Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Игумен Иларион (Алфеев) Жизнь и учение св. Григория Богослова




страница9/37
Дата21.07.2017
Размер5.35 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   37
Найдешь, что они были в некоторых учениях Несогласны друг с другом и далеки один от другого - В учениях об умосозерцаемом и видимом, О Промысле Божием, об идеях и о судьбе, О душе, уме и обманчивости чувств; Отсюда - стоики со своими гордыми лицами, Академии, хитросплетения Пирронистов, Размышления, умозаключения, болтовня знатоков; Но, не согласные в этом, все они равным образом И единодушно восхваляют благое, Ничего не ставя выше добродетели, Хотя многими потами, бесчисленными трудами И продолжительным временем приобретается она. Упомяну, для примера, о некоторых, Чтобы и ты отсюда научился добродетели И с терний, как говорится, собирая розы, У неверных учился лучшему.48 Григорий далее приводит несколько анекдотов из жизни Диогена, Кратеса и философов-киников. Первый из них явил пример воздержания: единственной его собственностью был посох, с которым он ходил, и бочка, в которой жил. Второй отказался от своего имения и жил в бедности. Кто-то во время бури выбросил в море все свое имущество, сказав: Благодарю тебя, Случайность, наставница моя в добродетели; с какой легкостью сокращаюсь я до одного плаща! Еще один философ на талант золота, данный ему царем, купил кусок хлеба, показав, что не нуждается ни в чем ином.49 Это почти соответствует моим законам,- восклицает Григорий,- которые окрыляют меня (для подражания) образу жизни и природе птиц, довольствуясь ежедневной и нехитрой пищей.50 Впрочем, продолжает Григорий, у античных философов многое делалось напоказ: у них было больше тщеславия, чем настоящей любви к добродетели. Поскольку у философов добродетель соседствовала с пороком, Григорий советует подходить избирательно как к рассказам об их жизни, так и к их собственным изречениям: Не принимай недобрые изречения В старых книгах, которыми ты, о добрый, вскормлен, вроде: Пусть прослыву я недобрым, лишь бы получать прибыль. Это лучше, чем, чтя законы богов, Жить в нищете, домогаясь славы... Деньги для людей драгоценнее всего; Нет ничего более жалкого, чем нищий человек; Без меди и Феб не прорицает... Но одобряй следующие мудрые изречения: Если от недоброго дела получаешь прибыль, Считай, что это - залог несчастий; Не во всем ищи выгод, но сдерживай себя; Страшно добиваться успеха неправедными способами... Хоть и бедняк, а богат добродетелью...51 Мы не будем пересказывать многочисленные истории из жизни философов, которые встречаются в сочинениях Григория Богослова. Подчеркнем лишь, что он рассматривает эти истории как богатый дидактический материал, на котором он сам был воспитан и который, как он считает, содержит много назидательных примеров. Поскольку истории из жизни философов изучались в школах и университетах, пользовались популярностью и были у всех на слуху, Григорий считает необходимым дать им христианскую оценку. Вслед за Василием Великим, он проводит в сущности очень простую мысль о том, что все полезное и поучительное в философии следует принимать, а все вредное - отбрасывать. 1 Кол.2:8. ^ 2 См. Pelikan. Emergence, 27ff. ^ 3 См. Gouillard. Synodikon, 56-60, 188-202. ^ 4 См. Meyendorff. Byzantine Theology, 72-73. Ср. Лосев. Очерки античного символизма, 860-873. ^ 5 Тропарь 9-й песни канона на утрени в четверг 3-й седмицы Великого Поста. ^ 6 Ср. Quasten. Patrology I,221. ^ 7 Ср. Афиней. Пир софистов VIII,341е. Ср. также Диоген Лаэртский. О жизни VI,76. ^ 8 Об изнеженности и развратном образе жизни Аристиппа см. Диоген Лаэртский. О жизни II,8,66-81. ^ 9 См. Лукиан. О паразите 34. ^ 10 По Аристотелю, Бог не вмешивается в управление миром. ^ 11 Ср. Диоген Лаэртский. О жизни V,4-5. ^ 12 Ср. Диоген Лаэртский. О жизни IX,5: Он не был ничьим слушателем, а заявлял, что сам себя исследовал и сам от себя научился. ^ 13 О высокоумии и надменности Гераклита, а также о его смерти от водянки, см. Диоген Лаэртский. О жизни IX,1-4. ^ 14 Татиан. Речь против эллинов 2-3. В последней цитированной фразе имеется в виду, очевидно, учение о переселении душ (метемпсихозе). ^ 15 