Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ii. Начало амурского вопроса и история Албазина




Скачать 169.96 Kb.
Дата24.03.2017
Размер169.96 Kb.
ТипГлава
Глава II.

Начало амурского вопроса и история Албазина.

Сношения России с Китаем делаются более частыми с половины XVII в., когда колонизационное движение русских направилось на край восточной Сибири "проведовать про новые землицы". С этого времени река Амур становится главным узлом, где завязывались сношения, а иногда и столкновения русских с китайцами. Протекая 3000 верст на восток и юго-восток по стране, с избытком наделенной природою, и соединяясь через Охотское море с восточным океаном1, Амур представлял для русской цивилизации множество видов в церковном, политическом, торговом и научном отношениях2. Все это было или не понято, или пренебрежено косными и близорукими правителями Срединной империи. Настоящими владетелями этой страны, по сознанию самих китайцев3, были тунгусы и другие туземцы, которые сочувственнее относились к русским, чем к китайцам, и охотнее платили подать первым, чем последним4. На подмогу первым пионерам из русских охочих людей, проникшим на Амур, скоро выступило российское правительство и православная церковь, обоюдно желавшие обратить в православие всех инородцев, даже за пределами русских владений5.

Успехи русских скоро вызвали оппозицию правительства Срединной империи. В это время (с 1644 г.) в столице Китая Пекине произошла перемена минской династии на маньчжурскую. Представители нового дома должны были относиться с особенною привязанностью к своей родине, соседней с Сибирью и, следовательно, с энергией противодействовать поступательному движению русских около Маньчжурии6. Кроме того, маньчжуры присваивали себе права верховной власти над всем течением реки Амур. Правительство же московского царя, при большом расстоянии, отделявшем его от Амура, не было в состоянии в то время отстоять свои неоспоримые права на вновь занятые земли и, ради сохранения дружественных отношений с Китаем, уступило на время его претензиям, предоставив себе право в будущем решить это спорное дело7. Вследствие этого река Амур и вся местность, омываемая ею, были отданы, по трактату 1689 г. китайцам и находились в их руках почти 170 лет8. Таков смысл амурского вопроса, проходящего через большую половину 200-летней истории Пекинской Духовной Миссии и в 1858 г. счастливо разрешенного при ее энергичном содействии в пользу России, "ради давней дружбы двух империй".

В стремлении за пушным зверем и драгоценными металлами русские промышленники-оптовщики, охочие люди и казаки, первые деятели в распространении христианства по Сибири9 в 1643 г. приблизились к Амуру. Восторженные рассказы о богатстве страны и ее обитателей, выслушенные от казака Пояркова, проехавшего впервые по Амуру с партией охочих людей10, вызвали туда новых пионеров. К этому времени, а именно в 1647 г., енисейский воевода Пашков окончательно проникает за Байкал, в страну бурят и тунгусов11. "Старый оптовщик Ерофейко Павлов Хабаров, со служилыми и охочими, с промышленными людьми, во 158 (1650) г. на государеву службу шел на спех12 и пришел в новую даурскую землю, на великую на Амур-реку, в княж Лавкаево княжение, к их даурскому городу13. И они, даурские люди, подсмотря их и не допустив до того их даурского города, вышли на вылазку, и в том месте с ними бой поставили и билися с ними с половины дни до вечери. И на том бою их даурских людей многих побили, а у него Ярофея в полку ни одного человека до смерти не убили, только переранили двадцати человек. И те даурские князья и со своими улусными людьми против того бою стоять не могли и, покиня тот свой город и с хлебными запасы, пометався на кони, все побежали вниз по Амуру реке... И он Ярофей с тем войском занял тот Албазин даурской город и (в нем) засел"14. Заручившись новой военной силой в несколько сот человек и разрешением воеводы Дмитрия Франсбекова разведать о жителях амурского края15, русский удалец весною 1651 г. отправился вниз по Амуру-реке, где разузнал, что там жили тунгусы, гиляки и жучеры (al. чючеры), платившие дань амурскому владельцу Ламкаю (al. Лавкаю) и царю богдойскому Шемшахану (sic). С тех людей Ярко собрал ясак в пользу русского царя16. В 1651 г. Албазин представлял из себя уже острог, обнесенный полисадом17, и служил исходным пунктом для экскурсий его гарнизона вдоль реки18. О житье-бытье в Албазине казаков сибирское начальство так писало в Москву в том же 1651 г.: "А Ярофей Хабаров с служилыми и с охочими с промышленными людьми... живут в Албазине городе, в самом креп-ком месте, и за помощию-де, Государь, Божиею чают милости Божия, что их даурским людем из того места выжить будет ничем не мочно. А хлеба-де, Государь, у них служилых людей хоть на пять лет, ино будет запасного, что взято в городе у даурских людей"19. Такие речи не были пустыми: даурским людям действительно не скоро удалось выжить казаков из Албазина. Первый император маньчжурской династии, Шунь-чжи, в 1651 г. отправил к Албазину тысячную армию. Разогнав беспокойных соседей, китайская армия некоторых из них увела военнопленными в Пекин; но крепости албазинской не разорила, так как она стояла на нейтральной земле. По удалении китайской армии, албазинцы снова заняли прежние свои поселения и укрепились в них20.

