Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


И в российских органах власти монография




страница1/9
Дата16.02.2018
Размер3.23 Mb.
ТипМонография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Красинский Владислав Вячеславович ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ НА ВЫБОРАХ И В РОССИЙСКИХ ОРГАНАХ ВЛАСТИ Монография МОСКВА 2014 Красинский Владислав Вячеславович – аналитик, эксперт по проблемам криминологии, терроризма и национальной безопасности, ученый - юрист. Доктор юридических наук, член Общественного научно-методического консультативного Совета при ЦИК России Рецезенты: Дамаскин О.В., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации Керимов А.Д., доктор юридических наук, профессор К 78 Красинский В.В. Организованная преступность на выборах и в российских органах власти: монография. М.: Юрлитинформ, 2014. ISBN 978-5-4396-0589-7 DOI https:doi.org10.18411g-2017-757 В монографии рассматриваются актуальные проблемы участия представителей организованной преступности в формировании и функционировании органов власти и управления в Российской Федерации, предпринимаемые государством меры по противодействию криминализации органов публичной власти в Российской Федерации, предложения по совершенствованию антикриминальной и антикоррупционной политики. Книга предназначена для государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов, преподавателей и аспирантов юридических вузов и факультетов, представителей политических партий, СМИ и правозащитных организаций. @ В.В. Красинский @ Издательство «Юрлитинформ» СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………… 4 1 РОЛЬ И МЕСТО ПРЕСТУПНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (СООБЩЕСТВ) В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА……………………………………………………………… 10 2 ПАРТИЙНЫЕ СПИСКИ НА ВЫБОРАХ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ШЕСТОГО СОЗЫВА: КАНДИДАТЫ С УГОЛОВНЫМ ПРОШЛЫМ И АНТИКРИМИНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА…………………………………………. 30 3 МУНИЦИПАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЫБОРЫ В КОНТЕКСТЕ УСТРЕМЛЕНИЙ ПРЕСТУПНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (СООБЩЕСТВ)………………………………………………………… 44 4 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ………………………………........……. 65 5 6 МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ………………………………………………… ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ОТДЕЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В РАМКАХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ…..……………………………….…………… 159 200 ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………. 219 ЛИТЕРАТУРА………………………………………………………..... ПРИЛОЖЕНИЯ…………………………………………………………. 236 247 Светлой памяти Артюшиной Ларисы Иосифовны посвящается ВВЕДЕНИЕ Одну из главных угроз для безопасности России в настоящее время представляет сращивание криминальных структур с органами государственной и муниципальной власти в Российской Федерации, их притязания на участие в политике и получение доступа к управлению государством и регионами. Организованная преступность стремится расширять сферы своего влияния и для этого пытается активно использовать процесс организации и проведения выборов. Поэтому в ходе государственного контроля за соблюдением законности избирательного процесса, защиты политических прав граждан Российской Федерации, привлечения к юридической ответственности за нарушение конституционных прав участников выборов акту­альной проблемой становится противодействие органов управления, избирательных комиссий и правоохранительных структур проникновению криминалитета в органы государственной власти и местного самоуправления. Кандидаты, связанные с организованной преступностью, а также лица, ранее осужденные за тяжкие преступления, участвуют в выборах депутатов Государственной Думы Феде­рального Собрания Российской Федерации и законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Такие факты отмечались в Кабардино-Балкарской Республике, Республике Тыва, Алтайском, Краснодарском, Приморском и Хабаровском краях, Архангельской, Камчатской, Магаданской, Московской, Мурманской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Пензенской, Пермской, Ростовской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Свердловской, Тамбовской, Томской, Челябинской областях, городах Москве и Санкт-Петербурге и др1. По данным проведенного Фондом «Общественное мнение» Всероссийского опроса городского и сельского населения 44 субъектов Российской Федерации, 76 опрошенных граждан утверждают, что в органах власти региона, в котором они проживают, присутствуют представители криминального мира, лица, связанные с организованной преступностью. 63 респондентов заявляют, что таких примеров достаточно много2. Многим кажется, что сегодня в региональных органах власти стало больше представителей криминалитета, чем в 90-е годы (14 считают, что доля криминала во власти осталась прежней, 10 - что она уменьшилась). 