Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Их отношение к богу и к людям; проповедь вероучителя и жизнь его последователей определяется непо­средственным религиозным чувством; ни




Скачать 339.5 Kb.
Дата03.03.2017
Размер339.5 Kb.
Содержание:


МУСУЛЬМАНСКАЯ ДОГМАТИКА. СЕКТЫ

Автор – академик Бартольд В.В.

Появление стройной, свободной от противоречий догматической системы всегда отделено значительным промежутком времени от появ­ления религии. Цель проповедника новой веры — вызвать в своих после­дователях настроение, определяющее их отношение к богу и к людям; проповедь вероучителя и жизнь его последователей определяется непо­средственным религиозным чувством; ни для него, ни для них не воз­никает вопроса, находится ли это чувство всегда в полном согласии с тре­бованиями логики. Необходимость установить логическую связь между отдельными элементами вероучения возникает только впоследствии, под влиянием споров с иноверцами и еретиками.

Ислам предъявляет к своим последователям пять основных требо­ваний: 1) исповедовать, что нет бога, кроме Бога, и что Мухаммед — посланник божий; 2) совершать молитву; 3) отдавать часть имущества в пользу бедных; 4) совершать паломничество в Мекку; 5) соблюдать пост в месяц рамазан. Из этих требований к вере в тесном смысле слова имеет отношение только первое; остальные касаются внешних действий и обрядов.

В исламе с первых столетий его существования возникают те же споры о боге и его отношении к человеку, как в христианстве; помимо прямого влияния христианской догматики на мусульманскую, это объяс­няется одинаковыми условиями, в которых находились обе религии. Для мусульманина, как для христианина, бог всемогущ и всеведущ; будущее ему так же хорошо известно, как прошлое и настоящее; все, что делается в мире, делается по его воле; и в то же время человек может исполнять и не исполнять предписания божьи и за их неисполне­ние подлежит ответственности. В Коране это противоречие сказывается еще более резко, чем в Новом завете. Коран говорит людям: «Бог создал вас и то, что вы делаете» (XXXVII, 94), в то же время говорит о греш­никах, отвратившихся от своего господа: «Бог не хотел обидеть их, но они сами себя обижали» (XXX, 8).

Учение о боге, таким образом, могло развиваться или в сторону учения о предопределении, или в сторону признания свободной человеческой воли. В Мекке Мухаммед не был ничьим повелителем; призывая людей к покаянию, вере и деятельной любви, он мог взывать только к их доброй воле; естественно, что в меккских сурах учение об обязанностях и ответственности человека преобладает над учением о всемогуществе божьем. После бегства в Медину Мухаммед сделался правителем сначала этого города и его области, потом—почти всей Аравии; люди должны были беспрекословно исполнять волю бога, передаваемую через его по­сланника; естественно было убеждать их, что этой волей все заранее об­думано и предрешено, так что сопротивляться ей бесполезно; даже в битвах человеку не угрожает никакая опасность, так как его смертный час заранее определен в книге судеб. Преемники Мухаммеда по тем же причинам имели основание поддерживать учение о предопределении, за которое одинаково стояли «праведные» халифы и Омейяды.

В христианском мире спор о предопределении и свободной воле воз­ник еще в V в. Блаженный Августин, поборник учения о предопределе­нии, был причислен церковью к лику святых, его противник Пелагий осужден, как еретик; тем не менее в христианской церкви догмат о пре­допределении не получил господства; в VIII в. Иоанн Дамаскин, первый известный нам христианский обличитель ислама, противополагал хри­стианское учение о свободе воли мусульманскому догмату о предопре­делении. Иоанн Дамаскин не говорит, что в его время и среди мусульман были приверженцы учения о свободе воли; он упоминает только об одном учении, представители которого считались у правоверных мусульман «ненавистными и презренными» еретиками", — учении о сотворенности слова божьего. В истории мусульманских сект оба учения приписы­ваются одной и той же секте — мутазилитам (букв. 'отделившимся', т. е. «раскольникам»), или кадаритам; последнее название будто бы было дано им, как lucus а non lucendo, именно за то, что они отвергали кадар—предопределение божье (Более вероятно, что слово кадар здесь следует понимать в смысле «власть» (человека над своими поступками); противоположное понятие — джабр ('насилие, притеснение'); представителями «джабра» называли крайних детерминистов. «Кадаритами», в смысле «последователи кадара» (учения о предопределении), мутазилиты называли своих противников..). Известия об этой секте, впервые в исламе поставившей на очередь догматические вопросы, приводят нас в ту же местность, как известия о первых собирателях хадисов и пер­вых суфиях: к берегам Евфрата и Тигра. В склонности к учению кадаритов обвиняли уже Хасана басрийского; враги грозили донести на него правительству. При халифе Хишаме (724—743) про­изошел первый в мусульманском мире случай наказания людей не за враждебное отношение к правительству, но за догматические взгляды; некоему Гайлану, по происхождению копту, отрубили руки и ноги за учение, связанное с учением о свободе воли: что зло в мире происходит не по воле бога. Хишам вообще преследовал и казнил кадаритов, что ревнителями правоверия вменялось ему в заслугу.

В мусульманском мире такие гонения происходили, однако, гораздо реже, чем в христианском. Первое разделение мусульман на секты про­изошло, как мы видели, не под влиянием догматических спо­ров, а под влиянием борьбы за верховную власть между Али и Му'авией. Под влиянием религиозного разобщения у каждой из трех главных вет­вей ислама, суннитов, шиитов и хариджитов, выработалась своя бого­словская система, но эти догматические различия не были связаны с происхождением сект и скоро утратили влияние на народные массы. Только общей враждой против омейядского правительства объясняется, по-видимому, принятие шиитами догматической системы кадаритов.

Кадариты и мутазилиты сами называли себя «людьми единобожия (таухид) и справедливости (адль)". Под единобожием они понимали ученпе о едином вечном боге, которому нельзя придавать никаких ка­честв (сифат), заимствованных из области материальных представлений; все, что говорится в Коране о престоле божьем, о том, что бог видит и слышит и что его видят блаженные в раю, следует понимать аллего­рически. Все существующее, кроме бога, в том числе и его слово, сотво­рено им. Бог не может творить зла, не может не наказывать за совер­шенное зло; для грешника-мусульманина рай закрыт так же, как для неверного. Источником веры наряду с Кораном и сунной является ра­зум (акль).

