Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Интегрированный урок «Человек на войне»




Скачать 216.93 Kb.
Дата07.07.2017
Размер216.93 Kb.
ТипИнтегрированный урок
Интегрированный урок

«Человек на войне»




  1. Образ человека на войне в русской классической литературе и прозе XX века

Н. Доризо «Всё, что знаю о любви»

В. Вересаев «Враги»

2. Осмысление роли человека на войне через призму исторических фактов и документов



Тема: Человек на войне.

  1. Образ человека на войне в русской классической литературе и прозе XX века

  2. Осмысление роли человека на войне через призму исторических фактов и документов.


Цели: 1) обучающая – освещение исторических документов, знакомство с

Крымской кампанией, русско-японской войной, Великой Отечественной

войной; показ личности на войне через призму писательского восприятия;

2) развивающая – развитие творческих способностей учащихся, умений и

навыков в групповой работе;

3) воспитательная – воспитание патриотизма, чувства долга,

ответственности, эмпатии; воспитание бережного отношения к страницам

истории страны.


Оборудование: иллюстрации, на доске – эпиграфы; музыка: Бетховен «К Элизе», Шостакович 7 симфония «Ленинградская», Альбинони «Адажио», Поль Мориа «Токкато»; песни «Песня Рощина» слова Н. Доризо, музыка Н. Богословского, «На тот большак, на перекрёсток» слова Н. Доризо, музыка М. Фрадкина.
Вид (тип) урока – интегрированный (история литература живопись музыка)

Форма – групповая работа.
Преподаватели: Яковлева Т.С. (литература), Коменда В.Н. (история), Степанова Ю.А. (музыка).
Класс разбит на четыре группы, пятая группа – эксперты.
Ход урока:
1. Яковлева Т.С.: Мы просим вас оставить всё бренное, мелочное, наносное и настроить струны души на некое философское, трагическое осмысление заданной темы. Ведь война – это прежде всего люди. Не вообще смерть, а смерть человека, не вообще «страдание», а страдание человека. Остановитесь на секунду и подумайте: убили такого, как я – меня! Войти в этот страшный, тревожный мир войны, ощутить себя крошечной частичкой бытия – всё это под силу лишь грандиозной, величественной музыке Шостаковича. Эти божественные звуки создают некий тревожно-трагический настрой.

Степанова Ю.А.: Дмитрий Шостакович жил в блокадном Ленинграде. Седьмая симфония была написана в 1941 году и отразила то мироощущение, каким были охвачены все люди нашей страны.

Один из самых ярких, потрясающих по силе эпизодов в музыке XX века – средний раздел первой части седьмой, «Ленинградской» симфонии Шостаковича, получившей название «Эпизод нашествия» основан на форме вариаций. Таков неизменный стержень образно-музыкальной характеристики фашистов, которые постепенно, с каждой новой вариацией обнаруживают свою бездушную и страшную сущность. В музыке эпизода с целью образного развития является показ именно расширения, непомерного разрастания этой сущности, которую можно уподобить жуткому образу «машины смерти». Лязг, визг, скрежет охватывают всё пространство звучания, рисуя образ врага огромной силы и мощности, которому может противостоять только поистине всенародное единение.

Равнодушие и смертоносность, отвратительные для всего живого, которые расширяются и растут, неся в себе страшную угрозу, составляют суть развития в «Эпизоде нашествия» из седьмой симфонии Шостаковича.

Звучит симфония Шостаковича

2. Вступительное слово.

а) Коменда В.Н. – историческая справка о войнах

б) Яковлева Т.С. – тема войны в русской классике и современной прозе. Интерпретация темы войны на современном этапе. - Да, были разные войны , захватнические и освободительные, святые и подлые, но неизменной оставалась суть войны: нападал человек или защищался, он убивал, то есть нарушал заповедь «не убий!».

Война всегда была пограничьем жизни, там человек обрывал чью-то (или свою) судьбу, и как бы по-разному ни описывали войну: романтизировали, поэтизировали, смягчали, примирялись как с роковой необходимостью – суть её оставалась всегда одна, и это чувствовали лучшие представители русской классической литературы. Причём очень важно, что взгляд их не был упрощён, его нельзя свести просто к отказу войны, к пацифизму. В чём долг мужчины, как его видит наша литература с древних времён?