70 респондентов утверждают, что в их регионах представители криминального мира баллотируются на различные выборные посты в органы власти, причем 56 полагают, что это происходит довольно часто3. Яркими примерами личного участия известных представителей организованной преступности в федеральных и региональных выборах являются выдвижение кандидатуры лидера преступного сообщества «Уралмаш» А. Хабарова на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и избрание его в Законодательное Собрание Свердловской области, получение депутатского мандата Тульской областной Думы криминальным лидером Н. Новиковым, избрание депутатом Законодательного Собрания Красноярского края А.Быкова. В 1995 г. в борьбе за депутатские мандаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации участвовали 87 ранее судимых или находящихся под следствием претендентов. В ходе федеральной избирательной кампании 1999 г. органами МВД, ФСБ и Центризбиркомом России были выявлены и раскрыты уже сотни таких случаев1. По материалам органов безопасности было отведено более 50 кандидатов в депутаты, имевших криминальное прошлое2. Только в одной избирательной кампании по выборам депутатов Законодательного Собрания Новосибирской области в 1998 г. участвовали 10 ранее судимых граждан, в т.ч. известные лидеры преступных сообществ3. Многочисленные факты выдвижения и регистрации кандидатов с уголовным прошлым были зафиксированы в ходе выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации 8 сентября 2013 г. Наибольшее количество зарегистрированных кандидатов, представляющих интересы криминальных структур, было отмечено на выборах депутатов Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан – 13. 11 ранее судимых кандидатов баллотировалось на выборах депутатов Законодательного Собрания Забайкальского края и выборах депутатов Законодательного Собрания Владимирской области. 10 ранее судимых кандидатов участвовало в выборах народных депутатов Республики Саха, 8 – на выборах депутатов Народного Хурала Республики Бурятия, 7 – на выборах в Законодательное Собрание Ростовской области. Исключительная ситуация сложилась в Республике Марий Эл после избрания в январе 1997 г. на пост Президента Республики В.А. Кислицына, в отношении которого органами внутренних дел возбуждалось свыше 5 уголовных дел по хозяйственным преступлениям, предусмотренным различными статьями УК РСФСР. В результате руководящие должности в администрации Президента и Правительстве Республики заняли неоднократно привлекавшиеся к уголовной ответственности: В.Н. Смирнов – министр Правительства Республики и Р.И. Репин – первый заместитель Главы Правительства Республики1. Наиболее привлекательным для представителей криминалитета остается муниципальный уровень выборов, где устремления преступных организаций (сообществ) направлены на замещение должностей глав местного самоуправления и получение депутатских мандатов в представительных органах муниципальных образований. Так, широкую огласку приобрело избрание на пост мэра г. Ленинска-Кузнецкого Кемеровской области трижды судимого Г.В. Коняхина, избрание мэром г. Нижний Новгород дважды судимого А.А. Климентьева. На муниципальных выборах 8 сентября 2013 г. в списках кандидатов в Екатеринбургскую городскую Думу было зафиксировано 7 граждан, имеющих уголовное прошлое, в Волгоградскую городскую Думу баллотировалось 5 ранее судимых кандидатов. В связи с резонансными уголовными делами на Кубани следуют упомянуть депутата по Раздольненскому избирательному округу С.Ю. Цеповяза и депутата Совета муниципального образования Кущевского района С. В. Цапка. Формирование и функционирование органов власти, которые покровительствуют организованной преступности, наносят ущерб экономике, ущемляют конституционные права и свободы граждан, способствуют росту социальной напряженности, дискредитирует институты государственной власти и разочаровывает население в демократических ценностях. Существующая криминогенная ситуация усугубляется проводимой в Российской Федерации уголовно-правовой политикой. Современное состояние уголовно-правового законотворчества характеризуется хаотичным и противоречивым подходом к попыткам противодействия преступности. В законотворчестве доминируют тенденции: освобождения от уголовной ответственности лиц за совершение широкомасштабных экономических преступлений; отказа от реальной борьбы с незаконным обогащением путем конфискации; введения системы денежных штрафов, позволяющей пользоваться ею состоятельным гражданам, для освобождения от реального наказания в форме лишения свободы; имитации сокращения преступности путем декриминализации общественно опасных деяний и др. Это означает выстраивание дискриминационной социальной системы в уголовно-правовой сфере на основе неравенства материальных возможностей граждан1. Проблема криминализации органов власти и осуществления антикриминальной политики государства приобретает особую значимость в связи с развитием деструктивных процессов в социально-экономической и общественно-политической сферах (монополизация политической власти, партийная коррупция, протестная активность населения, обострение межнациональных и межконфессиональных отношений, деградация и дискредитация властных институтов и др.), а также необходимостью выработки предложений по их нейтрализации. С учетом этого в данной работе предпринята попытка выявить и раскрыть роль и место преступных организаций (сообществ) в политической системе российского общества, исследовать избирательные кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, региональные и муниципальные выборы в контексте устремлений криминальных структур, обосновать основные направления противодействия государственных и муниципальных органов криминализации публичной власти в Российской Федерации, сформулировать предложения по совершенствованию законодательных актов Российской Федерации в сфере противодействия криминализации органов публичной власти. 