Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Игорь Акинфеев 100 пенальти от читателей




страница4/4
Дата09.01.2017
Размер0.93 Mb.
1   2   3   4
Глава 6

НЕМНОГО О ФУТБОЛЕ
78. Евгений Гинер
В первый раз я увидел Евгения Ленноровича еще будучи учеником нашей армейской школы: президент ПФК ЦСКА собственноручно вручал всем выпускникам дипломы об окончании ДЮСШ. Помню, что он поздравил меня и пожелал успехов в игре за дубль, сказал, что со вре­менем надеется увидеть меня в команде мастеров. С похо­жими словами он обращался тогда и ко всем остальным, но мне эти не сколько фраз почему-то крепко запали в душу. И сам Евгений Леннорович произвел сильное впечатление: уже тогда, в 2003-м, он являлся значимой фигурой в российском футболе, но несмотря на это, с нами, молодыми игроками, держался очень приветливо и открыто.

По прошествии определенного времени я понял, что наш президент – совершенно уникальный человек. Просто по­ражаюсь, насколько гармонично в Гинере сочетаются желез­ная хватка (качество, необходимое для успешного бизнесмена) и умение быть человечным. Несмотря на то что в своей жизни я не видел более занятого руководителя, каж­дый из игроков ПФК ЦСКА может в любой момент обра­титься к нему по какому-то конкретному вопросу или же просто поговорить по душам.

Самое дорогое моему сердцу воспоминание о нашем прези­денте связано с той атмосферой, которая царила в раздевалке лиссабонского стадиона «Жозе Альваладе» после историче­ской победы в Кубке УЕФА. В тот миг Евгений Леннорович ничем не отличался от нас, футболистов: такой бешеной, сумасшедшей радости в его глазах я, кажется, не видел ни­когда. Он прыгал, обнимался со всеми, кричал: «Несите ско­рее пиво!», а когда просьбу наконец выполнили, с удовольствием искупался в пенных брызгах в своем дорогущем костюме.

Для клуба он не жалеет абсолютно ничего – ни времени, ни денег, ни здоровья. И самое главное, эти усилия окупаются сторицей. За те годы, что Евгений Гинер находится у руля ПФК ЦСКА, он поднял команду... нет, не с колен, но он под­нял ее на абсолютно новые высоты. Такие, которые многим поколениям его предшественников даже и не снились. И я считаю, что наш президент – самый лучший президент на свете.


79. Валерий Газаев
Если меня попросят назвать имя человека, сыгравшего решающую роль в моей футбольной карьере, я без вся­кого промедления отвечу: Валерий Георгиевич Газзаев. Именно благодаря Газзаеву я начал тренироваться с основной командой ПФК ЦСКА, получил шанс закрепиться в составе лучшей команды страны. Сейчас, вспоминая те времена, по­нимаю, что если бы не Валерий Георгиевич, такой возмож­ности могло и не быть. Мало кто знает об этом, но в те годы в клубе трудился один селекционер, который постоянно «совал» под основу своего протеже. И рассказывал всем жур­налистам, какой перспективный вратарь подрастает в ПФК ЦСКА. Фамилии называть некорректно, да это уже и не важно, ведь обоих уже давно и след простыл. Но именно Газ­заев, проявив твердость и интуицию, сказал, что вторым вра­тарем будет Акинфеев. Вызвал меня к себе и пообещал, что, несмотря ни на что, будет привлекать к работе с основой. Ни для кого не секрет, что Валерий Георгиевич, помимо того, что является очень сильным футбольным теоретиком и прак­тиком, обладает фантастическим чутьем на молодых игро­ков. В моем случае его риск и вовсе мог показаться безумием, ведь он доверил необстрелянному семнадцатилетнему юнцу пост № 1! Понятно, насколько велико было мое желание до­казать всем, что тренер не ошибся. В какой-то степени, я делаю это и по сей день.

Невозможно вспомнить все наши победы, добытые под ру­ководством Газзаева. На это понадобится целая книга, кото­рая, надеюсь, когда-нибудь увидит свет. Скажу лишь, что время, проведенное этим специалистом у руля ПФК ЦСКА, стало золотой эрой нашего клуба. И этим все сказано.


80. Вячеслав Чанов
Вячеслав Викторович – еще один прекрасный специа­лист, с которым меня свела футбольная судьба. Мы уже долгие годы работаем душа в душу, и это сотруд­ничество позволяет мне постоянно прогрессировать, улуч­шать свою игру. Трудно сосчитать, сколько бесед, сколько «разборов полетов» мы с ним провели до и после матчей. Вя­чеслав Викторович – сам в прошлом прекрасный голкипер – не понаслышке знает о том, как подготовить к игре профес­сионального вратаря. К примеру, мне очень нравятся его предматчевые разминки. Иной раз посмотришь, как гоняют своих подопечных тренеры соперников, так, честное слово, не по себе становится. Парень, летая из угла в угол, к началу игры так «наедается», что потом на матч еле выходит. У нас все совсем по-другому: без крика, без лишних движений, только самые нужные упражнения. И это, на мой взгляд, очень грамотный подход.

Немаловажно и то, что Чанов – отличный психолог. Он без­ошибочно определяет, какие подобрать слова, чтобы перед матчем голкипер чувствовал себя спокойно. Иногда краем глаза наблюдаю за ним, когда мяч находится у чужих ворот, и вижу, как человек переживает, сидя на скамейке. Конечно, его в первую очередь заботит результат всей команды, но бо­леет он персонально за меня. И такая поддержка во время игр очень помогает.