Иустин. Апология I,46. ^ 16 Строматы 1,2. ^ 17 Строматы 1,5. ^ 18 Строматы 1,5. ^ 19 Строматы 1,2. ^ 20 Гал.3:23-24. ^ 21 Строматы 1,5. ^ 22 Строматы 1,7. ^ 23 Строматы 6,7. ^ 24 Сл.32,25,3-8; SC 318, 136-138 = 1.476. ^ 25 Ученики Пифагора проводили пять лет в молчании: см. Диоген Лаэртский. О жизни VIII,10. ^ 26 Пифагор запрещал употребление бобов: см. Диоген Лаэртский. О жизни VIII,19. ^ 27 Формула, которую употребляли пифагорейцы, ссылаясь на своего учителя. ^ 28 Учение об идеях - наиболее характерная часть философской системы Платона. ^ 29 Слово metenswmatoshs не употреблялось Платоном, но встречается у неоплатоников III в., в частности у Плотина. Григорий, вероятно, имеет в виду мифы из платоновского Государства (614b-616b, 617d-621b). ^ 30 В Государстве (615a) Платон говорит о тысячелетнем периоде подземного странствования душ. ^ 31 Ср. Федон 72e. ^ 32 Намек на педерастию Платона. ^ 33 Эпикур учил о том, что мир состоит из атомов, и считал наслаждение (hēdonē - удовольствие) высшим благом для человека (отсюда гедонизм). ^ 34 Григорий видел в Аристотеле прежде всего теоретика риторического искусства. ^ 35 Пустота и полнота - излюбленные термины Демокрита. ^ 36 Сл.27,9,16-10,14; SC 250,94=96 = 1.390-391. ^ 37 Ср. Платон. Федон 69с. ^ 38 Сл.4,43,1-44,21; SC 309, 142-144 = 1.81. ^ 39 Ruether. Gregory, 26. ^ 40 Ср. Геродот. История I,29-33. ^ 41 Ср. Платон. Пир 213сd. ^ 42 Ср. Лукиан. О паразите 34. ^ 43 Источник неизвестен. В другом месте Григорий положительно отзывается о Ксенократе: см. PG 37,736. ^ 44 Эврипид. Финикиянки 40. ^ 45 Диоген Лаэртский (О жизни VI,55) дает другую версию того же события: по его свидетельству, философ, который завтракал маслинами, отбросил принесенный ему пирог со словами прочь с дороги царской, чужеземец. ^ 46 Сл.4,72,2-14; SC 309,184-186 = 1.91-92. ^ 47 В рус. пер. О смиренномудрии, целомудрии и воздержании = 2.177. ^ 48 PG 37,693-696 = 2.180-181. ^ 49 PG 37,696-698 = 2.181-182. ^ 50 PG 37,698-699 = 2.182. ^ 51 PG 37,706-708 = 2.184-185. ^ ХРИСТИАНСКОЕ ЛЮБОМУДРИЕ Обратимся теперь к тому, что на языке Григория называется христианской философией-любомудрием, к его концепции философского образа жизни.1 Как мы помним, Григорий любил говорить о себе самом как философе, о том, что он философствует в безмолвии, о том, что жизнь философа предпочтительнее для него, чем что бы то ни было иное. Итак, о какой философии идет речь в данном контексте Прежде всего, речь идет о философии, которая имеет небесное, а не земное происхождение, она есть плод Божественного Откровения, а не человеческих исканий: этим она коренным образом отличается от языческой. Христианское учение, говорит Григорий, излагается догматически, а не состязательно, по способу рыбаков, а не по-аристотелевски, духовно, а не хитросплетенно, по законам Церкви, а не рынка, для пользы, а не напоказ.2 Предметы христианской философии - мир, материя, душа, ангелы и демоны, воскресение, суд, возмездие, страдания Христовы и, наконец, сам Бог.3 Христианская философия есть ни что иное, как богословие: философствовать значит размышлять о Боге и познавать Его, насколько такое познание возможно человеку.4 Речь также идет о философии как некоем высшем призвании человека, как образе жизни, который сродни монашеству и к которому призваны немногие избранные: Вести образ жизни философа (philosophein) - как выше всего, так и труднее всего, и немногие способны к ней, а только те, кто призваны к этому великим Промыслом Божиим, который подает предызбранным руку помощи.5 Истинная философия есть любовь к благу - не ради будущих наград, но ради самого блага.6 Она есть путь к вершинам богопознания - отрешение от мира, пребывание с Богом, восхождение через низшее к высшему, приобретение постоянного и вечного посредством скоропреходящего.7 Наиболее полно учение о христианской философии изложено Григорием в Слове 25-м, В похвалу философа Ирона. Приветствуя прибывшего в Константинополь Ирона-Максима - того самого, который вскоре станет его злейшим врагом - Григорий говорит о том, как античное философское наследие, в частности киническая философия, может в жизни человека сочетаться с христианским благочестием. Синтез античной