1. РОЛЬ И МЕСТО ПРЕСТУПНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (СООБЩЕСТВ) В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Криминализация российского общества справедливо рассматривается ведущими российскими юристами в качестве угрозы конституционному строю. По словам Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В. Зорькина, «с каждым днем становится все очевиднее, что сращивание власти и криминала по модели, которую сейчас называют «кущевской», - не уникально. Что то же самое (или нечто сходное) происходило и в других местах – в Новосибирске, Энгельсе, Гусь-Хрустальном, Березовске и так далее… Криминал подрывает основы нашей хрупкой правовой системы, основы нашей социальной, политической и экономической жизни. Он посягает на все социальные скрепы. Он разлагает ткань нашего весьма незрелого гражданского общества. А порою и выступает в качестве соискателя на роль социального начала, подменяющего собой гражданское общество. Криминал подрывает основы общественного благополучия и стабильности. И, конечно же, он превращается в основное препятствие на пути общественного развития»1. Рост активности организованных преступных организаций (сообществ), связанный с попытками избрания в органы государственной власти и органы местного самоуправления, обусловлен заинтересованностью преступных организаций в постоянном наращивании своих доходов, прямой зависимостью официальной и теневой экономической деятельности от политической конъюнктуры в Российской Федерации, желанием руководителей и участников криминальных структур обеспечить личную безопасность2. Для представителей криминалитета избрание на выборную должность и получение депутатского мандата представляются исключительно значимыми. Во-первых, факт наделения бандитов властными полномочиями легализует их криминальное прошлое и ставит под сомнение связи с преступными сообществами (организациями). Во-вторых, замещение выборных публичных должностей и принадлежность к органам народного представительства создают видимость реализации бандитами властных полномочий от имени и по поручению народа. В-третьих, официальное задействование материальных, финансовых, информационных, юридических и иных ресурсов государства заметно расширяет сферы и силу воздействия преступных сообществ (организаций) на общественные процессы внутри страны и за ее пределами. Социальной базой обновленных преступных организаций становится поколение конца 80-х годов XX века, мировоззрение которого формировалось на уголовной субкультуре, антиобщественных нормах и героизации представителей криминалитета в средствах массовой информации. В связи с расширением полномочий органов местного самоуправления по вопросам земельных отношений (проведение землеустроительных работ, переоформление прав на землю, утверждение правил землепользования и застройки, распоряжение земельными участками) наиболее привлекательным сегментом трудоустройства кандидатов, представляющих интересы криминалитета, являются выборные муниципальные должности и представительные органы местного самоуправления. Для проникновения в органы власти криминальными элементами используется смена фамилий, удаление своих персональных данных из региональных баз правоохранительных органов, а также продвижение «незасвеченных» ставленников (нередко близких родственников), не имеющих судимостей и выявленных связей с организованной преступностью. Изучение состава организованных преступных групп указывает на заметное участие в них бывших военнослужащих и сотрудников специальных служб, сращивание их с правоохранительными органами1. В ряде субъектов Российской Федерации материалы оперативно-справочных учетов информационных центров МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации сознательно искажаются коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, в полиции и судебной системе проходят службу амнистированные участники незаконных вооруженных формирований и лица, в отношении которых уголовное преследование было прекращено за истечением срока давности и примирением сторон. Анализ материалов избирательных кампаний свидетельствует, что все политические партии (и их региональные отделения) включали и продолжают включать в свои списки кандидатов из числа представителей криминалитета. Потенциал организованных преступных групп активно используется на всех стадиях избирательного процесса. На этапе выдвижения преступные организации на возмездной основе включают своих кандидатов в списки избирательных объединений и осуществляют угрозы в адрес кандидатов – конкурентов. В нападениях на активистов партий принимают участие ранее судимые за тяжкие преступления граждане. В ходе предвыборной агитации криминальные агитаторы осуществляют подкуп избирателей, распространяют подложные и анонимные агитационные материалы, допускают иные нарушения законодательства о выборах. Так, 15 сентября 2010 г. ОМОН Республики Тыва «сорвал» встречу избирателей с представителями регионального отделения политической партии «Справедливая Россия» в буддийском монастыре Устуу-Хурээ. 