Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ингрид Майер Первая русская печатная газета и ее иностранные образцы




Скачать 328.89 Kb.
Дата25.06.2017
Размер328.89 Kb.
Ингрид Майер

Первая русская печатная газета и ее иностранные образцы
Тема настоящего симпозиума – Россия и иностранные модели. Согласно распространенному мнению, ориентация на иностранные модели в России началась в начале XVIII в., во время Петра Первого. Эта мысль даже эксплицитно выражена в программе конференции: «Depuis le début du XVIII siècle, la Russie a procédé à une importation systématique de codes et de messages occidentaux.» Иными словами, Петр Первый, «Великий преобразователь», открыл окно в Европу, согласно общепринятой метафоре.

На первый взгляд кажется, что создание первой русской печатной газеты именно в начале XVIII в. является самым подходящим примером адаптации западной модели в России, где указом Петра по западному образцу была создана первая печатная газета, «Ведомости»1. Это событие произошло на стыке 1702–1703 гг., почти ровно через 100 лет после выхода первой немецкой печатной газеты. Однако, как мы попытаемся доказать, механизм возникновения первой русской газеты был более сложным. Для этого необходимо рассмотреть следующие вопросы:



  1. Что представляла собой иностранная модель, которая была заимствована;

  2. Каким образом и почему иностранная модель – печатная газета – была введена в России;

  3. Какова была предыстория этой печатной газеты;

  4. Насколько успешно было данное заимствование;

  5. Насколько велик был при этом личный вклад Петра Первого.


1. Иностранная модель

На западе уже с самого начала XVII века, точнее, с 1605 г., существовала печатная еженедельная газета. Сначала газета выходила только в одном городе, Страсбурге2, но вскоре такие издания появились во многих городах, а уже во второй половине XVII века в Германии одновременно существовало около 60 газет, выходивших обычно 2–3 раза в неделю3. В этих газетах печаталась самая свежая информация о важнейших политических событиях во всей Европе. Как только часть тиража была напечатана, готовые экземпляры тут же отправлялись абонентам по почте; остальная часть тиража продавалась в книжных магазинах. Газеты на Западе печатались так быстро, что в некоторых типографиях даже использовали два печатных станка одновременно (т. е. два наборщика набирали один и тот же текст) с тем, чтобы сэкономить несколько часов4, ведь в производстве новостей время – деньги. Если, например, экземпляры газеты одного конкурента доходили до читателя быстрее, чем другого, то это являлось большим конкурентным преимуществом для коммерческой газеты, поскольку новости должны были быть свежими, актуальными. Кроме того, еще в начале XVII века западные газеты выходили со строгой регулярностью, периодичностью, например, каждую среду или субботу (либо и в среду, и в субботу). Нередко они имели указание дня недели в своих названиях, как, например, Sonnabends Particular, Mittwochischer Mercurius, Sonntagischer Mercurius, или, на нидерландском языке, Europische Dingsdaeghs Courant, Oprechte Haarlemse Donderdaegse Courant. Газеты содержали информацию из всех регионов Европы, реже из Азии и других континентов, т. е. они были универсальными. Кроме того, они были публичными, общедоступными. Эти четыре критерии – актуальность и универсальность информации, периодичность, публичность – историками прессы считаются главными критериями, при помощи которых отличают периодические газеты от других печатных изданий, например, от календарей, которые периодичны, но не актуальны, или от памфлетов и летучих листков, которые актуальны, но не периодичны, а подготовляются по мере необходимости. Тираж был разным для разных газет (от нескольких сот в начале XVII века до 1000 или даже 1500 к концу5), но сравнительно стабильным для одной и той же газеты. Объем был постоянным: в Германии либо четыре страницы, либо восемь, в Голландии до середины века один лист (примерно нашего формата А4), тесно напечатанный на обеих страницах. Цена тоже была стабильной. Один газетный экземпляр обычно имел 10 и более читателей6, так что газеты открыли дорогу к участию широкой городской публики в общественной жизни и, тем самым, дорогу к «современности».



