переплетаются радость и смех того, кто дразнит, и обида, слезы того, кого дразнят. Но и тут народ не остался в долгу: придуманы ответы на дразнилки: «Вышел зайчик из ворот - стало все наоборот», «Яблочко катилось - все переменилось».

Как и многие фольклорные жанры, дразнилка имеет свой ритм. Мы произносим дразнилку -и хочется пританцовывать и прихлопывать в ладоши. Это особенно обидно для тех, над кем смеются. Народная дразнилка высмеивает недостатки человека, зачастую мнимые. Хочется обидеть - вот и дразнят.

Особенность литературной дразнилки в том, что автор высмеивает недостатки, свойственные всем детям в той или иной степени.

Прочитаем дразнилку Хармса «Врун».

- Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Ну, конечно, знаете!

Ясно, что вы знаете!

Несомненно,

Несомненно,

Несомненно, знаете!
- Нет! Нет! Нет! Нет!

Мы не знаем ничего,

Не слыхали ничего,

Не слыхали, не видали

И не знаем

Ничего!
- А вы знаете, что У?

А вы знаете, что ПА?

А вы знаете, что ПЫ?

Что у папы моего

Было сорок сыновей?


Было сорок здоровенных -

И не двадцать,

И не тридцать, -

Ровно сорок сыновей!


- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!

Еще двадцать,

Еще тридцать,

Ну, еще туда - сюда,

А уж сорок,

Ровно сорок, -

Это просто ерунда!


- А вы знаете, что СО?

А вы знаете, что БА?

А вы знаете, что КИ?

Что собаки - пустолайки

Научилися летать?
Научились, точно птицы, -

Не как звери,

Не как рыбы, -

Точно ястребы летать!


- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!

Ну, как звери,

Ну, как рыбы,

Ну, еще туда - сюда,

А как ястребы,

Как птицы -

Это просто ерунда!

- А вы знаете, что НА?

А вы знаете, что НЕ?

А вы знаете, что БЕ?

Что на небе

Вместо солнца

Скоро будет колесо?

Скоро будет золотое -

Не тарелка,

Не лепешка, -

А большое колесо!


- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!

Ну, тарелка,

Ну, лепешка,

Ну, еще туда - сюда,

А уж если колесо, -

Это просто ерунда!
- А вы знаете, что ПОД?

А вы знаете, что МО?

А вы знаете, что РЕМ?

Что под морем-океаном

Часовой стоит с ружьём?
- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!

Ну, с дубиной,

Ну, с метелкой,

Ну, еще туда - сюда,

А с заряженным ружьём, -

Это просто ерунда!
- А вы знаете, что ДО?

А вы знаете, что НО?

А вы знаете, что СА?

Что до носа

Ни руками,

Ни ногами

Не достать,

Что до носа

Ни руками,

Ни ногами

Не доехать,

Не допрыгать,

Что до носа

Не достать!


- Ну! Ну! Ну! Ну!

Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!

Ну, доехать,

Ну, допрыгать,

Ну, еще туда - сюда,

А достать его руками -

Это

Просто


Ерунда!
Врать - это отрицательное качество. Но кто мешает немного пофантазировать? Дразнилка поэта построена в форме диалога между тем, кто врет, и теми, кто слушает. В ней используется прием преувеличения (гипербола), который возрастает с каждым разом в словах вруна:

Что у папы моего

Было сорок сыновей?

Было сорок здоровенных-

И не двадцать,

И не тридцать-

Ровно сорок сыновей.

В словах слушателей прослеживаются традиции перевертыша. Они готовы поверить, что часовой может стоять с дубинкой, метелкой, но только не с заряженным ружьём.

Для фольклорных произведений характерен прием повтора, который использует и Хармс: каждая новая история вруна начинается со слов «а вы знаете, что»; а начало ответа слушателей - одинаковое «Ну! Ну! Ну! Ну! Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!».

У слушателей, конечно, вызывает сомнение произнесенная ложь, но это ложь настолько блестяще преподносится, что слушатели, не веря целиком произнесённому, готовы согласится с частью этого утверждения, причем с самой невероятной.