6 кандидатов в Верховный Хурал Тувы приехали по приглашению настоятеля для проведения обряда благоденствия, призванного обеспечить победу партии на выборах. После обряда была запланирована «встреча» с избирателями. В 15.30 в дежурную часть ОВД по Дзун-Хемчикскому району поступил звонок от неизвестного о том, что на территории храма Устуу-Хурээ проводится сбор лиц, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности. По итогам проверки в райотдел были доставлены 42 человека для установления личности. В отношении 5 из них составлен протокол об административном правонарушении по статье 20.1 КОАП за оказание сопротивления при задержании. У одного из граждан изъято вещество с характерным запахом дикорастущей конопли. После разбирательства все задержанные были отпущены. Откуда в храме оказалось 42 ранее судимых человека, в МВД Республики Тыва пояснить не смогли1. Криминальные структуры осуществляют скрытое и легальное финансирование избирательных кампаний отдельных кандидатов и избирательных объединений, в результате чего выборы превращаются в процедуру «купли-продажи» власти2. Примером может служить уголовное дело в отношении депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.И. Головлева. В.И. Головлев, будучи заместителем главы администрации Челябинской области, незаконно провел приватизацию ряда государственных предприятий области в интересах конкретных хозяйствующих субъектов, за что в последующем, после выдвижения его кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации руководителями этих хозяйствующих субъектов были перечислены денежные средства в размере 97 миллионов рублей в его избирательный фонд1. Другим примером коррупции в избирательном процессе является уголовное дело в отношении 14 депутатов Тверской городской Думы во главе с ее бывшим председателем В. Почтаревым. Указанная группа «народных представителей» отрабатывала деньги финансовых спонсоров их избирательной кампании путем принятия противоправных нормативных актов2. В 1995 г. организованное преступное сообщество «Уралмаш» оказало финансовую поддержку и иным образом активно содействовало избранию одного из претендентов на должность губернатора Свердловской области. Между тем, информация о связях с криминалом может использоваться для дискредитации кандидатов-соперников или отказов в регистрации кандидатов. Например, в ходе выборов 13 марта 2011 г. кандидату в депутаты Совета народных депутатов г. Владимира двадцать шестого созыва по одномандатному избирательному округу № 10 г. Мартынову В.Н. (якобы «в криминальных кругах - Мартын»), были приписаны 6 статей УК РФ, хотя на сайте избирательной комиссии в сведения о наличии у кандидата неснятых и непогашенных судимостей не подтвердились.  В ходе избирательной кампании, назначенной на 10 октября 2010 г., в Самарской области было отказано в регистрации кандидату А. Деминой, на протяжении четырех созывов являвшейся депутатом Самарской губернской Думы, на основании того, что в подписных листах не были указаны сведения об отсутствии у нее судимости3. Приведенные примеры свидетельствуют об актуальности проблемы криминализации политической системы российского общества и необходимости адекватного противодействия попыткам проникновения преступных организаций (сообществ) в органы государственной власти и местного самоуправления. Как отмечают отечественные исследователи, «непосредственное воздействие преступных сообществ на политико–правовые процессы в российском обществе свидетельствует в пользу их признания в качестве самостоятельного компонента политической системы Российской Федерации»1. По мнению В.М. Сырых, «в настоящее время организованная преступность в Российской Федерации является общеизвестным и бесспорно установленным фактом, с которым должны считаться как государство, так и юридическая наука. В соответствие с реалиями современной жизни надлежит привести и теоретические представления о политической системе Российской Федерации, дополнив ее таким специфическим, но действенным компонентом, как преступные сообщества»2. Другой позиции придерживается О.В. Мартышин: «Элементами политической системы являются именно легальные, не запрещенные законом организации, деятельность которых не направлена на разрушение господствующей системы. … Нельзя считать элементом политической системы организации, стремящиеся свергнуть существующий строй, разрушить господствующую политическую систему и установить новую»3. Аргументация О.