Муж, мужчина не уклоняется от долга воина, который всегда, во все времена был защитником дома, семьи, Родины. Он всегда честно разделял судьбу своего народа. Это и князь Игорь и буй-тур Всеволод, это святые воины Дмитрий и Александр, это Петр Гринёв и капитан Тушин, это князь Андрей…

Русская литература стремится прежде всего к этическому, нравственному осмыслению жизни и человека, именно поэтому самым важным , самым главным становится для писателя не столько то, что совершил герой, но прежде всего то, что он чувствует при этом.

Всеволод Гаршин привёз с войны страшные и правдивые свои произведения, выражающие совершенно иные мысли и чувства: «Мне говорили что-то про Скобелева, что он куда-то кинулся, что-то атаковал, взял какой-то редут… В этом страшном деле я помню и вижу только одно – гору трупов, служащую пьедесталом грандиозным делам, которые занесутся на страницы истории…»

Апостол Иоанн говорит, что сила – это не материальное явление, а духовное, и именно духом, Божьей истиной ниспровергается чёрный замысел, твердыня зла. По сути, здесь звучит известная евангельская истина: «Не в силе Бог, но в правде». И можно сказать, что именно на эту тему опирался Л. Толстой, когда говорил, что побеждает не количество людей и пушек, а то неуловимое, что называется духом войска: «оружия не плотские, но сильные Богом».

Война, с точки зрения писателя, ярче и глубже всего раскрывает душу человека, и уж, несомненно, мы увидим это в творчестве Толстого. Нам очень важно – я прошу обратить вас на это внимание – создать тот идейный, нравственный фундамент, который поможет понять взгляд на войну русского классика и выстроить принципы осмысления современной военной прозы. Именно поэтому давайте начнём с «Севастопольских рассказов», сопоставив два из них, которые для нас станут основополагающими. (Далее следует работа с рассказами. Они очень подробно, учитывая перспективу, изучались в 10 классе, общая идея работы следующая: «Севастополь в декабре месяце» - это скорее документальный очерк, наполненный наблюдениями нал защитниками города: солдаты, офицеры, матросы, женщины, принесшие обед, мальчишки, рассказ раненного, разрыв гранаты – всё это создаёт какую-то бесконечную картину жизни войны, но финал вдруг взмывает на такую высоту, которую, кажется, больше и не встретишь у Толстого: «Из-за креста, из-за угрозы не могут принять люди эти ужасные условия: должна быть другая, высокая побудительная причина. И это причина есть чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубине души каждого, - любовь к Родине».

Но что-то важное происходит с подпоручиком Толстым, который становится писателем Львом Толстым, потому что в следующем рассказе «Севастополь в мае» мы увидим совершенно другой взгляд на войну. Это рассказ о нескольких днях войны, её буднях, маленьких житейских радостях и огорчениях, о смерти и крови как обыденности, но обратим внимание на финальную главу: объявлено перемирие, нужно собрать тела убитых. Выставлены белые флаги, высланы команды солдат, тут же образовались кучки, где смешались русские и французы, и кто-то угощает табаком, кто-то пытается заговорить, офицеры обмениваются сигарами и любезностями, и один из французов произносит: «Они некрасивы, эти русские скоты…» отметим лукавую улыбку Толстого, который добавит, что это «говорит зуав из толпы французов». Зуав – это солдат колониальных войск, африканец, возможно, негр, то есть с точки зрения русского мужика, чёрный, курчавый, страшный, как бес. И этот-то зуав – бес! – говорит, что русские некрасивы и скоты! Как смешон этот мир в самодовольстве! А на поле, где гремели выстрелы и лилась кровь, уже, кажется, нет солдат – есть работающие, разговаривающие люди, и вдруг раздаётся взрыв такого хохота (это русский Тёркин из XIX века что-то отмочил!), что «после этого, казалось, нужно поскорее разрядить ружья, взорвать снаряды и разойтись поскорее всем по домам». Вот естественный взгляд на происходящее, но Толстой доводит идею до финала, создавая ещё одну, чрезвычайно важную сцену: по полю бродит мальчик «в старом, должно быть, отцовском картузе, в башмаках на босу ногу и нанковых штанишках…» как точно и трогательно – не штаны, а штанишки! Это не Гаврош, не храбрец под выстрелами, воспетый романтиками. Это дитя, тот детский, а значит, естественный, не отягощенный великими идеями патриотизма и славы родного оружия взгляд, который и есть истинный, потому что устами младенца… именно этому герою Толстой отводит очень важную роль в рассказе: мальчик натыкается в траве на убитого.»Постояв довольно долго, он подвинулся ближе и дотронулся ногой до вытянутой окоченевшей руки трупа. Рука покачнулась немного. Он тронул её ещё раз и крепче. Рука покачнулась и опять встала на своё место. Мальчик вдруг вскрикнул, спрятал лицо в цветы и во весь дух побежал прочь к крепости». Вот этот вечный образ русской литературы – дитя, знающее душой истину, чувствующее её своим сердцем! И уходит из рассказа тема геройства, остаётся иное: война – это кровь, смерть, слёзы. Герои войны величественны, и восхищён ими русский патриот Толстой, но смерть любого человека трагична, и разрывается от боли сердце русского писателя Льва Толстого.)

