Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Исследование Репрессии против верующих во второй половине 30-ых гг. Приказ №00447




Скачать 189.9 Kb.
Дата27.06.2017
Размер189.9 Kb.
ТипИсследование
ГБОУ Гимназия №1505

«Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»



Исследование

Репрессии против верующих во второй половине 30-ых гг. Приказ № 00447.

автор: ученица 9 класса «А»

Гитарская Даша



Руководитель: Наумов Л.А.

Москва


2011

Содержание:

1. Введение

2. Глава №1 «Общая характеристика репрессий 1937-1938гг. в Московской области

3. Глава №2 «Репрессии против верующих в Загорском районе»

4. Глава №3 «Руководство УНКВД Московской области в период респерссий»

5. Заключение



Введение

Массовые операции, санкционированные И.В.Сталиным, начались в СССР в конце 1920-ых. С началом принудительной коллективизации сельского хозяйства и ускоренной индустриализации в конце 1920-х — начале 1930-х годов, а также саботажем первыми секретарями обкомов ВКП(б), Конституции 1936 года репрессии приобрели массовый характер. Особенного размаха они достигли в 19371938 годы Большой террор.

Основной причиной Большого террора печально известный Пленум ЦК ВКП (б), на котором 3 марта с основным докладом « О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» выступил И.В. Сталин. Фактически это была четко сформулированная перед НКВД СССР задача на уничтожение «врагов народа». В заключительном слове на Пленуме 5 марта 1937 года Сталин, опираясь на результаты партийной дискуссии 1927 года, даже назвал конкретное количество «врагов» - 30 тысяч.

В июне 2011г наша гимназия организовывала экспедицию в Сергиев-Посад. Во время экспедиции была возможность ознакомиться с местом, где происходили исследуемые мной события.

Во время написания работы, я руководствовалась несколькими источниками:

1) Бутовский полигон – книга, приводящая биографические данные о расстрелянных на полигоне.

2) Бутовский синодик – книга, из которой можно узнать о расстрелянных верующих.

3) Материалы экспедиции в Сергиев Посад 2001-2011 гг.

В ходе исследования стало видно, несоответствие хода репрессий и формулировки приказа. Как и почему был нарушен приказ – ключевая проблема исследования. Я разбирала только материалы Сергиево-Посадского района (в 1937-1938 гг. это были Загорский и Константиновский районы Московской области).

Общая характеристика репрессий 1937-1938 гг. в Московской области.

В июле – августе 1937 г. по СССР прокатывается волна массовых операций, санкционированных И.В. Сталиным. Репрессии закончатся только осенью 1938г.

По целевым группа репрессии можно разделить на «Большой террор» - репрессии против широких слоев населения и «Большую чистку» - репрессии против чиновников партийно-государственного аппарата, офицеров армии и спецслужб .

«Большой террор» - это, прежде всего «массовые операции», которые в свою очередь делятся на «кулацкую» и «национальные» операции.

«Национальные операции» - репрессии велись против «шпионов» и «диверсантов». «В общей системе репрессий 1937-38 гг. национальные операции … теснее всего связанны со сталинским ощущением надвигающейся войны»1. Операции начались летом 1937г., основными целевыми группами были поляки (приказ №00485), немцы (приказ № 00439), латыши (приказ №49990) и др. Решение о репрессиях принимала «двойка» (комиссия из руководителей НКВД и прокуратуры), которая создавалась в каждом регионе. Это была внесудебная расправа, но «двойка» в регионе не имела права самостоятельно осудить заключенного. Всего в ходе национальных операций было репрессировано 335 000 человек, из них 247 000 приговорены к высшей мере наказания: более 104 тыс. – в результате польской операции, 31 тыс. – в ходе немецкой, более 17 тыс. – в результате латышской.