81. Самый тяжелый сбор в твоей жизни
Сборы играют в жизни профессионального футболиста очень важную роль. Некоторые, услышав такие гео­графические названия, как Мальорка, Кемер, Шарм-эль-Шейх, думают, что мы там обычно купаемся, валяемся на солнышке и вообще ни в чем себе не отказываем. Чтобы разрушить этот стереотип, я расскажу вам об одном из своих сборов в основе ПФК ЦСКА.

Это было в 2003 году в Железноводске – маленьком городке на юге нашей страны. С тех пор, когда кто-нибудь произно­сит это название, в памяти всплывает одна и та же картина. Я, совсем еще юный футболист, в полуобморочном состоянии

сижу на холодном полу ванной комнаты и не понимаю, где нахожусь. Сил хватает только на то, чтобы в очередной, на­верное двадцатый, раз склониться над унитазом. Только не думайте, что речь идет о нарушении режима. Подобные вещи на сборах строжайше запрещены. Просто таких нагрузок, как на том памятном сборе, я не испытывал никогда. ...Тренировочный день начинался с пятикилометровой про­бежки по горам. Видимо, для того, чтобы она не казалась увеселительной прогулкой, тренеры одевали нас в специальные жилеты с утяжелителями. Каждый километр, да что там – каждый метр давался с огромным трудом. К вечеру следовала вторая изнурительная тренировка. А сразу после нее мы шли в бассейн. Я-то подумал сначала: «О, здорово! Сейчас по­плаваем, отдохнем». Не тут-то было. Нас привели для того, чтобы проделать, наверное, самое тяжелое упражнение из всех возможных. Смысл его заключался в том, чтобы как можно дольше пробыть под водой без воздуха. Для меня это был дебютный сбор в команде мастеров. Ска­зать, что я пребывал в шоковом состоянии, – значит не ска­зать ничего. Молодой парень, чуть ли не в первый раз вблизи увидел Семака, Яновского, других дядек. Да еще и нагрузки просто чумовые! Неудивительно, что голова пошла кругом. После утреннего занятия забился в свой номер и проспал до самого вечера. А о том, что было после бассейна, я уже рас­сказал.

Словами не передать, как было тяжело. Но мы выдержали, и жизнь доказала правоту наших тренеров. В 2003-м мы уве­ренно выиграли чемпионат страны, весь год находились в прекрасной физической форме. И все-таки о тех трениро­вочных деньках я забуду еще очень нескоро...


82. Какой пенальти в твои ворота запомнился больше остальных?
Наверное, кого-то удивит то, что я скажу, но я помню аб­солютно все пенальти, которые назначались в мои во­рота во взрослом футболе. Можно забыть результат сыгранного матча, какой-то памятный сэйв, даже обидный гол, а вот одиннадцатиметровый – никогда. По этой простой при­чине я не могу выбрать какой-то один удар. Перед глазами один за одним появляются они все, как если бы это было вчера. Мой самый первый пенальти пришелся на дебютный матч в премьер-лиге с самарскими «Крыльями Советов». Правда, до него были еще два одиннадцатиметровых в матче на Кубок премьер-лиги с «Зенитом» (отбитый и не отбитый), но это все же немножко не то: турнир получился «одноразовым», и о на­кале страстей речи не шло. А вот когда твоя команда ведет в гостях со счетом 2:0, судья указывает на точку, и к мячу подхо­дит Андрей Каряка, один из лучших игроков страны в те годы, – вот тут ты чувствуешь настоящий драйв! В тот день Бо­женька мне помог: я угадал направление удара и вытащил мяч из угла, чем очень гордился. Ведь наша команда одержала по­беду и завоевала важнейшие три очка!

Даже сейчас, когда счет одиннадцатиметровым в моей карьере идет на десятки, перед ударом все равно испытываешь такие же сильные чувства, что и в первый раз. В данном случае жур­налистский штамп как нельзя более уместен: это настоящая дуэль между бьющим и вратарем, Противостояние с большой буквы.



