Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Исследование творчества Иосифа Бродского с позиции определения лирического героя поэзии как «лишнего человека» в литературе XX века




Дата27.06.2017
Размер84.2 Kb.




Данная работа представляет собой литературоведческое исследование творчества Иосифа Бродского с позиции определения лирического героя поэзии как «лишнего человека» в литературе XX века.

Актуальность исследования обусловлена тем, что неразработанность данной проблематики не позволяет более глубоко и объективно осмыслить как роль Иосифа Бродского в литературном процессе второй половины XX века, так и его собственное творчество.

Цель исследования: раскрытие реализовавшихся в лирическом герое поэзии И.Бродского признаков «лишнего человека», характерных для героев русской литературы XIX века.

Цель определила ряд конкретных задач:

1. изучить эволюцию понятия «лишнего человека» в классической литературе;

2. проследить трансформацию классического типа «лишнего человека» в литературе исторической нестабильности XX века;

3. проанализировать факты биографии И.Бродского, позволяющие назвать его «лишним человеком» в контексте исторической обстановки XX века;

4. рассмотреть лирического героя поэзии Бродского как «окраинного», «эксцентричного» «лишнего», вектор сознания которого направлен на обретение духовной основы бытия, и, следовательно, на преодоление отчужденности.

Работа состоит из трех разделов. В первом разделе мы посчитали целесообразным сказать о том, каким образом в литературоведении появился тип «лишнего человека». Естественно, большую роль сыграла историческая обстановка 19 века, а именно Отечественная война 1812 года и движение декабристов. На свет появляются произведения реалистические, в которых писатели исследуют проблему взаимоотношений личности и общества на более высоком уровне. Предмет исследования художников слова – «влияние общества на личность, самоценность человеческой личности, ее право на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей» [23].

Так зарождалась и развивалась одна из тем классической русской литературы – тема «лишнего человека».

Как возник данный термин? По одной версии он был придуман А.И.Герценым. По другой версии сам Пушкин в черновом варианте VIII главы «Евгения Онегина» назвал своего героя лишним: «Онегин как нечто лишнее стоит».

Подробно мы рассматриваем отличительные особенности так называемых лишних людей. Мы обращаемся к «Литературной энциклопедии» и видим, что герои этого типа – богато одарённые натуры, которым не удаётся самореализоваться; за редким исключением им чуждо стремление к карьере или нравственному самоусовершенствованию, к тому, чтобы посвятить свою жизнь кому-либо или чему-либо, какой-нибудь высокой цели и идеалу».

Пронаблюдаем эволюцию типа «лишнего человека». Традиционно героем – предвестником классического типа считают Чацкого. Но Чацкий не «лишний человек». Он – только предшественник «лишних людей». Подтверждает это прежде всего оптимистическое звучание финала комедии, где Чацкий остается с данным ему автором правом исторического выбора.

Бессмертный образ Онегина, созданный А.С. Пушкиным в романе «Евгений Онегин», - это следующий и наиболее важный шаг в развитии образа «лишнего человека». Лишний в обществе человек, «чужой для всех», Онегин тяготится своим существованием.

Трагедия Онегина – это трагедия одинокого человека, но не романтического героя, бегущего от людей, а человека, которому тесно в мире ложных страстей, однообразных развлечений и пустого времяпрепровождения. А потому роман Пушкина становится осуждением не «лишнего человека» Онегина, а того общества, которое заставило героя прожить именно такую жизнь.

Яркий образ «лишнего человека» создан М.Ю. Лермонтовым (1814-1841) в романе «Герой нашего времени» [28]. Лермонтов является первооткрывателем психологической прозы. Его «Герой нашего времени» - это первый прозаический социально-психологический и философский роман в русской литературе. «Герой нашего времени» впитал в себя традиции, заложенные Грибоедовым («Горе от ума») и Пушкиным («Евгений Онегин»).

Развивая пушкинскую традицию в изображении «лишнего человека». Лермонтов не только усложнил психологический анализ в обрисовки его характера, но и придал роману идеологическую глубину, философское звучание.

Итак, начало ХIХ века – время зарождения в русской литературе образа «лишнего человека».

Герои Грибоедова, Пушкина, Лермонтова при всех своих положительных качествах оказываются не востребованы обществом, чуждыми ему и лишними в нем. Болезнь общества того времени - отсутствие связей между людьми, духовная раздробленность человека. «Лишний человек» находится вне этого общества и ему противостоит.