«Кулацкая операция» - началась 1 августа на основании приказа № 00447, по которому репрессии подлежали бывшие кулаки, священники, бывшие члены антикоммунистических партий, уголовники. Операцию должны были начать 1 августа 1937 г. и закончить в четырех месячный срок, т.е. в декабре. На самом деле операция была завершена лишь осенью 1938 г. Репрессированные были разделены на две категории: 1 категория – приговаривались к расстрелу, 2 категория – 10 годам заключения. Определением кого репрессировать и по какой категории в каждой области (или республике) занималась «тройка», в которую входил руководитель НКВД региона, представитель партийного руководства и прокуратуры. Каждая область (республика) получали «лимит» на осуществление репрессий, но он неоднократно повышался. «Тройка», в отличии от «двойки», могла самостоятельно осудить заключенного, следовательно, расправа так же носила внесудебный характер. «Расправа носит внесудебный характер, приказ не требует от регионального руководства согласовывать с Центром персональный состав репрессированных, обжалование и апелляции не предусмотрены»2. Ход «кулацкой операции» был почти полностью под контролем региональной власти. Поэтому становятся объяснимы чудовищные цифры, жертвами репрессий по первой категории стали 386 798 человек, по второй – 380 599. Изначально лимит предусматривал 75 000 по 1 категории и 193 000 по второй, затем Центр санкционировал рост лимитов до 226 450 по 1 категории, 226 250 по 2 категории3. В ходе «большого террора» основную массу репрессированных дают «кулацкая» и «польская».



В 1937 г. и в 1938 г. в Московской области было арестовано 68 102 человек, из них по приказу №00447 арестовали 40 032 человек. По кулацкой операции было арестовано по первой категории 6 675 человек и 12 123 по второй категории. По национальным операциям расстреляли – 2 552. С августа по ноябрь 1937 г. преобладают аресты по кулацкой операции. Показательной является и характеристика по национальному составу расстрелянных: 67% - русские, 11% - жители Прибалтики, в основном, латыши, 8% - поляки. 75% арестованных были неграмотные или малограмотные. И, в основном, расстрелянные (83%) – беспартийны.
Репрессии против верующих в Московской области.

Массовые расстрелы 1937-1938 гг. стали следствием решений Политбюро ВКП (б) от 2 июля 1937 г. и приказов наркома внутренних дел Н. И. Ежова № 00447, о борьбе с «врагами народа», в т. ч. с «церковниками». Расстрелы на Б. п. производились по постановлениям внесудебных органов: «тройки» Московского УНКВД, реже - «двойки». Предписания на расстрелы подписывал начальник УНКВД Московской обл. (комиссар госбезопасности 1-го ранга С. Ф. Реденс (15 июля 1934 - 20 янв. 1938) или комиссар госбезопасности 1-го ранга Л. М. Заковский (20 янв.- 28 марта 1938). Приговоры в исполнение приводили комендант и начальник административно - хозяйственного отдела УНКВД по Московской обл.

На Бутовском полигоне были расстреляны 739 священнослужителя РПЦ: 1 митрополит; 2 архиепископа, 4 епископа, 15 архимандритов, 118 протоиереев, 14 игуменов, 52 иеромонаха, 363 священника, 60 диаконов, 10 монахов, 58, 14 послушников и послушниц, 8 священнослужителей (без уточнения сана). За веру на Б. п. были расстреляны 219 мирян (псаломщики, чтецы, регенты, церковные старосты, иконописцы, члены церковных советов, церковные сторожа).4

Наибольшее число священнослужителей пострадало в сентябре-декекабре 1937 г. и в феврале - марте 1938 г. (17 февр. 1938 г. было расстреляно 502 чел., 75 из них священнослужители и монахи). Почти всем, репрессированным по церковным делам, предъявлялось обвинение по 58-й ст. УК РСФСР, поводы для обвинения могли быть разные: «помощь ссыльному духовенству», «богослужения на дому», «сохранение церкви и насаждение тайного монашества», и тп. Большинство подследственных, замученные или обманутые следователями, в конце концов, признавали себя частично или полностью виновными в «антисоветской агитации», «контрреволюционной деятельности», но в вопросах веры народ не отступил. Ни пытки, ни угрозы смерти не могли заставить верующих отречься от Бога.
Репрессии против верующих в Загорском районе.
Теперь мы можем перейти к характеристике репрессий против верующих в Загорском районе. Особенностью расстрелов в Московской области было то, что аресты священников начались довольно рано, в августе 1937 г. В районе были расстреляны 68 человек из арестованных. Общие характеристики, такие как беспартийность большинства, низшее образование или малообразованность, и национальный состав репрессированных в процентном соотношении похожи на характеристики Московской области.