мудрости и благочестивого образа жизни, философского поиска и богословского откровения, разума и веры, философии и христианства - вот основная тема Слова. Добавим, что образ христианина в философской мантии, созданный Григорием в 25-м Слове, не может не напомнить нам об Иустине-философе, который за два столетия до Григория тоже трудился над созданием синтеза между христианством и философией. Григорий говорит об Ироне как любителе мудрости (philosophos), а о себе - как служителе мудрости (sophias therapeutēs).8 Григорий приглашает Ирона встать рядом с ним у священного Престола, на котором приносится евхаристическая жертва и совершается посредством Евхаристии обожение человека.9 Тем самым подчеркивается родство между философией и богослужением: в видении Григория философ стоит рядом со священником, любитель мудрости рядом со служителем Софии-Христа. Задача обоих - восхвалять добро, не отставать друг от друга в добродетели и стремиться к блаженству.10 Григорий называет Ирона гражданом всей вселенной как киника, поскольку не позволяет киническая философия ограничиваться узкими пределами.11 Говоря о жизни своего героя, Григорий подчеркивает, что он - философ по призванию, причем сознательно избравший христианское любомудрие вместо языческого: Когда пришло ему время избрать род жизни.., узревает он нечто великое, смелое и превышающее уровень многих людей. Роскошь он презирает, а также богатство и власть... Философии же посвящает себя, госпоже над страстями, мужественно стремится к добру, отрешается от материального прежде разложения материи, возвышается над видимым, величием природы и благородством выбора прилепившись к непреходящему. А когда уже он был так настроен, тогда не счел даже нужным рассуждать о том, какую лучше избрать философию: внешнюю, играющую тенями истины под видом и личиной философии, или нашу, кажущуюся смиренной, но внутренне возвышенную и ведущую к Богу. Напотив, от всего сердца избирает он нашу, совершенно не обратив разума к худшему и не увлекшись изяществом слога, о котором так заботятся эллинские философы.12 Под нашей философией Григорий подразумевает здесь христианскую веру, которой противопоставляется внешнее изящество и внутренняя пустота греческой философии. Однако наша философия - это не только доктрина, учение, образ мыслей: это также образ жизни, а именно тот, при котором уединение, полу-отшельничество сочетается со стремлением приносить пользу обществу. Развивая традиционную со времен античности тему созерцания и деятельности,13 Григорий говорит об истинном философе как человеке, который стремится сочетать и то и другое: Он видел, что жизнь пустынническая, отшельническая, сопровождающаяся удалением и отчуждением от людей, велика, высока и превышает все человеческое; однако она предназначена только для самих преуспевающих в ней и отрицает общение и человеколюбие, свойственные любви, которая, как он знал, есть одна из наиболее достохвальных добродетелей; кроме того, такая жизнь не подвергается проверке, так как лишена упражнения в конкретных делах и потому несравнима с другими родами жизни. Жизнь же общественная, среди других, напротив, и служит испытанием добродетели, и распространяется на многих, и ближе подходит к Божиему домостроительству, которое сотворило все и связало любовью, которое и наш род, отпавший от блага из-за прившедшего зла, снова призвало благодаря соединению и общению с нами.14 Иначе говоря, общественная жизнь более соответствует новозаветному Откровению; претворить в жизнь евангельские заповеди можно только живя среди людей; вне общества активное доброделание невозможно. Нельзя не вспомнить, читая эти строки, что вопрос о том, какой образ жизни следует предпочесть - созерцательный или деятельный - стоял весьма остро для самого Григория, когда он думал о выборе пути после окончания Афинской Академии. Итак, наша философия - это, во-первых, правая вера, во-вторых, сбалансированный образ жизни, совмещающий созерцание и деятельность на пользу ближним. Каково соотношение этой философии с учением античных философов Григорий весьма категоричен в своем утверждении о том, что христианину следует отослать подальше от себя большинство древних