Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Информатика и основы компьютерного моделирования. Модуль Куинджи. От раскрашивания стен до великого художника




Скачать 177.65 Kb.
Дата17.04.2017
Размер177.65 Kb.


Министерство образования и науки Украины

Харьковский национальный университет городского хозяйства им. А.Н.Бекетова

Кафедра прикладной математики и информационных технологий

Информатика и основы компьютерного моделирования. Модуль 1.



Куинджи.

От раскрашивания стен до великого художника.

Выполнил:

Студент группы А 2012-3

Морозов Николай Викторович

Проверил:

Яковицкий И.Л.

Харьков – ХНУГХ

2013

Оглавление


Оглавление 2

Введение 2

Петербург и новые знакомства 5

Переломный момент. «Украинская ночь» 6

Период «Молчания» 8

Куинджи – импрессионист 11

Последняя выставка 12

Смерть 13

Работы мастера 14

Используемая литература: 15


Введение


Ha долю Архипа Куинджи выпали громкая слава и забвение, широкая популярность и непонимание. Кажется, что его прославляли не за то, чем он был велик. А то, чем он примечателен в жизни русского искусства, до сих пор по достоинству не оценено. Писали о Куинджи не слишком много. В биографии художника много белых пятен, так как он не вел дневником, не сохранились письма. Устная молва о его искусстве гораздо шире исследований его творчества. В написанных о нем книгах больше привлекала внимание его незаурядная личность, его неожиданная биография, нежели оригинальность и значение его творчества. Своеобразие его жизненной судьбы во многом предопределило и характер его необычного искусства. А судьба его была поистине удивительной.

Смерть родителей и первые шаги в мир искусства

Рис. 1. Куинджи, портрет Крамского.



КУИНДЖИ Архип Иванович (1842-1910).

Загадки биографии Куинджи начинаются с даты его рождения. В архивах хранятся сразу три его паспорта, и какой же из них наиболее подлинный, не ясно до сих пор. В одном из них рождение отмечено 1841 годом, во втором - 1842-м, а в третьем - 1843-м. Наиболее вероятная дата рождения - 1842 год. К такому выводу склоняют документы, в разное время выданные Куинджи управой города Мариуполя, в котором он родился, Советом Академии художеств и другими учреждениями.

Предки Куинджи проживали в предгорной части Крыма в районе Бахчисарая и занимались хлебопашеством. Греческая христианская община, окруженная поселениями татар, постоянно испытывала на себе их давление. Греки не были отуречены, но многие усвоили татарский язык и приняли турецкие фамилии. Куинджи по-турецки «золотых дел мастер». Очевидно, кто-то в родне Куинджи был ювелиром. В метрике он значился под фамилией Еменджи, что означает «трудовой человек».

Понятие «трудовой человек» не расходится с профессией отца Архипа Ивановича - Ивана Христофоровича, сапожника, занимавшегося к тому же хлебопашеством. А.И. Менделеева вспоминает слова самого художника, будто фамилия его Шаповалов. Это, видимо, результат недоразумения. Шаповалова - девичья фамилия жены Архипа Ивановича, носившей также и татарскую фамилию Кетчерджи.

Куинджи считал себя русским, предками своими называл греков, которые со времен античности населяли Причерноморское побережье Крыма. Они стойко сохраняли православную веру и культуру от турецкой и татарской ассимиляции. После завоевания Екатериной II Тавриды часть греков была переселена в степи реки Кальчика (Калки), где некогда произошла жестокая битва русских с татарами. Кстати говоря, переселение было поручено воинским подразделениям во главе с А.В. Суворовым.

Так предки Куинджи оказались в городе Павловске, где греческая колония существовала с 1770 года. В 1780 году Павловск переименовали в Мариуполь. Здесь, в Мариупольском предместье Карасевке, родился будущий художник. В 1845 году неожиданно умер отец, вскоре и мать. Осиротевшие дети воспитывались у брата и сестры умершего Ивана Христофоровича. Юному Архипу не довелось получить образование. Родственники пытались обучить его грамоте у преподавателя, слегка знавшего греческую грамматику. После этого «домашнего» обучения Архипа отдали в городскую школу. По воспоминаниям школьного товарища Куинджи - Каракаша, Архип учился плохо, зато рисовал постоянно.