В Мартышина представляется дискуссионной, поскольку подавляющее большинство преступных организаций (сообществ) не преследует экстремистских целей – насильственного свержения конституционного строя и разрушения господствующей политической системы. Криминальные структуры, напротив, стремятся использовать существующий государственный механизм и муниципальный аппарат в своих интересах, максимально оперативно и органично легализовать свой статус в политической системе. Чтобы отделить преступные организации (сообщества) от иных социальных явлений и институтов политической системы, проведем терминологический анализ рассматриваемой предметной области. В соответствии с частью 4 статьи 35 УК РФ преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность либо в форме структурированной организованной группы, либо в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством. Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации)1. Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения1. Руководство преступным сообществом (организацией) может выражаться: в определении целей, в разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации), в подготовке к совершению конкретных тяжких или особо тяжких преступлений, в распределении ролей между членами сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений, в принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества, в конспирации и в распределении средств, полученных от преступной деятельности. Руководитель преступного сообщества разрешает все внутренние конфликты и следит за образом жизни членов группы, требуя от них соблюдения внешне законопослушного поведения в целях обеспечения конспирации и предотвращения разоблачения группы. Он обеспечивает целостность и стабильность состава группы2. В.А. Жбанков обращает внимание на существование системы региональных и межрегиональных связей, направленных на расширение организованной преступной деятельности3. К функциям руководителя преступного сообщества (преступной организации) следует также относить принятие решений и дачу соответствующих указаний участникам преступного сообщества (преступной организации) по вопросам, связанным с распределением доходов, полученных от преступной деятельности, с легализацией (отмыванием) денежных средств, добытых преступным путем, с вербовкой новых участников, с внедрением членов преступного сообщества (преступной организации) в государственные, в том числе правоохранительные, органы1. Анализ судебно-следственной практики показывает, что распределение ролей между членами преступного сообщества (организации) предполагает квалифицированное осуществление согласованной с руководством преступного сообщества профессиональной деятельности в рамках: - планирования преступной деятельности и «наводки» (подбора объектов криминальной заинтересованности и добывания первичной информации о них); - оперативного сопровождения функционирования и обеспечения собственной безопасности преступного сообщества (уголовная разведка и контрразведка); - боевого сопровождения преступной деятельности (отдельных силовых акций); - финансового и материально-технического обеспечения преступной деятельности (распределение преступных доходов и легализация денежных средств; обеспечение жильем, транспортом, оружием, средствами связи и др.); - правового обеспечения подконтрольных криминальным структурам организаций и предприятий, юридической защиты членов преступного сообщества – фигурантов уголовных дел; - административного, информационного и политического прикрытия организованной преступной деятельности. По мнению В.М. Сырых, от легально действующих общественных объединений преступное сообщество отличается двумя признаками2: оно действует нелегально (организация и деятельность прямо запрещены законом); сообщество ставит своей целью совершение тяжких или особо тяжких преступлений типа захвата власти неконституционным путем, пропаганды национальной или религиозной розни, совершения хищений имущества в больших размерах, совершения заказных убийств и др. В зависимости от сферы противоправных посягательств преступные сообщества подразделяются В.М. Сырых на уголовные и политические1. Интересы уголовных преступных сообществ остаются преимущественно в экономической сфере. Такие сообщества, как правило, не поднимаются до уровня политической деятельности и не ставят своей непосредственной целью воспрепятствование деятельности государства, его органов, смену власти или политического режима. Политические преступные сообщества, наоборот, ставят своей непосредственной целью захват власти неконституционным вооруженным путем, организацию мятежей, а также совершение действий, препятствующих нормальной деятельности государства, его органов и должностных лиц. Такая классификация преступных сообществ нуждается в корректировке. В настоящее время практически не осталось «чистых» уголовных или политических преступных сообществ. Любое преступное сообщество заинтересовано в стабильном финансировании, прочной экономической базе и надежном (легальном) административно-политическом прикрытии. Поэтому в деятельности подавляющего большинства преступных организаций (сообществ) проявляется политический аспект в виде стремления к завоеванию (удержанию, использованию) государственной власти, связанного с последующей переориентацией государственных и муниципальных политических институтов на постоянное обслуживание криминальных интересов. Анализ места и роли преступных организаций (сообществ) в политической системе общества следует проводить с учетом требований (критериев), предъявляемых ко всем институтам политической системы. В соответствии с положениями теории государства институты политической системы общества должны отвечать двум основным критериям: организационному и политическому1. Организационный критерий означает внутреннюю упорядоченность и оформленность элемента (наличие специфических задач, функций, иерархия, автономность), а политический критерий предполагает политический характер деятельности элемента, которая раскрывается в нескольких аспектах: а) способность выражать политические интересы определенной социальной группы; б) способность участвовать в политической жизни, т.