"Такие с российской стороны поступки китайского богдыхана в сумнение и опасение привели. И для того оный велел объявить российским комендантам Нерчинска21 и Албазина, чтобы они не токмо подданным его никакого беспокойства чинить не дерзали и ясаку не собирали, но тако - бы, разоря Албазин и прочия от них построенныя крепости, ретировались. Однакож коменданты на то ответ учинили, что они того без указу (Государя) чинить не могут"22. Дело кончилось разрушением Албазина в 1655 или 1658 г.23 Но это не остановило движения русских удальцов. "Во 173 (1661) году собрався в илимском (остроге) пятидесятник Никифорко Церниговский с товарищи человек со ста, из илимского (острога) ушли24 в даурскую землю и на Амуре реке построили (снова) острог албазинский и завели пашню. Из албазинского острогу присылалось в Москву ясаку до приходу китайских людей по пятидесяти, по сороку сороков соболей, по московской цене по девяти, по осми и по семи тысяч рублев"25. "Во 177 (1669) году июня во 2 числе посылал Микифорко албазинских служилых людей 60 человек вниз по Амуру-реке в поход на дуарских и чючерских людей, а (сам) оставался в остроге, с небольшими людьми. И приходили под албазинский острог оленные тунгусы контогирскаго роду, и те тунгусы под албазинским острогом на пашне побили служилых людей трех человек и отогнали у них от острогу коней и рогатый скот. В 178 (1670) году тунгусы с ясачным платежем под аманатов не бывали, а сбиралось с тех тунгусов... на великих государей ясаку по 50 соболей"26.

Удаляясь на Амур, Никифор с товарищами увлек с собою против воли строителя киренского монастыря, старца Гермогена27. В 1666 г. последний жил в Албазине среди русских, а в 1771 г., с соглавия всех албазинских казаков, заложил монастырь во имя Всемилостивого Спаса, немного выше Албазина, при урочище Брусяном камне28. Его же старанию нужно приписать построение тогда же в Албазине церкви Воскресения Христова29. В 1672 и 1673 г. сюда было переведено несколько крестьян из Нерчинска и началось правильное земледелие30. Устроив дела, Черниговский отправил в Москву челобитную с просьбою о прощении за убийство илимского воеводы. Эта челобитная была подписана 101 человеком. Виновные были прощены, а основатель поселения на Амуре был награжден 2000 рублей31. Албазин зависел тогда от нерчинского воеводы, который посылал туда управителей32. Теснимые инородцами и маньчжурами, албазинцы часто писали в Нерчинск, Енисейск и Тобольск, прося о присылке им помощи. К 1681 г. не только весь приамурский край составлял владение России, но, кроме того, в руках ее был бассейн Уссури и часть Сунгари до гор. Главными укрепленными пунктами здесь были Албазин и семь других острогов. Кроме того, по Амуру расположено было несколько деревень и слобод33. В Москве, неконец, решили усилить Албазин и послать туда регулярный полк из казаков и охочих сибирских людей. В нем поэтому было учреждено воеводство, с подчинением последнему всего приамурского края, а город получил герб - орла с распростертыми крыльями, с луком в левой и стрелой в правой ноге. Первым воеводою был назначен Алексей Толбузин, прибывший в Албазин в 1684 г.34