Движение против Омейядов, окончившееся торжеством Аббасидов, было поднято во имя книги бога и сунны его посланника и в то же время во имя еретических, по мнению большинства мусульман, учений шиитов и кадаритов. Когда правительство при халифе Махди (775— 785) решило вновь сделаться правоверным и привлекло к ответственности кадаритов и шиитов (последних за оскорбление памяти Абу Бекра и Омара), вызванные для допроса объявили халифу, что придерживаются веры его предшественников, и просили разъяснить им, нужно ли теперь верить иначе. Начавшееся около того же времени ознакомление мусуль­ман с языческой литературой, персидской и греческой, еще углубило разлад между верой и разумом. Возрождение языческой культуры, как и в христианском мире, было связано с успехами манихеев и их учения о борьбе света с тьмой, основывавшегося, кроме персидских религиоз­ных традиций, на языческой философии и доводах разума. Абдаллах ибн Мукаффа', переводчик персидского эпоса и толкователь Аристотеля, перс по происхождению, заменял слово «Аллах» словом «свет» (нур), называл слепую и невежественную веру делом дьявола, богословов, уве­рявших, что вне веры нет спасения, — базарными торговцами, зазываю­щими покупателей в свою лавку. Манихеи (зиндики) первые подверглись гонению со стороны вернувшихся к правоверию халифов.

Из богословов той же эпохи самые последовательные требовали бук­вального понимания слов Корана и резко отвергали всякое вмешатель­ство разума в дела веры. Характерны слова Малика ибн Анаса (VIII в.), основателя толка маликитов, о восседании бога на престоле: «Как [это происходит], нельзя понять разумом, восседание несомненно, вера в эта обязательна, спрашивать об этом — ересь». Такой взгляд не могли вполне разделять представители более сложных систем мусульманского законоведения, ханафиты и шафииты, допускавшие, кроме прямых ссы­лок на Коран и хадисы, применение субъективного мнения (рай) и суждение по аналогии (кияс), что немыслимо без рассудочных доводов; но попытки сделать философию «служанкой богословия», создать осно­ванную на философских доводах религиозную систему и, таким обра­зом, побить врагов их же оружием ими сделано не было. Философия еще оставалась исключительной собственностью еретиков и вольнодум­цев. Этим объясняется, что халиф Мамун (813—833), более всего сделавший для насаждения в халифате греческой науки, в вопросах ре­лигии принял сторону еретиков против правоверных.



Мамун был умеренным шиитом и требовал только, чтобы Али ста­вили выше прочих халифов, непосредственно после пророка. Такой указ был издан им в 827 г. В том же указе халиф объявлял себя сторонни­ком учения мутазилитов, но требовал от своих подданных принятия только одной из мутазилитских доктрин — учения о сотворенности Ко­рана. В противоположность учению о свободе воли, это учение не сбли­жало, но разъединяло мутазилитов с христианами, что сознавал и Ма­мун. Уже Иоанн Дамаскин советовал христианам во время диспутов с мусульманами применять следующее рассуждение: Иисус и по Ко­рану, как по Евангелию, слово божье, слово божье и по мнению мусуль­ман, кроме немногих еретиков, вечно, а не сотворено: следовательно, Иисус не сотворен. В новом указе, изданном в 833 г. и предназначенном для всего халифата, Мамун упоминал о согласии его противников с вра­гами ислама — христианами; халиф старался подтвердить учение о сотворенности Корана словами самого Корана, особенно стихом (XLIII, 2): «Мы сделали его Кораном арабским». Халиф доказывал, что сделать и создать — одно и то же, и в подтверждение приводил другой стих (XX, 99): «Хвала богу, который создал небеса и землю и сделал тьму и свет». Свое требование халиф предъяявлял от имени науки и обвинял своих про­тивников в искажении религии под влиянием невежества; предписыва­лось подвергать испытанию (михна — слово, вполне соответствующее латинскому inquisitio) судей и свидетелей на суде и как к производству суда, так и к даче свидетельских показаний допускать только лиц, согла­шавшихся признать Коран сотворенным. При следующем халифе, Му'тасиме (833—842), инквизиция ослабела, но возобновилась с новой силой при Васике (842—847). Непослушные подвергались более суровой каре, чем предписывалось в указе Мамуна, — заключению в тюрьму или те­лесному наказанию; был один случай смертной казни (в 846 г.); но та­кой участи подвергся зачинщик вооруженного восстания против халифа во имя несотворенного Корана. Во время обмена пленных с греками в 845 г. правительство халифа принимало только тех мусульман, ко­торые соглашались признать, что Коран сотворен и что бога в будущей жизни нельзя будет видеть, остальные оставлялись в руках греков. Гоне­нию подверглись как представители законоведения, маликиты и шафииты, так и мистик Зу-н-Нун египетский. С восшествием на престол халифа Мутеваккиля (847—861) инквизиция была уничтожена; все за­ключенные в тюрьму при Васике были освобождены. Официальный ислам вернулся к учению о несотворенном слове божьем; но еретиче­ская инквизиция не была заменена правоверной; халифы больше не де­лали попытки навязать своим подданным определенную догматическую систему и подвергать их испытанию, так ли они веруют; было только предписано прекратить всякие споры о Коране. Последующие халифы старались оградить народные массы от всяких рассуждений, опасных для бесхитростной веры; так, в 892 г. в Багдаде был издан указ, которым предписывалось брать с книготорговцев клятвенное обещание, что они ле будут продавать книг по догматике, диалектике и философии. Когда в первой половине Χ в. бывший мутазилит воспользовался философскими методами для создания правоверной догматики, это произошло без всякого давления или поощрения со стороны властей.

Абу-л-Хасан Ашари, являющийся теперь главным догматическим авторитетом для всех мусульман-суннитов, родился в Басре в 873 г. и был учеником мутазилитского ученого Джуббаи, своего отчима, с кото­рым разошелся только в 912 г.; с тех пор он до своей смерти, последо­вавшей в 935 г., вступал с мутазилитами в публичные диспуты и обли­чал их в своих сочинениях. В лице Ашари и его школы против мутазилитов впервые выступили враги, вооруженные не только Кораном, сунной и правительственными указами, но и доводами разума. Ашари доказывал, что единобожие мутазилитов в действительности есть воз­вращение к дуализму, учению о двух творцах: боге, творце добра, и дьяволе, творце зла. Против теории о сотворенности слова божьего им выдвигался довод, что творение не может распространяться на самого творца; поэтому творец вечен вместе со своим словом и всеми своими качествами. Вообще, однако, рассудочные доводы занимали в полемике Ашари с мутазилитами только второстепенное место; более всего он настаивал на необходимости принимать на веру то, что сказано в Коране и преданиях, не вдаваясь в подробные объяснения. Полемика велась им крайне резко; своих врагов, в том числе и своего бывшего учителя, он обвинял не только в нечестии, но и в невежестве и говорил, что спорит с ними только ради обманутого ими народа. Догматические построения Аш'ари не свидетельствуют ни о глубине мысли, ни о глубоких философ­ских познаниях. Чтобы примирить учение о предопределении с ответ­ственностью человека за свои поступки, Аш'ари учил, что бог создал че­ловека вместе с его поступками, но и вместе с волей и способностью к их совершению. Без всяких аллегорических или рационалистических объяснений предписывалось принимать на веру слова Корана о лице и руках божьих, о его восседании на престоле; разуму делалась только та уступка, что отвергалось буквальное применение к богу этих слов, связанных с представлением о человеке. Таким же образом предписыва­лось верить без рационалистических объяснений в существование анге­лов, в том числе Накира и Мункира, допрашивающих человека в могиле (в Коране об этом ничего нет) в день Страшного суда, со всеми подроб­ностями о весах (мизан) для оценки поступков человека, о тонком, как волос, пути (сирот) поверх пропасти, с которого будут низвергаться в ад грешники и проникать в рай блаженные, о райском блаженстве и ад­ских муках. Бог будет отправлять людей в рай или в ад на основании свидетельства пророков; заступничество пророков иногда будет освобож­дать из ада людей, уже претерпевших там долгие муки.



