Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Игорь Родченко обучение и консультации




страница1/38
Дата07.07.2017
Размер8.27 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38


Игорь Родченко

обучение и консультации

www.rodchenko.ru (812) 575 5656



Русская риторика: Хрестоматия


Авт.- сост. Л. К. Граудина

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ


«Каков человек, такова его и речь»,— сказал Сократ,— и когда ему представили юношу, чтобы он оценил его и высказал суждение о нем, философ прежде всего вступил с ним в разговор. Учителя словесности со времен Сократа хорошо знают эту истину. Но, к сожалению, созда­ется впечатление, что в последние десятилетия ее забыли. Многие ли из нас, окончивших не только школу, но и институт, умеют легко, свобод­но публично выступать, вести беседу и т. п.? В связи с этим нельзя не вспомнить ироническое высказывание о «речевых нравах» в нашем об­ществе А.П.Чехова: «В ... собраниях, ученых заседаниях, на парадных обедах и ужинах мы застенчиво молчим или же говорим вяло, беззвуч­но, тускло, «уткнув брады», не зная, куда девать руки; нам говорят слово, а мы в ответ — десять, потому что не умеем говорить коротко и незнакомы с той грацией речи, когда при наименьшей затрате сил дости­гается известный эффект — nоn multum, sed multa.

В сущности ведь для интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличием, как не уметь читать и пи­сать, и в деле образования и воспитания обучение красноречию следо­вало бы считать неизбежным» (А. П. Чехов. Хорошая новость).

Эти слова были написаны в 1893 г., но звучат они очень современно. Им ныне вторят сетования писательницы И. Грековой, нашей совре­менницы, опубликованные в «Литературной газете» в 1987 г.: «В нашем обществе до обидного мало внимания уделяется культуре речи. Люди, даже образованные, часто заражены «языковым нигилизмом», говорят как попало, неряшливо до оскорбительности».

Хороший, думающий учитель, не только словесник, прекрасно пони­мает недостатки современного образования, в том числе и гуманитар­ного. Конечно, недопустимо, чтобы окончившие школу, гимназию, лицей не умели свободно логично выступить на собрании, перед классом, чтобы не умели ярко, эмоционально, увлекательно передать свое впечатле­ние о картинах на выставке, просмотренном кинофильме, прочитанной книге. А ведь это действительно так. Прислушайтесь к речи своих уче­ников, как они выступают. Насколько бедна, однообразна эта речь! А как они спорят в классе, на собраниях, между собой! Это ужасно! Не умеют воспринимать доводы противника в споре, отвечают не по существу вопроса и т. д. А если вслушаться в их рассказ, то поражаешься при­митивности построения фраз, серости всего изложения, отсутствию ло­гической последовательности в частях выступления. Почти никто из уча­щихся не умеет вести непринужденную беседу, не умеет тактично, четко высказать просьбу. Можно и дальше продолжать перечень того, что не умеют наши ученики, да и не только они, но и мы, окончившие когда-то школу, институт, в отношении красноречия. Значит, здесь вина не только учеников, но и наша. Мы с вами не учились и не учили всему тому, о чем шла речь выше.