Манера отражения пенальти у каждого вратаря своя. Кто-то вы­ходит перед ударом к точке, пытаясь смутить соперника, дру­гие дергаются в рамке как сумасшедшие, кто-то стоит до последнего, пытаясь не угадывать, а реагировать на удар. Могу сказать, что я никогда не понимал голкиперов, которые ста­раются схитрить, на пару шагов выскочив из ворот вперед. Это запрещено правилами, но, на мой взгляд, и само по себе со­вершенно бесполезно. Такого вратаря грамотный игрок легко поймает на шаге и спокойно катнет мяч мимо. Я стараюсь оста­ваться на линии, а в самый последний момент решаю, куда пры­гать. Если, конечно, еще до удара не появляется чувство, что твой оппонент пробьет в какое-то определенное место. Отношения с пенальти у меня долгое время не складывались: после первого одиннадцатиметрового я никак не мог отразить следующий. В чемпионате с точки мне забивали торпедовец Леонченко, новороссиец Терехин, ярославец Карпенко, казанец Рони, самарец Гусин, сатурновец Еременко, да и еще «Парти­зан» с «Осером» в Кубке УЕФА. И ни одного удара я так и не отбил. Смешно, не правда ли? А вот тогда мне точно было не до смеха. Знали бы вы, сколько времени я провел, анализируя си­туацию, как доставал расспросами нашего тренера вратарей Вячеслава Чанова! Наконец, в 2006-м удалось парировать пе­нальти от ростовчанина Калачева, но час от часу не легче – повторным ударом он все равно вколотил мяч в сетку! Тогда-то я и придумал себе тактику, о которой писал чуть выше. Ко­нечно, никакая это не панацея, ведь преимущество в любом случае у бьющего игрока. И тем не менее, думаю, определен­ный эффект есть. По крайней мере, и в матчах за клуб, и в играх за сборную мне удавалось отбивать одиннадцатиметровые, и я надеюсь, что и дальше смогу продолжать в том же духе. Как я уже говорил, каждый отраженный удар с точки дорог по-своему, но самым напряженным моментом, с которым связана тема пенальти, для меня стала серия одиннадцатиметровых, случившаяся в финале Кубка страны-2008 с «Амкаром». Я до сих пор благодарен нашим ребятам, которые «стреляли» без промаха, что очень важно для вратаря. А вот соперники сма­зали первую же попытку, потом забили, но третий удар я смог отразить. После чего Давид Янчик отправил мяч точно в де­вятку, и мы побежали праздновать победу! Отлично помню свое послематчевое интервью для CSKATV, в котором я сказал, что чувствовал себя так, как будто вместе со мной в воротах стояли все армейские болельщики. Они так неистово поддер­живали команду за моей спиной, что проиграть тот финал мы попросту не могли…
83. Чем кидались в тебя чужие болельщики во время матчей?
Голкипер – самый досягаемый для болельщиков игрок. Да еще, ко всему прочему, он постоянно находится к ним спиной. Такова уж вратарская доля. За годы боль­шого футбола отучаешься реагировать на падающие вокруг тебя монеты и зажигалки. Это хоть и неприятно, но вполне буднично. Что-то вроде обычного дождя. Но некоторые болельщики порой проявляют поистине бога­тейшую фантазию. К примеру, в гостевом матче молодежной сборной России с датчанами совсем рядом со мной призем­лилась стеклянная бутылка из-под кока-колы. Поединок скла­дывался напряженно, поэтому я просто отбросил ее в сторону и вновь сосредоточился на игре.

Спустя несколько минут стало ясно, что бутылка – это еще цветочки. На эти мысли натолкнул брошенный с трибуны бильярдный шар, который едва не угодил мне в голову. Всего каких-то два метра в сторону – и последствия могли быть не­обратимыми. Ведь шар для бильярда, как маленькое пушеч­ное ядро, проломит череп в два счета!

В другой раз, перемещаясь по штрафной, я заметил валяв­шийся в траве перочинный нож. Ничего себе, думаю, находочка. Опять же в Дании, в Мидтьюлланде, кто-то запулил в меня карманным фонариком. Не попал. Что делать вратарям в такой ситуации? Конечно же, как можно скорее привлечь к происходящему внимание судьи. И сохранять хладнокровие. Если начнешь нервничать, оши­баться, общаться с трибунами, люди поймут, что ты уязвим. А этого допускать нельзя.

Еще вспоминается 2006 год, гостевая игра с «Порту». Весь матч за моими воротами стоял какой-то местный болельщик. Он ничего не кидал, зато на чистейшем русском языке все 90 минут выкрикивал ругательства. Много же нового я узнал о себе и своих родителях! Внутри все закипало, и, если честно, была мысль перемахнуть через рекламный щит и поучить его уму-разуму. Но навредил бы я только себе и своей команде. Поэтому существовал только один правильный способ рас­квитаться с этим хамом – отыграть как можно лучше. Я взял себя в руки и провел этот матч «на ноль», чем вправе гор­диться. Однако, даже если бы этого не случилось, главное – в любой ситуации не терять голову.

Ни в коем случае нельзя забывать, что ты спортсмен и на тебя смотрит весь мир. Нужно быть выше болельщицкой подло­сти. Бильярдные шары, ножи и бутылки всегда кидают из толпы, а у толпы нет лица. Я думаю, это делают те, кто в ком­пании себе подобных чувствует себя суперменом и уверен в своей безнаказанности. На самом же деле это слабые, низкие люди. Увы, они есть и, наверное, будут всегда.
84. Случалось ли волноваться во время перелетов?
Профессиональные футболисты летают много. По­этому в серьезных командах моменты, связанные с перелетами, отлажены на все сто. Но, как говорится, перед стихией все равны, и несколько раз я убеждался в этом на собственном опыте. В 2002 году мой первый выезд с ос­новой пришелся на Самару. Полет не заладился с самого на­чала: полтора часа мы провели на взлетной полосе, откуда открывался пугающий вид на огромную черную тучу, навис­шую над аэропортом. Все понимали, что взлетать нам предстоит именно в нее – в эту тучу. Сверкали молнии, гремел гром, самолет трясло так, что в голову лезли всякие нехоро­шие мысли. Один из моих партнеров по команде стал кри­чать, чтобы ему дали парашют. Достаточно было взглянуть ему в глаза, и сразу становилось понятно, что он не шутит. Человек реально был в ужасе, на полном серьезе хотел спрыгнуть вниз. К счастью, вскоре ситуация выправилась, дальше полет проходил нормально.

Похожий случай произошел в Израиле, куда мы отправи­лись на сборы. Но в этот раз неприятности были не при взлете, а при посадке. Дул жуткий боковой ветер, и всем строго-настрого велели находиться на своих местах, хотя обычно в чартере царит совсем другая атмосфера: народ шутит, ходит по салону, располагается в креслах в самых непринужденных позах. Когда шасси коснулось асфальта, по салону прокатился вздох облегчения. Но не тут-то было – сразу после этого самолет резко взмыл вверх и вновь начал набирать высоту! Несколько следующих минут тянулись целую вечность. Мы сделали над аэропортом еще два круга и в итоге зашли на посадку с другой стороны взлетной по­лосы. После приземления на лицах мелькал неподдельный страх. Вряд ли хотя бы один из тех, кто находился в салоне, захочет испытать что-то подобное еще раз.