Возникает закономерный вопрос: «Неужели в литературе 20 века, которая служит средством отражения более сложного исторического периода со всевозможными катаклизмами, нет героев типа «лишнего человека?». Ответ на этот вопрос мы пытаемся дать во втором разделе исследовательской работы, который носит название: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ТИП «ЛИШНИЙ ЧЕЛОВЕК» КАК КРИЗИСНЫЙ ТИП ИСТОРИЧЕСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ XX ВЕКА.

Русская литература советского периода, и “дозволенная”, и ”запрещенная”, унаследовала всю богатейшую типологию своей предшественницы. Но так как концепция человека и мира на каждом историческом витке приобретает свои специфические черты, то сквозной тип русской классики, рассматриваемый нами, - “лишний человек” — сохраняя свои стабильные характерологические качества, выступает в ней в своем неповторимо “советском” обличье, определяемом расколом человеческого бытия на два мира-антагониста: старый и новый.

Тип “лишних людей” столь же вечен, как вечны кризисные ситуации, их порождающие. А таких ситуаций советская общественная история предоставляла писателям в немеренных количествах. Поэтому столь и разнообразна портретная галерея “лишних людей” в литературе советского периода.

В 20-е годы, “золотое десятилетие” советской литературы, судьба «лишнего человека» раскрывалась, как правило, в рамках общей темы “интеллигенция и революция”. (В.Вересаев “В тупике”), (Л.Леонов “Конец мелкого человека”), (М.Булгаков “Собачье сердце”). Их отличие от героев онегинско-печоринского толка – в полнейшем отсутствии социального эгоизма и эгоцентрического восприятия действительности, в их органической слитости с трагической судьбой России в начавшийся “век-волкодав”.

Время требовало от литературы осмысления этого драматического феномена современной советской истории. Из элитарного, преимущественно интеллигентского, «лишний человек» трансформируется в "низовой", "простонародный". Это герои Шолохова, Платонова и др. Единственным среди всех "советских" и "возвращенных" художников, кто сохранил классическую чистоту типа, был М.Булгаков, вложивший всю квинтэссенцию советской "лишности" в образ своего Мастера. Но так или иначе "лишнему человеку" в советской литературе удалось пережить самые неблагоприятные для себя времена. И сохранить свое лицо.

Всеобщий кризис советской командно-административной системы вопреки желанию властей актуализировал проблему "лишнего человека" и невольно предоставил ему в литературе режим наибольшего благоприятствования.

Поэтому образы "лишних людей" как художественная реакция на негативные явления советской действительности представлены в русской прозе второй половины 1950-х -- 90-х годов множеством своих социально-психологических и нравственно-этических градаций, отражающих все многообразие идейно-художественных позиций писателей и общественных групп. Это и мужики -"земли хозяева" (В.Астафьев, С.Залыгин, И.Белов, Б.Можаев), и представители интеллигенции (Б.Пастернак, Д.Гранин, Ю.Нагибин, Ю.Трифонов, А.Кабаков, Л.Бежин), и недобитые в гражданскую войну и недостреленные в годы Великого Террора "бывшие” (С.Залыгин, О.Волков, и "проклятые и убитые" воины Отечественной войны (В.Астафьев, Ю.Бондарев, В.Войнич, Г.Владимов) и т.д.

Общую литературную концепцию "лишнего человека" можно определить внешне банальной формулировкой: личность в советскую эпоху и советская эпоха личности.

Изучая произведения классической литературы в целом, тип «Лишнего человека» в частности, мы задумались, кто из перечисленных писателей 20 века в своем творчестве наиболее соответствует классическому образцу.И первой ассоциацией стало творчество Иосифа Бродского. Почему именно он? Потому как биография писателя уже соответствует признакам «лишнего человека». Изучив спорный вопрос о лирическом герое поэзии Бродского, мы поддерживаем точку зрения С.Гандлевского: с его точки зрения, И.Бродский соблюдает «подвижное равновесие между собой-прототипом и собственным запечатленным образом. Иосиф Бродский являет собой совершенный — под стать Байрону - образец романтической соразмерности автора лирическому герою»[33, с.116]. Таким образом, мы говорим о лирическом герое как «лишнем человеке», раскрывая отношение автора и лирического героя в поэтическом тексте.