По данным справочника «Бутовский полигон. 1937-1938 гг. Книга памяти жертв политических репрессий» в Загорском районе репрессировано 41 за веру и только 27 неверующих. Что бы увидеть динамику и особенности арестов по Загорскому району, условно разделим всех расстрелянных на верующих и неверующих.

Определим общее в характеристиках репрессированных по Московской области и Загорску.

Образование




Диаграмма подтверждает совпадение характеристик репрессированных по Московской области, в целом, и Загорскому району, в частности. По данным расстрельного списка Бутовского полигона, среди неверующих есть люди с высшем образованием (4 человека). Но в основном у всех среднее образование. У верующих все наоборот, есть 14 человек со средним образованием, все остальные либо получили низшее образование (20 человек), либо были неграмотными.

Национальный состав



95% расстрелянных верующих в Загорском районе – русские (39 человек), помимо них в списке есть один латыш и один украинец. В списках репрессированных неверующих разброс по национальностям больше. Русских – 18 человек (66%), 1 белорус, 2 еврея, 3 латыша и 2 поляка. Это можно объяснить тем, что приводятся списки только расстрелянных, а по Московской области все арестованные. К тому же по Москве начинаются национальные операции


Но в Загорском районе есть несколько особенностей. Самой заметной является большое количество репрессированных священников. Так же, например, аресты вначале начинаются в городе, а потом в селах.

Сравнивая репрессированных верующих и неверующих по месту жительства, можно заметить, что почти равное число, живущих в городе (23 - 21 человек), в обоих случаях это объяснимо, в городе проще найти работу по специальности; в Загорске и соседних городах много церквей, храмов и монастырей, монахами или настоятелями которых являлись репрессированные. Всего 8 неверующих, подвергшихся репрессиям, жило в деревнях, скорее всего из-за недостатка рабочих мест. При этом в деревне жило 18 верующих, они могли быть настоятелями сельских храмов.

Еще одна особенность, это даты ареста

Анализируя диаграмму можно заметить, что в аресте верующих было три «пика»: самый большой, в январе 1938г. (10 человек), в ноябре 1937года (8 человек) и в феврале 1938 года (8 человек). Репрессии неверующих идут «ровно», 4-5 человек в месяц, есть единственный спад в декабре 1937 г. Еще одна отличительная особенность репрессий против верующих – репрессии продолжаются до марта 1938 г., репрессии против неверующих закончились в феврале 1938 г.

Более детально сравнивая аресты священников и остальных расстрелянных (неверующих) в Загорском районе, можно сделать вывод. Характеристики всех репрессированных верующих очень похожи на характеристики репрессированных в Загорском районе, в основном, такой же преклонный возраст, низшее или среднее образование, обвинение в контрреволюционной или антисоветской агитации.

Биографию репрессированных неверующих, можно оценить по трем, нижеизложенным примерам.



Савельев Иван Иванович (1883 г.р).Родился и жил в Моск. обл., Загорском, русский. Имел низшее образование, был беспартийным. Работал возчиком возчик 7-го дорожного участка. Был арестован 17.08.1937 по обвинению тройки при УНКВД по Мос. области в активной антисоветской агитации, осужден 28.08.1937. Савельев И.И. был расстрелян 30.08.1937 на Бутовском полигоне, Москва. В июнь 1989 он был реабилитирован.5

Павловский Станислав Казимирович (1898 г.р.) Родился в Польше, Виленской губ., г. Троки, поляк. Имел низшее образование, состоял в ВКП(б) до 1931. Жил в Московской обл., Загорском р-не, пос. д. 1, кв. 4 . Возрождение. Работал на Загорском механическом заводе учебных приборов слесарем. 09.02.1938 был арестован и Осужден 26.02.1938 Комиссией НКВД и прокуратурой СССР по обвинению в шпионаже и антисоветской агитации. Он был расстрелян 05.04.1938 на Бутовском полигоне в Москве. Реабилитирован в октябре 1958.