В крови, в жестокости, в бесчеловечности, когда всё вокруг тебя дышит смертью, остаться человеком, сохранить в себе искру Божью, не дать злобе и злу овладеть собой чрезвычайно сложно. В бесчеловечном сохранить человеческое – вот подвиг. Вот то главное, вечное, что несёт русская литература: страдание как путь к постижению истины. Любовь и милосердие как самое важное, что присуще человеку в любой, самой жестокой ситуации, осмысление нравственных ценностей как великих и вечных, понимание войны как страшной необходимости, в которой ты не можешь, не имеешь права дать погибнуть в твоей душе тому, что и делает тебя человеком, - вот тот путь, который избрала литература классическая. А как осмысляет войну литература современная?

- Мы испытали несказанную радость, открыв для себя Н. Доризо не только как поэта, но и прозаика – повесть «Всё, что знаю о любви». Обратимся к страницам биографии Николая Доризо.



3. Сведения из биографии Н. Доризо (сообщения учащихся – см. Приложение 1)

4. Представляем вашему вниманию поэтическую страницу – Великая отечественная война и её осмысление Н. Доризо, ведь он сам всё видел своими глазами, ощущал сердцем.

Звучат стихи Николая Доризо о ВОВ в исполнении учащихся

5. Н Доризо – прозаик. Прекрасная, глубокая в философском плане повесть (2004г.) «Всё, что я знаю о любви». Военная проза высокого класса создаётся только теми, кто опирается на личное, из первых рук знание подлинных обстоятельств фронтовой жизни, видимых и скрытых.

6. Сюжет повести (сообщение учащегося)

7. Работает 1 группа.

1) Что такое милосердие? Даниил Гранин, статья «О милосердии» (пересказ статьи – учащиеся). Чтение отрывка.

2) Почему немецкий доктор Иоганн фон Вебер спасает русского мальчика. Какое чувство движет им? Зачем ему то нужно? (работа по тексту с. 1, 2, 3)

3) Что испытывает первоначально Екатерина Васильевна, мать Алёши по отношению к доктору? Меняется ли её внутреннее ощущение по отношению к Иоганну?



Обратить внимание на иллюстрации

Учащиеся читают отрывок текста.



8. Коменда В.Н. – даёт комментарии к эпизоду из фильма «Они сражались за родину»

Просмотр эпизода из фильма «Они сражались за родину»

9. Звучит песня «Саласпилс» Дети на войне – Коменда В.Н. Исторические документы: дети и война.
- А теперь обратимся к повести Доризо, которая показывает страдания детей в Ростове.

11. Работает 2 группа.

Зверства оккупантов в городе.



  1. Пейзаж города, ощущение страха, роль эпитетов (стр. 1, 2, 3, 5 больничный двор)

  2. Зверства фашистов.

Примеры:

а) надругательство над 14-летней Нюркой (с. 3-4)

б) сцена с мальчиком 4-5 лет, монолог старика

в) эпизод с Масленкиным



Вывод: дети и война – понятия несовместимые. Радость Екатерина Васильевна – её Алеша жив благодаря немецкому доктору. Парадокс?

12. Коменда В.Н. – историческая справка об освобождении Ростова

13. Яковлева Т.С. – Вместе с Донским фронтом освобождал Ростов и Н. Доризо, отсюда рождаются такие проникновенные строки.

Звучит стихотворение о Ростове в исполнении учащегося

13. Работает 3 группа.

Андрей Екатерина Васильевна. Андрей вернулся в освобождённый Ростов.



  1. Расскажите об истории жизни Андрея Михалева. В чем трагедия этого юноши? (отрыв от отца, неприязнь)

  2. Как познакомились Екатерина Васильевна и Андрей. Расскажите историю их семейной жизни. была ли между ними любовь? (самопожертвование Екатерины Васильевны)

  3. Встреча Екатерины Васильевны с мужем. Эгоизм Андрея. Трагическая развязка. Кто в этом виноват?