В том же Χ в., на этот раз при содействии правительства, была сде­лана попытка установить догматы ислама на отдаленном востоке мусуль­манского мира, в Туркестане, где правила в то время династия Саманидов. Факихи обратили внимание правителя на успехи еретиков; правитель поручил им составить руководство по вероучению для народа; руководство было составлено на арабском языке и по желанию прави­тельства переведено на более доступный для народа персидский язык. До нас оно дошло только в позднейшей обработке (XIV в.), не только сокращенной, но и дополненной. Насколько можно судить по этой обра­ботке о первоначальном сочинении, догматы ислама были изложены в нем несколько яснее и определеннее, чем у Ашари, хотя догматиче­ским вопросам отводится только второстепенное место. Составители по­нимали, что для укрепления веры в народе лучшее средство — связать. ее с ежедневной жизнью, и дали народу ряд практических наставлений: от основного правила всякой нравственности — делать для других все то, что желаешь получать от других, — до запрещения длинных ногтей и усов. Подчеркивается также обязанность повиноваться властям (со ссыл­кой на Коран, IV, 62), хотя бы несправедливым. Установление догматов веры, как в трудах Аш'ари и в постановлениях христианских вселенских соборов, имеет полемический характер. По местному преданию, в Са­марканде в то время были распространены противоположные по духу ереси мутазилитов и керрамийцев, у которых вместе было до 17 медресе; борьбу с ними вели Абу-л-Касим Самарканди (ум. в 953 г.) и Абу Мансур Матуриди (ум. в 940-х годах); первому приписывается составление руководства, второй считался потом в Туркестане главным догматиче­ским авторитетом. По преданию, Абу-л-Касим Самарканди обладал фи­лософским образованием, но из его сочинения этого не видно. Яснее отразились в нем персидские народные представления, которые, по всей вероятности, стали оказывать влияние на ислам тотчас после арабского завоевания, так как в этих отдаленных от Аравии областях новая вера с самого начала распространялась на народном языке, и в Бухаре в пер вое время даже слова Корана во время молитвы произносили по-пер­сидски.

Религиозные споры и в Туркестане, как везде, касались вопросов о боге, его слове, его предопределении и ответственности человека. Абу-л-Касим Самарканди учит, что слово божье нераздельно связано с ним и не создано. Всего человечеству ниспослано 114 священных книг: 50 Сифу, 30 Идрису (Еноху), 20 Аврааму, 10 Моисею до Пятикнижия; остальные — Пятикнижие, Псалмы, Евангелие и Коран. Бог говорил Гавриилу без звуков человеческой речи, Гавриил передавал его слово Мухаммеду звуками человеческой речи, так же воспринимал и передавал его Мухаммед; тем не менее, Коран в точности передает слово божье. Бумага, перо, чернила, переплет и произносимые людьми звуки созданы, содержание Корана не создано. Священные книги различные, но основ­ное содержание их одно и то же, как в различных окнах различно пре­ломляется один и тот же солнечный свет. Сила созидания принадлежит одному богу, человек ничего создать не может. Веру, первое условие для спасения, дает бог; он никому не обязан ее давать; к тем, кому она дана, он милостив, к тем, кому не дана, только справедлив. Принять веру или отвергнуть ее есть действие человека; за это действие он под­лежит награде или наказанию; в хороших действиях человека бог ему помогает, в дурных — только покидает его, т. е. во втором случав роль бога только пассивная. Одинаково ошибочны учения приверженцев кадара, т. е. полной свободы человека, что ведет к предположению о бес­силии бога, и джабра, учения о предопределении богом всех человече­ских поступков, что ведет к оправданию неверных и грешников. Невер­ные и лицемеры прямо идут в ад на вечные муки, покаявшиеся перед смертью верующие — прямо в рай; верующих, умерших без покаяния, бог, как пожелает, или направляет в рай, или наказывает в аду за грехи; после покаяния перед ними открывается рай. Адские муки умерших мо­гут быть сокращены заступничеством пророка и молитвами живых. Молиться следует за всех мусульман, каковы бы ни были их грехи; ре­шение вопроса о тяжести греха следует предоставить богу. Одинаково ошибочны мнения хариджитов, что тяжкий грех делает мусульманина кафиром, мутазилитов — что совершивший тяжкий грех перестает быть мусульманином, но не становится кафиром, и мурджитов — что мусуль­манин может грешить без ущерба для себя. От еретиков бог покаяния не принимает и всецело предоставляет их во власть дьявола, обладающего многочисленными воинствами. На одного человека рождается десять демонов, и все они остаются в живых, тогда как люди умирают. У Иблиса есть престол в воздухе, откуда он рассылает своих гонцов, 70 раз в день приносящих ему сведения о людях. Когда к человеку прибли­жается смерть, Иблис для захвата его души посылает 70000 демонов; бог на каждого демона посылает 10 ангелов, но этой защитой поль­зуются только «люди сунны и общины», правоверные последователи про рока. Происхождение не дает человеку никаких преимуществ, что отно­сится и к потомкам пророка; и их, как всех прочих, спрашивают не о их происхождении, но только о их вере и делах. Первые вопросы задаются умершему еще в могиле ангелами Мункиром и Накиром; его спраши­вают, кто его господь, какая его вера и кто его пророк. От исполнения предписаний пророка не освобождают никакие личные заслуги; святые, какова бы ни была милость бога к ним, всегда ниже пророков; кто под предлогом личной близости к богу перестает исполнять обряды и пред­писания религии, есть еретик, которого правители должны изгонять из среды верующих. Лучшие после пророка люди — четыре халифа в том порядке, как они правили. Кто ставит Али выше трех первых халифов, нарушает завет самого Али, поставившего Абу Бекра и Омара выше себя, и принадлежит не к секте (шие) Али, но к секте Иблиса.