философских систем; он может лишь заимствовать некоторые положительные свойства древних философов, в частности киников. Ирон, по словам Григория, именно так и поступил, отвергнув в античной философии все, что противоречило христианскому учению и образу жизни, и сохранив лишь то, что этому не противоречило: Продумав и исчерпав все это, а также сочтя хорошим делом смирить гордыню эллинов, которые видят свое достоинство в мантии и бороде, что делает он и как приступает к философии Некую середину соблюдает он между их суетностью и нашей мудростью, так что в его философствовании - их внешний облик и одежда, но наши истина и высота. Поэтому перипатетиков, Академию, почтенную стою, эпикурово учение о случае вместе с атомами и наслаждением, увенчав шерстяной повязкой, как один из них - поэта, отсылает и отталкивает от себя как можно дальше.15 В кинической философии отвергнув безбожие и восхвалив воздержание, он становится таким, каким мы сейчас видим его - собакой против действительных собак, любомудром против немудрых, христианином прежде всего, побеждающим высокомерие киников благодаря сходству с ними по наружности, а невежество некоторых из наших - новизной одежды, показывая, что не в малозначущих вещах состоит благочестие и не в угрюмости - философия, но в твердости души, в чистоте ума, в подлинной склонности к добру, какую бы ни имели мы наружность, с кем бы ни общались, оставались бы наедине с собой, оберегая ум от чувственного, или жили среди толпы и друзей, уединяясь внутри самого общества, философствуя среди не-философов, словно тот Ноев ковчег, который посреди потопа был легче воды,16 и словно купина, которая горела огнем и не сгорала в великом видении Моисея на горе...17 Таким образом, истинный философ - это тот, кто, даже находясь среди толпы, остается наедине с собой, и живя среди шума и суеты мира, не теряет сосредоточенности и собранности. Философия заключается не во внешнем облике, но в устремленности к благу вне зависимости от внешних обстоятельств. Философия - это Ноев ковчег, в котором человек сохраняется от катаклизмов мира сего и достигает спасительного Арарата - христианской веры. Что включает в себя христианская философия Чему должен учить философ-христианин Согласно Григорию, он должен прежде всего употребить свой дар для обличения идолопоклонства. Однако не менее важной задачей является обличение ересей, возникающих внутри христианской Церкви, и научение людей догматам истинной веры. Христианская философия включает в себя богословие как один из важнейших элементов. Благословляя Ирона с церковной кафедры на занятия философией, Григорий говорит: ...Снова займись тем же самым деланием, с тем же дерзновением... Как и прежде, разрушай суеверие эллинов, их многобожное безбожие, древних и новых богов, постыдные мифы и еще более постыдные жертвоприношения, очищающие грязь грязью, как слышал я от одного из них же самих, то есть телами тела - телами бессловесных животных свои собственные тела. Разрушай как почтенные их скульптуры, так и постыдные истуканы... Разрушай и восстания ересей - тем с большей ревностью, чем больше пришлось тебе пострадать... Определяй также и наше благочестие, научай познанию единого Бога нерожденного - Отца; единого рожденного Господа - Сына, называемого Богом, когда речь идет о Нем Самом по себе, Господом же, когда говорят о Нем по отношении к Отцу, Богом по природе, Господом же по власти; единого и Духа Святого, исшедшего и исходящего от Отца. Дух есть Бог для тех, кто с разумом уразумевает предлагаемое (учение); против этого воюют нечестивые, но благочестивые уразумевают это, а наиболее духовные - открыто провозглашают.18 Григорий искренне желал сделать Ирона-Максима своим союзником в борьбе с арианством, в укреплении православной веры и в защите учения о Божестве Святого Духа. По мысли Григория, союз философа с богословом - та сила, которой еретикам трудно противостоять; именно поэтому он так настойчиво приглашает Ирона встать рядом с ним, принять участие в его проповеднической и богословской деятельности. Обстоятельства, как мы помним, сложились иначе, и Максим-Ирон сделался врагом Григория. Последний, однако, не изменил своих взглядов на философию