2. Aдаптации иностранной модели в России

В отличие от западной прессы, которая явилась следствием коммерческих рассчетов и определенного спроса со стороны читателей, первая русская печатная газета была создана правительственным указом. Главной причиной ее создания был, как нам представляется, с одной стороны, сам факт существования большого количества печатных газет на Западе. Конечно России – стране, ориентирующейся на западные модели во многих других областях, стране на пути к «современности», нужна была своя газета, хотя бы как внешний знак того, что Россия в этом отношении не хуже других стран. С другой стороны, можно полагать, у Петра действительно была цель информировать по крайней мере некоторую часть населения (на Западе тоже в начале XVIII в. лишь часть населения умела читать) как о международных событиях, насколько они были отражены в иностранных газетах, так и о достижениях собственной страны. Цели императора явствуют из указов Петра I. В указе в Московскую типографию от 15 декабря 1702 г. написано: «1702 года декабря в 15 день Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевич всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец указал по именному своему великого Государя указу: куранты, по нашему ведомости, которые присылаются из разных государств и городов в Государственный Посольский и в иные приказы, из тех приказов присылать те ведомости в приказ книг печатного дела, а как те ведомости присланы будут и еще на печатном дворе печатать и те печатные ведомости, что останется за подносом – продавать в мир по надлежащей цене. Дьяки Матвей Власов Великого Государя указ сказали и в книгу приказал записать боярам Иван Алексеевич Мусин-Пушкин»7. Еще более показательным был указ от 16 декабря: «Именной указ императора Петра Первого о печатании газет для извещения оными о заграничных и внутренних происшествиях 1702 г. декабря 16. Великий Государь указал: по ведомостям о воинских и о всяких делах, которые надлежат для объявления Московского и окрестных Государств людям, печатать куранты, а для печати тех курантов, в которых приказах, о чем ныне какие есть и впредь будут, присылать из тех приказов в Монастырский приказ, без мотчания [т.е., без замедления. – И.М.], а из Монастырского приказа те ведомости отсылать на Печатный двор. И о том во все приказы из Монастырского приказа послать грамоты»8.

Из процитированных указов становится очевидным, что по идее Петра как иностранные новости (это ясно выражено в обоих указах), так и известия из российских приказов (второй указ) должны были публиковаться в создаваемых «курантах», т. е. газетах.

Первый выпуск «Ведомостей», который сохранился до наших дней, был напечатан в Москве 2 января 1703 г.9 Сначала газета печаталась только в Москве, позднее в Петербурге и в Москве. Первые годы газета печаталась церковнославянским шрифтом, а через два года после того, как был введен в оборот гражданский шрифт, издания «Ведомостей» в основном печатались этим шрифтом10.


Иллюстрация № 1. Титульный лист «Ведомостей» от 7 октября 1724 г. (из Санкт-Петербургской типографии)

[Illustration enlevée, IM]

Объем выпусков не был постоянным. Бывали выпуски, состоящие из трех или четырех страниц, а также более «толстые», занимающие, например, восемь страниц. Однако не все номера выходили в виде брошюр; некоторые выпуски печатались на одном листе, для прибивания на стене (часто под названием «Реляция»).



Если посмотреть на «Ведомости» с точки зрения названных выше критериев (актуальность, периодичность, универсальность и публичность), то оказывается, что новости из Европы были не очень актуальными, когда они печатались в Москве (или, позднее, в Петербурге), так как они выбирались и переводились из уже напечатанных газет. Что касается периодичности, то и этот критерий явно не соблюдался, поскольку газета выходила нерегулярно, причем в первые годы количество выпусков было гораздо больше, чем потом. Например, в 1703 г. вышло 39 выпусков, в 1704 – 35. Рекорд был достигнут в 1705 г. – 46 выпусков, но после этого кривая постоянно идет вниз: 28, 27, 15, 13 и т. д.11 Начиная с 1706 г. количество выпусков уменьшалось; в 1717 г. оно дошло до трех, а в 1718 г. вышел вообще только один выпуск12. Таким образом, о строгой регулярности, характерной для западных газет, не может быть и речи даже в первые годы. Относительно универсальности следует заметить, что информация, напечатанная в «Ведомостях», отражала события из всех стран Европы (в редких случаях также и из неевропейских стран) и вполне могла быть названа «универсальной», но только в той мере, в какой вообще печатался материал из иностранных газет. Иногда годами ничего подобного не было, а целые выпуски посвящались исключительно российским делам. Именно такие выпуски, «Реляции» о какой-нибудь победе, обычно печатались очень высоким тиражом. Так, весьма высокий тираж был достигнут двумя выпусками, напечатанными летом 1709 г. после Полтавской победы против шведов, – 2500 экземпляров13, по сравнению с теми несколькими сотнями экземпляров или даже меньше ста экземпляров в тех случаях, когда газета содержала иностранный материал. В связи с «универсальностью» информации небезынтересно отметить, что иностранный материал для «Ведомостей» в первые годы отбирался из разных немецких газет, а позднее, в 1719 г., не было переводчиков с немецкого, и переводы делались исключительно с французского, причем в основном из одной-единственной газеты, а именно Nouvelles de divers endroits, выходившей в голландском городе Лейден14.
Иллюстрация № 2. Снимок с титульной страницы газеты Nouvelles extraordinaires de divers endroits № 1, 1785 (место хранения экземпляра: Лион).

[Illustration enlevée, IM]
В отличие от сравнительно свободной западной прессы первая русская газета является государственным предприятием; практически Петр был ее издателем и редактором15. В ней сильно чувствуется цензура. Например, в оригинале одного выпуска напротив одной статьи написано на поле: «сей статьи не печатать». В печатное издание эта статья так и не вошла16. Подобные примеры легко умножить. На выпусках экземпляров Nouvelles de divers endroits, сохранившихся в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ, Москва), также имеются пометы, интересные с точки зрения цензуры, например «laisser cecy par certaines raisons»17 или «laisser passer», «не переводить»18.