Ашари и Абу Мансур Матуриди сделались впоследствии для всех суннитов главными авторитетами в догматических вопросах; но в Χ в. их системами так же мало можно было прекратить религиозные споры, как прежде — распоряжениями халифов. Мутазилиты не старались рас­пространять свое учение среди народа, напротив, как некогда фарисеи, были убеждены, что истинное познание закона простонародью недо­ступно; тем не менее в мусульманском мире, как в Византии, религиоз­ными вопросами интересовались не только богословские круги, но и на­родные массы; в Персии можно было встретить на улице носильщиков, споривших между собой, сотворен ли Коран или нет. Переход светской власти в Багдаде и Западной Персии от халифов к шиитским Буидам содействовал успехам философии и мутазилитского богословия; но в конце XI в. самый могущественный из Буидов, Адуд ад-дауля, пере­шел на сторону последователей Аш'ари и назначил одного из них воспи­тателем своего сына. В XI и XII вв. правоверная догматика, с одной стороны, сблизилась с умеренным мистицизмом, с другой — восприняла в себя много элементов греческой философии. Последователями Аш'ари были такие авторитеты суфизма, как Абу-л-Касим Кушейри (ум. в 1074 г.) и Абу Хамид Газали (ум. в 1111 г.); для Газали бог, при всем своем недосягаемом величии, «близок всем своим созданиям, ближе своим. рабам (людям), чем их яремная вена». Сближение с суфизмом должно было способствовать успехам догматики Аш'ари среди народных масс, где в то время приобретали все больший успех культ святых и легенда о пророке как святом заступнике людей; в Χ в. впервые стали празд­новать годовщину дня рождения пророка и соединять с этим празднест­вом чтение его легендарной биографии. Для более культурных слоев предназначались доводы, заимствованные у греческих философов; тот же Газали, боровшийся с философами (одно из его противофилософских со­чинений было единственным памятником арабской литературы, пере­веденным еще в средние века на русский язык, хотя и не прямо с араб­ского), ввел в догматическую систему ислама почти всю греческую философию, т. е. хотя без прямых ссылок на Аристотеля, сделал для ислама то же самое, что сделал в XIII в. Фома Аквинский для католи­чества. В начале XII в. туркестанский ученый Абу Хафс Омар Несефи, автор широко распространенного во всем мусульманском мире догма­тического учебника, подкрепляет догматы веры философскими доводами и начинает с опровержения мнения софистов о невозможности досто­верного знания.

Даже в таком виде система Аш'ари не могла удовлетворить сторонни­ков свободной мысли; в то же время введение философских терминов делало ее еще более неприемлемой для строгих блюстителей правоверия, не допускавших отступления от буквы Корана и сунны. Когда в поло­вине XI в. завоевание Персии сельджукскими турками привело к победе правоверия над ересью, наряду с еретиками подверглись преследованию и сторонники Ашари; в 1045 г. некоторые из них были заключены в тюрьму или подвергнуты изгнанию. Только потом недоразумение выяс­нилось; в XII в. система Ашари была официально признана в Северной Африке, Египте и Передней Азии; за отступление от ее догматов угро­жала смертная казнь. Фанатизм, однако, не получил в мусульманском мире такого развития, как в средневековом христианском. В Туркестане, особенно в пределах нынешнего Хивинского ханства, еще долго господствовало мутазилитство, что не вызывало никаких религиозных войн; мутазилитская догматика сохранялась и потом у шиитов, впоследствии достигших политического господства в Персии и Йемене. Даже там, где господствовало правоверие, фанатизм не доходил до инквизиции и мас­совых казней; мы видели, что даже создатели правоверной догматики требовали от правительства только изгнания, но не казни еретиков. Догматические споры потеряли свою остроту не столько под влиянием мероприятий правительств, сколько под влиянием общего упадка куль­туры и понижения образовательного уровня народных масс. В XV в. хивинский мулла мог составить руководство по исламу для народа на турецком языке, совершенно не вступая в догматическую полемику с еретиками.

Вступив в союз с умеренным мистицизмом, создав культ пророка и святых, значительно развив учение Корана о загробном суде, предста­вители официальной догматики, по-видимому, вполне удовлетворили ре­лигиозное чувство простого народа. Вера во всемогущество и милосердие бога и в заступничество пророка облегчает мусульманину жизнь и смерть; искренней и мужественной верой проникнуты слова надписи, постоянно встречающейся на константинопольских кладбищах: «Когда наступит смертный час, нет человеку пощады; его грехи прости, бла­годетель господь; сжалься, да не будет его доля злою; показавший свет (пророк), будь заступником ежечасно». Давно прошло время, когда ис­лам привлекал к себе новых борцов обещанием добычи победителям и райского блаженства павшим в борьбе за веру; ислам, однако, продол­жал делать успехи и после прекращения священных войн, особенно в Средней Азии и Средней Африке. Путешественники по той и другой, стране независимо друг от друга приходят к одному и тому же выводу: что успеху проповедников ислама более всего содействует описание ада и тех мучений, которым подвергаются неверующие и грешники.

Другой автор

Ангелы в исламе

Ангелы, одна из трех категорий разумных существ, созданных Аллахом, наряду с людьми и джиннами. Это «посланцы» и слуги Аллаха, исполнители его воли, решений и приказов. Они сотворены согласно хадисам - из света. К ним неприменимы понятия мужской и женский род. Ангелы живут на небесах, охраняют рай, окружают трон и престол Аллаха, поют ему хвалу. Они «нисходят» на праведников, оберегают людей, передают пророкам слова Аллаха, следят за делами людей и записывают совершенные ими и предопределенные им дела. Они - участники всех стадий посмертного суда и наказания, хранители и стражи рая и ада. Коран выделяет несколько категорий ангелов. Высшие среди них - мукаррабун-«приближенные», находящиеся у престола Аллаха. К высшим относится Джибрил, являвшийся посредником между Аллахом и Пророком Мухаммадом и другими посланниками. Рядом с ним стоит Микал, Исрафил, первый спутник Мухаммада до посылки к нему Джибрила. «Грубые и сильные» ангелы охраняют ад и называются забанийа (стражи), их - девятнадцать. Глава стражей ада носит имя Малик.

После сотворения человека Аллах заставил ангелов пасть ниц перед Адамом, что они и сделали все, кроме Иблиса, который был низвергнут за это с небес и обречен на муки ада после Суда. На мучения в этой жизни, до Суда, были обречены на земле два других ангела, не устоявших перед мирскими соблазнами, - Харут и Марут. Хотя они и были ангелами, но высокомерие и непокорность вывели их из этой категории. Более того, Иблис стал главным врагом человека в поклонении Всевышнему Творцу. Каждого человека в жизни сопровождают два ангела, помогающие ему, ведущие учет его поступкам и намерениям и борющиеся за его душу с Шайтаном. «Ангел смерти» получил в предании имя Азраил. Известны имена двух ангелов, допрашивающих умерших в могиле, - Накир и Мункар. Когда же придет день высшего Суда, Аллах попросит их подать книгу деяний человека, и если ее подаст ангел, стоящий справа, то суд для него будет легким. Но если эта книга будет подана слева, то человеку предстоит тяжелый суд за его многочисленные грехи и преступления.