Сейчас, когда устная речь, публичная речь получили широкое рас­пространение, все недостатки нашего образования ярко проявились. И закономерно, что в школах гуманитарного профиля, гимназиях, ли­цеях, колледжах стала возрождаться риторика, изъятая из системы обу­чения в конце 20-х — начале 30-х годов. Так как процесс восстановления в своих правах риторики на первом этапе шел несколько стихийно, неподготовлено, неизбежны были издержки этого движения. Например, по­явилось немало программ под названием «Риторика», в которых факти­чески речь шла о развитии речи или в лучшем случае об ораторском искусстве. Закономерно, что «за бортом» оставалось многое из того, что было накоплено в прошлом риторикой как учебным предметом. Пред­принимались попытки использовать какое-либо старое пособие конца XIX или начала XX в., несколько модернизировав его. Антинаучность такого пути очевидна. Ни одна из опубликованных в прошлом риторик не может решить в полной мере всех проблем сегодня. Тем более, что в истории отечественной риторики существовало не менее пяти типов ри­торических сочинений. Наряду со школьной риторикой как жанром учеб­ника для юношества, создавались и профессионально ориентированные риторики (см. в хрестоматии труды по судебному красноречию, по воен­ному красноречию и т.п.). Существовала также риторика, призванная научить способам воздействия на чувства и эстетическое восприятие слушателей (типа «Правил высшего красноречия» М. М. Сперанского), а также риторика как теория речевой деятельности и риторика как теория текста или нормативная стилистика. Каждая из отечественных риторик XVIII—XIX вв. имела свои особенности, свои достоинства и содержала положения, интересные для нашего времени. Но не следует абсолютизировать значение этих русских риторических трудов. Каж­дое время вносило нечто свое в изучение риторики. Поэтому знать издан­ные в России в XVIII — начале XX в. риторики, работы, ей посвящен­ные, очень важно для любого изучающего риторику в наши дни, зани­мающегося созданием современных пособий по этому предмету, пре­подающему риторику. Многие положения, задания, формулировки, бес­спорно, могут в несколько обновленном виде быть использованы и сей­час. Но всегда следует помнить, что каждый учебник — это документ своей эпохи.

Цель хрестоматии по риторике — познакомить современного учи­теля, педагога, студента с тем, что сделано по риторике в Росси и в XVIII—XX вв. При этом не следует забывать, что многие русские учебные пособия по риторике давно уже стали библиографической редкостью, сохранились в единичных экземплярах в нескольких наиболее известных фундаментальных библиотеках страны. С некоторыми учеб­ными руководствами можно познакомиться по единственным уникальным экземплярам — владельческим конволютам, которые даже не выдаются в общие читальные залы и не значатся в каталогах библиотек.

В хрестоматию включены фрагменты из наиболее значимых в куль­турном отношении и необходимых для учителя работ по риторике XVIII— XX вв. Они созданы учеными, которые много думали о великом искус­стве слова, об умении ярко и доходчиво излагать свои мысли, умении логично строить текст, аргументировано отстаивать свои убеждения и говорить не только грамотно, но и ярко, выразительно.

Хрестоматия решает несколько задач — помочь современному учи­телю, ведущему занятия по риторике, методисту, стремящемуся найти наиболее совершенные приемы и методы преподавания риторики, автору новых создаваемых в наши дни пособий по риторике. Все это должно поднять уровень преподавания риторики в наши дни.

Все материалы, включенные в хрестоматию, распределены по четы­рем разделам: 1. Истоки риторики; 2. Общая теория красноречия; 3. Ро­ды и виды красноречия; 4. О чистоте, благозвучии, ясности и силе слова (Русские писатели и ученые XX века).

Внутри третьего раздела введены подразделы: 1. Социально-бы­товое красноречие; 2. Академическое и лекционное красноречие; 3. Дискутивно-полемическое красноречие; 4. Судебное красноречие; 5. Воен­ное красноречие; 6. Духовное (религиозно-нравственное) красноречие.

Такое размещение отрывков из работ по риторике облегчает поль­зование хрестоматией, дает возможность быстрее найти нужный мате­риал, увидеть основные направления в развитии риторики как науки и учебной дисциплины в России на протяжении XVIII — XX вв.

Каждый из разделов начинается предисловием информационно-ана­литического характера, в котором в лаконичной форме излагаются фак­тические сведения о публикациях, их авторах и дается необходимый комментарий к ним.

К тому же небесполезно вспомнить о том, что нужно знать генеало­гию отечественной словесности, ибо многое из того, что сейчас выдается как новое и невиданное, оказывается уже давным-давно известным и открытым.

Поскольку на протяжении столетий в России менялось представление о содержании риторики как предмета преподавания и научной дисцип­лины, а также само понятие совершенной формы красноречия, ма­териалы в хрестоматии внутри разделов и подразделов располагаются в хронологическом порядке. Все отступления от этого принципа особо оговариваются. Такое построение хрестоматии позволяет учителю, мето­дисту, студенту, преподавателю проследить, как менялось то или иное положение риторики, как формировались методы и приемы ее препо­давания.