"Сумнение" китайского богдыхана на счет хозяйничания на Амуре русских скоро перешло в открытую оппозицию. В то время (с 1662 г.) на китайском престоле восседал молодой богдыхан правления Канси, царствовавший 61 год (до 1723 г.)35.Это был государь мягкий, либеральный и симпатизировавший европейцам. На его время падает самая блестящая эпоха деятельности в Срединной империи католических миссионеров36, стараниям которых, как они уверяют, Канси был обязан своим престолом37. Видя безуспешность своих посланий, которые, по китайскому обычаю, сочинялись "в гордом штиле"38, с другой стороны слыша о продолжении русских "прогрессов" на Амуре39, Канси с 1669 г. начал постепенно усиливать крепостями северную часть Маньчжурии. Подвигаясь к границе Даурии, маньчжуро-китайское войско встретило на Амуре сопротивление от русских "беглецов", как их называл Канси в своих указах40. В это время многие туземцы тунгусского происхождения, ожесточенные грабежами и разбоями казаков, передались маньчжурам, что и ускорило действия последних против русских41. Наши посты вниз по реке от Албазина сделались первыми предметами нападения китайцев и были скоро разорены. Так китайцы в 1682 г. выжгли долонский и селембинский остроги, оставленные русскими, а в 1683 г. разорили зейский и тугирский, взяв жителей в плен42. Затем китайцы стали стягивать силы против Албазина. По своей тактике, пекинское правительство сначала (в 1684 г.)43 отправило в Албазин послание, составленное в китайском "штиле" и переведенное казаками, бывшими прежде в плену у китайцев44.

"Богдойской славной великой земли, богдойский великий славный царь-богдыхан царский свой указ послал в Албазин приказному человеку. Во всю вселенную славен и велик, до всяких людей добр и милостив, как отец до детей, и на своей земле живу смирно и не трону никого. И вы пришли на мою землю и моих ясашных людей изгоняете, у промышленных людей соболей и запасы отнимаете... И я, богдойский царь, на вас послал большое войско, - убить и погубить вас желаю..., и велел делать выше Амура и на Амуре и ниже Амура и на Зее и ниже Зеи города, и не дам вам по-прежнему по Амуру и по Зеи повольно дуровать. И прежде того велел-было где вас ни увидят, тут и велел бить и имать, а ныне велел вас добром призывать на свое имя и жаловать. А которые ваши русские в прошлом (1683) году по Амуру реке вниз на Быструю встретили мое войско, и те ваши люди вдалися на мое имя 29 человек, и я их много пожаловал и ни единого человека не казнил45. Прежде сдатья ушли 4 человека, и тех всех переимали. И вы, албазинские и нерчинские люди, всякого дурна покинтеся: Гантимура46 с товарищи назад отдайте и вы сами назад пойдите, а мы всякие дела меж собою покинем, и между собою в любви жить добро. И вы того не разумеете, и на моем рубеже станете жить, и в те поры вы ни небом, ни землею не закроетеся. Убить вас не желаю, и вам назад идти далеко. И вы подумайте, и придите ко мне на мое имя, и я вас много пожалую. А которые человеки ушли и поиманы, и я из тех людей двух, Михаила и Ивана, пожаловал и назад к вам послал, и с теми двумя послал свой царский указ - русскую грамоту и богдойскую и мунгальскую, и вам бы про то было ведомо. А буде от вас будут какие речи и письмо, и вы с теми двумя человеки пошлите, или сами приидите, не бойтеся ничего. Посла держать веры нет. Албазинскому приказному человеку ведомо чиним. Кан-хи, 22 лета, октября 9 числа"47.