85. На выезде тебе приходилось жить в необычных условиях?
В моей футбольной биографии есть несколько гостиниц, которые поразили откровенно плохим сервисом. Среди них с огромным отрывом лидирует город Елец

и местный чудо-отель, где мы имели удовольствие остано­виться перед кубковой игрой в 2003 году. Если, конечно, можно назвать отелем убогого вида барак высотой в пару эта­жей, с обшарпанными стенами и сквозными дырами в окон­ных рамах. Сложилось ощущение, что мы попали в какой-то советский фильм 30-х годов. Отопление предусмотрено тоже не было. Пришлось ложиться спать прямо в одежде, натяги­вать на себя по два спортивных костюма, зимние перчатки. Денис Попов пошел еще дальше и надел даже вязаную шапку.

Примерно такая же картина была в одной из зарубежных гостиниц – как ни странно, во вполне благополучной Италии. Во время одного из февральских сборов нас привезли в отель, который находился на горе. Внизу шел дождь, а у нас, на­верху, повалил снег. Заселили в какой-то подвал, дубак такой, что мгновенно разобрали все теплые вещи, которые были у администратора. Ради интереса мы с ребятами потом спро­сили на стойке, сколько стоят сутки в этой гостинице. Оказа­лось – двадцать евро. «Приезжайте, – говорят, – мы в любое время вам будем рады». Киваем, улыбаемся, а сами думаем: «Никогда в жизни».

Ну а самые шикарные условия были у нас в сборной во время чемпионата Европы. Отличными были все отели, в которых приходилось жить, но больше других запомнился австрий­ский. Нам отвели отдельное крыло, чтобы оградить игроков и руководство от болельщиков и журналистов. Главное, что запомнилось, – рядом с гостиницей располагались потрясающей красоты пруды, где водились карпы.

В общем, все было сделано так, чтобы мы могли сконцент­рироваться на игре. И я считаю, что прекрасная организация, полное отсутствие бытовых проблем стали одной из причин нашего хорошего выступления. Тренерскому штабу удалось убедить игроков, что мы действительно достойны всего этого. И мы, выходя на поле, чувствовали себя игроками европейского уровня, что в итоге и доказали.
86. Самый памятный розыгрыш
Футболисты – люди веселые. Некоторые на полном серьезе считают нас взрослыми детьми, и в чем-то я согласен с такой оценкой. Футболу, как говорится, все возрасты покорны, и оставаться молодыми и задорными нам помогает любимая игра. А также те маленькие розыг­рыши, которыми мы иногда развлекаем себя и своих партне­ров по команде.

Конечно, чаще всего дело не заходит дальше грубоватых, но вполне невинных шуток. Однако некоторые из них можно смело вносить в хит-парады лучших приколов всех времен и народов. История, о которой пойдет речь, на мой взгляд, именно из таких.

События происходили в нашем учебно-тренировочном ком­плексе в Ватутинках несколько лет назад. Наступил поздний вечер, и по базе объявили отбой. Мы вместе с несколькими ребятами – Самодиным, Кириченко, Гусевым и Лешей Березуцким – возвращались к себе в номера, которые распо­лагались на последнем, четвертом этаже. А Вася Березуцкий в это время немного задержался на массаже. Во всем здании уже выключили свет, поэтому в коридоре и на этаже можно было различить только силуэты. Тут и родилась у одного из наших (умышленно не стану называть его фамилию) задумка приколоться над Братом. Он попросил у меня теплую зим­нюю куртку и шапку, и мы быстренько заскочили за ними в номер. Шутник натянул все это на себя, и шоу началось! Как только мы заслышали шаги Васи, то мигом разбежались по комнатам, оставив себе маленькие щелки, чтобы видеть происходящее. А наш приятель спрятался в углу. Когда Васек открыл дверь на этаж, к нему с истошным воплем и вытара­щенными глазами метнулся самый настоящий карлик!!! На самом деле это был сам организатор розыгрыша, который до этого специально отрабатывал бег на коленках. Но Брат-то ничего не знал! И потому в ситуации он сориентировался так, как подсказал ему инстинкт самосохранения. А именно – со всей силы врезал «карлику» с ноги.

В последующие несколько минут все просто лежали на полу от смеха, включая жертву розыгрыша, а также «карлика», ко­торый, к счастью, не пострадал. И еще долго все участники события, за исключением, наверное, Васька, не могли скрыть своих веселых улыбок, заходя на последний этаж армейской базы.