Джабраил

Имя ангела (вар. Джибрил), наиболее приближенного к Аллаху, главного посредника между Ним и пророками, в частности Мухаммадом. В Коране он упоминается как покровитель Мухаммада, защищающий его вместе с Аллахом от неверующих, специально присланный к Мухаммаду с откровением - Кораном В предании прежде всего подробно описывается роль Джабраила в жизни Мухаммада. Он передал Мухаммаду Коран весь по частям, после того как в месяц рамадан 610 г. начались откровения. Он оберегал и наставлял пророка, сопровождал его во время «ночного путешествия» в Иерусалим, помогал ему в военных предприятиях и в богословских спорах. Джабраил стал также важной фигурой в историях о других пророках. Аллах посылал Джабраила за землей для творения Адама, Джабраил опекал Адама после его изгнания из рая, помог спастись Нуху и спас сына Ибрахима, он обучил Йусуфа множеству языков, он научил Дауда делать кольчуги, он помогал Сулейману, предрек Закарии рождение Йахйи и т. д. Джабраил считается главным из четырех приближенных к Аллаху ангелов (другие - Микаил, Израил и Исрафил). Иногда его описывают как существо огромного роста, чьи ноги на земле, а голова - в облаках.

Иблис

Дьявол, сатана - имя ангела, низвергнутого с небес и ставшего врагом Аллаха, сбивающего верующих с верного пути. Другие прозвания - Шайтан, враг Аллаха или просто враг. Согласно кораническому рассказу Иблис был джином, который ослушался Аллаха - отказался пасть ниц перед сотворенным Им первочеловеком - Адамом, за это он и был низвергнут с небес и обречен на муки ада. Однако Иблис испросил у Аллаха отсрочку наказания до дня Суда и поклялся вредить Аллаху на земле и совращать людей: «Я засяду против них на Твоем прямом пути. Потом я приду к ним и спереди, и сзади, и справа, и слева, и Ты не найдешь большинства их благодарными». После Суда Иблис и все, кто послушался его, будут низвергнуты в ад. Иблис живет на земле, возглавляя злых духов - шайтанов и джиннов, которых он способен сам порождать. Он обитает среди руин, на кладбищах, в банях, на рынках, пьет вино, любит пение, танцы, стихи.



Одно из любимых занятий сатаны Иблиса - заставлять людей забывать о благочестивых делах, о молитве. Часто он мешает людям совершать молитву, похищает имущество из заката. Отгонять его можно чтением вслух аятов Корана. Мусульманские молитвы часто начинаются заклинанием против Иблиса - Шайтана: «Аузу биллахи мин аш-шайтан ир-раджим» («Прибегаю к Аллаху за помощью против Шайтана, побиваемого камнями»). Раджим - «побиваемый камнями (грешник или отступник)» - постоянный эпитет к имени Иблис. Заклинаниями против Иблиса являются последние суры Корана (например, 112 - "Ал-Ихлас", 113 - "Ал-Фаляк", 114 - "Ан-Нас").

Азраил


Имя ангела смерти, одного из наиболее приближенных к Аллаху ангелов. В Коране в одном месте упомянут безымянный ангел смерти. Предание описывает Азраила как существо космических размеров, восседающее на ложе света. У него четыре лица, четыре тысячи крыльев, а все тело состоит из глаз и языков, число которых равно числу живущих на земле людей. Считается, что первоначально он был просто одним из главных ангелов. Перед творением Адама Аллах посылал ангелов принести ему глину из разных мест земли. Земля сопротивлялась, и Джибрил, Микал и Исрафил не смогли выдрать из нее ни куска. Это смог сделать Азраил, который за свою суровость и был назначен главным ангелом смерти. Ему подчиняются несколько других ангелов смерти. Когда приходит срок смерти человека, с дерева, растущего у престола Аллаха, падает листок с его именем. В течение сорока дней душа этого человека должна быть отделена от тела. Люди могут поначалу сопротивляться лишению их души. Души верующих изымаются из их тел плавно и безболезненно, души неверующих грубо и больно вырываются из груди.

Исрафил


Один из четырех наиболее приближенных к Аллаху ангелов. Он зачитывает с заветной скрижали божественные решения о судьбах людей и мира и передает их другим ангелам для исполнения. Его главный атрибут - труба, с которой он никогда не расстается и в которую затрубит в День воскресения мертвых, встав на священной скале в Иерусалиме; по ее гласу люди умрут, а потом все начнут вставать из своих могил. Согласно некоторым преданиям, Исрафил был тем ангелом, который передавал Мухаммаду первые откровения и несколько лет оберегал его, передав затем эту миссию Джибрилу. Исрафила описывают как существо космических размеров, его ноги - на нижних слоях земли, а голова - у престола Аллаха. У него четыре крыла, а тело покрыто волосами, ртами и языками. Трижды в день и трижды в течение ночи он заглядывает в джаханнам и рыдает от горя и сострадания.
Аль-Джами ас-Сахих
СУННА

Воспроизводится по публикации в ж."Наука и Религия". Перевод В.М. Нирша.

Название сборника можно перевести как "Истинное собрание". Его составил знаменитый имам аль-Бухари более тысячи лет назад. Это имя высоко почитается в мире ислама. Ни один из отобранных им хадисов не подвергался сомнению) - с такой тщательностью было доказано, что все они восходят к одному из сподвижников пророка.

Вопрос о критериях достоверности хадисов всегда в мире ислама имел совершенно особое значение. Главным показателем считается надежный иснад - перечисление имен всех, кто передавал рассказ из поколения в поколение, оно должно восходить к имени непосредственного свидетеля поступка или высказывания пророка.

Хадис мог попасть в разряд сомнительных, если, например, он передавался со слов человека, пользовавшегося дурной славой. Мухаддис - собиратель хадисов,должен был основательно изучать биографии всех упоминаемых лиц. И самое важное - мухаддису была необходима способность отличать истинное от ложнего...

Составитель "Ас-Сахиха", имам Абу Абдаллах аль-Кухари, родился в 810 году в Бухаре; умер в селении Хартанк близ Самарканда, в 870 году. В 16 лет он совершил паломничество в Мекку вместе с матерью и братом, после чего некоторое аремя прожил в Аравии.

В поисках хадисов имам путешествовал по многим городам Ближнего и Среднего Востока, повстречав, по его собственным словам, более тысячи мухаддисов. Вернувшись в Бухару, аль-Бухари продолжал собирать хадисы. "Ас-Сахих" он составлял в течение шестнадцати лет. За это время он тщательно изучил не менее шестисот тысяч хадисов, из которых отобрал для своей книги всего 7563.
ИЗ КНИГИ "НАЧАЛО ОТКРОВЕНИЙ".

(1) Передают, что Умар б, аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах) сказал: *

"Я слышал, как посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует)** говорил:

"Поистине, дела связаны с намерениями, и, поистине, каждому достается то, что он внутренне намеревался обрести. Устремившийся к миру этому обретет его, а если он устремится к какой-нибудь женщине, то женится на ней, и каждый придет к тому, что было предметом его устремлений".