Курьезная грамота эта интересна в том отношении, что представляет образчик речи, какою говорили и писали в то время, а также характеризует благодушие и гуманность китайского богдыхана. С другой стороны, она указывает на существование в Китае с половины XVII столетия русских перебежчиков или пленных48, а также на приглашение от Канси албазинцев на службу еще до 1685 г.49. Но красноречие китайцев в это время не произвело на казаков никакого действия: они и слышать не хотели о сдаче крепости или переходе в подданство к китайцам и стали приготовляться к битвам, а между тем послали в Нерчинск гонца с просьбою о присылке подкреплений50. Канси же наперед послал отряд войска розыскать дороги, ведшие к Албазину. Эта экспедиция, по его приказанию, должна была дать знать в Нерчинск, что она не имеет никакой другой цели, кроме охоты за сохатыми. Убедившись в невозможности взять Албазин малою силою, богдыхан не пожалел издержек51. С сухого пути были построены станции, - на Сунгари, впадающей в Амур, был выстроен целый флот; на самом Амуре, ниже Албазина, воздвигли крепость. Сделаны были огромные запасы провианта для действовавших войск52. По недостатку земледелия в той стране и запасных магазинов, провиант и военные снаряды придумали сплавить по реке Ляохэ, чтобы доставить их на Сунгари53. При множестве пушек, отлитых католическими миссионерами, особенно Вербье54, набрали солдат не только в Маньчжурии, но и внутри собственного Китая55. Всего войска собрано было 15 000 человек, со 100 пушками и 50 осадными орудиями, под предводительством генерала Лантаня и католических миссионеров. И вся эта армия шла против небольшого острога, в котором, кроме пашенных людей и женщин с детьми, сидело всего 450 казаков, с 3 пушками и 300 ружьями56.

В 1686 г. господину Феодору Алексеевичу Иван Власов (воевода Нерчинска) челом бил: "в прошлом, Господине, 193 (1685) году июня в 12 (день) пришли под Албазинский острог неприятельские китайские люди, водою на бусах57 и горою на конех, во многом составе, с пушками и со всяким городовым приступным, огненным боем"58. На требование о сдаче, воевода Толбузин дал знать китайцам, что будет защищаться до последней капли крови59. 14 июня китайцами были замечены на реке 40 русских, желавших подплыть на лодке к Албазину. За отказом сдаться китайцы всех их перебили, а женщин и детей взяли в плен. В тот же день были открыты с юга Албазина траншеи. Другая часть китайской армии расположилась в засаде на север от города и получила приказ бомбардировать его. Третья же часть была посажена на суда для атаки Албазина с юго-востока. Начавшийся затем штурм продолжался 24 часа и был отбит русскими казаками60. Тогда Лан-тань прибег к зажигательным снарядам: приступив к острогу 1 июля, китайцы завалили вал, навели щиты и из-за вала и щитов снова стали производить пальбу, пуская в острог, вместо ядер, нарядные огненные стрелы. Гарнизон Албазина, потеряв 100 человек, оборонялся каменьями, после того как у него на последок вышел весь запас пороха и свинца61.

Во время осады строитель Гермоген (ќ 1690), старец соловецкгого монастыря Тихон и священник Максим Леонтьев много помогли советами воеводе Алексею Толбузину62. Видя безуспешность неровной борьбы, они, вместе с обывателями, упросили последнего сдаться на капитуляцию, с правом свободного пропуска жителей и гарнизона в Нерчинск63. Китайцы (вероятно 2 июля) выпустили из Албазина весь гарнизон с оружием и всех жителей с женами, а иноземок оставили у себя64. Опасаясь обвинения в начатой войне, особенно если бы она приняла для китайцев неблагоприятный оборот, Канси наперед приказал обращаться с русскими пленными как можно мягче, не делать им никакого вреда, а предложить или вернуться в Якутск и Нерчинск, или поступить к нему в подданство65. На такой вызов откликнулось только 45 человек с несколькими женщинами и детьми66. Собственно говоря, это были полудобровольные пленники. Остальная часть албазинцев (около 300 человек) были свидетелями разорения китайцами церкви и города и, обобранные китайцами до чиста67, направились под предводительством Толбузина по дороге в Нерчинск; за неимением съестных припасов, они вынуждены были питаться кореньями и ягодами68. Китайцы наблюдали за русскими верст 200, до последних албазинских деревень. На другой день последние встретили опоздавшее подкрепление во 100 человек, с 300 ружьями и 3 чугунными пушками. Это подкрепление послал из Нерчинска воевода Власов69.