87. У тебя есть любимая кричалка?
«Эй, Семак, давай забей». Шучу, конечно. Помню, в 2007-м в матче против «Москвы», за которую в то время как раз выступал Сергей, наши болельщики за­рядили эту кричалку, за что я потом хорошенько покритиковал их в прессе. По иронии судьбы, именно Семак забил в наши ворота победный гол, и меня очень возмутило, что армейские фанаты под­держивают игрока чужой команды. Понятно, что кричалка эта культовая, равно как и личность самого Семака для некоторых представителей красно-синей торсиды. Да и сам я к Сереге отно­шусь очень хорошо. Но болельщики всегда должны быть за своих, разве нет? В арсенале наших фанов есть отличные кричалки и песни: «От тайги до британских морей», «Красно-синий самый сильный», «ЦСКА всегда будет первым» и еще целая куча других. Я их, кстати, все помню наизусть, разве что кроме знаменитой «Бомбы». Но ведь «Бомба» – самая длинная из всех существую­щих кричалок, и от слова до слова ее знают, наверное, всего не­сколько человек. Так что, думаю, этот маленький пробел фанаты мне простят.
88. Можешь ли ты сказать, что стал другим человеком после пережитой травмы?
Если честно, то здесь, на страницах этой книги я не хотел бы подробно останавливаться на своем повреж­дении. Травма и все, что с ней связано, – настолько глобальная и одновременно очень печальная для меня тема, что к ней нужен особый подход. Возможно, должно пройти еще какое-то время, прежде чем я буду готов разложить все по по­лочкам, подробно рассказать о том, что довелось пережить. Однако близкие люди убедили меня в том, что совсем обойти проблему стороной будет не совсем правильно. Поэтому из всего многообразия вопросов, посвященных этой травме, операции и длительному восстановлению, я оставил лишь этот. А к остальным, когда придет время, постараюсь вер­нуться.

Разрыв крестообразной связки колена – страшнейший ди­агноз для футболиста. Для того чтобы вернуться в игру, ему необходима серьезная операция. Другого пути попросту нет. Более полугода ты тратишь только на то, чтобы помочь своему колену приблизиться к тому самому, дотравматическому состоянию. Причем не все зависит от тебя. Многим требуется на это год или даже два.

Такие травмы – это вызов человеку, и вот что я вам скажу: кем бы вы ни были, профессиональным спортсменом или лю­бителем, ни в коем случае нельзя ставить на себе крест. И лучше не мучиться вопросом «Почему это случилось со мной?» (хотя от него вы никуда не уйдете). Самое главное – проконсультироваться у грамотного специалиста, который расскажет вам о вашей травме все. И настроить себя на ти­таническую работу, без которой невозможно восстановление. Другим человеком после травмы я не стал. Моя жизнь сейчас точно такая же, как и прежде, и – слава Богу! – одно из глав­ных мест в ней по-прежнему занимает профессиональный футбол. Но теперь за плечами есть период, который в корне отличается от остальных. Полгода мои мысли были заняты лишь одним: я должен сделать все, чтобы поскорее вернуться в большой спорт.

За это время как никогда остро ощущаешь, какое это огром­ное счастье – быть здоровым и играть в футбол. И теперь я не забываю об этом ни на секунду.


89. Что для тебя означает капитанская повязка?
Самый первый раз во «взрослом» футболе я вышел на поле с капитанской повязкой весной 2005 года. И сразу в матче со столичным «Спартаком». Многие помнят ту игру: за несколько дней до нее мы стали обладате­лями Кубка УЕФА. Матч пропускал Сергей Игнашевич, наш тогдашний капитан, и заменить его тренерский штаб дове­рил именно мне. Помню, что игра была по-настоящему ин­тересная, злая, и сценарий ее в чем-то совпал с финалом против лиссабонского «Спортинга». Соперник забил первым, однако затем мы взбодрились, начали показывать свою игру и забили в ворота соперника три безответных мяча. Напря­жение и последующая радость от победы полностью вытес­нили из подсознания тот факт, что на мне была капитанская повязка.

Настоящим капитаном я почувствовал себя гораздо позже, перед началом чемпионата-2008. Незадолго до этого руково­дители клуба объявили, что в начинающемся сезоне выво­дить команду на поле буду я. Не могу сказать, что только и грезил о том, чтобы заполучить повязку. В конце концов, столько отыграл без нее, и никаких проблем. Но все-таки капитанство – миссия очень почетная. Руководство заявило, что назначает капитаном Акинфеева, в первую очередь, по­тому, что он провел в структуре клуба больше лет, чем любой другой игрок. Я не знаю, как дальше сложится моя спортив­ная судьба, но очень горжусь тем, что дорос до капитанства именно в ПФК ЦСКА. Это родной клуб, в котором я состо­ялся как футболист. Если бы речь шла о какой-то другой команде, уверен, таких эмоций не было бы.


90. У кого из игроков, с кем ты пересекался, самая мощная энергетика?
Однозначно – Сергей Семак. От него исходит совер­шенно сумасшедший заряд позитивных эмоций. Се­режа– открытый, добрый человек, с ним очень легко общаться. Не хочу сглазить, но, надеюсь, что, несмотря на возраст, у Семака впереди еще много лет большого футбола. На лица большинства наших футболистов после пяти минут игры без слез не взглянешь – такое впечатление, что парни при смерти. А Серега, отпаши он хоть все 120, все такой же веселый и заводной. Я видел статистику: на Евро-2008 Семак пробегал за матч больше 15 километров, и, такое впечатле­ние, после тех игр легко бы осилил еще столько же. Заметил, что наши игроки вообще быстро устают от футбола. Это и понятно, если с самого детства играешь на «убитых» полях, да еще и в какой-нибудь «бей-беги». Если обратить внимание на Европу – там детей сразу учат именно играть в футбол, получать от него удовольствие. Да и газоны там, как правило, гораздо лучше. Поэтому и выдерживают мно­гие лет по двадцать профессиональной карьеры, а то и больше. Ну а у нас человек после 30 с небольшим отправ­ляется «пылить» в низший дивизион. Какая уж тут энерге­тика? Все мысли только о том, как бы обойтись без травм, а заодно дозаработать то, что не заработал раньше.
91. Каковы особенности питания спортсменов?
Если тренироваться с усердием, то кушать можно абсо­лютно все, не боясь потерять форму и набрать вес. За­прещенных продуктов у нас нет. Естественно, доктора составляют меню таким образом, чтобы организм получал все необходимые вещества – белки, углеводы, «правиль­ные» жиры. Я люблю мясные блюда, картошечку, часто сам делаю нехитрый, но очень вкусный салат, в котором всего три составляющие – помидоры, огурцы и майонез