В СССР И.Бродский стал одной из знаковых фигур подполья, пройдя все стадии «андеграундного» мифа: неприятие всего, что связано с официозом, - творчество, не вмещающееся в рамки официальной культуры, - признание в кругу духовно близких людей - конфликт с властью, закончившийся осуждением в 1964 году, а позднее и высылкой из страны в 1972. Советский «центр» и сам Бродский, и его лирический герой отвергли.

Лирического героя Иосифа Бродского предложено называть маргинальным.

В философском энциклопедическом словаре маргинальность (ср.век. лат. marginalis — находящийся на краю, от лат. margo — край, граница) определяется как «социологическое понятие, обозначающее промежуточность, «пограничность» положения человека между какими-либо социальными группами, что накладывает отпечаток на психику»[

Статус маргинальности определяется через образное «понятие окраинной среды». Маргинальный человек — «чужой» или «аутсайдер» в своем обществе.

На примере ряда стихотворений И.Бродского мы рассмотрели, можно ли поставить знак равенства между литературоведческими понятиями «маргинальность» и «лишний человек».

Лирический герой в стихотворении «От окраины к центру» (1962) [1] заявляет: «Слава Богу, что я на земле без отчизны остался». В стихотворениях «Конец прекрасной эпохи» (1969) [1] и «Я всегда твердил, что судьба — игра»(1971) самохарактеристики героя, выражают мысль о его чужеродности окружающему: «Я — один их глухих, облысевших, угрюмых послов // второсортной державы.» [1], «Гражданин второсортной эпохи, гордо // признаю я товаром второго сорта // свои лучшие мысли, и дням грядущим // я дарю их как опыт борьбы с удушьем»[1]. Эпитет «второсортный», появляющийся в обоих стихотворениях, очевидным образом акцентирует ощущение собственного аутсайдерства в советской действительности.

Путь лирического героя И.Бродского представляет опыт духовного преодоления кризиса эпохи, обретения хотя и трезвого, но гармоничного восприятия человеческого бытия. Подобный путь — традиционный в русской литературе. Герои современной литературы, с ее доминированием «лишних» типов, стоят перед той же проблемой обретения полноты бытия, дополнения горизонтали земной жизни духовной вертикалью. Собственно, данная проблема традиционна для русского сознания вообще, особенно в эпохи и духовных катаклизмов, переоценки ценностей и «размытости» сакральных центров.

Итак, в исследовательской работе мы пронаблюдали происхождение и эволюцию литературного типа «лишний человек», развитие данной литературоведческой категории на примере лирического героя И.Бродского. В процессе исследования мы приходим к следующим выводам:

1. Типология «лишних людей» зародилась в литературе XIX века. Подтверждением этого являются классические герои Е.Онегин (А.С.Пушкин «Евгений Онегин»), Г.Печорин (М.Ю.Лермонтов «Герой нашего времени».

2. Факты биографии И.Бродского позволяют назвать его «лишним человеком» в контексте исторической обстановки XX века. Переживший преследования со стороны властвующего режима и ставший изгнанником писатель сохраняет в себе черты «лишних людей», при этом отстраняется от общества не по собственной воле.

3. Лирический герой поэзии Бродского рассматривается как «окраинный», «эксцентричный», «маргинальный», «лишний», вектор сознания которого направлен на обретение духовной основы бытия, и, следовательно, на преодоление отчужденности. Лирическому герою Бродского как творцу и художнику слова дано необычайно обострённое, детальное видение несовершенства и дисгармоничности человеческого бытия, абсурдности вещного мира, отделённого от сферы духовного.

Таким образом, художественная литература не может развиваться, не оглядываясь на пройденный путь, не соизмеряя свои творческие достижения сегодняшнего дня с рубежами прошлых лет. Поэтов и писателей во все времена интересовали люди, которых можно назвать чужими для всех – «лишние люди». Есть что-то завораживающее и привлекающее в человеке, который способен противопоставить себя обществу. Образы таких людей со временем претерпевали в русской литературе значительные изменения, сообразуясь с историческими особенностями той или иной эпохи.



Следовательно, рассматривая лирического героя И.Бродского в историческом аспекте, мы имеем все основания назвать его «лишним человеком» в литературе XX века.