К десятилетнему возрасту «курс наук» был завершен. Началась трудовая жизнь. Видно, семья дяди жила бедно, если малолетнего Архипа определили к подрядчику по строительству церкви - Чабаненко. Мальчику выдали карандаш и книги для ведения подсчета приема кирпича. Архип, вовсе не увлеченный строительным делом, постоянно рисовал в книге. У окружающих вызвал восхищение портрет церковного старосты Бибелли, удивлявший редким сходством.

От строительного подрядчика Куинджи перешел к хлеботорговцу Аморетти в новой для него роли прислуги, комнатного мальчика. По всей видимости, и здесь юный Куинджи поражал окружающих своими рисунками, ибо знакомый Аморетти, хлеботорговец Дуранте, посоветовал Архипу отправиться в Феодосию к знаменитому Айвазовскому. Куинджи прибыл в тихую Феодосию, по-видимому, летом 1855 года. Юноша был поражен Черным морем, экзотической красотой земли, где некогда жили его предки.

С высоты открывалось море. Цвет его был разным. В одно и то же время тусклозеленым у прибрежья, изумрудным с серыми полосами - вдали.

Айвазовского в это время в Феодосии не было. Устройством Куинджи занялся Адольф Фесслер, ученик и копиист Айвазовского. Жил Архип во дворе под навесом в ожидании маэстро. Коренастый юноша с копной густых черных волос и сладкими черносливовыми глазами показался окружающим застенчивым малым. Вид его, если нельзя назвать комичным, безусловно, был необычен. Обращали на себя внимание выгоревшая рубаха и особенно жилет. Ставшие короткими панталоны в крупную клетку пузырились на коленях. Голову прикрывала соломенная шляпа. Таким запомнила Куинджи дочь Айвазовского. Приезд в Феодосию имел для Архипа огромное значение. Впервые он соприкоснулся с настоящим искусством, которое его поразило и восхитило.

Профессиональная среда, которую олицетворял пока что один Фесслер, заставила серьезно взглянуть на труд художника. Фесслер давал некоторые указания в живописи. Приезд Айвазовского не внес существенных изменений в жизнь Куинджи. Мастер доверил начинающему художнику лишь тереть краски, а однажды - окрасить забор. Существует другая версия (возможно, она относится к 1865 году, когда Айвазовский открыл мастерскую для желающих учиться под его руководством), согласно которой Куинджи четыре месяца копировал картины мариниста под наблюдением Фесслера. Во всяком случае, в 1855 году, не получив, видимо, поддержки великого мариниста, юный Куинджи вернулся в Мариуполь, где поступил ретушером к местному фотографу.

Но вскоре переехал в Одессу, где прожил два или три года, также работая ретушером в фотографии Вероятно, шумная Одесса привлекла внимание активной художественной жизнью. В городе имелось Общество изящных искусств. В 1865 году при нем основана была рисовальная школа. Однако в числе учеников имени Куинджи не значится.


Петербург и новые знакомства


В Петербург Куинджи прибыл, вероятно, после 1866 года с надеждой поступить в Академию художеств. Прежде чем сдать экзамены на звание художника, Куинджи и здесь работает ретушером. Ретушерами в то время были некоторые ученики Академии художеств - И.Н. Крамской, В.М. Васнецов. С ними, а также с И.Е. Репиным, М.М. Антокольским, В.Е. Маковским Куинджи познакомился в конце 1860-х годов, когда он стал вольноприходящим учеником Академии Художеств.