1 "Приамурский край в составе областей: Забайкальской, Амурской и Приморской, а также о. Сахалин, занимает около 2 600 000 кв. верст, при чем наибольшая площадь, около 1 600 000 кв. верст, приходится на долю Приморской области с о. Сахалин. Поверхность края по преимуществу гористая, и долины занимают не более 1/10 части всей поверхности края". // Газета "Владивосток".1886. N 10. С. 5; Отчет о первом заседании второго Хабаровск. съезда; Ср. О. Иакинф. Статист. описание Китайской империи II, 220 и т.д.

2 Спасский Г. Сведения русских о реке Амуре в XVII столетии//Вестник Имп. Русск. Геогр.Общества. Т. VII. С. 23.

3 "Шен-цзин-тун-чжи", тетр. IV, 40: указ богдыхана правления Канси от 1700 г. об уступке русским земель на Нибчу (Нерчинске). Нибчу же и другие места первоначально были страною Булатэ (бурят) и Улянхай (гиляков), которые жили в лесах и занимались ловлей соболей. Их называли Шу-чжун-жень - лесными.

4 Спафарий. Путешествие чрез Сибирь, изд. Арсеньева, СПб. 1882. С. 172; Мартенс, Россия и Китай. С. 9.

5 Иркут. еп. ведомости. 1874, N 39. С. 518.

6 "Шен-цзин-тун-чжи" IV, 22-24: указ от 1685 г. насчет изгнания русских из Албазина, потому что дело происходило близ родины маньчжурской династии.

7 Мартенс. Россия и Китай. С. 9 и 10.

8 Там же. С. 13.

9 "Первые русские поселенцы в Сибири являлись там и первыми христианами. Общим правилом тогдашних русских сибиряков было: где зимовье ясашное, там и крест или впоследствии часовня, где водворение крепостное, там церковь и пушка, где город, там управление воеводское, огнестрельные снаряды и монастырь, кроме церкви".-Словцов. Историческое обозрение Сибири.1838, ч. I. С. 58; Сумароков. Миссионерство с Сибири.// Христ. Чтения, 1883 г., ч. II. С.420; Краткий очерк распространения христианства в Сибири, Иркут. еп. ведомости. 1882, N 51. С. 655.

10 Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 517.

11 Иркут. еп. ведомости. 1872, N 25. С. 308.

12 Он в первый раз был на Амуре летом 1649 г., но дошел только до устья реки Тугир. В 1650 г. 18 января он пустился вверх по реке Тугир, перевалил через хребет и достиг Амура весной, перед масляницей. Акт. ист. IV, N 31. С. 67, 68, 72, 73; Историч. акты о подвигах Ерофея Хабарова на Амуре в 1649-1651 гг.// Сын Отечества. 1840. Т. I. С. 105, 117-119; Невельскй. С. 4.

13 Это был Албазин (по-кит. Якса), основанный тунгусами в 1645 г. ("Шен-цзин-тун-чжи", IV, 25). Он был так назван по имени даурского князя Албазы, имевшего около него свои владения (Сгибнев А. Русские на Амуре в XVII столетии// Газета "Амур". 1860, N 32. С. 433), и лежал под 122 гр. долг. и 54 гр. шир., на левом берегу Амура, против впадения в него р. Албазихи, в 237 верстах ниже соединения Шилки с Аргунью в нынешней Амурской области. На месте старого Албазина позникла ныне Албазинская станица. (Щеглов. Хронологич. перечень важнейших данных по истории Сибири. Иркутск, 1883. С. 104. Ср. Словарь Семенова, т.I . С. 50; Рудинский Д. Христианство в Китае// Херс. еп. ведомости. 1865, N 12. С. 147.

14 Акт ист. IV, N 31,С. 67, 74. Соловьев С. М. История России. Т. XII,. С. 307, 309.