и не отказался от идеи союза философии и богословия. В Слове 26-м Григорий опять рисует портрет христианского философа, однако на этот раз он имеет в виду себя самого. По мысли Григория, наличие в мире лже-философов ничуть не снижает ценности философии, которая есть самый прямой путь к Богу. Истинный философ, о котором говорится в 26-м Слове, есть воплощение всех добродетелей. Вместо благородного происхождения он обладает духовным благородством, которое заключается в добродетельной жизни. Если он молод, он борется со страстями и в юном теле являет старческое благоразумие; если стар, не стареет душой, но с радостью ожидает смерти. Если он красив, в его телесной красоте сияет душевная; если же наружность его безобразна, благообразным будет его внутренний человек. Если он здоров, употребит здоровье во благо других людей и для аскетических подвигов; если болен, будет бороться с болезнью и или выздоровеет, или перейдет в лучшую жизнь: в обоих случаях он будет победителем. Если он богат, будет делиться с бедными; если беден - обогатится в Боге. Когда философ алчет, он питается простой пищей, как птицы; когда жаждет, пьет сырую воду из источника. Злословие, гонения, клевету, удары - все примет истинный философ, подражая в этом Христу.19 Григорий описывает философа как ангелоподобное существо, совмещающее в себе совершенства античных мудрецов со святостью христианина. Он искренне убежден в том, что он сам полностью соответствует этому идеалу, в отличие от того, кого он прежде считал за идеал, но кто не оправдал его надежд: Нет ничего более непреоборимого, чем философия, ничего более неуловимого. Все может ослабеть, только не философ... Непреодолимы только двое - Бог и ангел; а третий - философ, нематериальный в материальном, неограниченный в теле, небесный на земле, бесстрастный в страданиях... Поскольку же слово наше изобразило философа.., в соответствии с этим портретом рассмотрим самих себя, ибо, думаю, и я имею Духа Божия...20 Итак, чем опечалят меня те, которые все привлекают (для обвинения).. Назовут неучем Одну только мудрость знаю я - страх Божий... Что же до другой мудрости, то часть ее я сам оставил, а часть надеюсь и уповаю приобрести, полагаясь на Духа.21 Обвинят за бедность, в которой мое богатство Но я охотно сбросил бы с себя эту одежду, чтобы нагим идти по терниям жизни. Я бы и этот тяжкий хитон сложил с себя как можно скорее, чтобы облечься в более легкий.22 Назовут предателем родины..23 Но разве есть у меня земная родина - у меня, для которого всюду родина и нигде нет родины.. Что же еще Низложат с престолов Но разве с удовольствием вступил я на престол сейчас и вступал ранее Разве ублажаю я восходящих на престолы.. Лишат председательства Но когда и кто из благоразумных людей восхищался этим.. Не допустят к жертвенникам Но знаю и другой жертвенник, образами которого являются нынешние жертвенники... и на который восходят через созерцание... Изгонят из города Но не из небесного града.24 Работая над автопортретом, Григорий пользуется двумя источниками - античным философским наследием и новозаветным благовестием. Космополитизм киников, которые весь мир называли родиной, сочетается у него с учением апостола Павла о странничестве в мире, где христиане не имеют постоянного града, но ищут будущего.25 Античное восприятие тела как одежды, в которую облечена душа, сочетается с христианской идеей обнажения от всего материального и телесного для приближения к Богу. Жизнь христианского философа, таким образом, воплощает в себе лучшие черты обеих традиций, а христианская философия в буквальном смысле становится синтезом этих традиций. 