В 1866 году Куинджи пытается поступать в Академию художеств. Он дважды держал экзамены в Академию художеств и оба раза безрезультатно: слабой оказалась художественная подготовка. 24 августа 1868 года на академическую выставку Куинджи представил картину “Татарская сакля”, за которую получил звание внеклассного художника. В этом же году его приняли вольнослушателем в Академию. В Академии Куинджи подружился с И. Е. Репиным и В. М. Васнецовым, познакомился с И. Н. Крамским, М. М. Антокольским, В. Е. Маковским. Будущие передвижники во многом определили его художественные интересы. Осенью 1870 года совет Академии художеств присвоил ему звание художника первой степени.

Созданная Архипом Ивановичем в 1872 году картина “Осенняя распутица” своей реалистической направленностью была близка картинам художников-передвижников. Кажется, трудно найти в это время произведение, которое бы так уныло, так беспросветно отразило мрак российского бытия. Куинджи не просто передал осенний холодный день, размытую дорогу с тускло поблескивающими лужами — он ввел в пейзаж одинокую фигуру женщины с ребенком, которая с трудом идет по грязи. В 1890-х годах художник повторил в зеркальном отражении “Осеннюю распутицу”. Картина, названная “Осень. Туман”, осталась незавершенной.

Переломный момент. «Украинская ночь»


В 1870-1873 годы Куинджи посещает остров Валаам - любимое место петербургских пейзажистов. В 1873 году картина "На острове Валааме" была окончена и экспонирована на академической выставке. И.Е. Репин информировал П.М. Третьякова о новой работе Куинджи: "Всем она ужасно нравится, и еще не дальше как сегодня заходил ко мне Крамской - он от нее в восторге". "На острове Валааме" - первое произведение Куинджи, приобретенное П.М. Третьяковым. В 1875 году Куинджи принимают в члены Товарищества передвижных художественных выставок. Однако в конце 1870-х годов отношения Куинджи с передвижниками резко ухудшились, едва вступив в Товарищество, Куинджи в марте 1880 года вышел из него.

Поводом для этого была ничтожная причина. В газете "Молва" появилась анонимная статья, в которой о Куинджи было сказано, что он перезеленяет свои картины. Имелись в виду "Украинская ночь" (1876) и "Березовая роща" (1879). Может быть, статья прошла бы мимо внимания художника, если бы автором ее не оказался М.К. Клодт - конкурент и ненавистник Куинджи. Расценив статью как враждебный выпад, Куинджи потребовал исключения Клодта из Товарищества. Однако большинство членов, видимо, не намерены были исключать Клодта. Этот инцидент был только поводом для выхода Куинджи из Товарищества. Истинная причина заключалась в другом. Куинджи ранее других художников исчерпал передвижническое направление. Он вынужден был изменить ему, чем вызвал устрашающую реакцию ортодоксальных передвижников. Куинджи сделал попытку обрести ту форму творческой свободы, которая способствовала бы проявлению его таланта, удовлетворила бы его творческие склонности.

Очевидно, что сам Куинджи чувствовал свое предназначение в другом, и в 1876 году он резко изменил свою прежнюю манеру, представив картину «Украинская ночь», в которой сумел передать чувственное восприятие южной летней ночи.

Восторженные воспоминания оставил о ней художник Михаил Нестеров: «Украинская ночь Куинджи - перед которой все время была густая толпа совершенно пораженных и восхищенных ею зрителей. Она даже в отдаленной мере не была тогда похожа на изменившуюся за много лет теперешнюю олеографическую картину этого большого мастера». В нестеровском высказывании примечательно и другое. Приводя стихи Пушкина «Тиха украинская ночь - Прозрачно небо, звезды блещут...», Нестеров угадывает в картине светлую пушкинскую поэзию и ставит куинджиевскую поэтичность на уровень пушкинской. В этом полотне Куинджи-художник, наконец, победил в себе моралиста-передвижника, и начал свой настоящий путь в искусстве.

Рисуя свой почти идеальный мир, художник чужд романтической экзотики, воспринимая жизнь как благо, дарующее человеку красоту и радость впечатлений. Примененные в картине новые изобразительные приемы - острые композиционные ракурсы, световые эффекты и интенсивные тона - художник разрабатывал в последующих работах, создавая невиданную ранее систему декоративной пластики.