15 Моск. Арх. МИД. Кит. дела 1756 г., лист 18 на об.: "известие, присланное в 194 (1686) г. из сибирского приказу в посольской приказ о Нерчинске, Албазине и протчих острогах, кем и когда они построены"; Сгибнев. С. 433-434; Невельский. Цит. соч. С. 4.

16 Кит. дела 1756 г., листы 18 на об. и 19. Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 22.

17 Моск. Арх. МИД. Докум. N 3 (1654-1733), лист 4 на об.: краткие выписки о бывших между китайским и российским государствами переговорах.

18 Казаки плавали по Амуру, дрались с даурскими людьми, отбивали у них скот, брали ясак соболями, расспрашивали о жителях по Амуру и другим рекам. -Акт. ист. IV, N 31. С. 74-76. По расспросам сибирцев, из нерчинского (острога) до киайских наунских сел - ходу недели, а из албазинского - две недели. - Китайские дела 1756 г., лист. 19.

19 Акт. ист. IV, N 31. С. 76.

20 Исторический очерк христианской проповеди в Китае: Труды Киев. Дух. Академии. 1860, кн. 4. С. 297. Рудинский Д. Цит. соч. С. 148.

21 "Во 163 (1655) году, во время Государя, царя Алексея Михайловича, по отправленному к енисейскому воеводе Афанасию Пашкову указу, велено было ему идти в даурскую землю и построить там остроги. И оной Пашков в тое даурскую землю ходил и на Шилке реке Нерчинской острог построил". - Китайские дела 1756 г., лист 19; Бантыш - Каменский. Цит. соч. С. 22.

22 Китайские дела. Документ N 3, лист 2.

23 Щукин. Подвиги русских на Амуре. С. 15.

24 Уйти им привелось из Киренска после убийства ими илимского воеводы Обухова, возвращавшегося по Лене в Илимск. Никифор был поляк и состоял смотрителем устькутского завода. - Спафарий. Путешествие в 1675 г. С. 22; История Российских иерархов IV. С. 370, 371; Щукин. Подвиги русских на Амуре. С. 15.

25 Китайские дела 1756 г. Лист 19; Бантыш - Каменский. С. 22.

26 Акт. ист. IV, N 216 от 1670 г.: донесение в Москву боярского сына Данилы Аршинского.

27 Историч. описание киренского Свято-Троицкого монастыря, составленное игуменом Лаврентием Мордовским в 1806 г. Введение (Отрывок в архиве Пекин. Дух. Миссии). В Миссии же есть портрет старца Гермогена

28 Иркут. еп. ведомости. 1874, N 37. С. 489; N 38. С. 497.

29 Акт. ист. IV, 454-456. Филарет черниговский. История русской церкви, 1857, период 4. С. 55; Рудинский Д. Цит. соч. С. 144.

30 Щукин. Подвиги русских. с. 34.

31 Там же. С. 35.

32. Там же. С. 36.

33 Невельский. Цит. соч. С. 9. Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 22.

34 Щукин. Цит. соч. С. 37.

35 Willams W. The middle Kingdom. L. 1883, II, 186.

36 Ibid. P. 297-304. Ср. Историч. очерк католич. пропаганды в Китае// Прав. Собеседник. 1885, сент.

37 Рудинский Д. Цит. соч. С. 237.

38 Моск. Арх. МИД. Док. N 3 (1654-1733), лист 4 на об.

39 Кит. дела, док. N 3, лист 4 на об.

40 "Шен-цзин-тун-чжи", IV, 15-25 (см. ниже)// Сгибнев. Цит. соч. С. 467.

41 Сгибнев. Цит. соч.

42 Бантыш-Каменский. С. 22; Сгибнев. Цит. соч. С. 467; Невельский. Цит. соч. С. 9.

43 У Бантыш-Каменского, (С. 36) по ошибке поставлено в 1682 г. Точнее у Сгибнева С. 467.

44 Щукин. Подвиги русских. Цит. соч. С. 36.

45 Ср. Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 38.