Таким образом, вместо достаточно свободной, коммерческой западной прессы (в частности, в Германии или в Голландии), характеризующейся многими конкурирующими газетами, в России мы видим государственное предприятие; вместо регулярного, периодичного способа издания на Западе в России выпуски «Ведомостей» выходили при надобности; вместо стабильного объема западных газетных выпусков из одной серии русские выпуски имели различный объем (нередко один лист, напечатанный только на одной стороне), вместо быстро изготавливающихся выпусков на Западе в России материалы для «Ведомостей» переводились из уже напечатанных газет (а кроме того, готовые переводы нередко долго лежали в типографии19); вместо стабильного тиража на Западе «Ведомости» издавались тиражом от 30 экземпляров до нескольких тысяч, в зависимости от содержания (причем наименьший интерес вызывали выпуски с иностранными новостями)20. Из-за сильно варьирующегося объема «Ведомостей» и цена их колебалась от выпуска к выпуску, что делало невозможной подписку. Значительная часть выпусков раздавалась бесплатно; некоторая часть продавалась в лавке, а нередко существенная часть просто оставалась неиспользованной – немыслимая ситуация для какой-либо коммерческой газеты!

Можно подвести некоторые предварительные итоги. Между первой русской газетой и западными газетами, кроме внешнего сходства, было мало общего. В частности те выпуски «Ведомостей», которые содержали исключительно «русский» материал, совсем не были похожи на западную периодическую газету. Такие издания, содержащие, например, новости об очередной победе в Северной войне со шведами, или какое-то письмо Петра (в частности, сыну, царевичу Алексею), или письмо какого-то генерала об успехах русской армии (о всех неудачах, естественно, молчали!) историками прессы обычно классифицируются как летучие листки или памфлеты, поскольку отсутствуют два важных критерия периодичной газеты – регулярность и универсальность.
3. Несколько слов о предыстории русской печатной газеты

За весь XVII век в Посольском приказе переводились европейские рукописные и печатные газеты. Русские современники обычно называли иностранные газеты «курантами» (от французского слова courant «текучий», но непосредственно на основе нидерландского Courant(e), входившего в название многих голландских газет XVII в.).


Иллюстрация № 3. Снимок с титульной страницы газеты Courante uyt Italien en Duytslant № 25, 1665 г. с пометой «РОГ (173) июля въ ЕI (15) де<нь> переведены» (РГАДА, ф. 155, оп. 1, 1665, ед. хр. 8, л. 1).

[Illustration enlevée, IM]

Позже «курантами» стали называть главным образом переводы из иностранной прессы; в этом значении в дальнейшем будет использоваться этот термин.

По нашему мнению нельзя сказать, как это делают некоторые русские историки, что куранты были «рукописной газетой»; для этого отсутствует, в частности, критерий публичности, общей доступности. Но тем не менее следует заметить, что по содержанию, по способу изготовления и по используемым источникам куранты XVII в. мало отличались от «Ведомостей». Во многих статьях, а также в двух монографических исследованиях21 мы показали, что переводы газет в Посольском приказе уже с самого начала характеризовались довольно высоким уровнем профессиональности. Переводы не точные, а переводчики главным образом пытались передать смысл оригинала. Они сокращали статьи, объясняли иностранные географические названия и фамилии, даже нередко передавали иностранные фразеологизмы типично русскими, как, например, нидерландский идиом «de Slange [is] onder ’t Kruyt verborgen» , т. е. «в капусте притаилась змея», который в русском переводе звучит так: «есть точию одежда овчая под нимъ ж(е) злый лютый волкъ сокровенно пребывает» (из курантов 1666 г.22; ср. также Матф. 7,15: «Внемлите же от лживыхъ пророкъ иже приходятъ к вамъ во одеждахъ овчихъ, внутрь же суть волцы хищницы»).

В качестве примера, как близки по технике перевода куранты и Ведомости, приведем лишь один пример из каждого памятника (орфография упрощена; географические и личные имена пишутся с прописной буквы).


Пример 1.

Изо Лвова пишутъ, что казаки Бѣлую Церковь взяли, и старосту Хмелницкаго съ нѣсколкими хоронгвями побили, и воеводы киевскаго Потоцкаго полкъ, да нѣсколко ротъ разорили. («Ведомости», январь 1703 г.23)


Пример № 2а.

Мая В (2) г числа изо Лвова,

Здѣсь вѣсти иные нѣтъ кромѣ того, что татара наготове стоят и дожидаем великихъ подъѣздовъ, и истинно великое нападение в Польшу чинить хотятъ. И для того вся земля в великомъ страховании. Из Бару пишут, нне казаки думают и збираютца, того для чтоб они салтану поддались и ему присягли. Промежъ тѣмъ в пришлыхъ днях вѣстно будетъ о Дорошенку ежели булаву которую ему гетман маршалокъ корунныи прислал приметъ или нѣтъ. Аще ли то приметъ, тогда не опасатися никакова неприятелсьтва противъ коруны. (Куранты, 1669 г.24)
Если бы мы не знали, откуда взяты эти переводы, – из курантов или из «Ведомостей», то было бы трудно об этом судить. Для второго примера нами обнаружен немецкий оригинал (из Кенигсбергской газеты 1669 г.); приведем также его, чтобы было ясно, насколько близки оригинал и русская версия:

Пример 2б.