Новыми сенсациями стали последующие картины Куинджи - «Березовая роща», 1879, легендарная «Лунная ночь на Днепре», 1880, «Днепр утром», 1881. Эти картины сыграли коллосальную роль в развитии русской пейзажной живописи, и не только в пейзажной. В них Куинджи заново показал людям то, о чем они забыли со времен древнерусских мастеров - Куинджи показал людям цвет и краску. В те годы для русской живописи было уже крайне необходимо появление этакого "своего Моне" - такого художника, который бы так ясно понял отношения красок, так точно бы вник в оттенки их, так горячо и страстно пожелал бы их передать, что и другие русские художники поверили бы ему, перестали бы относиться к палитре как к какому-то едва ли нужному придатку.

Краски в русской живописи, со времен Кипренского и Венецианова, перестали играть самостоятельную, значительную роль. К ним сами художники относились как к своего рода официальному костюму, без которого, только из предрассудка, неприлично предстать перед публикой. Все картины академического и передвижнического лагеря до 80-х годов, за редкими исключениями, были, в сущности, или пестрыми, безвкусными по своей нарядности изделиями, или блекло раскрашенными рисунками. В числе немногих приятных исключений можно считать «Тайную вечерю» Ге, два-три этюда безвременно скончавшегося Федора Васильева, да некоторые картины Репина и Семирадского.

В 1875 году Куинджи совершил поездку во Францию. В Париже он встретился с Репиным и объявил ему о своем намерении жениться. Архип Иванович был увлечен предстоящей свадьбой, он упросил Репина проводить его к хорошему портному, где намеревался заказать фрак с цилиндром, как подобает приличному человеку.

Из Франции Куинджи умчался к невесте. В Мариуполе он обвенчался с Верой Кетчерджи. Молодая жена — тоже гречанка, уже обрусевшая. Даже фамилия у нее двойная – Кетчерджи - Шаповалова.

В Петербург Архип Иванович вернулся в августе. Женитьба удивила его друзей. Но сразу же по возвращении он отправился в свадебное путешествие на Валаам.


Период «Молчания»


В 1882 году Куинджи исполнилось сорок лет. Эта круглая дата разделяет его жизнь на две половины. В 1882 году художник прекратил свою публичную выставочную деятельность и, как казалось, закончил творческую работу.

В июне он приехал в Москву. На Кузнецком мосту в доме Солодовникова экспонировались два его произведения - Лунная ночь на Днепре и Березовая роща. Куинджи поселился в Большой московской гостинице, рядом с рестораном Тестова, против Иверской часовни.

Человек практичный, он специально выбрал эту дешевую гостиницу, где платили полтора рубля за комнату. Несмотря на большие доходы он не изменил своим скромным запросам.

Пребывание в Москве совпало со скорбным событием. Десятого июня умер один из зачинателей русского демократического искусства, крупная фигура критического реализма 1860-х годов Василий Григорьевич Перов. Смерть его явилась событием в художественном мире. На похоронах присутствовали представители Академии художеств, Общества поощрения художеств, передвижники, московские и петербургские художники.

Куинджи шел в толпе провожающих весь путь от церкви Флора и Лавра на Мясницкой до Данилова монастыря. Михаил Нестеров так вспоминал похороны большого и уважаемого художника: «Наступили последние минуты. Из толпы отделился Архип Иванович Куинджи. На могильный холм поднялась его крепкая, небольшая, с красивой львиной головой фигура. Куинджи говорил недолго, говорил от лица старых товарищей-передвижников.

Его речь не была ораторской, но сказал ее Куинджи - автор Украинской ночи и Забытой деревни - и его благоговейно слушали».

Когда слава Куинджи достигла апогея, он совершил неожиданный шаг. Он замолк. До конца жизни, в продолжение тридцати лет, Куинджи не выставил ни одного произведения. Затворившись в мастерской, он никого не пускал к себе, сделав загадкой свою дальнейшую творческую деятельность. Отказаться от шумной известности, от потока денег, действительно, мог не каждый. Очевидно, имелась какая-то глубокая нравственная причина такого загадочного молчания.