Конечно, есть четкое распоряжение врачебной команды – никаких таблеток не принимать самостоятельно. Это по­нятно: сколько случаев было, что человек закапал в нос какие-то капли, а потом попался на допинге. Так что в моей аптечке только самые известные и безобидные препараты. Любопытная черточка: многие считают, что таблетки нельзя запивать газировкой типа колы. Открою секрет: в большин­стве случаев не только можно, но и нужно. После операции в Германии врачи настаивали, чтобы все лекарства я запивал именно ею. Оказывается, в такой среде таблетки лучше всего усваиваются и действуют как надо.


92. Зачем футболисты ругаются матом?
Конечно же, такие вещи никого из нас не красят. Ста­раюсь себя контролировать, но иногда эмоции берут верх. В жизни всегда стараюсь избегать матерных сло­вечек – хочется быть нормальным человеком, изъясняться на правильном русском языке, который очень богат. В игре, каюсь, проскакивает. Не хочу оправдываться, но, наверное, подобное неизбежно. Что называется, профессиональная лек­сика. Тот самый случай, когда игроки разных национальностей прекрасно понимают друг друга.

Могу с уверенностью утверждать, что владею некоторыми познаниями в области сербо-хорватского, чешского, поль­ского, турецкого и особенно португальского языков. Позна­ния эти крайне незначительны и практически на 100 процентов относятся к области ненормативной лексики. По­верьте, что зарубежные футболисты, покидая наши клубы, увозят с собой языковой багаж, который состоит не только из смеси бытовых и игровых русскоязычных слов. Вряд ли в этом есть хоть какой-то повод для гордости. Напротив, под­растающему поколению ни в коем случае не следует брать с нас пример.


93. Самый странный игрок из тех, с кем сводила судьба
По рассказам друзей-коллег я знаю, что иногда среди футболистов попадаются очень странные люди. Мне в этом смысле всегда везло: ребята на жизненном пути попадаются хорошие. Что же касается странностей око­лофутбольных, то здесь, пожалуй, есть о чем вспомнить. Скажу сразу – лично для меня это воспоминание не из при­ятных, но раз уж я решил говорить обо всем начистоту, так тому и быть.

Летом 2003 года мы играли против того самого злосчастного «Вардара», поражение от которого дало недоброжелателям ПФК ЦСКА обильную пищу для радости и издевок. Перед началом домашней игры я заметил, что один из македонских футболистов появился на поле в какой-то странной форме без «опознавательных знаков». Ни номера, ни фамилии на его майке не значилось. Удивительно, но он набрался наглости и хотел в таком виде начать играть, а судьи, естественно, ему это запретили. А дальше – картина маслом: этот красавец стоит у кромки поля, а администраторы при помощи кусков пластыря «рисуют» ему номер, а потом обычным маркером надписывают фамилию. И что бы вы думали? Именно парень в «деревенской» форме забил мне в итоге гол, и мы вылетели из квалификационного раунда Лиги чемпионов. Бывает и такое...


94. Бывало ли, что игроки противоположной команды относились к тебе с высокомерием?
Как правило, игрок игроку – друг и брат. Но исклю­чения бывают. Один такой случай имел место в Лон­доне, когда мы выходили на игру Лиги чемпионов с местным «Арсеналом». Любители футбола помнят, что в том розыгрыше домашний поединок мы выиграли со счетом 1:0, а англичане почему-то были очень недовольны судейством. И вот в Лондоне перед выходом на поле, когда футболисты обеих команд обычно перекидываются шуточками и желают друг другу удачи, Анри и компания как один от нас отвер­нулись, стояли с надменными и суровыми лицами. Злость и желание нас порвать буквально витали в воздухе. Ну и ладно, нам что, в монастырь от этого уходить? Вышли и сыг­рали – 0:0. Конечно, нам в тот раз очень повезло, но может, лондонцам стоило сделать лица попроще, и удача к ним по­вернулась бы?
95. Часто ли ты меняешься футболками с кем-то из коллег?
Нет, не часто. Думаю, многие заметили, что подобная практика у вратарей распространена куда меньше, чем у полевых игроков. Наверное, это как раз тот слу­чай, когда своя рубашка ближе к телу. Так получается, что го­раздо чаще свою форму я отдаю болельщикам, а не коллегам по амплуа. Впрочем, несколько голкиперских маек в моей коллекции все же есть. Во-первых, игровая футболка Канисареса – это, кстати, единственный обмен, который произо­шел по моей инициативе. Я не раз говорил, что раньше, будучи подростком, называл Сантьяго своим кумиром, да и

сейчас, повзрослев немножко, считаю его стиль игры одним из лучших для вратаря. Кроме того, есть еще футболки Ов­чинникова, Чеха и Стекеленбурга. Хранятся они все у меня дома, в обычной спортивной сумке. Думаю, что пока не при­шло время вешать «экспонаты» на стену или отводить для них специальный ящик. Рано еще.