е. иметь непосредственное или опосредованное отношение к завоеванию, удержанию или использованию государственной власти; в) способность следовать в своей деятельности определенной политической программе и руководствоваться политическими нормами. Современные преступные организации (сообщества), действующие на территории Российской Федерации, соответствуют названным критериям. К числу специфических задач преступных организаций (сообществ) по участию в политической системе следует отнести: - замещение выборных и назначаемых должностей с целью последующего использования должностных полномочий в интересах преступных организаций (сообществ); - формирование в федеральных и региональных органах государственной власти депутатского корпуса, лоббирующего принятие нормативных правовых актов, политических, административных и иных официальных решений в интересах преступных организаций (сообществ); - приобретение иммунитетов выборных должностных лиц и депутатской неприкосновенности. Названные политические задачи преступных организаций (сообществ), участвующих в политической системе, неразрывно связаны с экономическими: - легальный передел рынков сырья, недвижимости, товаров и услуг в интересах организованных преступных групп; - установление контроля над прибыльными бюджетообразующими предприятиями и высокорентабельными отраслями экономики (строительство, топливно-энергетический комплекс, добывающая промышленность, учреждения кредитно-финансовой сферы); - неправомерное получение дополнительных льгот и преференций (экспортно-импортные операции, налоги, лицензионная деятельность, квотирование) - неправомерное получение кредитов и управление бюджетными средствами в интересах преступных организаций (сообществ). Решению преступными сообществами своих экономических задач способствует зависимость судебной системы от федеральных и региональных органов исполнительной власти, которая в сочетании с выборочным правоприменением позволяет криминальным лидерам осуществлять рейдерские захваты имущественных комплексов, проводить «недружественные поглощения» интересующих хозяйствующих субъектов, использовать процедуру банкротства конкретных предприятий в интересах преступных организаций. По данным МВД России, в 2, 7 тыс. уголовных дел по экономическим составам, расследованных органами внутренних дел в январе-марте 2013 г., была установлена причастность организованных групп и преступных сообществ. Одной из наиболее криминализированных остается сфера финансово-кредитных отношений, в которой выявлено более 19,5 тыс. квалифицированных преступлений1. Преступные сообщества стремятся «сопровождать» даже реализацию приоритетных национальных проектов. Так, в 2012-2013 г. имели место крупные хищения средств государственных кампаний, предназначенных для инвестирования в развитие ЖКХ, промышленности, транспортной инфраструктуры. В ходе прокурорских проверок установлены факты хищений денежных средств, выделенных из Фонда содействия реформированию ЖКХ и предназначенных для проведения капитального ремонта многоквартирных домов. Выявляются случаи перечисления денежных средств на счета аффилированных коммерческих структур и привлечения к выполнению работ организаций-посредников, имеющих признаки фирм-однодневок. В деятельности управляющих компаний и коммунальных организаций распространены криминальные посягательства на денежные средства, уплаченные гражданами за жилищно-коммунальные услуги. В целом за 2010 г. органами прокуратуры в сфере ЖКХ выявлено более 130 тыс. нарушений законов. Правоохранительными органами по материалам, направленным прокурорами, возбуждено 200 уголовных дел2. Надзорная практика Генеральной прокуратуры Российской Федерации показывает, что сферами повышенного коррупционного риска являются расходование бюджетных средств, осуществление государственных закупок и федеральных программ, размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд3. Прокурорами выявляется значительное количество нарушений законов при исполнении доходных и расходных частей бюджетов, в том числе нецелевое использование бюджетных средств. Как отметил Президент Российской Федерации, нецелевые расходы, включая прямое воровство и «откаты», составляют не менее триллиона рублей1. Наблюдается устойчивая тенденция к росту числа выявляемых нарушений на всех этапах закупочной деятельности (особенно при размещении заказа). Так, по результатам проверок, проведенных органами прокуратуры в 2008 г., выявлено более 14 тыс. коррупционных нарушений