Lemberg vom 2. May.

Von hier ist nichts neues zu melde[n als] daß die Tartern in Paratschafft stehen/ abwartende [große P]artheyen/ und sehr gewiß einen Einfall in Pohlen thun wollen/ also daß das Land allhier in grossen Schrecken ist; Und von Bar wird vom 27. Aprilis berichtet/ daß die Kosacken itzt legen und practisiren, leugnen/ daß sie den Türcken geschworen haben. Interim ist erstes Tages von dem Doroßenko zu vermuthen/ ob er die Bulawe acceptiret, so Ihr Gnaden der Herr Cron Marschall durch seinen Gesandten ihm zugeschickt hat/ so er solche acceptiret, so verhoffet man von ihnen gegenst diese Cron nichts feindliches.

(Königsb[erger] Sontags Ordinari PostZeitung, Nr. 40, 166925)


Такого рода куранты, т. е. обзоры из европейских газет и памфлетов, читавшиеся вслух царю и боярам, делались в течение всего XVII в., так как, естественно, русское правительство стало интересоваться известиями из-за рубежа не только в XVIII в. Источниками для курантов XVII в. служили прежде всего газеты на немецком и нидерландском языках. Кенигсбергская газета, из которой была переведена Львовская корреспонденция от 2 мая 1669 г. (см. пример 2б), в конце 60-х годов XVII в. была одной из самых популярных газет в Посольском приказе, наряду с берлинской газетой и голландскими газетами из Амстердама и Гарлема.

Иллюстрации № 4. Снимок с титульной страницы берлинской газеты Sonntagischer Mercurius № 43, 1668 г.26

[Illustration enlevée, IM]
Сначала иностранные газеты и памфлеты поступали в Посольский приказ нерегулярно, случайными путями. Их привозили купцы и «агенты», а также, можно полагать, русские гонцы и послы, которые ездили за границу27. Более регулярно газеты начали поступать в Москву лишь после 1665 г., когда была учреждена первая почтовая линия, связывающая Россию с другими государствами28. Теперь количество переводов очень сильно возросло. Куранты, т. е. рукописные обзоры, в принципе производились до начала XVIII в., до того самого момента, когда стала выходить печатная газета. Но после начала Северной войны (в 1700 г.) газеты стали доходить очень плохо. На стыке 1702–1703 гг. Петр создал «Ведомости». Создается впечатление, что «Ведомости» в принципе заменили куранты, поскольку после 1702 г. в московских архивах за время более двух десятилетий нет никаких следов сколько-нибудь регулярных обзоров из иностранных газет, составленных исключительно для правительства (в большем объеме, чем было нужно для «Ведомостей»).
4. Новый тип обзоров – или «новые куранты»?

Очевидно, ситуация изменилась к концу правления Петра: начиная с 1724 г. в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ, в Москве) появляются сводки переводов из иностранных газет, которые явно шире «Ведомостей», в то время как подборки для «Ведомостей» составлялись и дальше (но отдельно)29. Эти «новые куранты» еще мало исследованы, но к данному моменту кажется, что это именно «новые куранты» XVIII в., т. е. обзоры газет для правительства, а не для публикации. На этих материалах нет никаких помет, связанных с подготовкой печатной газеты. В отличие от «старых курантов» (XVII в.) теперь о каждом переводе сообщалось не просто, с какого языка сделан перевод (обычно с «цесарского» или «галанского»), а указан конкретный источник, конкретный газетный выпуск.

Приведем два примера, вмести с их немецкими оригиналами30.
Пример № 3а.

Экстрактъ из печатных курантовъ полученныхъ в Санктъ Петербурхе сентября 18-г(о) дня 1724.

В Алтонскихъ № 144.

Из Петербурха от 22-г(о) августа.

(…)31 [Kо окончанiю в прошедшихъ курантахъ показаннои материи]. Его ц(а)рского величества отецъ, бл(а)женные памяти, одинъ в краткомъ времени 500 кодиков [или записных книгъ] древнeишихъ в России собрать повелeл, между которыми одна особливо зeло древняя от четырехъ евангелистовъ находится, которая славному манускрибту уподобляется, которой манускриптъ преж сего королю аглинскому патриархъ Александриискои Кирилъ Лукари подарилъ. И точию в томъ не сходны, что в н(а)шем росииском литеры болши нежели в ономъ, в протчем же во всемъ сходны (…).

Из Алтоны (в северной Германии, ныне часть города Гамбург) в России регулярно получали газету Reichs Post Reuter. В выпуске № 144 за 1724 г. действительно напечатан иностранный оригинал перевода:


Пример № 3б.