В целом хрестоматия, как видим, решает несколько основных проб­лем, особенно важных в настоящее время, когда риторика только входит в школьное преподавание.1. Включенные в первый раздел фрагменты из античных риторик дают возможность учителю представить именно истоки риторики как науки и учебной дисциплины, увидеть, что лежало и лежит до сих пор в основании всех риторических систем, вплоть до неориторики совре­менности.

2. На основании представленных материалов появляется возможность практически изучить отечественный опыт преподавания искусства речи. Фрагменты из трудов по риторике лучших ученых России отличаются глубиной, силой и оригинальностью идей, логикой развития авторской мысли и т. д.

3. Всесторонне проанализировав тексты из риторик разного жанра, в том числе и профессионально ориентированных учебников (по духов­ному, судебному, военному и т.д. красноречию), учитель сможет соста­вить достаточно полное представление о многих слагаемых речевого мастерства и дать наглядный урок широких пределов необходимого просвещения молодого поколения будущих активных граждан России.

4. Завершают хрестоматию фрагменты из статей русских писателей и ученых XX в., таких, как А. Н. Толстой, К. И. Чуковский, К. Г. Паустов­ский и др., составляющих богатейшее собрание мыслей о красоте, бо­гатстве, выразительности русского слова, что очень важно для каждого, стремящегося овладеть искусством красноречия. Тонкие наблюдения ху­дожников слова нашего времени необходимы для всех использующих русскую речь как устно, так и письменно.

5. Помещаемые в хрестоматии образцы руководств об искусстве речи дадут возможность учителю составить самые разнообразные задания методического характера на материале конкретных текстов, которые бла­годаря этой хрестоматии будут у преподавателя, что называется, по­стоянно под рукой.

Все вошедшие в хрестоматию отрывки из риторик и работ по рито­рике XVIII—XX вв. воспроизводятся, как правило, по первопечатным или наиболее авторитетным изданиям, а в тех случаях, когда те или иные учебные руководства имели несколько изданий, по тому, которое получило широкое распространение среди учителей России.

Тексты даются в соответствии с нормами современной орфографии, но при этом сохраняются без изменений написания терминов, принятых тем или иным деятелем отечественного просвещения. Также в отдель­ных случаях сохраняется авторское написание примеров и без изменений приводятся цитаты, включенные авторами в текст того или иного руко­водства. Пунктуация в целом сохраняется авторская, хотя в отдель­ных случаях (где особенно сильно противоречие с современными пра­вилами) знаки препинания поставлены по нормам нашего времени. Кроме того, уточнена постановка знаков препинания и в тех случаях, когда она носит явно характер опечатки. Написание иностранных слов, названий, цитат приводятся в том виде, в каком это дано у автора. Это же касается сокращений; отступления сделаны лишь для тех сокращений, которые проходят через всю книгу (с.— страница, г.— год, в.— век и т. п.). Столь же последовательно проведено единое для всех вошедших в хрес­томатию текстов авторское выделение отдельных положений и приводимых примеров, а также знака параграфа (авторские выделения пере­даются разрядкой или в отдельных случаях — полужирным шрифтом, примеры — курсивом, курсивом разрядкой, параграфы введены в текст и выделяются полужирным курсивом). Подзаголовки в названиях, а так­же слова в текстах, введенные для уточнения автором-составителем, заключены в квадратные скобки.

Особо следует отметить, что многие тексты в хрестоматии могут быть использованы учащимися при изучении риторики. Эти материалы дают возможность более глубоко осмыслить отдельные по­ложения риторики, излагаемые подчас в сжатой форме в новых ориги­нальных учебниках, которые стали выходить в последние годы (например, учебное пособие «Риторика» для 8—9 кл., подготовленное Н. Н. Кохтевым).