Лет через пятнадцать о Куинджи говорили уже как об исчерпавшем себя художнике, а ведь он в то время тайком работал... Работал, скрывая от посторонних новые произведения. В первые годы «молчания» на вопросы о мотивах ухода из искусства он отшучивался. К концу жизни он пытался как-то объяснить Якову Минченкову - директору передвижных выставок - свой уход в творческое подполье: «... художнику надо выступать на выставках, пока у него, как у певца, голос есть. А как только голос спадет - надо уходить, не показываться, чтобы не осмеяли.

Вот я стал Архипом Ивановичем, всем известным, ну, это хорошо, а потом я увидел, что больше так не сумею сделать, что голос стал, как будто спадать. Ну вот, и скажут: был Куинджи и не стало Куинджи». Доля истины в этих бесхитростных словах определенно имеется, но они не охватывают всех мотивов куинджиевского молчания. Действительно, Куинджи как целостная личность, как самобытный оригинальный художник занял свое место в истории искусства. Но охлаждение публики ко второму варианту Березовой рощи и особенно Днепру утром показало, что общественное внимание можно завоевать только новыми живописными эффектами, в то время как чувство художника, поэта противилось этому.

В период «молчания» он был занят интенсивной творческой работой. Небольшая ее часть уделялась поискам новых пигментов и грунтовой основы, которые сделали бы краски стойкими к влиянию воздушной среды и сохранили бы первозданную яркость. Куинджи пользовался асфальтом, что со временем привело к потемнению красок. Асфальт регенерировал. В Европе многие художники производили опыты с красками. Картины некоторых из них необратимо потемнели, как у австрийца Ханса Макарта, или «поплыла» асфальтовая основа, как у немца Ханса фон Маре.

Но главная магистраль творческой жизни Куинджи пролегала, естественно, в поисках выразительных образных решений. В этом смысле огромное его наследие, около пятисот живописных и трехсот графических работ, завещанных художником Обществу имени А.И. Куинджи, располагается пластами, одни из которых указывают на область новых творческих интересов, другие продолжают и усугубляют старые. Случалось, Куинджи делал «заготовку» на рубеже 1870—1880-х годов, а «развертывал» подготовленный материал в картину в начале XX века. Так произошло с капитальными произведениями Радуга, Вечер на Украине, Дубы.

Вынашивая идею, художник мог воплотить ее уже в новых условиях, на уровне другого мировоззрения, чем это представлялось при ее зарождении.

Несмотря на то, что Куинджи немало заработал на жизнь продажей картин, он вряд ли мог прожить тридцать оставшихся лет, не имея источников дохода. Тем более что он активно участвовал в общественной жизни, жертвуя на благотворительность большие суммы. Куинджи, наделенный незаурядной предприимчивостью, купил с торгов доходный дом, отремонтировал его и с прибылью использовал. На протяжении двух десятилетий в его доме жили даже некоторые приятели, что давало им повод называть его капиталистом. Приятели не грешили против правды. Продажа картин по баснословным ценам дала в руки Архипа Ивановича капитал, который обеспечил ему свободу творчества.

Студенческая касса взаимопомощи в значительной мере поддерживалась Куинджи. Исаак Бродский свидетельствует: «В Академии я был избран Архипом Ивановичем в качестве посредника между ним и нуждающимися студентами. Периодически он выдавал мне довольно большую сумму денег, и я раздавал их тем, кто особенно нуждался... Когда я приносил ему расписки моих товарищей в получении денег, он не смотрел их и тут же рвал, а затем уходил за новой суммой...».

Особенно настойчив был Куинджи в мысли о поддержке талантливых художников. С этой целью он объявил конкурс, выделив для наград сто тысяч рублей. Двадцать четыре премии разного достоинства ежегодно присуждались на Весенних выставках.