96. По какому принципу ты выбираешь сторону монетки перед началом матча?
Особого метода – к примеру, всегда ставить на решку – у меня нет. Может и зря, потому что в предматчевой жеребьевке, где стороны с помощью арбитра разыг­рывают мяч и ворота, я обычно проигрываю. Не то чтобы всегда, но гораздо чаще, чем побеждаю. Любопытно, кстати, какие предметы используют арбитры для этого ритуала. У наших судей фантазия, как правило, не­богатая: чаще всего «вершителем судеб» выступает обычная двухрублевая монета. Помню, один раз на плохом поле она упала на ребро – вот смеху-то было!

Заграничные рефери в этом смысле креативнее. Кто-то пред­почитает старые, чуть ли не раритетные монеты из своих стран, другие используют даже не деньги, а фишки. В воздух подбрасывается специальный кругляш, наподобие тех, что даются в казино: одна сторона красная, другая черная. Бывает, кстати, что судьи свои «драгоценности» теряют. Не раз и не два мне приходилось возвращать им не только эти самые фишки, но и другие принадлежности: ручки, блок­ноты, карточки и даже свисток. Идешь себе по штрафной, смотришь – опа! – лежит. Не зря говорят: никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.


97. Сталкивался ли ты с дедовщиной в футболе?
С какими-то возмутительными случаями, когда игроки поопытнее стараются всячески доказать молодым свое превосходство, я, к счастью, не сталкивался. За что очень благодарен судьбе – и в сборных, и в клубе она сводила меня с порядочными и отзывчивыми людьми. Другое дело, что в футбольной кухне есть нюансы, которые все посвященные воспринимают совершенно нормально. К при­меру, мячи на тренировку обычно носит молодежь. Не в том, естественно, смысле, чтобы возить их с собой в машине или метро. Они сложены в определенном месте на базе, и каж­дый раз нужно тащить их до тренировочного поля, а потом обратно. В 2003-м, помню, все время приходилось плестись с двумя увесистыми сетками. Но я особо не роптал, ведь так заведено везде.

Места в самолете, опять-таки, старшим достаются обычно в начале салона, а те, кто помоложе, располагаются ближе к концу. Если имеешь авторитет, можно даже опустить спинки кресел, которые находятся впереди, чтобы соорудить что-то наподобие лежака. Но количество мест ограничено, поэтому такое позволено далеко не всем. В автобусе, где особо не раз­вернешься, ребята поопытнее рассаживаются по одному, а не по два. Впрочем, в ПФК ЦСКА подобными мелочами дело и заканчивается. В остальном все у нас абсолютно равны.


98. Какой все-таки метод предпочтительнее для наших игроков: кнут или пряник?
Однозначного ответа здесь нет, и быть не может. Как можно говорить о каком-то универсальном рецепте, если и тренеры, и футболисты – все люди разные? Тренер должен уметь прикрикнуть или, наоборот, успокоить, разрядить обстановку какой-нибудь шуткой, в конце концов. Если говорить предметно, то на память приходят две блиста­тельные тренерские установки, которые перевернули нашу игру с ног на голову, заставили поверить в себя и добиться впечатляющего успеха.

Первая – установка Валерия Газзаева в перерыве финаль­ного матча на Кубок УЕФА с лиссабонским «Спортингом», когда к перерыву мы проигрывали -0:1. Валерий Георгиевич буквально рвал и метал, выплеснул на наши головы такой шквал эмоций, что все буквально загорелись общей идеей. Мы вышли не просто побеждать, а рвать этот «Спортинг» на глазах его поклонников, которые вели себя так, как будто кубок уже был у них в руках. Отведав «кнута» от Газзаева, мы первыми завоевали для России европейский трофей, при­чем сделали это в красивом и уверенном стиле. На другую чашу весов ложится «пряник» Гуса Хиддинка после откровенно слабой игры с испанцами на групповом этапе Евро-2008. Голландский наставник не стал беседовать с нами на повышенных тонах, а предпочел спокойно разо­браться в ситуации, заставить игроков поверить в свои силы. Хиддинк сумел убедить каждого футболиста, что он может

действовать в десятки раз лучше, чем показал это в игре с ис­панцами. И хотя эта команда в полуфинале снова оказалась нам не по плечу, свою главную миссию голландец выполнил «на отлично»: сборная России вернулась из Австрии и Швей­царии с бронзовыми медалями.
99. У тебя скопилось уже много командных и индивидуальных наград. Какие из них самые дорогие?
Наверное, в полной мере ответить на этот вопрос я смогу лишь по прошествии лет, когда игровая карь­ера подойдет к концу. Я знаю, что в жизни каждого футболиста настает момент, когда он перебирает в руках все свои трофеи и размышляет о том, чего ему удалось достичь в спорте. Хочется верить, что со мной это произойдет еще не скоро. Но уже сейчас я могу сказать, что кое о чем буду вспо­минать с большим удовольствием.

Ну скажите мне, как можно сравнивать медаль за победу в Кубке УЕФА с первым «взрослым» золотом, добытым в 2003-м? И что ценнее – три золотые кубковые медали или одна единственная «бронза» с чемпионата Европы? Все индиви­дуальные призы также имеют для меня одинаковую значи­мость: перчатки лучшему вратарю страны от РФС, награды уважаемых спортивных изданий, прекрасный кубок, пода­ренный Валентиной Тимофеевной Яшиной. Среди трофеев есть и такие, о которых почти никто не знает. К примеру, один мой хороший товарищ, солидный бизнесмен, после сотого «сухого» матча преподнес мне красивую золотую перчатку с высеченной цифрой 100.