14. Коменда В.Н. – реальная история любви русской девушки и немецкого солдата.

15. Работает 4 группа.

Тема любви в творчестве Доризо

а) на фоне музыки Бетховена «К Элизе» звусат стихи о любви в исполнении учащихся

б) Инсценирование сцены расставания Екатерины Васильевны и Иоганна фон Вебера звучит «Адажио» Альбинони

в) в исполнении Коменда В.Н звучит стихотворение И. Бехера «Баллада о троих» (см. Приложение 2)

Вопросы к группе:



  1. Возможна ли любовь во время войны?

  2. Имеем ли мы право осуждать Екатерину Васильевну? Почему?

  3. Искренен ли Иоганн фон Вебер?

Звучит песня в исполнении группы девочек «Песня Рощина» из фильма «Разные судьбы» (слова Н. Доризо, музыка Н. Богословского)

  1. Возможна ли такая ситуация, что наши герои когда-нибудь встретятся?

г) стихи о любви

д) анализ иллюстрации. Трагический монолог о любимом Екатерины Васильевны



16. Яковлева Т.С. – да, очень трагично – любовь между врагами. Проведём литературную параллель, обратимся к рассказу Викентия Вересаева «Враги». Мы переносимся в другую войну – русско-японскую и к мемуарам Бруно Винцер «Солдат трёх армий»

17. Коменда В.Н. – историческая справка о русско-японской войне.

18. Все группы:

Анализ рассказа Вересаева «Враги»



  1. Сюжет рассказа

  2. Уже не враги – японец перевязывает русского офицера Березникова – поцеловал в губы

  3. Коменда В.Н. – Бруно Винцер (см. Приложение 2)

  4. Почему офицер Березников не находит успокоения в душе? Что незабытою тяжестью давит душу?

  5. Осуждение войны Викентием Вересаевым (зачитывается последний абзац)

6) Осуждение войны художником Василием Васильевичем Верещагиным:

В 1876 г. Верещагин попал в Туркестан и оказался свидетелем и участником жесточайшей войны. С тех пор человек на войне становится главным персонажем его картин, принесших их создателю всероссийский успех и мировое признание. Вглядимся в эти картины. Названия полотен: «Выслеживают», «Окружили! Преследуют», «Т-сс! Пусть войдут», «Вошли», «Представляют трофеи», «Торжествуют» - как главы романа о войне. Посмотрим не торопясь… Залитая солнцем Средняя Азия – знойное небо, знойные пески, гробницы и минареты, изукрашенные миражным небесно-песочным орнаментом, странная неподвижность поз, смуглота выразительно-непроницаемых лиц, размеренная леность движений.

И – залитая кровью Средняя Азия. Небо, помутневшее от взвихренного копытами песка.… Отрубленные головы на частоколе вокруг гробниц и минаретов. Резкие движения всадников, искаженные битвой лица… Смертельно раненный, зажимая кровавую рану на груди, еще бежит… Но это уже бег умирающего. Потухающие глаза. Еще миг…. Человека не станет…. На раме сверху авторская надпись: «Ой, убили, братцы… убили… ой, смерть моя пришла!..» Это последний крик человека… А может быть, последняя мысль?..

А вот картина «Забытый». Сраженный солдат, забытый на поле боя, в горячих песках, - вороньё над ним кружит, а на раме резьбою печальная песня: «Ты скажи моей молодой вдове, что женился я на другой жене, нас сосватала сабля вострая, положила спать мать сыра земля…»

На картине «Удача» два бухарца любуются отрезанной головой русского солдата. Сейчас ее опустят в кошель. За голову убитого платят щедро. Но вот рядом картина «После удачи». Лежат у крепостной стены трупы этих же бухарцев, а рядом спокойно раскуривает трубку русский солдат.

Какой же видит Верещагин войну? Он изображает её как страшное зло. Такой же видит войну и Всеволод Гаршин. Оба этих художника – художник кисти и художник слова – были гуманистами и обличали войну как явление.



19. Яковлева Т.С. – Итак, и Викентий Вересаев, и Николай Доризо утверждают, что на планете Земля не должно быть врагов, все люди – братья, единички, частички Вселенной. Должны торжествовать сострадание, милосердие, эмпатия (т.е. сопереживание) и, конечно, любовь.

А счастье было так возможно, так близко… (А.С. Пушкин). Встретились две родственные души, две половинки, две звёздочки. Вспыхнула ярким пламенем между ними «странная» любовь (ведь они враги). Любовь, которую они пронесут через всю жизнь. А пока – горькое расставание Иоганна и Екатерины Васильевны.