Куинджи – импрессионист


Подходы к импрессионизму наметились у Куинджи на переломе 1870-1880-х годов. Они казались отдыхом от интенсивной декоративной живописи того времени, словно ее бледной тенью, своего рода слабым, едва намеченным подмалевком. Притом что все передвижники дружно осудили импрессионизм, Куинджи проявил к нему интерес. Однако у него нигде нет буквального применения импрессионистического метода. Отношение его к импрессионистической пластике было сложным.

Куинджи оказался близок к французским мастерам в живописных поисках 1890-х годов. По приезде из Франции он попытался освоить световоздушную среду так, как позволяла ему русская традиция. В условиях 1870-х годов его живописная речь не была реформаторской, подобно языку французских импрессионистов. На переломе 1870-1880-х годов Куинджи написаны Днепр утром (1881) и Север (1879). Импрессионистические попытки свидетельствовали о том, что Куинджи больше не удовлетворяли достигнутые успехи, что он желал постичь характер влияния воздушной среды на предметную окраску.

Это хорошо видно в многочисленных этюдах середины и второй половины 1870-х годов.

Художник переосмыслил импрессионистическую живопись, замешивая движения цвета на тональной основе. В то же время он отказался от интимности, свойственной импрессионистскому видению, по-прежнему сохраняя классицистическую величественность образа.

В картине Днепр утром - туманное пробуждение великой реки. Серо-фиолетовый колорит лишен эффектности былых произведений художника. Есть что-то общее в стремлении импрессионистов и Куинджи многократно варьировать переменчивые состояния одного и того же вида. Куинджи пишет Днепр ночью, утром, в знойный день или в ненастье, каждый раз ставя совершенно не похожие на предыдущие живописные задачи, меняя цветовое решение.

Днепр утром - это прощание с прошлой монохромной живописью распутниц и Валаама. Одновременно картина - начало будущего, когда Куинджи задался поисками световоздушной среды, изменчивого и мимолетного облика природы.

Насыщенный влагой туманный воздух в картине свидетельствует о знании творчества импрессионистов. Но, в отличие от импрессионистической живописи, воздушная среда Днепра утром не пронизана рефлексами, не осложнена цветовой вибрацией. Куинджи перенял у импрессионистов подвижный мазок, но воздух он передает средствами слегка измененной тональной живописи. Художник отступил от своего прежнего принципа построения пространства световыми потоками.

Попробовав в начале 1880-х годов освоить воздушную среду методом близким импрессионистам в картинах Север и Днепр утром, Куинджи в последующие годы не оставил этого интереса, хотя одновременно его волновали другие проблемы. В импрессионизме его интересовала тончайшая игра цвета на световом фоне. Задолго до лондонских туманов Клода Моне Куинджи разрабатывал эту область пластики, расширяя выразительные возможности живописи.


Последняя выставка


Новый этап романтического творчества Куинджи относится ко второй половине 1870-х - 1880-м годам. Куинджи первым вернулся к поискам романтического образа, но уже на другой содержательной и пластической основе, чем романтизм первой половины XIX века.

И, наконец, третий этап относится к рубежу XIX-XX веков. Медленная эволюция декоративной живописи, ее созревание в творчестве Куинджи позволили ему создать романтический образ, опирающийся на новые живописные достижения.

После двадцатилетнего молчания, когда считалось, что он прекратил творческие занятия, Куинджи неожиданно решился показать некоторые новые работы немногочисленной публике. Демонстрация проходила у него в мастерской. Осенью 1901 года Куинджи ознакомил с произведениями учеников, затем, недели две спустя - избранных друзей. Преемник Куинджи по мастерской пейзажа Александр Киселев писал Константину Савицкому: «А, Куинджи! Можешь себе представить, что он показал нам (академистам) четыре новых картины, очень хороших после двадцатилетней забастовки!

Это просто удивительно. Оказывается, он все это время работал, и не без успеха».