(2) Передают со слов Аиши,*

Харис б. Хишам** однажды спросил пророка Мухаммеда: "О посланник Аллаха, как приходят к тебе откровения?" Посланник Аллаха ответил:

"Иногда я слышу нечто подобное звону, и это действует на меня сильнее всего, а когда сказанное им (ангелом.- В.Н.) остается во мне, он покидает меня. Иногда же ангел предстает передо мной в образе человека и говорит со мной, а я запоминаю его слова".
(3) Аиша сказала:

"Я видела, как в один из очень холодных дней ему было ниспослано откровение, а когда ниспослание завершалось, то, поистине, лоб его был покрыт потом".


(4) Передают, что мать правоверных* Аиша сказала:

"Началом откровений, ниспосылавшихся посланнику Аллаха, стало благое видение во сне, и у него никогда не было иных видений, кроме приходивших, подобно утренней заре. Затем ему была внушена любовь к уединению, и он стал часто отправляться в пещеру на горе Хира, где поклонялся Богу в течение ряда ночей, и продолжалось это до тех пор, пока у него не возникала необходимость вернуться к семье, и тогда он приходил к Хадидже** , собирая для себя все, что нужно на новый такой же срок. Так продолжалось до тех пор, пока ему не открылась истина, когда он находился в пещере на горе Хира. К нему явился ангел и сказал: "Читай!" - на что он ответил:

"Я не умею читать!"

(5) Пророк сказал:

"Тогда он взял и сжал меня так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и сказал: "Читай!" Я снова сказал: "Я не умею читать!" Тогда он сжал меня во второй раз так, что я опять напрягся до предела, а потом отпустил меня и сказал: "Читай!" - и я в третий раз сказал ему в ответ: "Я не умею читать!" И он сжал меня в третий раз, а затем отпустил, сказав: "Читай!" Во имя Господа твоего, который сотворил человека из сгустка. Читай! И Господь твой щедрейший..."* .
(6) Сообщают, что Джабир б. Абдаллах аль-Ансари* , рассказывавший о периоде откровений, передал в своем рассказе следующее: "Сказал пророк:

"Однажды, находясь в пути, я вдруг услышал голос с неба. Посмотрев наверх, я увидел восседавшего на троне между небом и землей ангела, который являлся мне на горе Хира. Я испугался его, вернулся домой и сказал: "Укройте меня, укройте меня!" - и тогда Аллах Всевышний ниспослал такие слова: "О завернувшийся! Встань и увещевай! И Господа твоего возвеличивай! И одежды свои очисти! И скверны беги!"** . И после этого жар откровений усилился, и они стали ниспосылаться одно за другим".


ИЗ КНИГИ ВЕРЫ

(7) Передают, что Ибн Умар сказал:

"Ислам основывается на пяти столпах: свидетельстве о том, что нет Бога, кроме Аллаха, и что Мухаммед - посланник Аллаха; совершении молитвы; выплате закята* ; совершении хаджжа; и соблюдении поста в течение месяца рамадан"** .

(8) Передают со слов Абу Хурайры* , что пророк сказал:

"Вера есть то, что включает в себя более шестидесяти различных частей, одна из которых - стыд".
(9) Передают со слов Анаса* , что пророк сказал:

"Не уверует никто из вас по-настоящему, пока не станет желать брату своему того же, чего желает самому себе".


(10) Передают, что Аиша сказала:

"Когда посланник Аллаха повелевал своим сподвижникам делать что-либо, то повелевал им лишь то, что они в состоянии были вынести, но однажды они сказали: "Поистине, мы отличаемся от тебя, о посланник Аллаха, ведь Аллах простил тебе то, что предшествовало из твоих грехов и что было позже"! Услышав это, пророк разгневался так, что это стало заметно по его лицу, и сказал им в ответ:

"Я лишь больше боюсь Аллаха и больше знаю о Нем, чем вы!"
(11) Ибн Умар передал, что однажды посланник Аллаха проходил мимо одного человека из числа ансаров* , который наставлял брата своего, говоря о необходимости стыда. Услышав его слова, посланник Аллаха сказал:

"Оставь его, ведь, поистине, стыд происходит от веры".


(12) Передают, что Абу Зарр сказал:

"Как-то, ругая одного человека, я стал стыдить его из-за его матери. Услышав мои слова, пророк сказал мне:

"О Абу Зарр, неужели ты позорил этого человека только из-за его матери? Поистине, ты - человек, в котором сохранились остатки джахилийи. Ведь некоторые из ваших братьев по вере могут быть и вашими рабами, когда Аллах делает их подвластными вам, но если человек даже владеет братом своим, то пусть он кормит его тем же, что ест сам, и одевает его так же, как одевается сам! Не поручайте таким людям непо- сильного для них, а если поручите, то оказывайте им помощь!"
(13) Передают, что Абу Бакр* сказал:

"Посланник Аллаха сказал:

"Если два мусульманина скрестят мечи, то и убийца, и убитый попадут в ад".

Я спросил:

"О посланник Аллаха, этот - убийца, но почему же и убитый окажется в аду?" Он ответил:

"Поистине, потому что и он хотел убить своего товарища!"


(14) Передал Абу Хурайра, что пророк сказал:

"Лицемера отличают три признака: если он рассказывает о чем-либо, то лжет; если обещает что-нибудь, то не сдерживает своего обещания; если ему доверяются в чем-то, то он предает".


(15) Передают, что Абу Хурайра сказал:

"Посланник Аллаха сказал:

"Тому, кто будет выстаивать ночь могущества* с верой и надеждой на награду Аллаха, простятся его прежние грехи".

...
(16) Абдаллах б. Масуд передал, что пророк сказал:

"Поношение мусульманина мусульманином есть отклонение от заповедей религии, а сражение их друг с другом - почти безбожие".
(17) Убада б. ас-Самит сообщил, что однажды посланник Аллаха вышел из своего дома, чтобы поведать о ночи могущества, но услышав, что два мусульманина ругают друг друга, сказал:

"Поистине, я вышел из дома, чтобы поведать вам о ночи могущества, но эти двое начали перебранку, и то, что было, исчезло..."


(18) Абу Хурайра передавал, что однажды, когда пророк находился среди людей, к нему подошел какой-то человек и спросил: "Что такое вера?" Пророк ответил:

"Суть веры в том, чтобы ты верил в Аллаха и в его ангелов, во встречу с Ним и в посланников Его, и чтобы верил ты в воскрешение из мертвых".

Человек спросил: "А что такое ислам?" Пророк ответил:

Суть ислама в том, чтобы ты поклонялся лишь Аллаху." ИЗ КНИГИ ЗНАНИЯ (19) Анас сообщал о том, что когда пророк обращался к людям, он повторял сказанное трижды, чтобы его правильно понимали, а если он приходил к людям и приветствовал их, то также повторял свое приветствие три раза.