20. звучит «Песня о любви» из кинофильма «Простая история» (слова Н. Доризо, музыка М. Фрадкина) в исполнении Клавдии Шульженко

Обратите внимание на последние строки этой «Песни о любви»:

От этих мест куда мне деться?

С любой травинкой хочется дружить

Ведь здесь моё осталось сердце,

А как на свете без него прожить?

Как созвучны эти строки настроению наших героев!

21. Слово экспертам (оценивают работу групп)

22. Заключительное слово педагогов:

Коменда В.Н. – Войне – нет!

Степанова Ю.А. – о Доризо как о песеннике.

23. Яковлева Т.С. – заключительное слово

(на фоне минорной, мягкой, светлой музыки)

Как для русской классической литературы, так и для современной прозы о войне самым важным, самым главным становится принцип в изображении военных действий:



  1. важно не то, что совершил герой, а что он чувствует при этом;

  2. в крови, в жестокости, когда всё вокруг тебя дышит смертью, остаться человеком, сохранить в себе искру Божью, не дать злобе и злу овладеть тобой, как это удалось немецкому доктору Иоганну фон Веберу. В бесчеловечном сохранить человеческое – вот подвиг.

Современные писатели никогда не остаются равнодушными и освещают через призму своего понимания военные конфликты. Чеченская трагедия представлена такими произведениями, которые можно отнести к великолепной прозе: В. Дегтев «Псы войны», «Джяляб»; А. Проханов «Чеченский блюз», «Идущие в ночи»; Ю. Козлов «Колодец пророков»; Н. Иванов «Спецназ, который не вернётся», «Вход в плен бесплатный или расстрелять в ноябре».
Хотим закончить урок на оптимистической ноте: вы, будущее поколение, станете более благоразумными, сострадательными и скажете НЕТ войне.
Звучит музыка Поль Мориа «Токката»
ПРИЛОЖЕНИЕ_2_Бруно_Винцер_«Солдат_трёх_армий»'>ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Бруно Винцер «Солдат трёх армий»

Мемуары немецкого офицера, в которых автор рассказывает о своей службе в рейхсвере, гитлеровском вермахте и бундесвере. В 1960 году Бруно Винцер тайно покинул Западную Германию и перешёл в ГДР, где издал эту книгу – историю своей жизни.



Отрывки из книги – как пример, что среди немцев были негативно настроенные против фашизма.

Такие качества, как мужество и товарищество, должны были бы служить более достойному делу, но тогда они фактически придавали нам силы продержаться в безнадёжном положении. Наше недовольство касалось только запутанной ситуации в самом «котле»; если возникали серьёзные сомнения, то они в лучшем случае относились к конкретным военно-тактическим решениям. Я разделял с большинством моих товарищей непоколебимую веру в нашу миссию и в нашу конечную победу. Я не знал, что среди нас были люди, которые уже тогда предвидели будущее. Они остерегались высказывать своё мнение. Русские отчаянно сражались, погибая один за другим. Когда уже не слышно было ни одного выстрела, немецкие солдаты, ведя огонь из автоматов, поползли к раненным красноармейцам. Между раненными лежал командир части. Седой майор. Пристально глядя на приближающихся немецких солдат, он не отозвался на их требование сдаться. Он лишь неотступно глядел на них и что-то крикнул по-русски. Внезапно взрыв чуть поднял его над поверхностью земли, затем он повалился навзничь. Он убил себя последней гранатой. Мы похоронили его достойным образом. Все совершенно искренне отзывались с похвалой и восхищением о советском офицере.

Под впечатлением этого героического поступка я также непроизвольно стал менее к внушенным нам антисоветским взглядам.

Иоганнес Бехер (1891-1958) – немецкий поэт



Баллада о троих
Эсэсовец взревел: «Зарыть жида!»

Ему ответил русский: «Никогда!»


В могилу он поставлен был тогда.

Еврей сказал упрямо: «Никогда!»


Палач воскликнул: «Вместе их туда!»

Из строя немец крикнул: «Никогда!»


«Ты к тем двоим заторопился, да?!

Всех трёх зарыть, чтоб не было следа!»


И немец немцем был зарыт тогда…
ПРИЛОЖЕНИЕ
ЗАДАНИЯ ПО ГРУППАМ
I ГРУППА

Что такое милосердие? Даниил Гранин, статья «О милосердии» (пересказ статьи – учащиеся). Чтение отрывка.