Reichs Post Reuter

Petersburg/ vom 22. Augusti

(...) Gleichwie nun (zum Beschluß der im Vorigen fortgesetzten Materie) Ihro Czaarische Majestät Herr Vater gottseligen Andenckens/ allein in kurtzer Zeit 500 Codices/ und zwar von denen ältesten in Rußland/ bringen lassen/ worunter insonderheit ein sehr alter Codex von denen 4 Evangelisten seyn soll/ welcher mit dem berühmten Manuscripto verglichen wird/ so vormahls dem König in Engelland/ von dem Partiarchen Cyrillo Lucari zu Alexandria/ geschencket worden/ indem sie nur darin unterschieden/ daß unser Rußisches grössere Characteren hat/ sonsten aber in allen eins sind (…)32.
Пример № 4а.

В Прусскои фаме № 84

Ис Санктъ Петербурха от 22-г(о) сентября.

В сихъ днях прибыл сюда барон и полковникъ Любрафъ, которои с несколкими инженерами и морскими офицерами и матросами несколко м(е)с(я)цовъ в Балтииском море былъ для освидетелствованiя морскои карты от прусских береговъ даже до сего места и учиненною от него акуратною картою его величество зело доволен и за оное в знакъ высокои своеи м(и)л(о)сти великимъ подаркомъ ево наградил33.

«Прусскую фаму» мы идентифицировали с кенигсбергской газетой Königliche Preußische Fama. Как можно было бы ожидать, в выпуске № 84 за 1724 г. была найдена следующая газетная статья:
Пример № 4а.

St. Petersburg vom 22. Sept. (…) Dieser Tagen langte hieselbst der Herr Baron und Obrister von Lubraff an, welcher mit einigen Ingenieuren, See-Officieren und Matrosen etliche Monathe in der Ost-See gewesen, um die See-Carte von der Preußischen Küste biß hieher zu revidiren, und sind Ihre Käyserl. Majest. mit der accuraten Verfassung dieser neuen Carte sehr vergnügt, wie Sie dann zum Zeichen ihrer zu allen Wissenschafften tragenden Welt-bekandten Gnade dem Herrn Baron von Lubraff mit einem ansehnlichen hohen Geschencke dieserhalben recompensiret haben (…).

В начале немецкой статьи пропущено 14 строк текста о том, что Его Российское Царское Величество плохо себя чувствует («Mit der Unpäßlichkeit Ihrer Rußis. Käyserl. Maj. …»; данный фрагмент здесь обозначен многоточием). Хотя этот текст и не предназначался для публикации, наблюдается известная нам также из производства «Ведомостей» цензура.

Новый способ фиксации источника информации (например, «В Прусскои фаме № 84» или «В Алтонскихъ № 144») – очевидное отличие как от курантов XVII в., так и от материалов для «Ведомостей» XVIII в. Вероятно, это связано с изменением функционального назначения курантов: русских читателей курантов XVIII в. интересовало в первую очередь не что и где произошло, а что пишут в каких газетах, – в частности, о российских делах! Т. е. функция курантов в XVIII в. несколько изменилась, по сравнению с более ранним периодом.


5. Выводы

Было показано, что в принципе «Ведомости» очень мало отличались от курантов XVII в.; они не были чем-то совсем новым или революционным. С одной стороны, они были очень похожи на западные газеты (в частности, немецкие и голландские), содержание которых они повторяли, причем так же выборочно и отрывочно, как до этого куранты XVII в. Но как мы видели, очевидны также и существенные различия (см. таблицу 1).


Таблица 1. Главные различия между западными газетами XVII – XVIII вв. и «Ведомостями»


Западные газеты

Ведомости

коммерческие, свободные газеты

государственная газета

конкуренция

нет конкуренции

выпуски выходят регулярно

выпуски выходят нерегулярно

подписка

нет подписки

постоянная цена

колеблющиеся цены

постоянный объем

различный объем

стабильный тираж

различный тираж

актуальная информация на иностранные темы (в печать своевременно шли послания корреспондентов)

не самая актуальная информация на иностранные темы (новости переводились из уже напечатанных газет; выпуски печатались медленно)

продажа (исключительно)

продажа, «поднос» и остатки

«Ведомости» прямо продолжали систему обзоров иностранной прессы, введенную еще царем Михаилом и усовершенствованную во времена Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Эту идею выражал уже почти 100 лет тому назад А. Шлосберг: «Петр Великий имел уже готовый образец, он принял и усовершенствовал то, что ему завещали его предшественники. Историческое преемство между рукописными курантами и первопечатными ”Ведомостями” вне всякого сомнения»34.