(20) Абдаллах б. Амр б. аль-Ас передавал, что слышал, как посланник Аллаха сказал:

"Поистине, Аллах отбирает у людей знание, просто лишая его своих рабов, но Он Отбирает знание у людей, забирая к себе знающих, а когда Он не оставит в живых ни одного обладающего знанием, люди изберут для себя Невежественных руководителей, которых будут спрашивать о важном, а те станут выносить решения, не обладая знанием, в результате чего сами собьются с пути и введут в заблуждение других!"


(21) Передают, что Лбу Шурайх сказал:

"Я слышал, как на следующий день после завоевания Мекки* посланник Аллаха обратился к людям. Я слышал эти слова своими ушами, сердце мое сохранило их, и я был свидетелем того, как он произносил их. Сначала он восславил Аллаха и возблагодарил Его, а потом сказал:

"Поистине, Мекку объявил священной Аллах, а не люди, поэтому непозволительно человеку, верующему в Аллаха и последний день, проливать в этом городе кровь и вырубать в нем деревья, и если кто-нибудь посчитает для себя допустимым сражаться с посланником Аллаха в Мекке, то скажите ему: "Поистине, Аллах позволил это своему посланнику, но не позволил вам! Однако и мне, поистине, Он позволил делать это в Мекке лишь в определенное время дня, а затем сегодня же она стала для меня такой же неприкосновенной, как и вчера, и пусть присутствующий известит об этом отсутствующего!"
(22) Передают, что Лбу Хурайра сказал:

"Из слов посланника Аллаха я запомнил столько, что будь все это записано, оно могло бы наполнить целых два сосуда.* Что касается содержимого одного из них,то я передал его людям, а если бы я передал содержимое и второго, то мою глотку непременно перерезали бы"** .


(23) Ибн Аббас передал, что Убайи б. Каб передавал такой рассказ пророка: *

"Однажды пророк Муса обратился с проповедью к израильтянам, а потом его спросили: "Кто из людей обладает наибольшим знанием?" Он ответил: "Наибольшим знанием обладаю я".

И Аллах выразил ему свое порицание, ибо Муса должен был ответить, что это известно только Господу. И Аллах ниспослал ему откровение, сказав: "Поистине, один из рабов Моих** , живущий у места слияния двух морей, обладает большим знанием, чем ты!" Муса спросил: "О Господь, а как мне найти его?" - и услышал в ответ: "Помести в сосуд рыбу, а раба этого найдешь там, где потеряешь ее". И Муса отправился в путь вместе со своим слугой по имени Йуша б. Нун, поместив рыбу в сосуд. И когда они достигли одной скалы, то склонили свои головы и заснули, а рыба выбралась из сосуда и незаметно ушла в море, чем потом были удивлены Муса и его слуга. И они шли остаток дня и всю ночь, а когда настало утро, Муса велел своему слуге: "Принеси нам наш обед, ибо это путешествие утомило нас",- а до того, как он миновал то место, куда ему было велено идти, Муса не испытывал усталости. Его слуга сказал: "Дело в том, что когда мы укрылись у скалы, я позабыл о рыбе". Услышав это, Муса воскликнул: "Этого-то мы и желали!" - и они вернулись по своим следам обратно, а когда добрались до той скалы, то увидели человека, облаченного в (зеленые) одежды.

И Муса обратился к нему с пожеланием мира, а аль Хадир спросил: "Разве в твоей стране знают о приветствии?". В ответ Муса сказал ему: "Я - Муса". Аль-Хадир спросил: "Муса из числа израильтян?" И он ответил: «Да»,- а затем спросил эль-Хадира: "Могу ли я пойти за тобой, чтобы ты научил меня, как следовать правильным путем, подобно тому, как этому научили тебя?" Он ответил: "Поистине, ты ни за что не сможешь сохранять терпение со мной, о Муса, ибо я следую неведомому тебе знанию Аллаха, которое передано мне Им самим, ты же обладаешь иным знанием, дарованным тебе Господом и неведомым мне". На это Муса сказал: "Если будет угодно Аллаху, ты увидишь, что я буду терпелив и ни разу не ослушаюсь тебя".

И Муса с аль-Хадиром отправились в путь по берегу моря, ибо у них не было корабля. Через некоторое время недалеко от них появился какой-то корабль, матросы которого предложили им взять их с собой, ибо эль-Хадир был известен этим людям, и они взяли их, не потребовав платы. Когда они тронулись в путь, прилетел воробей, который сел на борт корабля и раз или два зачерпнул клювом воды из моря. Увидев это, аль-Хадир сказал: "О Муса, твое и мое знание столь же ничтожно по сравнению со знанием Аллаха, как и та малость воды, которая уместилась в клюве этого воробья, по сравнению со всем морем!".

После этого аль-Хадир подошел к одной из досок и выломал ее из борта корабля. Муса сказал ему: "Эти люди взяли нас с собой, не требуя платы, а ты его продырявил, чтобы потопить плывущих на нем?!". Аль-Хадир сказал ему в ответ: "Разве не говорил я тебе, что ты ни за что не сможешь сохранять терпение со мной?". Муса сказал: «Не укоряй меня за то, что я позабыл об этом",- а раньше Муса никогда ни о чем не забывал.

Они снова отправились в путь и вдруг увидели мальчика, игравшего с другими детьми. Аль-Хадир подошел к нему, схватил за голову и оторвал ее своими руками. Муса воскликнул: "Неужели убил ты чистую душу не в качестве отмщения за душу другую?". В ответ аль-Хадир сказал ему: "Разве не говорил я тебе, что ты ни за что не сможешь сохранять терпение со мной?".

И они пошли, а когда пришли к жителям одного селения, то попросили их накормить, но те отказали им в гостеприимстве. И они увидели там готовую обрушиться стену, которую аль-Хадир подправил своей рукой. Увидев это, Муса сказал: "Если бы ты хотел, то взял бы за это плату",- на что аль- Хадир ответил: "Это значит, что мы должны расстаться".

Затем пророк сказал: "Да помилует Аллах Мусу, поистине, мы хотели бы, чтобы он оказался терпеливым, и тогда нам поведали бы о них еще что-нибудь".

см. комментарий к содержанию хадиса***.


ИЗ КНИГИ МОЛИТВЫ

(24) Ибн Умар передал, что пророк сказал:

"Творите молитву в своих домах и не уподобляйте их могилам!"* .

(25) Аиша и Абдаллах б. Аббас передавали, что незадолго до смерти посланник Аллаха стал накидывать на лицо свой разукрашенный плащ, а потом убрал его с лица и сказал:

"Проклятие Аллаха лежит на иудеях и христианах, превративших могилы своих пророков в места поклонения!" - предостерегая свою общину от повторения того, что делали они.
(26) Передают со слов Абу Хурайры, что в свое время негр (или же негритянка), подметавший полы в мечети, умер, и когда пророк спросил о нем, ему сказали: "Он умер". Услышав это, пророк воскликнул:

"И вы ничего сообщили мне?! Отведите меня к его могиле!" - и он пришел туда и помолился за этого человека.