Вопросы группе:

1) Почему немецкий доктор Иоганн фон Вебер спасает русского мальчика. Какое чувство движет им? Зачем ему это нужно? (работа по тексту с. 1, 2, 3)

2) Что испытывает первоначально Екатерина Васильевна, мать Алёши по отношению к доктору? Меняется ли её внутреннее ощущение по отношению к Иоганну?

II ГРУППА

Зверства оккупантов в городе.


  1. Пейзаж города, ощущение страха, роль эпитетов (стр. 1, 2, 3, 5 больничный двор)

  2. Зверства фашистов.

Примеры:

а) надругательство над 14-летней Нюркой (с. 3-4)

б) сцена с мальчиком 4-5 лет, монолог старика

в) эпизод с Масленкиным



Вывод: дети и война – понятия несовместимые. Радость Екатерина Васильевна – её Алеша жив благодаря немецкому доктору. Парадокс?

III ГРУППА



  1. Расскажите об истории жизни Андрея Михалева. В чем трагедия этого юноши? (немного об отце, неприязнь к отцу – почему)

  2. Как познакомились Екатерина Васильевна и Андрей. Расскажите историю их семейной жизни. Была ли между ними любовь? (самопожертвование Екатерины Васильевны)

  3. Встреча Екатерины Васильевны с мужем. Эгоизм Андрея. Трагическая развязка. Кто в этом виноват?

IV ГРУППА

Вопросы к группе:


  1. Возможна ли любовь во время войны?

  2. Имеем ли мы право осуждать Екатерину Васильевну? Почему? Её называли «немецкой овчаркой», заслуживала ли она такого оскорбления?

  3. Искренен ли Иоганн фон Вебер по отношению к Екатерине Васильевне?

  4. Возможна ли такая ситуация, что наши герои когда-либо встретятся?

ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Доризо Николай Константинович (22.10.1923, Краснодар) – поэт.

Сочинять стихи начал очень рано и опубликовал их впервые в 150летнем возрасте. Участвовал в Великой Отечественной войне. Первая книга поэта «На родных берегах» (1948) в основном отражает военные впечатления. В поэтическом стиле Доризо рано обозначилось вполне органичное сочетание гражданско-публицистических и лирических моментов, причем он проявил тяготение к наиболее «мягкой» форме лирике – песенной. Песня «Мы Керчь покидали с боями» (1943) основана на реальном событии войны. Но исторический факт в ней подан сквозь призму лирического мировидения, сквозь восприятие и переживание отдельной личности: «Мы Керчь покидали с боями,/ Была она еле видна,/ А ты все бежала,/ Бежала за нами,/ Седая морская волна…/ Шуми же, волна, веселее/ С рассветом погожего дня,/ Ты берег родной/ Обними посильнее,/ Его поцелуй за меня.» В год выхода первой книги написано и стихотворение «У нас в общежитии свадьба…», ставшее надолго популярной песней, а о песне «Помнишь, мама моя…» (1954) можно говорить уже как об удаче автора, проявившего здесь и профессиональное «песенное «мастерство, и тонкий психологизм. Песни Доризо со временем стали народными, как, например, «Песня о любви» и к/ф «Простая история» (1960): «На тот большак,/ На перекрёсток/ Уже не надо больше мне спешить…»; «Огней так много золотых» (1957) из к/ф «Дело было в Пенькове» и др. глубокий лирический психологизм отличает «Мужской разговор» («Ну что ж сказать. Мой старый друг…», 1955), «Песню Рощина» из к/ф «Разные судьбы» («Почему ж ты мне не встретилась, юная, нежная…», 1956), «Песенку молодых соседей» («В тихом городе своём по соседству мы живём…», 1956) и др.

В Союз писателей СССР Доризо принят в 1953 году. В 1957 закончил Высшие литературные курсы при СП СССР. Выходят новые книги поэта: «Мы – мирные люди: Стихи» (1950); «Стихи» (1952); «Встреча с тобой» (1955); «Лирика» (1958); «Лирика» (1960); «Имя моё – человек» (1961) и др. В начале 60-х годов выходят его «Избранные произведения»

Доризо заявил о себе в послевоенные годы не только песнями. Нои гражданско-публицистическими стихами, как правило, привязанными к подлинному факту. Его стихи «В Бухенвальде» (1962), «Военные поезда» (1966), «Ода врагам» (1972), «О тех, кто брал Рейхстаг» (1971) и другие принадлежат к числу наиболее выразительных образцов «эстрадной» поэзии. В то же время лирика Доризо часто окрашена юмористическими тонами. Широко известно стихотворение «Бабушка» («Спешит на свидание бабушка…», 1971), где суть в том, что «бабушке сорок всего». В стихотворении «Он провожал ее в Москве,/ У пятого вагона…» (1965) говорится о любви, в конце концов разбившейся «о слова». Песня «Варна» (1961), подобно «венку Дуная» Е. Долматовского, лирично и без пропагандистской навязчивости развивает тему дружбы народов Восточной Европы.