Почти все эти призы хранятся у родителей, в специальном стеллаже. Я думаю, это правильно. Только мама и папа спо­собны оценить, каким трудом дается каждый новый трофей, который я с гордостью приношу в наш дом.
100. Наверняка поклонницы посвящают тебе много стихов. Какие строки для тебя самые-самые?
Не буду хвастаться, но болельщицы действительно часто радуют меня новыми стихотворениями. Как-то раз на моем блоге спонтанно возникло что-то вроде творческого конкурса: люди начали оставлять комментарии в стихах, причем написаны они были, как правило, весьма складно. Однажды, когда день выдался очень тяжелым, я при­шел домой, залез в интернет и начал их читать. Попадались просто удачные строчки, четверостишия и даже поэмы. И почти сразу настроение улучшилось, потому что я понял: наша команда и я, ее вратарь, людям небезразличны. И все же мое самое любимое стихотворение не найдешь ни на одном блоге. Оно было написано другом нашей семьи, Ольгой Никитиной, несколько лет назад, когда я только на­чинал свой футбольный путь. Сейчас стихотворение поме­щено в рамочку и висит на стене в родительском доме. И мне,

и маме с папой очень дороги эти строки, и в своей книге я хотел бы привести их полностью, тем более что в прессе мелькали только отдельные четверостишия. И пусть некото­рые обороты не покажутся вам слишком возвышенными: главное, что человек писал от чистого сердца, и, я думаю, при чтении все это почувствуют.


«Возвращайся с победой, сынок», –

На прощание мать перекрестит

И взгрустнет, и уткнется в платок,

Ожидая от сына известий.


Будет долго стоять у окна,

Все глядеть и глядеть на дорогу,

Да в сердечных молитвах без сна

И спрошать для сыночка подмогу.


Будет то выходить на балкон,

То тихонько ходить по квартире,

Представлять, как сражается он,

Словно в рыцарском древнем турнире,


Будут чудиться ей наяву

Рев болельщиков, бой барабанов,

Будет видеться битва в дыму...

Комментаторы с телеэкранов,


Возбужденный ведя репортаж

Про атаки, про круг обороны,

Отмечают по множеству раз

Вратаря красно-синих персону.


Этот парень – надежный оплот,

Постоянно ребят выручая,

Столько сил и души отдает,

Честь команды своей защищая.


В спорте он с ранних лет преуспел,

Позабыв баловство и забавы,

А в семнадцать – совсем повзрослел,

Став голкипером сборной по праву.


Можно ль было мечтать нам о том,

Чтобы этот пацан симпатичный

Лучшим стал молодым вратарем

На планете на нашей отличной?


Пусть взрастает его мастерство,

Пусть крепчают и нервы, и вера,

Пусть спокойность и честность его

Будут всей молодежи примером.


Пусть удача с ним рядом идет.

Пусть минуют невзгоды и беды,

Пусть счастливо летит он вперед

К пьедесталам на крыльях Победы


Пусть с футбольного поля всегда

Он выходит – герой-победитель,

Пусть на многие лета, года

Бережет его ангел-хранитель.


Пусть продлится златая пора –

Ничего еще в жизни не поздно,

Ведь футбол – это просто игра,

Но в футболе все очень серьезно.


* * *
И когда возвратится сынок,

Мать накормит его, перекрестит,

И к медалям – лавровый венок

Над уснувшим героем повесит.



Игорь АКИНФЕЕВ
Вратарь. Родился 8 апреля 1986 года.

Воспитанник футбольной школы ПФК ЦСКА.

Заслуженный мастер спорта России (2005).

Чемпион России – 2003, 2005, 2006.

Обладатель Кубка России – 2005, 2006, 2008.

Обладатель Суперкубка России – 2004, 2006, 2007, 2009.

Обладатель Кубка УЕФА – 2005.

Бронзовый призер чемпионата Европы – 2008.

Член Клуба им. Льва Яшина (с 2008 года).

Обладатель приза лучшему вратарю России, учрежденного

журналом «Огонек» – 2004, 2005, 2006, 2008.

Кавалер ордена Дружбы.



Кавалер ордена Трудовой Славы III степени.
1   2   3   4

  • 81. Самый тяжелый сбор в твоей жизни
  • 82. Какой пенальти в твои ворота запомнился больше остальных
  • 83. Чем кидались в тебя чужие болельщики во время матчей
  • 84. Случалось ли волноваться во время перелетов
  • 85. На выезде тебе приходилось жить в необычных условиях
  • 86. Самый памятный розыгрыш
  • 87. У тебя есть любимая кричалка
  • 88. Можешь ли ты сказать, что стал другим человеком после пережитой травмы
  • 89. Что для тебя означает капитанская повязка
  • 90. У кого из игроков, с кем ты пересекался, самая мощная энергетика
  • 91. Каковы особенности питания спортсменов
  • 92. Зачем футболисты ругаются матом
  • 93. Самый странный игрок из тех, с кем сводила судьба
  • 94. Бывало ли, что игроки противоположной команды относились к тебе с высокомерием
  • 95. Часто ли ты меняешься футболками с кем-то из коллег
  • 96. По какому принципу ты выбираешь сторону монетки перед началом матча
  • 97. Сталкивался ли ты с дедовщиной в футболе
  • 98. Какой все-таки метод предпочтительнее для наших игроков: кнут или пряник
  • 99. У тебя скопилось уже много командных и индивидуальных наград. Какие из них самые дорогие
  • 100. Наверняка поклонницы посвящают тебе много стихов. Какие строки для тебя самые-самые