46 Гантимур, родом тунгус, был начальником племени и прежде служил китайскому богдыхану, потом перешел в российское подданство в 1667 г., а в 1674 г. принял в Нерчинске греко-российскую веру. Китайское правительство долго и настойчиво домогалось возвращения его. Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 14, 16, 27, 548 и 549. Ср. Пуцилло М. П., Указатель делам и рукописям, относящимся до Сибири. М. 1879. С. 43.

47 Моск. Архив МИД. Книга посольств, N 7, лист 55. Ср. Кит. двора книгу 10, лист 43; Бантыш-Каменскй. Цит. соч. С. 36 и 37.

48 Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 19. В архиве Пекинской Духовной Миссии хратится на китайском языке копия прошения албазинцев от 28 ноября 1860 г. китайскому богдыхану насчет увеличения вакансий в их роте. При этом албазинцы указывают на следующий факт: в 5-й год правления Шун-чжи, т. е. в 1649 г., русский подданный Улангэли (Ангалай) изъявил покорность Китаю и был приписан к роте Гудэи с званием помощника ротного командира. А эта рота состояла в желтом маньчжурском знамени и в годы правления Шун-чжи дважды приходила в Пекин... В 23-й год правления Канси (1685 г.) Улангэли был зачислен в потомственные ротные командиры. В то время рота состояла из 150 человек.

49 Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 195. - О российских подданных - калмыках на службе у китайского богдыхана. "Шен-ши-цзи-л„" (церковная истор.), редактир. архим. Гурием, тетр. Х, лист 24 (ркп. в архиве Миссии): здесь говорится о взятии в плен в 1683 г. (в 22-й год правления Канси) 31 человека русских, на основании биографии генерала Лан-таня в Бо-ци-тун-чжи.

50 Сгибнев. Цит. соч. С. 467.

51 В "Шен-цзин-тун-чжи", представлен целый ряд указов Канси по поводу кампании на Албазин. В 1682 г. указ китайскому генералу Лан-таню о Лоча (с санскр. ракша, плотоядные, злые духи, черти - бранное название албазинцев). Велено исследовать речной путь от Хэлун-цзяна до Эсури и оттуда прямой путь в Нингуту (IV, 15). Предварительные меры против Лоча (русских): послано 3000 солдат, потом взято у Уладингута еще 1500 для постройки судов; пушки и ружья для обучения в Хэйлун-цзяне и Хумаре. Постройка деревянного города (острога). Запасы хлеба в Корцин и Сибоула: на 3 года 12000 мер риса; реквизиция быками и баранами. 1684 г.: Указ Канси о положении дела с Лоча (IV, 18-20). 1685 г.: сборы против Якса (Албазина). Упоминается о юмай (овсе) в Маньчжурии вместе с яровой пшеницей и ячменем (IV, 20, 21). Указ о Лоча, которые грабят Солун, Хэчжэ, Фэйякэ и Килэрских людей. Требование, чтобы они оставили Яксу. Китайские войска вблизи Албазина. Жалоба, что на многие послания к русским от них не было ни одного ответа. Предложение мира и требование удалиться в Яку (тск) (IV, 21, 22). Продолжение распоряжений: дело собственно неважное, но оно происходит вблизи нашей (маньчжурской) родины и проч. IV, 22-24). Ологун - тоже в числе притесняемых. Продолжение от 1685 г.: Якса взята после 40-летнего существования (IV, 25).-Ср. Dudgeon J. Historical sketch, Second part. P. 3-5; Данные из биографии Лан-таня и указов Канси// Иркут. еп. ведомости. 1872, N 31: перев. из Дёйджена; Пуцилло. Указатель делам и рукописям. С. 47. Перев. с китайского журнала о бывших между китайцами и россиянами войнах, о разорении Албазина и о договорах.

52 Проф. Васильев. Русско-китайские трактаты. С. 3.

53 Архим. Палладий. Дорожные заметки на пути от Пекина до Благовещенска. СПб., 1872. С. 56.

54 Modern Christian Mission in China, Chinese Recorder, 1870, April-Mai. P. 341. Ср. Историч. очерк католич. пропаганды в Китае//Прав. собеседник. 1885, сентябрь, где по описке отлитие пушек приписано Жербильону.

55 Проф. Васильев. Русско-китайские трактаты. С. 3.