(27) Абу Муса передавал, что пророк сказал:

"Поистине, в отношениях между собой правоверные должны быть подобны строению, отдельные части которого укрепляют друг друга" ,- и сказав это, он переплел пальцы своих рук.


(28) Передают, что однажды Аиша сказала:

"Неужели вы приравняли нас к собакам и ослам? А ведь между тем не раз бывало так, что я лежала на ложе, когда ко мне приходил пророк, который становился на середину его и начинал молиться, я же сама не хотела находиться перед ним в такое время и потихоньку пробиралась к ножкам кровати, чтобы выскользнуть из-под одеяла".


(29) Абу Джухайм передавал, что посланник Аллаха сказал:

"Если бы проходящий перед молящимся знал, какой грех он берет на душу, он сказал бы себе, что простоять на месте в течение сорока было бы лучше для него, чем пройти перед ним! "

(Передатчик этого хадиса сказал: "И я не знаю, сказал ли он "...в течение сорока дней, месяцев или лет" .)
ИЗ КНИГИ О СРОКАХ МОЛИТВЫ

(30) Передают, что Абдаллах б. Масуд сказал:

"Однажды я спросил пророка: "Какое из дел Аллах любит больше всего?" Он ответил:

"Молитву, совершенную в установленное для нее время".

Ибн Масуд спросил: "А после этого?". Он ответил:

"Любовь к родителям".

Ибн Масуд спросил: "А после этого?". Он ответил:

"Священную войну на пути Аллаха".

Ибн Массуд сказал: "Я слышал это от посланника Аллаха, и если бы я попросил его добавить, он обязательно добавил бы для меня еще что-нибудь".
Комментарии:

К (1)* -Выдающийся государственный деятель раннего периода истории мусульманской цивилизации (ок. 585--644). Принял ислам в 615 (или 616) году и с тех пор оказывял пророку самое активное содействие во всех его начинаниях. В 625 году выдал свою дочь Хафсу замуж за пророка. Он был вторым после Абу Бакра ас-Снддика праведным халифом. Десятилетнее правление Умара отмечено крупными военными успехами мусульман и быстрым расширением мусульманских владений за пределами Аравии.

При нем, в 637 году, была установлена датировкра событий по хиджре, то есть со времени переселения пророка и eгo последователей из Мекки в Медину, происшедшего в 622 году.

К (1)** -В исламе сложилась традиция благопожелания наиболее уважаемым людям после упоминания их имени. После слова "пророк" (или "посланник Аллаха") всегда употребляется формула "Да благословит его Аллах и приветствует!", после упоминания его ближайших сподвижников - "Да будет доволен им (ею) Аллах!". В дальнейшем тексте эти благопожелания опускаются.

К (2)* - Аиша - младшая дочь одного из ближайших друзей и сподвижников пророка Мухаммеда, Лбу Бакра ас-Сиддика (впоследствии первого халифа - заместителя пророка) и любимая жена пророка, скончавшегося у нее на руках в 632 году, когда Аише было 18 лет.

К (2)** - Один из сподвижников пророка, погибший во время завоевания Сирии в 636 или 637 году.

К (4)* - Утвердившийся в мусульманской литературе почетный эпитет жен пророка. Их следовало почитать как матерей, запрещалось брать их в жены после смерти пророка.

К (4)** - Хадиджа бт. Хувайлид - первая жена пророка Мухаммеда, которую он очень любил и уважал. В мусульманской историографии считается, что Хадиджа была на пятнадцать лет старше пророка. Умерла в 619 году.

К (5) -Повелев читать неграмотному Мухаммеду, ангел Джабраил, очевидно, имел в виду чтение записанного на так называемой "сохраняемой Скрижали" - небесном прототипе всех священных писаний, где записано все, что было и будет.

К (6)* -Один из сподвижников пророка, принимавший вместе с ним участие во многих военных походах. Умер ок. 700 года.

К (6)** -См.: Коран, сура 74 "Завернувшийся", аяты 1-5.

--Имеется в виду северный ветер, приносивший с собой в Аравию дожди и отдохновение от жары.

К (7)* -Налог в пользу нуждающихся. Его платили только взрослые дееспособные мусульмане с посевов, виноградников и финиковых пальм, скота, золота и серебра и товаров.

К (7)** -Девятый месяц мусульманского лунного календаря.

К (8) -Один из сподвижников пророка, известный тем, что с его слов передавали наибольшее количество хадисов. Умер между 677 и 679 годами.

К (9) -Анас б. Малик был слугой пророка около десяти лет. Умер в 712 году.

К (11) -Ансары - жители Медины. которые в 622 году признали Мухаммеда своим вождем и вероучителем, предоставив ему и его сподвижникам право поселиться в городе и оказав им всяческую поддержку.

К (13) -Абу Бакр Нуфай бин аль-Харис бин Калада - сподвижник пророка. Умер в 673 году.

К (15) -Ночь на 27 рамадана, когда, согласно традиции, пророку Мухаммеду было ниспослано первое откровение. Считается, что в эту ночь Аллах принимает решения о судьбах людей. "Ночь могущества" упоминается в Коране (суры 44 и 97).

К (21) -То есть после окончательной победы Мухаммеда над его мекканскн- ми противниками и вступления отрядов мусульман в город 12 января 630 года.

К (22)* - Здесь имеется в виду как большое количество хадисов, которые запомнил Абу Хурайра, так и то, что по содержанию их можно было разделить на два вида.

К (22)** - Считается, что в этих хадисах речь шла о предвидениях пророка относительно раскола и смут среди мусульман после его смерти, а также о конкретных людях, ответственных за это.

К (23)* - Один из виднейших сподвижников пророка, участник битвы при Бедре. Умер до 656 года, точная дата смерти неизвестна.

К (23)** - Имеется в виду аль-Хадир (аль-Хидр, Хизр и т.д. - в мусульманской традиции - человек, которому дарована вечная жизнь, чтобы поддерживать в людях веру. Суфии считают его святым, который помогает избранным в их движении по пути духовного совершенствования. Цвет Хизра - зеленый.

К (23)*** - комментарий к содержанию: Основная идея рассказа пророка, сюжеты которого много раз использовались различными мусульманскими авторами на протяжении веков, состоит- в том, что не следует поспешно судить о действиях того, кто обладает- более высоким знанием, чем ты сам. Прежде всего это относится к суждениям человека о делах Аллаха, истинный смысл которых скрыт от него, что подобно случаю с аль-Хадиром, который спас матросов от более страшной участи, потопив их корабль; убил ребенка, который должен был стать злодеем впоследствии, дав его родителям возможность родить другого, и сохранил стену вместе со спрятанным в ней кладом, предназначенным Богом для детей-сирот.

К (24) - То есть таким местам, где молитвы не совершаются.






  • будь заступником