Балашов Николай Иванович (1862 г.р.) Родился в г. Москва, русский. Жил в Мос. области, г. Загорск, Березовский пер., д. 11-а, кв. 1. Имел низшее образование, был беспартийным. Работал художником в художественно-оформительских мастерских Краснопресненского р-на г.Москвы. 20.01.1938 был арестован оп обвинению тройки при УНКВД СССР в принадлежности к контрреволюционной группировке. Осужден 14.02.1938. Балашова Н.И. расстреляли в Москве на Бутовском полигоне 17.02.1938 В мае 1989 он был реабилитирован.

Более детально можно изучить биографии репрессированных верующих, опираясь не только на информацию Бутовского синодика.



Ирина Хвостова родилась в 1882 году в селе Агинтово Дмитровского уезда Московской губернии в семье крестьянина Михаила Хвостова. Окончила сельскую школу и поступила послушницей в Новодевичий монастырь в Москве. Монастырь бы закрыт советской властью в 1922 году. В зданиях обители разместились различные организации, часть помещений была занята под жилье, там послушница Ирина прожила до 1932 года, а затем уехала в село Никульское. В ходе массовых гонений на Церковь и верующих Ирина была арестована.

23 января 1938 года для дачи необходимых для ареста показаний следователь НКВД вызвал двух человек. Один из лжесвидетелей, двадцативосьмилетний колхозник, проживавший в селе Никульское, рассказал, что в декабре 1937 года слышал, как Ирина возле своего дома говорила колхозникам: «Не работайте в колхозе, все равно будете сидеть голодными, так как Бог от вас отказался и урожая хлеба хорошего не дает и не даст до тех пор, пока не будете признавать Его и веровать в Него».

Другой лжесвидетель, двадцатитрехлетний колхозник, рассказал, что слышал от Ирины, как она говорила в декабре 1937 года в разговоре с колхозниками: «Вот Бог какое наказание создал вам, работаете в колхозе день и ночь, а сидите голодные. Вы лучше бросили бы работать, а молились бы Богу, и то сытнее было бы. Вот тогда бы коммунисты осознали бы, как вы сидели голодными, а то они живут за вашей спиной и беспощадно грабят».

В следствии этого, 31 января 1938 года Ирина Михайловна была арестована и заключена в Загорскую тюрьму. В этот же день она была допрошена. Следователь, поинтересовавшись ее происхождением и социальным положением, спросил:

— Обвиняемая Ирина Михайловна Хвостова, признаете ли вы себя виновной в распространении антисоветской агитации?

— Виновной себя в антисоветской агитации, высказывании гнусной контрреволюционной клеветы против советской власти не признаю, но поясняю, что в декабре 1937 года я действительно говорила, что сейчас в СССР идет война, Япония уже пришла на территорию СССР, а поэтому коммунисты хороших людей арестовали и сослали в ссылку, сейчас ввиду этого и не пропускают писем. Я виновной себя признаю в том, что я среди населения проводила антисоветскую пропаганду, а именно: «Бог есть, и Он существует, и нам надо полагаться на Него».

На этом допрос был окончен. 19 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила ее к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 26 февраля 1938г. на Бутовском полигоне.

Анна Макандина родилась 5 ноября 1892 года в селе Константиново Александровского уезда Владимирской губернии в семье крестьянина Алексея Макандина. Окончила сельскую школу.    В 1914 году Анна Алексеевна поступила послушницей в Алексеевский монастырь в Москве. Во все время жизни в монастыре она исполняла послушание на кухне. В 1924 году монастырь был закрыт властью, и послушница Анна поселилась вместе с монахинями монастыря на квартире. Они сохраняли монашеские правила и устав, зарабатывая на жизнь шитьем одеял.