Как мы видели, по многим параметрам «Ведомости» были более похожи на куранты XVII в., чем на западные газеты, – хотя даже куранты последней трети XVII в. составлялись более регулярно, чем «Ведомости». Кроме того, было доказано, что куранты даже не перестали существовать после создания печатной газеты (см. примеры 3 и 4 за 1724 г.). Главный новый элемент, который прибавил Петр, – это публичность: «Ведомости» тиражировались, в то время как куранты предназначались исключительно для нужд государственного аппарата. Но из-за отрывочного характера информации в «Ведомостях» русский читатель не мог получить сколько-нибудь полных представлений о том, что происходило на Западе, – в отличие от западного читателя, который читал свою газету несколько раз в неделю. Возможно, частично из-за этого у «Ведомостей» и не было широкой аудитории; очевидно, газета не пользовалась большой популярностью. То обстоятельство, что тираж в общих чертах не увеличивался из года в год (а скорее наоборот) и что количество выходивших выпусков, скроее всего, сокращалось из года в год, наводит на мысль, что Россия в начале XVIII в. еще не была готова для печатной газеты. Создается впечатление, будто «Ведомости» все больше и больше превращались в средство внутренней пропаганды, – т. е. еще один способ возвеличения достижений императора, наряду с панегириками, с триумфальными арками, построенными в Москве после Полтавской победы и т. п. Если бы печатная газета была важна как средство информации населения, Петр мог бы больше способствовать ее массовому распространению, но ничего подобного им предпринято не было. Весьма вероятно, Петр полагал, что России пора иметь свою печатную газету, поэтому он ее и создал, но дальнейших шагов не сделал.



В заключение можно сказать, что иностранная модель – в данном случае, печатная газета – хотя и была заимствована, но на русской почве газета во времена Петра успехом не увенчалась. Напрашивается вывод, что печатные «Ведомости» были одной из преждевременных или не доведенных до конца реформ Петра Первого35.


1 Выпуски «Ведомостей» за 1703–1719 гг. были заново изданы в начале прошлого века; см.: Ведомости времени Петра Великого. Выпуск первый, 1703–1707 гг. Москва, 1903; Выпуск второй, 1708–1719 гг. М., 1906.

2 Главным исследователем ранней немецкой прессы является Иоганнес Вебер (Johannes Weber). См., например, следующие работы этого автора: «Der große Krieg und die frühe Zeitung. Gestalt und Entwicklung der deutschen Nachrichtenpresse in der ersten Hälfte des 17. Jahrhunderts», Jahrbuch für Kommunikationsgeschichte (Hrsg. H. Böning, A. Kutsch, R. Stöber). Band 1 (1999): 24–61. Johannes Weber, «Strassburg, 1605: The Origins of the Newspaper in Europe», German History, vol. 24, No. 3 (2006): 387–412. Ср. также новейшую работу Мартина Вельке о первой европейской печатной газете, со многими деталями о биографии ее создателя, Иоганна Каролуса (Johann Carolus): Martin Welke, «Johann Carolus und der Beginn der periodischen Tagespresse. Versuch, einen Irrweg der Forschung zu korrigieren», 400 Jahre Zeitung. Die Entwicklung der Tagespresse im internationalen Kontext (Hrsg. M. Welke, J. Wilke). Bremen, 2008: 9–116 (=Presse und Geschichte – Neue Beiträge. 22).

3 Martin Welke, «Rußland in der deutschen Publizistik des 17. Jahrhunderts (1613–1689)», Forschungen zur osteuropäischen Geschichte 23 (1976): 105–276 (особенно стр. 156).

4 О раннем примере двойного набора еженедельной газеты уже в 30-е годы XVII в. в Амстердаме см. работы шведского исследователя Фольке Даль (Folke Dahl), например: Dutch Corantos 1618–1650. A Bibliography Illustrated with 334 Facsimile Reproductions of Corantos Printed 1618–1625 and an Introductory Essay on 17th Century Stop Press News. Göteborg, 1946 (особенно стр. 19–26).

5 См. M. Welke (как в прим. 3). Стр. 156–162.

6 Ibid.: 162. См. также: Martin Welke, « Gemeinsame Lеktüre und frühe Formen von Gruppenbildungen im 17. und 18. Jahrhundert: Zeitunglesen in Deutschland», Lesegesellschaften und bürgerliche Emanzipation. Ein europäischer Vergleich (Hrsg. Otto Dann). München, 1981. Стр. 29–53.

7 Цитируется (в современной орфографии) по Введению А. Покровского ко второму тому издания Ведомостей: «К истории газеты в России», Ведомости времени Петра великого. Вып. второй. 1708–1719 гг. Москва, 1906: 1–98 (здесь стр. 61).