Поэт обращается и к лироэпическим жанрам. Среди поэм Доризо преобладают произведения драматургического характера, с действием, авторскими ремарками и прямой речью персонажей. Сюда относятся «Утро после самоубийства» (1959), «Место действия – Россия» (1969), «Яков Джугашвили» (1987). Эти поэмы всякий раз как бы инсценируют сложный комплекс авторских взглядов и идей.

Драматургическое мышление Доризо отличает яркая оригинальность, неожиданность поворотов сюжета. В драматургической поэме «Андрей Желябов» (1970) известный народоволец, будучи арестован, допрашивается прокурором В. Плеве, который предлагает ему бежать за границу (считая, что так безопаснее для государства), но Желябов добровольно идёт на казнь. В поэме-трагедии «Яков Джугашвили» личность старшего сына И. Сталина осмысливается в большем соответствии с имеющимися реальными историческими фактами, чем сюжеты о Пугачеве и Желябове. Но и здесь, конечно, перед нами не историческая хроника, а скорее художественное произведение поэта-романтика, своеобразного и на всем своем творческом пути внутренне независимого художника.



ПРИЛОЖЕНИЕ 4
Осмысление войны в современной литературе
Вторая половина 1980-х годов принесла ликвидацию политической цензуры и отмену партийной мифологизации военной истории. Казалось бы, с устранением этих причин, сковывавших естественное развитие военной прозы, ее драма исчерпана – впереди новый взлет. Однако упущенные в свое время потенции литературы о войне, и в этом ее первоначальная специфика, не восстанавливаются в более благоприятное время. Слово о войне, не высказанное в естественные сроки, не может быть продублировано позже. Включаются в действие новые факторы, обостряющие драму военной прозы.

Происходит стремительное сужение круга талантливых прозаиков – фронтовиков. Ушли из жизни К. Воробьев, К. Симонов, В. Овечкин, В. Ямпольский, Ф. Абрамов, В. Тендряков, позже В. Кондратьев, В. Дудинцев, Ю. Нагибин, А. Адамович, Б. Окуджава, а также писатели идущей за ними генерации, тыловая юность которых впитала атмосферу военного четырехлетия: Ю. Трифонов, Ю. Казаков, В. Шукшин, В. Максимов. Среди причин, по которым лучшими прозаиками этого и следующего за ним поколения не были и вряд ли будут написаны книги о войне, является, очевидно, помимо иных творческих пристрастий, художническая честность, интуитивное ощущение того простого факта, что сочинять о войне без собственного опыта жизни на войне есть профанация литературы.

Уже четверть века в литературу о Великой Отечественной войне нет притока новых авторов, обладающих бесценными базовыми фронтовыми впечатлениями, которые составляют, независимо от талантливости художника, фундамент правды в военной прозе. Исключением стала самая выдающаяся книга о войне последних лет – роман «Генерал и его армия» Г. Владимова, для которого таким базовым источником оказались воспоминания нескольких военачальников, литературной обработкой которых он занимался в молодости.

В книге Г. Владимов смело сближает разномасштабные явления войны в поисках тайных, острых ее коллизий, еще вчера неведомых нашей литературе. Спасать ли Россию ценой России? И кому спасать: вчерашнему арестанту в обнимку со своим палачом? Радоваться звезде, упавшей на погоны за удачное сражение, или плакать о напрасно погубленных в том же сражении «ореликах»? уважать ли маршала – гения русской четырехслойной тактики, не имевшего органа восприятия для слова «жалко»?

Перед нами – тотальный тайный надзор всесильных органов за военачальником любого ранга, скрытые интриги среди высшего генералитета, за которые плачено сотнями солдатских жизней, драма танкового гения Гейнца Гудериана, прерывающего наступление на Москву в виду ее пригородов… Перед нами – веер блестяще выписанных психологических положений, в которые втянуты люди многослойного военного пирога.

И вместе с тем это современное, глубокое осмысление «неизвестной войны» не опирается не первичное знание ее реалий.