Иероним Ясинский опубликовал статью под интригующим названием Магический сеанс у А.И. Куинджи, где описывал, как четвертого ноября художник пригласил Менделеева с женой, художника Михаила Боткина, писательницу Екатерину Леткову, архитектора Николая Султанова и некоторых других посмотреть новые произведения. Кроме Вечера на Украине Куинджи показывал Христа в Гефсиманском саду, Днепр утром и третий вариант Березовой рощи.

О новых работах заговорили в обществе, пресса моментально оповестила читателей о таинственных сеансах в мастерской Куинджи. На квартире художника побывало достаточно народа, чтобы автор мог проверить себя, испытать реакцию публики. Передавая отзвуки впечатлений от посещений мастерской Куинджи, ходящие по Петербургу, Репин писал в Москву Илье Остроухову: «А про Куинджи слухи совсем другие: люди диву даются, некоторые даже плачут перед его новым произведением - всех они трогают, я не видел».

В ноябре 1901 года состоялась последняя попытка художника выставить, хотя и для ограниченного обозрения, свои работы долгих лет затворничества. Затем опять наступило молчание, на этот раз до конца дней. Виктор Кривенко, будучи очевидцем демонстрации картин Куинджи, объяснял его испуг перед открытым экспонированием произведений скептической реакцией некоторых посетителей.

Смерть


Умер Куинджи 11 июля 1910 года. Заболел он в Крыму воспалением легких. Спустя некоторое время с разрешения врачей Вера Леонтьевна перевезла его в Петербург. Но сказалось больное сердце, которое не справлялось с болезнью. Куинджи звал учеников, но летом они были в разъезде. У постели больного присутствовали Рерих и Химона.

В завещании весь свой капитал художник передал обществу имени Куинджи. Вере Леонтьевне завещал 2500 рублей ежегодно. Детей у них не было. Позаботился, о ком только мог. Вспомнил брата, глубокого старика, у которого жил мальчиком, не забыл племянников и их детей. Отрядил церкви, в которой крестился, дабы организовали школу его имени.

Остался в памяти человеком добрым, вспыльчивым, буйного темперамента, человеком оригинального мышления, не столь тонко воспитанным, но цельным, искренним и, как высказался однажды Репин, «необычайно умным».

Работы мастера


Рис. 2. Украинская ночь 1876



Рис. 3. Березовая роща 1879



Рис. 4. Радуга 1900-1905



Таблица 1. Краткое о Куинджи.


Ок. 1842г.

Родился в Мариуполе в семье бедного грека-сапожника.

1845 г.

Умирает ответ Куинджи, чуть позже – мать.

1868 г.

Получает звание «свободного художника.

1870 г.

Впервые посещает Валаам. Картина «Ладожское озеро» открывает его «северную» серию.

1874 г.

Жениться на Вере Елевфериевне Кетчерджи.

1882 г.

Прекращает выставочную деятельность.

1901 г.

После двадцатилетнего перерыва показывает свои новые работы. Выделяет 100 тысяч рублей в премиальный фонд академических выставок.

1910 г.

Умирает 11 июля (24 июля по новому стилю) В Петербурге. Похоронен на Смоленском кладбище.

Используемая литература:


  • http://academic.ru/dic.nsf/ruwiki/650870#.D0.92.D1.8B.D0.B4.D0.B0.D1.8E.D1.89.D0.B8.D0.B5.D1.81.D1.8F_.D0.BB.D1.8E.D0.B4.D0.B8_.D0.BE_.D0.90..C2.A0.D0.98..C2.A0.D0.9A.D1.83.D0.B8.D0.BD.D0.B4.D0.B6.D0.B8

  • http://smallbay.ru/kuingi.html

  • http://kuinje.ru/kuinji_kartina2.php

  • http://ru.wikipedia.org/wiki/Куинджи,_Архип_Иванович

  • 50 художников. Шедевры русской живописи 10. Куинджи.





  • Оглавление
  • Введение
  • Петербург и новые знакомства
  • Переломный момент. «Украинская ночь»
  • Период «Молчания»
  • Куинджи – импрессионист
  • Последняя выставка
  • Смерть
  • Работы мастера
  • Используемая литература