8 Ibid.: 61.

9 Исследователи ранней русской прессы обычно считали 2 января «днем рождения» первой русской печатной газеты. Эта дата названа в работах Валерия Погорелова, А. А. Покровского, А. Н. Шлосберга и других. Но К. Харламповичу удалось в рукописном сборнике XVIII в. – так называемом «Анатолиевском сборнике» – найти «Список с московского печатного листа». Этот список в текстуальном отношении точно совпадает с рукописью двух рукописных огигиналов «Ведомостей», которые, по мнению предыдущих исследователей, были лишь «пробными выпусками» и никогда не были напечатаны, так как не сохранилось ни единого печатного экземпляра. Однако списки в рукописном сборнике (хранящем ныне в Ташкенте) носят дату печати: «На Москве 1702 декабря 16» и «На Москве лета Гдня 1702 Декабря 17»; см. К. В. Харлампович, «”Ведомости Московского государства” 1702 года», Известия Отделения русского языка и словесности Российской академии наук. Т. 23. Кн. 1. Петроград, 1918. Стр. 1–18. Сравнительно недавно, в 2003 г., американский историк Даниель К. Уо (Daniel C. Waugh) посвятил «Анатолиевскому сборнику» целую монографию: История одной книги: Вятка и «не-современность» в русской культуре Петровского времени (С.-Петербург, 2003). Из этой монографии явствует, что в глубокой провинции, в Вятке, кто-то от руки списывал печатные «Ведомости», причем целыми годовыми комплектами. Конечно, вопрос о том, следует ли передвинуть начало русской периодической прессы недели на две назад, как считает К. Харлампович, является важным лишь для случая, если нужно определить точную дату основания газеты, например, для торжественного юбилея, а в сущности ее точное определение в пределах двух недель не имеет принципиальной важности.

10 Первым выпуском, напечатанным гражданским шрифтом, был № 2 от 1 февраля 1710 г. См. П. Н. Берков, История русской журналистики XVIII века. Москва – Ленинград, 1952. Стр. 46.

11 См. Описание изданий напечатанных при Петре I. Сводный каталог. (Вып. 1:) Описание изданий гражданской печати. 1708 – январь 1725 г. Составители Т. А. Быкова и М. М. Гуревич. М.–Ленинград, 1955. (Вып. 2:) Описание изданий напечатанных кириллицей. 1689 – январь 1725 г. Составители Т. А. Быкова и М. М. Гуревич. М.–Ленинград, 1958.

12 П. Н. Берков (как прим. 10), стр. 47. Берков считает возможным, что упадок количества выпусков связан с тем, что Петр перестал уделять газете достаточное внимание (там же).

13 Небезынтересно пометить, что оба эти выпуски (№ 11 и 12 «Ведомостей» за 1709 г.) напечатаны в формате листа; первый из них – на одной стороне, для прибивания к стене; см. Описание изданий напечатанных кириллицей (как прим. 11), стр. 41. Впрочем, как почти всегда, далеко не весь тираж этих двух выпусков был продан, а только примерно половина, другая часть была раздана бесплатно. От второго из двух «Полтавских» выпусков больше третьей части всего тиража осталось нераспроданной; см. Введение А. Покровского ко второму тому издания «Ведомостей» (как прим. 7), стр. 80.

14 О том обстоятельстве, что в 1719 г. не было переводчиков с немецкого, свидетельствует анонимное письмо, сохранившееся в РГАДА (ф. 155, оп. 1, 1719 г., ед. хр. 17, л. 87–88). Это письмо не имеет подписи, но, скорее всего, автором был кабинет-секретарь Макаров. (За предоставление транскрипции этого письма мы сердечно благодарим С. М. Шамина.)

15 Ср., например, педисловие В. Погорелова к изданию «Ведомостей», выпуск 1-й (1903), стр. II: «Таким образом, истинным редактором этой газеты за все время ее существования был сам Царь». В этом отношении ситуация в России несколько напоминает ситуацию во Франции, где Теофраст Ренодо (Théophraste Renaudot) в 1631 г. получил привилегию на печать газеты от французского короля и кардинала Ришелье. См.: The Birth of the European Press as Reflected in the Newspaper Collection of The Royal Library. An Exhibition Catalogue (Kungliga bibliotekets utställningskatalog. 24). Stockholm, 1960. Стр. 23.

16 Речь идет о выпуске № 26 за 1703 г., напечатанном 24 августа. В данной корреспонденции речь идет о том, что шведский адмирал Нуммерс разорил 20 русских лодок: «Из Амбурка июля въ 24 де(нь). Против рижской вѣдомости напечатано; Будто адмирал Нуммерс К (20) руских ладей разорил, и торговой карабль взял, в немъ ж было мушкетов, пороху, и иных заповедных товаров, и хотѣл к Шлотбургу плыти». Цит. по изданию: Материалы и оригиналы Ведомостей1702–1727 гг. Описал Валерий Погорелов (Библиотека Московской синодальной типографии. Часть первая – рукописи). Стр. 13.

17 Цитируется по работе А. Покровского (как прим. 7), стр. 71.

18 Ibid.: 72. В данном случае цензура касается сообщения о русском после в Константинополе, который старался добиться союза с Османской портой, однако великий везирь отказал всем попыткам.