Оно заменено воспроизведением материала из огромного изобразительного массива, накопленного предшествующей военной прозой. В пределах его Г. Владимов мастерски оперирует, компенсируя отсутствие собственной зрительной, слуховой, психологической памяти войны эстетически броскими иллюстрациями, искусно подобранными деталями, эффектно выстроенными батальными ситуациями. Это соотносится с изображением войны в прозе В. Некрасова, К. Симонова, В. Быкова, как копия с оригиналом. Налицо неравенство самобытно-художественного исследования войны и во многом вторичного изображения ее фактуры.

Совершенно очевидно, что сегодня и всегда военная проза высокого класса создается только теми, кто опирается на личное, из первых рук знание подлинных обстоятельств фронтовой жизни, видимых и скрытых. Таковы последние повести В. Быкова: «Стужа» (Знамя. 1993. № 11), вызнавшая острую полемику, и «Полюби меня, солдатик» (Дружба народов. 1996. № 6), односуточная повесть А. Солженицына «Адлиг Швенкиттен» (Новый мир. 1999. № 3) и маленький роман В. Бута «Орел-решка» (Дружба народов. 1995. № 4).

В повести А. Солженицына приоткрывается завеса над тем, почему и как а победном 45-м гибли лучшие, умелые солдаты. Праздничный январский рейд армии по нетронутой боями Восточной Пруссии; ночной прорыв отсеченной немецкой группировки; вбитый в наших командиров еще с лета 42-го, с приказа «Ни шагу назад» страх за самовольную, пусть и необходимую для дела, смену позиций; трагическая гибель дивизиона тяжелых пушек, оставленного штабом артбригады без связи и пехотного прикрытия, увертливость и безнаказанность штабных чинов, обвинивших в случившемся погубленных ими людей…

Роман В. Бута, говоря словами написавшего предисловие В. Быкова, еще одна новая и честная страница о прошлой войне. Автор – свидетель и участник описываемых событий, с документальной достоверностью привязанных к судьбе трагического десанта в Крым осенью 1943 года. Десант этот закончился разгромом; очевидно, тому находилось немало причин. Но легче ли от этого было тем, кто тонул среди артиллерийских разрывов в штормовом проливе, кто истекал кровью на крошечном плацдарме крымской земли, кто потом был брошен на произвол судьбы и сам искал спасения? Автор пишет о смершевцах и заградотрядниках, что не часто случается в нашей литературе.



Подведем итог. Как видим, судьба отечественной прозы о Великой Отечественной войне – непрерывная идейно-художественная драма, вызванная действием меняющихся со временем факторов как внешнего, общественно-идеологического, так и внутрилитературного порядка. Эта драма началась в 1946 году и длится по сей день. Сегодня она – в угасании, и, очевидно, уже безвозвратном, произведений гармонического типа, обладающих паритетом достоверного изображения того, «как это было», и современного осмысления социально-психологического среза войны как части нашего общего бытия. Вероятность появления новых произведений о минувшей войне с равновесием этих начал стремительно падает, а именно оно представляет ценнейшую традицию отечественной военной прозы высокого класса.

Безусловно, в новых произведениях о войне, если они будут написаны авторами – фронтовиками, увы, уже немногочисленными, следует ожидать значительный перевес документального, хроникального, биографического, поскольку свободное от нормативных ограничений изображение подлинной войны ощущается ими все более как самодостаточное, как единственный источник правды о тех днях и единственный стимул творчества. В то же время отсутствие непосредственного контакта с военной реальностью будет осознаваться с течением лет честными писателями невоевавших поколений все острее как непреодолимый барьер перед военной темой.

  • Ход урока : 1. Яковлева Т.С.
  • 2. Вступительное слово.
  • 3. Сведения из биографии Н. Доризо
  • 6. Сюжет повести
  • 8. Коменда В.Н.
  • Коменда В.Н
  • 12. Коменда В.Н
  • 14. Коменда В.Н.
  • 17. Коменда В.Н.
  • 21. Слово экспертам (оценивают работу групп) 22. Заключительное слово педагогов
  • 23. Яковлева Т.С. – заключительное слово
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Бруно Винцер «Солдат трёх армий»
  • ПРИЛОЖЕНИЕ ЗАДАНИЯ ПО ГРУППАМ
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Доризо Николай Константинович (22.10.1923, Краснодар) – поэт.
  • ПРИЛОЖЕНИЕ 4 Осмысление войны в современной литературе
  • «Генерал и его армия» Г. Владимова