Работа над хрестоматией в целом завершена в конце 1993 — нача­ле 1994 г. Поэтому в ней не учтены вышедшие в последующее время статьи, труды, а также учебники и учебные пособия по риторике. В их числе утвержденное Министерством образования РФ учебное пособие для учащихся 8—9 классов (Кохтев Н. Н. Риторика.— М., 1994), учебное пособие для слушателей курсов риторики (Аннушкин В. И. Ритори­ка.— Пермь, 1994), пособия для учителей (Прокуровская Н. А., Болдырева Г. Ф., Соловей Л. В. Как подготовить ритора: Учебно-практическое руководство.— Ижевск, 1994; Смелкова 3. С. Азбука общения: Книга для преподавателя риторики в школе.— Самара, 1994), книга для учащихся (Иванова С. Ф. Введение в храм Слова: Книга для чтения с детьми в школе и дома.— М., 1994), научно-популярная работа (Культура парламентской речи (Отв. ред. Л. К. Граудина, Е. Н. Ширяев.— М., 1994), статьи, появившиеся на страницах научно-методических и научных журналов, в том числе в журнале «Риторика», который начал впервые выходить в России с 1995 г. Все они более доступны современному читателю, нежели помещенные в хрестоматии материалы.

Автор-составитель выражает благодарность кандидатам филологи­ческих наук Г. И. Миськевич и Л. Н. Кузнецовой, доктору фило­логических наук Б. С. Шварцкопфу за оказанную помощь при от­боре некоторых материалов. Автор-составитель искренне благодарен рецензенту члену-корреспонденту РАО, доктору педагогических наук, про­фессору М.Р.Львову за ценные замечания, интересные рекоменда­ции, направленные на улучшение будущей книги.

Автор-составитель надеется, что эта хрестоматия поможет учителю в усовершенствовании знаний по риторике, в определении сущности риторики, в выработке более совершенных методов и приемов препо­давания нового для нашей школы предмета.
Истоки рumoрики
Зарождение риторики относится к давнему времени, которое связано с появлением элементов духовной куль­туры и демократии в человеческом обществе. С того мо­мента, когда возникло представление о важности убеж­дения словом в противовес слепому подчинению членов общества другу другу — под влиянием ли страха, неве­жества, трусости или грубой силы (скажем, принуждения с оружием в руках),— было понято и значение могущества слова.

Формирование и развитие риторических представлений на русской почве происходило в тесной связи с теми куль­турными традициями, которые издревле были характерны для России. Нельзя не согласиться с Д. С. Лихачевым, подчеркивавшим мысль об общности европейского куль­турного фонда, которая восходила еще к древнейшему периоду истории: «Богослужебная, проповедническая, церковно-назидательная, агиографическая, отчасти всемирно-историческая (хронографическая), отчасти повествова­тельная литература была единой для всего православ­ного юга и востока Европы» (Поэтика древнерусской литературы.— М., 1979.— С. 6). Поэтому без предвари­тельного знакомства с античной риторикой, кото­рая лежит в основании всей европейской риторики, в том числе и русской, невозможно понять и осмыслить пути развития этого учебного предмета в России. Труды Арис­тотеля, Цицерона и других авторитетов античного мира оказали огромное влияние на тех, кто создал риторики в России. Поэтому понять сущность и структуру первых отечественных сочинений, учебных руководств по красно­речию невозможно без знания трудов античных авторов. Ясно, что начало хрестоматии должно быть посвящено истокам риторики. Это прежде всего наиболее значи­тельные риторические произведения колоссов древней эпо­хи— Аристотеля, Цицерона и Квинтилиана.

Учителю, желающему обогатить и пополнить свои представления о риториках и ораторском искусстве античности, можно порекомендовать книги: Античные риторики/Под ред. А. А. Тахо-Годи (М., 1978); Ора­торы Греции/Сост. М. Л. Гаспаров (М, 1985); Цицерон Марк Тул­лий. Три трактата об ораторском искусстве/Под ред. М. Л. Гаспарова (М., 1972); Кузнецова Т.Н., Стрельникова И. П. Ораторское искусство в Древнем Риме (М., 1976).