   В 1930 году власти приняли решение об аресте всех насельников и насельниц закрытых монастырей, и 28 декабря 1930 года послушница Анна была арестована.   После окончания допроса следователь объявил Анне Алексеевне, что она привлекается к ответственности в качестве обвиняемой в антисоветской агитации. Обвинительное заключение по делу было составлено 11 января, в нем сотрудник ОГПУ написал: «Привлеченные по данному делу обвиняемые, бывшие монахи ликвидированных монастырей и подворий… живя скопищами, занимались активной антисоветской деятельностью, выражающейся в организации нелегальных антисоветских «братств» и «сестричеств», оказании помощи ссыльным единомышленникам… антисоветской агитации о религиозных гонениях, чинимых советской властью, и распространении всевозможных провокационных слухов среди населения; квартиры их являлись убежищем для всякого рода контрреволюционного элемента».    Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило послушницу Анну к трем годам ссылки в Архангельскую область.

В 1934 году, по окончании ссылки, она вернулась на родину в село Константиново.    22 февраля 1938 года Анна Алексеевна была арестована по обвинению «в распространении провокационных слухов о скором падении советской власти» и заключена сначала в тюрьму в городе Загорске, а потом в Москве.    Лжесвидетели показали, будто она говорила, что это Господь так наказывает: коммунисты организовали колхозы, православных ограбили, и теперь они работают день и ночь задаром, все идет в пользу коммунистов, — наказывает за то, что люди отреклись от Бога и веруют антихристу. Православные, лучше бросьте работать и идите в церковь молиться Богу.

   — Обвиняемая Макандина, за что вы агитировали население в октябре 1937 года? — спросил следователь.

   — В октябре я работала на поденной работе. Я вспоминаю случай, когда мы вместе несколько человек шли с работы домой. Разговор был о том, что в колхозах стало жить лучше, что советская власть дала колхозникам счастливую жизнь. Это была частная беседа, но против советской власти я никогда не говорила.

   —Обвиняемая Макандина, вы признаете себя виновной в антисоветской агитации, которую вели в декабре 1937 года среди колхозников?

   —В декабре я работала вместе с другими. Мы рубили капусту. Разговор был о войне. Я говорила, что на нас идет японец, но так как советская власть стала сильна, то войны не допустят; но что касается разговоров против советской власти, то я их не вела.

   —Обвиняемая Макандина, что вы говорили в ноябре 1937 года колхозникам, стоя у своего дома?

   —Я точно не помню, в каком месяце, но с колхозниками вечером у моего дома был разговор. Говорили, что теперь, против царизма, стало жить всем лучше, налоги стали небольшие, всего стало больше. А кроме этого ничего не говорили, а я большую часть времени нахожусь дома.

   — Обвиняемая Макандина, признаете ли вы себя виновной в том, что опошляете вождей партии и правительства?

   —Я к советской власти враждебно не настроена, я довольна советской властью… и виновной себя в антисоветской агитации не признаю.

На этом допросы были закончены. 8 марта 1938 года Тройкой НКВД Анна Алексеевна была приговорена к расстрелу. Приговор привели в исполнение 14 марта 1938 года на полигоне Бутово под Москвой.


Симеон Лилеев родился 2 февраля 1873 года в селе Малое Алексино Александровского уезда Владимирской губернии. Его отец Петр Лилеев служил в селе Малое Алексино диаконом. В 1887 году Симеон окончил Переславльское Духовное училище и поступил в семинарию. По окончании Духовной семинарии пять лет работал учителем в Алексинской земской начальной школе.

В 1898 году Симеон Лилеев был рукоположен во священника к Никольскому храму в селе Дерюзино недалеко от города Сергиева Посада. В 1904 году отца Симеона перевели в Покровский храм с. Заболотье, где он и прослужил до 1936 года. За многолетнее служение отец Симеон был возведен в сан протоиерея. В 1936 году власти закрыли Покровский храм. Отец Симеон старался сохранить храм от закрытия, однако это не удалось.