3.4. Потешки, прибаутки, перевертыши

в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса.
Детям в первые годы их жизни матери и няньки пели и песенки более сложного содержания, уже не связанные с какой-либо игрой. Все эти разнообразные песни можно определить одним термином - “прибаутки”. Своим содержанием (нелепые предложения и предположения) они напоминают маленькие сказочки в стихах. Это прибаутка о петушке - золотом гребешке, который летал за овсом на Куликово поле; о курочке - рябе, что “просо сеяла, горох веяла”; о долгоносом журавле, что на мельницу ездил и видел диковинку:

Коза муку мелет,


Козел засыпает;

о зайчике - коротенькие ножки, сафьяновые сапожки; о старинной татьбе - воровстве разбойников:

Наехали на галку

Разбойнички,


Сняли они с галки
Синь кафтан.
Не в чем галочке

По городу гулять.


Плачет галка,
Да негде взять.

Как правило, в прибаутке дана картина какого-либо яркого события или изображается стремительное действие. Это в полной мере отвечает активной натуре малышей.

Дон, дон, дон!
Загорелся кошкин дом.
Бежит курица с ведром –
Заливать кошкин дом.

Прибауткам свойствен сюжет, но малыш не способен на долгое внимание - и они ограничиваются передачей лишь одного эпизода.


Движение - основа образной системы прибауток, дается резкая смена одной картины другой из строки в строку. Когда сюжет растягивается, прибаутка особым приемом удерживает внимание ребенка: она прибегает к “цепной” организации сюжета. У козы спрашивают:

- Где твои рожки?


- Под гору укатились.

- Где гора?


- Черви выточили.
- Где черви?
- В воду ушли.
- Где вода?
- Быки выпили.
- Где быки?
- В Киев ушли.

Многообразны и ярки ритмы прибауток. В одном случае они точно следуют за беспокойным колокольным звоном:

Тили - бом, тили - бом,
Загорелся кошкин дом...

В другом случае - ритмика передает тележный грохот:

Трах, трах, тара - рах!
Едет баба на волах.

В третьем случае ритмика воспроизводит ладную, умелую работу:

А, чу-чу, чу-чу, чу-чу!
Я горох молочу!

Такой стих западает в память надолго, развивает у детей чувство ритма, радует их.


К числу прибауток надо отнести и небылицы-перевертыши - особый вид песен-стишков, вызывающих смех нарочитым смещением реальных связей и отношений. Так, свинья «на дубу гнездо свила...

Распустила поросят

Всех по маленьким сучкам.
Поросята визжат,
Полететь они хотят.

И полетели, летели-летели и на воздухе посидели. А медведь с мухи шкуры драл и полусапожки себе сшил. Синее море загорелось и повыгорело, бела рыба вся повылетела, на печи мужик осетра поймал».


Несообразности, представленные в этой песенке, рассчитаны на то, чтобы укрепить у ребенка подлинное, реальное понимание соотношения вещей и явлений. Невероятное, в данном случае, лишь оттеняет реальные связи. Юмор становится педагогикой.

В 20-е гг. XX в. защитником этого детского жанра выступил писатель и ученый К. И. Чуковский, правильно понявший ценность и смысл небылиц-перевертышей. К. И. Чуковским введен и сам термин “перевертыш” для обозначения этого рода прибауток. Название соответствует английскому обозначению стишков навыворот «Topsy-turvy rhymes» (букв, «стихи вверх дном»).



Потешки - песенки, сопровождающие игры ребенка с пальцами, ручками и ножками (известные “Ладушки” и “Сорока”). В этих играх есть уже нередко “педагогическое” наставление, “урок”. В “Сороке” щедрая белобока накормила кашей всех, кроме одного, хотя и самого маленького (мизинец), но лентяя:

Зачем дров не колол,


Воды не носил?

Этот мотив охотно развивают:

А ты, бедный маленец [маленький],
Ты, коротенец [короткий],
По воду ходи,
Баньку топи,
Робят мой,
Телят корми...
У нас в Рязани

Грибы с глазами!

Их едят, а они глядят!

Или


-Куда, заинька, бежишь?

Куда, серенький, спешишь?

-К медведю на свадьбу.

Медведь-то мне дядя,

А медведица – тетка
Или
Ехали-ехали в лес за орехами.

По кочкам, по кочкам, по листочкам,

В ямку - бух.

Такие же нелепые ситуации предлагает нам Даниил Хармс в своем стихотворении в стиле потешки и прибаутки «Веселый старичок»:

Жил на свете старичок
Маленького роста,
И смеялся старичок
Чрезвычайно просто:
"Ха – ха – ха

Да хе – хе - хе,


Хи-хи-хи
Да бyх-бyх!
Бy-бy-бy
Да бе-бе-бе,
Динь-динь-динь
Да тpюх-тpюх!"