В предисловии к одной из названных книг — «Античные риторики»— А. Ф. Лосев писал: «Эллинизм создал риторику, которая легла в основу не только многих сотен речей, этих крупнейших произведений худо­жественного творчества, но и множества риторических трактатов, раз­рабатывавших настоящую античную эстетику и подлинную античную теорию стилей. Необозримое количество риторических трактатов до сих пор не систематизировано и не осознанно — до того вся эта риторика разно­образна, изощренна и глубока» (с. 11). Учение Аристотеля (384— 322 гг. до н. э.) было универсальным в том смысле, что охватывало самые разные области знания. Риторика понималась Аристотелем как искусство убеждения.

Риторика и логика, по словам Аристотеля, «касаются таких пред­метов, знакомство с которыми может некоторым образом считаться общим достоянием всех и каждого и которые не относятся к области какой-либо отдельной науки. Вследствие этого все люди некоторым образом причастны обоим искусствам, так как всем в известной мере приходится как разбирать, так и поддерживать какое-нибудь мнение, как оправдываться, так и обвинять»1.

«Риторика» Аристотеля явилась классическим античным руковод­ством, от которого шли нити ко всей позднейшей риторике. Она состояла из трех книг. В первой части раскрывалась польза риторики, цель и область ее применения. Во второй части характеризовались условия, придающие речи характер убедительности; велись рассуждения о на­строениях, нравах и страстях человеческих с точки зрения того, как их должен понимать оратор и каким образом он должен воздействовать своей речью на чувства слушающих. В третьей части Аристотелем рассмотрены вопросы стиля и тех качеств речи, которые обусловли­вают ее достоинства. Из этой части в хрестоматии и приводится отры­вок, в котором говорится об особенностях стиля и типичных стилисти­ческих ошибках в речи.

Аристотель выстраивал свою концепцию применительно к устной культуре, поскольку красноречие понималось как искусство устного вы­ражения. В древнегреческом быте публичные выступления преобладали над письменными сочинениями. После распространения книгопечатания учение о риторике может относиться не только к устному, но и к пись­менному способу изложения. Проблемы правильной и выразительной речи Аристотель рассматривал в «Риторике» под углом зрения стилистики ораторской речи. Он разделял речи на три рода: совещательные, судебные и эпидейктические (торжественные). «Для каждого рода речи пригоден особый стиль, ибо не один и тот же стиль у речи письменной и у речи во время спора, у речи политической и у речи судебной». Они различаются своим предметом, целью, характером аудитории и, следовательно, стилем.

Красноречие Древнего Рима развивалось под влиянием греческого наследия и достигло особенного расцвета во время могущества Рим­ской республики. Начиная с III в. до н. э., эллинизация римской куль­туры постепенно охватывала все сферы общественной жизни. Возвыше­нию риторической школы в Риме в огромной мере способствовала дея­тельность Марка Туллия Цицерона (106—43 гг. до н.э.). Цице­рона называют величайшим оратором всего цивилизованного мира. Суть своих взглядов Цицерон изложил в трех трактатах: 1) «Об ораторе» — в этой книге он развил теорию ораторского искусства; 2) «Брут» — в трактате охарактеризовал идеал оратора; 3) «Оратор», где Цицерон знакомил читателя с историческим развитием ораторского искусства. В хрестоматию включены отрывки из трактатов «Об ораторе» (55 г. до н.э.) и «Оратор» (46 г. до н.э.). В них сформированы требо­вания для тех, кто хочет научиться выступать и стать хорошим ора­тором. Современный учитель на уроках по риторике может предло­жить учащимся: «Готовьтесь к выступлению. Начнем занятие с трех­минутного выступления на тему, которую выбрали сами». Какие компо­ненты должны содержаться в любом таком выступлении? Ответ на это даже в наши дни можно получить в трудах Цицерона. Цицерон подчер­кивал, что это:

а) изложение фактов и высказывание определенных соображений по их поводу;

б) основная идея — ведущая мысль, нередко сопровождающаяся и возможными моральными оценками.

Какие соображения подсказывают учителю включенные в хрестома­тию фрагменты из трактатов Цицерона? В этом отношении можно обра­тить внимание хотя бы на некоторые конкретные положения. Цицерон считал, что оратор должен расположить к себе слушателей, изложить сущность дела, установить спорный вопрос, подкрепить высказанные по­ложения определенными аргументами и опровергнуть мнение оппонента.