законов о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд; в 2009 г. - почти 20 тыс.; в 2010 г. - более 32 тыс. Неправомерная деятельность недобросовестных представителей государственных заказчиков и предпринимателей создает реальную угрозу национальной безопасности, подрывает авторитет власти, препятствует конкуренции и сдерживает социально-экономическое развитие страны2. Несмотря на предпринимаемые правоохранительными органами меры, криминогенная обстановка в Российской Федерации продолжает оставаться напряженной. Так, в 17 регионах России выросло число тяжких и особо тяжких преступлений. В январе-марте 2013 г. раскрыто почти 6 тыс. преступлений, совершенных организованными группами или преступными сообществами. Особую опасность для общества представляют организованные формы преступности, связанные с бандитизмом, терроризмом, экстремизмом, а также незаконным оборотом наркотиков и оружия. Пресечена деятельность 23 тыс. лидеров и активных участников организованных групп. Зарегистрировано 68 преступлений, связанных с организацией преступного сообщества или участием в нем. Согласно статистическим данным в 2012 году зарегистрировано 49 513 преступлений коррупционной направленности. Большинство из них (90,1), выявлено органами внутренних дел. Удельный вес преступлений коррупционной направленности в структуре преступности в Российской Федерации составляет 2,2. В то же время доля ущерба от коррупционных преступлений достигает 7,8 (20 821 800 000 руб.) из суммы ущерба от всей выявленной в стране преступности. Из числа преступлений коррупционной направленности, дела и материалы о которых находились в производстве в отчетный период, 75,8 (37 546) направлено в суд. В 2012 году было выявлено 13 565 лиц, совершивших преступления коррупционной направленности1. Как свидетельствуют материалы уголовной статистики, на основе коррупционной составляющей организованная преступная деятельность осуществляется при участии должностных лиц правоохранительных органов, сотрудничающих с криминальными структурами2. При этом, если ранее наиболее высокодоходные сферы незаконной деятельности находились под негласным контролем криминальных авторитетов, то в настоящее время наметилась тенденция к реализации преступных (в том числе коррупционных) схем руководителями крупных коммерческих организаций и должностными лицами органов государственной власти и управления. Анализ структуры коррупционной преступности показывает рост удельного веса мошенничеств, совершенных с использованием служебного положения (с 23 в 2011 г. до 31 в 2012 г.). Из лиц, привлеченных к ответственности за совершение преступлений коррупционной направленности, большинство работали в исполнительных органах государственной власти на уровне субъекта Федерации – 57; в органах местного самоуправления работали - 21,6, в органах государственной власти федерального уровня – 21,5. Среди работников правоохранительных органов, привлеченных к уголовной ответственности за коррупционные преступления, подавляющее большинство (63) являлись сотрудниками органов внутренних дел1. Следует констатировать, что к ответственности за коррупционные преступления привлекаются в основном представители низовых звеньев государственного аппарата и органов местного самоуправления. Удельный вес представителей органов государственной власти и управления среди осужденных взяткополучателей составляет менее 1 . Доля фактов взяточничества в крупном размере в общем числе выявленных – лишь 7,62. Как свидетельствует статистика МВД России, 47,4 раскрытых за январь-март 2013 г. преступлений совершены лицами, ранее нарушавшими закон (152,6 тыс.), в т.ч. 108,5 тыс. – ранее судимыми. Свыше 25 раскрытых преступлений относятся к категории тяжких и особо тяжких (38,5 тыс.)3. Тревогу вызывает сфера учета преступлений, формирования уголовно-правовой статистики и раскрываемость преступлений. Правоохранительные органы, в особенности полиция, ненадлежаще реагируют на поступившие сигналы о преступлениях. Не изжита практика сокрытия их от учета. При этом в первом полугодии 2013 г. более 425 тыс. преступлений, в т.ч. свыше 106 тыс. тяжких, остались нераскрытыми. Продолжается сокращение количества зарегистрированных преступлений, совершенных участниками организованных преступных формирований. Происходит расширение и укрепление экономической базы, усиление негативного влияния организованных преступных формирований как на территории нашей страны, так и за пределами России4. Масштаб задач, стоящих перед преступными организациями (сообществами), определяет выбор представителями криминалитета соответствующих методов борьбы за государственную и муниципальную власть. Роль преступных организаций (сообществ) в политической системе общест­ва выражается в их функциях, к числу которых относятся: а) представительство социально-политических интересов определенной части общества; б) фактическое осуществление отдельных государственно-властных полномочий («теневая» юстиция, воспитание и трудоустройство подростков из неблагополучных семей и др.); в) разработка и реализация политической стратегии и тактики борьбы за государственную власть в ходе выборов. Функция представительства социально-политических интересов проявляется в том, что кандидаты преступных организаций (сообществ) выражают интересы ряда социальных групп и располагают определенной поддержкой в обществе. Как справедливо отмечает О.