Летом 1937 года начались гонения на Русскую Православную Церковь. Повсеместно начались аресты духовенства и верующих. Отец Симеон в это время нигде не служил. Он поселился в деревне Копалово Константиновского района Московской области. Здоровье его ухудшилось, он стремительно терял зрение. 11 сентября Константиновское районное отделение НКВД арестовало протоиерея Симеона и он был заключен в Загорскую тюрьму. Для дачи свидетельских показаний 15 сентября был вызван 32–летний секретарь Константиновского районного исполнительного комитета, который сказал: «Мне известно, что в 1936 году при закрытии по постановлению ВЦИК Заболотской церкви С. Лилеев активно сопротивлялся против закрытия церкви, не давал комиссии по закрытию церкви ключи от последней и одновременно разослал нарочных по окрестным деревням с целью организации восстания в селе Заболотье. После закрытия церкви в период 1936–1937 года организовал вокруг себя актив церковников, вел систематическую работу, организовывая массы на борьбу за открытие церкви путем созыва совещаний указанной группы, написания различных ходатайств перед вышестоящими организациями, а также 12 июля 1937 года организовал в селе Заболотье без соответствующего на это разрешения властей собрание верующих 13 деревень, на каковое явилось более ста человек и требовали перед председателем Заболотского сельсовета возвращения ключей и открытия церкви.» На следующий день бы допрошен сам отец Симеон.

—Обвиняемый Лилеев, признаете ли вы себя виновным в распространении гнусной клеветы против вождя партии, проведении антисоветской агитации и организации масс на борьбу за открытие церкви? — спросил следователь.

— Виновным себя признаю лишь в помощи верующим заболотьевской церкви в работе по ее открытию путем писания мною различных ходатайств в вышестоящие организации об открытии церкви… в остальном предъявленном мне обвинении я виновным себя не признаю. На этом следствие было закончено. Из Загорской тюрьмы отца Симеона перевели в одну из московских тюрем НКВД.

10 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Симеона к расстрелу. Приговор был исполнен через три дня, 13 октября 1937 года протоирей Симеон Лилеев был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой.

Все расстрелянные были погребены в безвестной общей могиле.

Стоит обратить внимание, что представлены биографии только арестованных в январе – марте 1938 гг. Т.к. похожие исследования уже проводились, но были направлены на изучение репрессий в 1937 г. Важное замечание – реабилитация всех репрессированных.



Руководство УНКВД Московской области и репрессии против верующих.

Священники были включены в приказ №00447 в последнюю очередь, они упоминаются лишь в шестом пункте перечня целевых групп. При этом верующие миряне вообще не входят в перечень целевых групп. Изначально репрессиям должны были подлежать только священники, находившиеся в местах лишения свободы,

Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу»).

Потом «рамки» были расширенны и стали арестовывать верующих, а потом уже и верующих мирян. Иными словами решение начать аресты духовенства было принято уже во время кулацкой операции. По чьей инициативе?

В этой связи возникает и еще один вопрос: несоответствие хода репрессий по Московской области и Загорскому району. Загорск был православным центром если не России, то Московской области точно. НО в Загорске в августе репрессий не было.

С осени 1937 года динамика арестов верующих по Загорскому району совпадает с динамикой по всей Московской области. Пик арестов, приходится на ноябрь (176 человек) 1937 г. и январь (156 человек) 1938 г.

Ноябрь изначально был крайним сроком арестов (первоначально планировалось в декабре 1937 г. закончить «кулацкую операцию»). На этом этапе должны были арестовывать, прежде всего, тех, кого планировали осудить по 2 категории. Иными словами решение осудить этих людей по 1 категории были принято не сразу, не раньше начала ноября 1937.

Возникает вопрос, чьей инициативой были приказы против верующих: региональных или районных властей.

В 1937-38 г. «тройку» по Московской области возглавляли, сначала, С.Ф. Реденс, затем Л.М. Заковский.

У С.Ф. Реденса была тяжелая судьба. Он родился в 1892 г. в семье сапожника, рано потерял отца, поэтому ему рано пришлось идти работать. Уже в 1914 году Реденс вступает в партию. В 1918 г. его направляют на работу в ВЧК, а Москву. Волей случая в Москве Реденс знакомиться с Дзержинским, и тот приглашает его к себе, секретарем. Затем в поездке на Восточный фронт Станислав Реденс знакомиться с Н.С. Аллилуевой, а через нее со своей будущей женой Анной Аллилуевой. После удача не оставляет Реденса, и он растет по карьерной лестнице. С июля 1934г по январь 1938г. Управление НКВД по Московской области возглавлял С. Ф. Реденс. В 1937 г. возглавлял московскую областную тройку. В январе 1938 г. Реденса переводят в Алма-Ату на должность наркома внутренних дел Казахской СССР