19 В принципе переводы для «Ведомостей» производились быстро, сразу после получения иностранных газет. Ср., например, следующую помету на оригинале для печатной газеты: «Перевод с курантъ немецких которые получены, чрезъ почту сего 1713 г(о) году, октября въ 21 де(нь), а переведены того ж(е), октября въ 22 д(е)нь» (цит. по работе Погорелова (как прим. 16), стр. 37). Зато переводчик «Ведомостей» начиная с 1719 г., Борис Волков (который в это время практически действовал как редактор газеты), нередко жаловался, что его готовые материалы долго не печатаются: «NB. Паки ко мне присылка была из Коллегии с таким вопросом для чего мешкотно сий ведомости печатаютъ и чего ради не продаютъ их. – На то я ответствовал что косно их печатаютъ для того, что есть де много иных дел, а продаютъ их не въ лавке, но въ приказе (чего не надлежало было чинит(ь), но продават(ь) было из лавки, но сие не въ моей воле.) – я по всему дознаваюсь что есть некакие писма из походу о сих ведомостях и того ради советую в(а)шей М(и)л(о)сти печатать их не отложно, и сеи советъ да не изволите принять за зло. Чаю впредь его Императорскому величеству которой сам соизволитъ их прочитовать и погодно собирать яко все куриозный в литературе монархъ. Давно пора светъ дать ведомостямъ 17, 18, 19, 20. и прочим которых зело желаю и желаютъ видеть. NB. Для всякого нужного случая доброг(о) въ готовности иметь всех ведомостеи по несколку, чисто печатаных и справных и с числами м(е)с(я)цами и годами. NB. 1я ведомость» (ibid.: 61).

20 Отдельные номера «Ведомостей» выпускались в количестве двух тысяч, даже четырех тысяч экземпляров (№ 10 за 1703 г.); в дальнейшем газета печаталась в количестве не более двухсот экземпляров, а начиная с № 2 за 1724 г. в количестве 30 экземпляров. См. П. Н. Берков (как прим. 10), стр. 46.

21 См. Ingrid Maier. Verbalrektion in den „Vesti-Kuranty“ (1600–1660). Eine historisch-philologische Untersuchung zur mittelrussischen Syntax. Uppsala 1997; I. Maier. Verbalrektion in den „Vesti-Kuranty“ (1600–1660). Teil 2: Die präpositionale Rektion. Uppsala 2006, с указанием многих подробных исследований на отдельные темы. Полный текст последней монографии и большинство статей доступны в Интернете по адресу: http://www.moderna.uu.se/slaviska/ingrid.

Oprechte Haerlemse Diensdaegse Courant № 21, 1666 (Museum Enschede, Haarlem, OHC 0004).

22 Русский перевод см. РГАДА, ф. 155, 1666 г., ед. хр. 11, л. 208; см. также издание Вести-Куранты, вып. 6 (в печати), единица издания № 51.

23 Цитируется по изданию: Ведомости времени Петра Великого (как прим. 1), вып. 1, стр. 6.

24 РГАДА, ф. 155, оп. 1, 1667 г. (!! – И.М.), ед. хр. 10, л. 285–286; см также Вести-Куранты, вып. 6 (в печати), ед. издания № 139.

25 РГАДА, ф. 155, оп. 1, 1669, ед. хр. 1, л. 67 об.

26 РГАДА, ф. 155, оп. 1, 1668, ед. хр. 4, л. 17.

27 Подробнее см. Roland Schibli, Die ältesten russischen Zeitungsübersetzungen (Vesti-Kuranty), 1600–1650. Quellenkunde, Lehnwortschatz und Toponomastik. Bern etc., 1988 (Slavica Helvetica. 29).

28 О создании международной почты в России см. И. П. Козловский, Первые почты и первые почтмейстеры в Московском государстве, Варшава, 1913. Т. 1–2.

29 В связи с московскими архивами мы хотели бы выразить сердечную благодарность коллеге и соавтору Степану Михайловичу Шамину, не только за практическую помощь как в РГАДА, так и в АВПРИ, но также и за то, что он всегда быстро и эффективно отвечал на все вопросы, заданные ему по электронной почте.

30 Здесь приводятся не полные цитаты. Подробно о переводах для курантов 1724 г. см.: И. Майер и С. М. Шамин. Куранты 1724 года (в печати).

31 Многоточие в круглых скобках обозначают наши сокращения. Квадратные скобки передаются в соответствии с оригиналом.

32 АВПРИ, ф. 11, оп. 11/1, 1724 г., ед. хр. 50.

33 АВПРИ, там же, ед. хр. 55 (орфография упрощена).

34 А. Шлосберг, «Начало периодической печати в России», Журнал министерства народного просвещения, Сентябрь 1911. Стр. 118. См. также слова А. Покровского (как прим. 7), стр. 92: «Петр Великий не был у нас основателем первой газеты в прямом смысле этого слова. Он только продолжал дело, начатое его предками.»

35 За прочтение рукописи и очень ценные замечания произносим сердечную признательность коллеге, соавтору и другу Даниелю К. Уо (Daniel C. Waugh, Seattle / Uppsala).




  • 1. Иностранная модель
  • 2. A даптации иностранной модели в России
  • Иллюстрация № 1.
  • [ Illustration enlev é e , IM ]
  • 3. Несколько слов о предыстории русской печатной газеты
  • Пример № 1.
  • Иллюстрации № 4.
  • 4. Новый тип обзоров – или «новые куранты»
  • Пример № 4 а .
  • Западные газеты Ведомости