Раз, yвидя паyка,


Стpашно испyгался.
Hо, схватившись за бока,
Гpомко pассмеялся:
"Хи-хи-хи
Да ха-ха-ха,
Хо-хо-хо
Да гyль-гyль!
Ги-ги-ги
Да га-га-га,
Го-го-го
Да бyль-бyль!"

А yвидя стpекозy,


Стpашно pассеpдился,
Hо от смеха на тpавy
Так и повалился:
"Гы-гы-гы
Да гy-гy-гy,
Го-го-го
Да бах-бах!
Ой, pебята не могy!
Ой, pебята,
Ах-ах!"

Все стихотворение построено на повторе: троекратные повторы (смех старичка слышен три раза , и три раза мы узнаем о поводе для смеха).

Повторы ("Хи-хи-хи да ха-ха-ха, хо-хо-хо да гyль-гyль! Ги-ги-ги да га-га-га, го-го-го да бyль-бyль!") помогают воссоздать картину, которую хочет передать автор.

4. Заключение.
Много рассуждений о значении фольклора для культуры вообще и для литературы в частности. Много рассуждений о традициях в творчестве того или иного писателя, поэта. А ответ на вопрос о роли устного народного творчества прост: фольклор- это основа основ.

Фольклор — художественное творчество широких народных масс, преимущественно устно-поэтическое творчество. Термин впервые был введен в научный обиход в 1846 английским ученым Вильямом Томсом. В буквальном переводе Folk-lore означает: народная мудрость, народное знание.

Художественное и историческое значение фольклора было глубоко раскрыто А. М. Горьким. В своем докладе на Первом съезде советских писателей Горький говорил:

«Я снова обращаю ваше внимание, товарищи, на тот факт, что наиболее глубокие и яркие, художественно совершенные типы героев созданы фольклором, устным творчеством трудового народа. Совершенство таких образов, как Геркулес, Прометей, Микула Селянинович, Святогор, далее — доктор Фауст, Василиса Премудрая, иронический удачник Иван-дурак и, наконец, — Петрушка, побеждающий доктора, попа, полицейского, чорта и даже смерть, — все это образы, в создании которых гармонически сочетались рацио и интуицио, мысль и чувство. Такое сочетание возможно лишь при непосредственном участии создателя в работе творчества действительности, в борьбе за обновление жизни» (М. Горький, Советская литература, доклад на I Всесоюзном съезде советских писателей, М., 1935, стр. 12).

Фольклор — поэтическое творчество, вырастающее на основе трудовой деятельности человечества, отразившее в себе опыт тысячелетий. Фольклор, будучи древнее письменной литературы и передаваясь из уст в уста, из поколения в поколение, является ценнейшим источником для познания истории каждого народа, на какой бы ступени общественного развития он ни стоял. «Начало искусства слова — в фольклоре». (М.Горький).

Фольклор поэтический нельзя рассматривать изолированно от других проявлений духовной культуры. Это и основа литературы авторской. Что бы нового ни придумывал человек, он будет опираться на народные традиции, которые , как говорят , мы получаем с молоком матери.



Данное исследование, цель которого - рассмотреть традиции фольклора в творчестве Д.Хармса, является тому подтверждением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.


        1. Хармс Д., Все бегут, летят и скачут, М., 2012

        2. Герасимова А., Статья «Как сделан «Врун» Хармса», М., 2007

        3. Скрябина Т., Статья «О поэтике «детского» Хармса, М., 2008

        4. Герасимова А. Статья «Даниил Хармс как сочинитель». М., 2008

        5. Евтушенко Е. Антология русской поэзии. О Хармсе («Строфы века»), Минск, 1995

        6. Геркар А. К вопросу о значении чисел у Хармса., М., 1999

        7. Глоцер В. «Из дома вышел человек» Рассказы о Данииле Хармсе, 1982

        8. Сажин В. Конспект к биографии Д.Хармса, СПб., 2000



Использованы следующие интернет-ресурсы:

http://daharms.ru/articles/1470/


http://slovari.yandex.ru/дразнилки/Гуманитарный словарь/Дразнилки/

http://slovari.yandex.ru/потешки/Гуманитарный словарь/Потешки/



  • МОСКВА
  • 1. Введение
  • 2. Краткая биографическая справка
  • 3.1. Считалки в русском фольклоре и творчестве Д.Хармса.