Затем в 1938, когда к власти приходит Берия С.Ф. Реденса снимают с занимаемого поста. По словам сына Реденса, « сильному, хитрому и прожженному интригану Берия, рвущемуся к большой власти, Реденс человек дзержинской закалки – был совершенно не нужен в качестве начальника, он был ему опасен…»

Не смотря на родство со Сталиным, Реденс 21 ноября 1938 года был арестован. Содержался в Лубянской тюрьме. 21 января 1940 года Военной коллегией Верховного суда СССР на основании статей 58-1а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР приговорён к расстрелу. Реденс был признан виновным в шпионаже в пользу польской разведки, а также в том, что являлся участником заговорщической организации в системе НКВД, и по её заданию проводил враждебную работу, направленную на избиение партийно-советских кадров, проводил массовые необоснованные аресты советских граждан, многие из которых расстреляны. На предварительном следствии и в судебном заседании Реденс признал факты применения им необоснованных репрессий в отношении многих советских граждан. Расстрелян 12 февраля 1940 года.

После смещения Реденса Тройку НКВД по Московской области возглавил Заковский Л.М. Леонид (Генрих) Михайлович (Эрнестович) родился в 1894г., так же как Реденс был из простой семьи лесника. В 1913г. ступил в партию, в 1928г в ВЧК. С момента вступления в ВЧК его "карьерный рост" не прекращался. Во многом благодаря поддержке Ягоды, который считал, что то «сильный и способный оперативный работник»6.

19 января 1938г. он был назначен заместителем наркома внутренних дел (НКВД) и начальником Московского управления НКВД. Столичное управление он возглавлял только два месяца, но именно на это время приходится пик репрессий в Москве, в том числе и против латышей. Именно в эти месяцы (с 20 февраля по 28 марта) осуществлялись самые массовые расстрелы на Бутовском полигоне.

Леонид Заковский весной 1938 г. был снят с занимаемой должности, арестован, обвинен в создании латышской контрреволюционной организации и шпионаже в пользу Германии, Польши, Англии». 29 августа 1938г. Заковский был расстрелян.

Руководители «тройки» менялись, а их заместитель Г.М. Якубович сохранял свою должность.

В регионе, фактически в Москве, ход репрессий в то время руководил Якубович Г.М., заместитель начальника УНКВД, один из председателей тройки. Руководителями чекистов по Московской области были С. Ф. Реденс и Заковский Л.М. В данном случае неразумно считать, что эти люди увеличили расстрельные списки, чтобы «выслужиться». Якубович Г.М. хоть и был заместителем, но именно он контролировал ход репрессий, он оставался в должности даже когда менялись его начальник. С. Ф. Реденс был родственником Сталина и, соответственно, ему это было не нужно. Заковский Л.М. имел поддержку Ягоды. Итак, региональные власти имели достаточно прочное положение и не укрепляли его таким образом.

Возможно, это была инициатива местных властей (Загорского и Константиновского района) властей, они хотели следовать установленному лимиту, но у них не хватало людей, «Обжалование и апелляции не предусмотрены. Имена не нужны: «вы сами там знаете своих врагов, нас этим не отвлекайте!». Но и «особенно не увлекайтесь», поэтому они добавляют в приказ еще одну категорию. А поскольку согласовывать с Центром персональный состав репрессированных не надо, это некоторое время могло оставаться без внимания.



1 Л.А. Наумов Сталин и НКВД М.2010 с. 207

2 Там же с. 201

3 Там же с. 207

4 Головкова Л. А. Бутовский полигон // Православная энциклопедия. Том VI. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003

5 Москва, расстрельные списки - Бутовский полигон

6 Л.А. Наумов Сталин и НКВД с. 111

  • Общая характеристика репрессий 1937-1938 гг. в Московской области.
  • Репрессии против верующих в Московской области.
  • Репрессии против верующих в Загорском районе.
  • Павловский Станислав Казимирович
  • Балашов Николай Иванович
  • Руководство УНКВД Московской области и репрессии против верующих.
  • церковников и прочих