В заключение необходимо отшлифовать свой стиль, и по возмож­ности снизить (умалить) значение положений противника. При этом большое значение Цицерон придавал качествам речи. По его мнению, необходимо следовать четырем принципам: говорить правильно, ясно, красиво и соответственно содержанию (т.е. высказываться в стиле, соразмерном предмету речи).

Учителю на уроках словесности приходится особое внимание уде­лять такой важной теме, как «Выбор слова». И здесь уместно обратить­ся к соответствующему фрагменту из Цицерона, включенному в хресто­матию. Значение этой темы в школе нередко недооценивается. Между тем «слова сами по себе воодушевляют и убивают»,— писал выдаю­щийся отечественный философ XX в. Н. А. Бердяев. Развивая и углуб­ляя мысль о роли слов в нашей жизни, философ отмечал: «Слова имеют огромную власть над нашей жизнью, власть магическую. Мы заколдованы словами и в значительной степени живем в их царстве. Слова дей­ствуют как самостоятельные силы, независимые от их содержания. Мы привыкли произносить слова и слушать слова, не отдавая себе отчета в их реальном содержании и их реальном весе. Мы принимаем слова на веру и оказываем им безграничный кредит» (Бердяев Н. Судьба России.— М., 1990.— С. 203).

Проповедуя идеал оратора, Цицерон видел в ораторе гражданина высокой культуры, постоянно обогащающего свои знания чтением лите­ратуры, изучением истории, интересом к философии, праву, этике и эсте­тике. Нельзя забывать и о том, что риторические труды Цицерона стали образцом для всех, изучающих законы красоты слова в эпоху Возрож­дения и в последующие века.

На все времена сохраняется завет Цицерона: «Оратор должен соединить в себе тонкость диалектика, мысль философа, язык поэта, память юрисконсульта, голос трагика и, наконец, жесты и грацию великих актеров».

Цицерон считал, что красноречие развивается постоянными упражне­ниями. Свое мастерство он объяснял не столько талантом, сколько неустанным трудолюбием и самообучением. Мнение о Цицероне отра­жено в словах прославленного преподавателя и теоретика риторики в Древнем Риме Квинтилиана: «Небо послало на землю Цицерона (...) для того, чтобы дать в нем пример, до каких пределов может дойти могу­щество слова». То преклонение перед авторитетом Цицерона, которое выражено в этих словах, неслучайно. Марк Фабий Квинтилиан (ок. 36 г.— после 96 г.) досконально изучил труды предшествующих теоретиков красноречия. В своем «Руководстве по ораторскому искус­ству» (12 книг) Квинтилиан обобщил собственный двадцатилетний опыт преподавания риторики. На русский язык это сочинение полностью пере­ведено А. С. Никольским под названием «Марка Фабия Квинтилиана Двенадцать книг риторических наставлений» (СПб., 1834.— Ч. I и II). Сочинение написано прежде всего для учителей, обучающих детей ора­торскому искусству. В первых книгах «Наставлений» поставлены как раз те вопросы, которые занимают и современных учителей: с какого возраста начинать обучение красноречию? Лучше ли учить детей дома или отдавать в училища? В чем должны состоять у ритора первые упраж­нения детей? Каких правил следует держаться при обучении оратор­скому искусству? И т. д.

Для хрестоматии отобраны из сочинения Квинтилиана фрагменты, касающиеся правил ораторского искусства. Знаменитый ритор рассуж­дает о характере рекомендуемых учителю письменных и устных упраж­нений, о пользе сочинений на определенные темы, о значении деклама­ции, о способности говорить, не готовясь.

По существу, сочинение Квинтилиана представляет собой обшир­ную энциклопедию по всем вопросам, связанным с проблемой воспита­ния и образования человека, прекрасно владеющего словом. Знакомство с этим систематизированным трудом полезно каждому современному учителю, который задумывается о конкретном содержании риторики как предмете школьного обучения.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38