1 О значении термина философия в языке Каппадокийцев см. Pelikan. Culture, 177-183. ^ 2 Сл.23,12,11-14; SC 270,304-306 = 1.334. ^ 3 Сл.27,10,12-23; SC 250,96=98 = 1.391. ^ 4 Сл.27,3,1-27; SC 250,76-78 = 1,386-387. ^ 5 Сл.7,9,27-30; SC 405,202 = 1.165. ^ 6 Сл.4,60,5-7; SC 309,168 = 1.87. ^ 7 Сл.43,13,30-33; SC 384,146 = 1.611. ^ 8 Сл.25,1,1-3; SC 284, 156 = 1.357. ^ 9 Сл.25,1,2,19-22; 160 = 1.359. ^ 10 Cл.25,1,17-20; 158 = 1.358. ^ 11 Сл.25,3,19-20; 162 = 1.359. Диоген Синопский единственным государством для себя считал весь мир. О себе он говорил: Я - гражданин мира. См. Диоген Лаэртский. О жизни VI,72; VI,63. ^ 12 Сл.25,4,2-25; 164 = 1.360. ^ 13 Об этой теме у Григория см. Špidlik. Grégoire, 113ff. ^ 14 Сл.25,5,1-13; 166 = 1.360-361. ^ 15 Ср. Платон. Государство 398a: Если же человек, обладающий умением перевоплощаться и подражать чему угодно, сам прибудет в наше государство, желая показать нам свои творения, мы преклонимся перед ним как перед чем-то священным, удивительным и приятным, но скажем, что такого человека у нас в государстве не существует и что недозволено здесь таким становиться, да и отошлем его в другое государство, умастив ему главу благовониями и увенчав шерствной повязкой, а сами удовольствуемся, по соображениям пользы, более суровым, хотя бы и менее приятным поэтом и творцом сказаний... ^ 16 Ср. Быт.6:7-20. ^ 17 Сл.25,5,17-6,19; SC 284,168-170 = 1.361. Ср. Исх.3:2-3. ^ 18 Сл.25,14,26-15,26; SC 284,190-194 = 1.368-369. ^ 19 Сл.26,10,18-12,24; SC 284,250-256 = 1.378-380. ^ 20 1 Кор.7:40. ^ 21 Т.е. сознательно отверг мирскую мудрость (языческую философию) и надеюсь на приобретение высшей духовной мудрости. ^ 22 Т.е. сложил бы с себя материальное тело, чтобы облечься в тело духовное (1 Кор.15:44). ^ 23 Букв. беглецом из своего отечества. Григорий имеет в виду обвинения, выдвигавшиеся в его адрес, в том, что он, оставив свою кафедру в Каппадокии (Сасимах), проживал в Константинополе. ^ 24 Сл.26,14,1-16,12; SC 284,258-264 = 1.381-383. ^ 25 Евр.13:14. ^ 2. НРАВСТВЕННЫЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕМЫ Наша философия (hē kath hēmas philosophia) в понимании Григория подразделяется на две части: та, что имеет дело с догматическими истинами (peri logous) и та, что созидает благочестие посредством нравственности (dia tōn ēthōn echei to eusebes).1 Иными словами, догматическое и нравственное богословие - две составных части христианской философии. В дальнейшем мы посвятим отдельную главу догматическим взглядам Григория Богослова; теперь же остановимся на некоторых наиболее характерных для него нравственных темах. К этим темам, а также к социальной проблематике, Григорий обращался на протяжении всей своей литературной и проповеднической деятельности, но особенно часто - в период своего служения в Назианзе в 70-х годах. 1 Сл.4,23,6-8; SC 309,116 = 1.73. ^ СМЫСЛ СТРАДАНИЙ В 372 году сразу несколько бедствий обрушилось на жителей Назианза: мор, засуха и, наконец, сильный град, который опустошил поля и уничтожил весь урожай.1 Для небольшого каппадокийского города, население которого зависело от сельского хозяйства, это было настоящей катастрофой. Люди пришли в церковь, чтобы услышать утешительное слово от своего епископа, но Григорий Назианзен-старший безмолвствовал от глубокой скорби. Григорию-младшему было поручено произнести проповедь, дабы поддержать и успокоить людей. Он воспользовался случаем для того, чтобы поразмышлять вслух о смысле страданий, о том, почему Бог посылает бедствия отдельным людям и целым народам.2 Главная мысль Слова проста: стихийные бедствия посылаются от Бога в наказание за грехи и чтобы призвать людей к покаянию. Библейское Откровение говорит нам, что до грехопадения Адама природа была покорна человеку и находилась в полной гармонии с ним, но после того, как грех вошел в мир, природные силы воспротивились человеку и оказались во враждебном противостоянии ему.3 Положение, в котором находится ныне природа, является ненормальным: весь тварный мир стенает и мучится в надежде на освобождение от рабства тлению.4 Преображение тварного мира начинается с преображения человеческой личности. Последнее же возможно только тогда, когда человек осознает свой грех, приносит покаяние в нем, стремится избавиться от него и совершает добрые дела, подтверждающие происшедшее в нем изменение к лучшему. Вся ветхозаветная история говорит нам о том, что причина стихийных бедствий - человеческий грех: достаточно вспомнить всемирный потоп,5 гибель Содома и Гоморры,6 египетские казни.7 Покаяние, напротив, может отвратить гнев Божий как от одного человека, так и от целых народов, примером чего являются молитва царя Езекии8 и пост жителей Ниневии.9
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   37