56 Сгибнев. Цит. соч. С. 468; Современник 1858 г., кн. Х. С. 268.

57 На больших бусах сажалось по 40 человек, на средних по 30-ти по 20-ти, кроме того, не малое число невольных людей. Моск. Архив МИД. Кит. двора книга N 10 (7194-7199), лист 31.

58 Там же, лист 26. Ср. Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 38.

59 Бантыш-Каменскй. Цит. соч. С. 38.

60 Dudgeon. Historical sketch. Second part. P. 4.

61 Бантыш-Каменскй. Цит. соч. С. 38.

62 Историческое описание Киренского монастыря. Введение; Сгибнев. Цит. соч. С. 368. Последний упоминает о старце Тихоне, не указывая источника, откуда он почерпнул это известие. Вероятно, о. Тихон был одним из членов даурской Миссии, посланной из России в Даурию в 1681 г. (См. ниже). Что касается свящ. Максима Леонтьева, то он во втором томе Российской иерархии неточно назван Димитрием.

63 Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 38. Соловьев. Цит. соч. Т. XIV, 69; Сгибнев. Цит. соч. С. 468.

64 Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 38.

65 Проф. Васильев. Русско-китайские трактаты. С. 4; Сгибнев. Цит. соч. С. 468.

66 "Шэн-ши-цзи-л„" (церковн. история), Х, 24. У Щукина (с. 38) и Сгибнева (с. 468) этих албазинцев неточно показано только 25 человек. Но на число их более 40 указывается в листе богдыхана, привезенном в Москву 17 июня 1687 г. (Бантыш-Каменский. Цит. соч. С. 49). По преданию албазинцев, пленных было 45 человек (Иркут. еп. ведосости. 1872, N 31. С. 389; Dudgeon. Second part. P. 5). По рассказу о. Даниила (четв. 5 на об. и 6), албазинцы сдались в числе 151 человека. Китайский генерал Лан-тань предложил им между прочим вопрос: кто из них хочет возвратиться в свое отечество и кто желает служить его государю? Первых оказалось 101 человек, а последних 50 . Генерал повел их всех за собою в качестве военнопленных. Желавших служить китайскому государю он расселил по Маньчжурии, определив их к сельским земледельческим работам, а хотевших вернуться в отечество отправил в Пекин. Тем и другим на прощанье он произнес следующую сентенцию: "Так как изъявившие желание вернуться в свою отчизну тем самым доказали верность природному своему царю; поэтому нельзя сомневаться, чтобы они не были также верными моему государю. А те, которые службу иноземному государю предпочли служению природному своему царю, не могут быть верными ни тому, ни другому господину, почему пусть и остаются в рабстве и под надзором местных властей, в определенных им местах". Легенда, записанная о. Даниилом, была взята им из Сибирского Вестника (изд. Спасского, 1822, ч. XVIII. С. 110), куда попала, вероятно, от кого-либо из членов 9-й Миссии, слышавших ее, должно быть, от самих албазинцев. Легенда эта важна, как предание, указывающее на описанный выше факт и на предыдущие о пленении русских и расселении их в Манчжурии. Ср. следующее свидетельство: "во 193 (1685) году китайския воинския люди албазинский острог взяли и жителей тамошних побили, а иных в полон взяли". - Моск. Архив МИД. Китайские дела, N. 8 (1756 г.)

67 Сгибнев. Цит. соч. С. 468.

68 В Нерчинск русские прибыли 10 июля 1685 г. - Кит. двора, кн. 10, лист. 26.

69 Этим событием еще не закончилась история Албазина. Он снова был возобновлен Толбузиным в 1686 г. и снова года два осаждался китайцами, которые окончательно разорили его после нерчинского трактата 27 августа 1689 г., потому что в статье 3 этого трактата были выговорены сдача и разрушение его. - Бантыш-Каменский. С. 43, 45, 338. Ср. Сельский И. Последняя осада Албазина маньчжуро-китайцами // Записки Сиб. отделения Имп. Рус. Геогр. общества. 1858, т. V; Современник 1858 г., кн. Х. С. 268, 269.



Error: Reference source not found




Error: Reference source not found




Error: Reference source not found