В Дамаскин, «неразвитость партийно-политической системы в России, отсутствие полноценных политических партий, реально выражающих ин­тересы конкретных социальных групп, привели к тому, что партии стали разви­ваться по двум направлениям: либо представлять интересы вер­тикали исполнительной власти, либо превращаться в своего рода бизнес-проекты по зарабатыванию средств путем получения поддержки от власти в обмен на голоса при рассмотре­нии того или иного вопроса в законодательном органе»1. В связи с данными обстоятельствами коррупционная составляющая политиче­ского процесса стала выражаться в лоббировании одних законопроектов и тор­можении других в интересах конкретных финансово-промышленных групп, ко­торые финансируют партии и экономически стимулируют деятельность депута­тов, способных оказать влияние на решения законодательных органов. А по­скольку криминальные сообщества обладают немалым ресурсом влияния в сфе­ре экономики, отдельные политики и партийные функционеры, по существу, на­чинают выражать не только экономические, но и криминальные групповые ин­тересы. Традиционной практикой во многих регионах Российской Федерации стало назначение на должности за деньги или коррупционную ренту. Отсутствие ре­ального механизма формирования кадрового потенциала власти, неэффектив­ность форм подготовки и переподготовки кадров для государственной и муни­ципальной службы, полное отсутствие системы ротации управленческих кадров высшего звена – все это привело к системному кризису управления, его про­фессиональной деградации1. Неудивительно, что в этих условиях часть населения выступила в поддержку состоятельных, активных, деловитых и организованных представителей уголовного мира. Так, по данным проведенного Фондом «Общественное мнение» Всероссийского опроса городского и сельского населения 44 субъектов Российской Федерации, 4 опрошенных граждан полагают, что навести порядок в государстве могут только представители организованных преступных групп, потому что «криминал привык к дисциплине», «порядка больше в их среде». 2 респондентов считают представителей уголовной среды честными, справедливыми, умными людьми с большим жизненным опытом, умеющими держать данное слово («они жизнь лучше понимают», «они зачастую более порядочные, чем политики»)2. В общественном сознании населения некоторых субъектов Российской Федерации сформировались толерантность и симпатии среди населения в отношении избранных в органы государственной власти и местного самоуправления представителей преступных организаций и связанных с уголовной средой кандидатов на выборные должности. В ряде субъектов Российской Федерации представители криминалитета пользуются уважением среди населения. Необходимо отметить, что представители организованных преступных групп активно поддерживают усиление криминального влияния в обществе, в том числе в молодежной среде. Известны случаи организации спортивных секций, клубов по интересам, развлекательных центров и дискотек, находящихся под влиянием представителей организованной преступности и финансирующихся из их источников. Фактическое осуществление преступными организациями (сообществами) отдельных государственно-властных полномочий, обращение населения за помощью к криминалитету обусловлено наличием у криминальных структур выстроенной системы управления, в которой сочетаются постановка четких и реальных задач, минимизация бюрократической волокиты, распределение ролей, строгая подчиненность, контроль и взаимная ответственность исполнителей, а также аппарата принуждения. Как уже отмечалось выше, преступные организации (сообщества) принимают активное участие в борьбе за государственную власть1. Экономическая состоятельность преступных организаций (сообществ) и подконтрольных им финансово-промышленных структур позволяет представителям криминалитета выступать основными спонсорами избирательных кампаний, контролировать деятельность судей, избирательных комиссий, правоохранительных органов и СМИ. В период подготовки и проведения выборов кандидаты, представляющие интересы преступных сообществ, выступают как активные сторонники реализации партийных программ, демонстрируют готовность и умение решать социально-значимые вопросы: асфальтируют дороги, устанавливают памятные доски воинам-участникам Великой Отечественной Войны, строят детские площадки, стремятся участвовать в осуществлении культурно-воспитательных и патриотических мероприятий. Несмотря на это, пронизанный криминальными элементами и находящимися у них на содержании коррумпированными чиновниками и сотрудниками правоохранительных органов, сформированный за счет преступных доходов, выражающий личные и узкокорпоративные интересы государственный механизм власти в глазах населения постепенно утрачивает свою социально-политическую ценность. Государственная власть, осуществляемая антигосударственными элементами и противопоставляющая себя государству, не может эффективно и долговременно управлять общественными делами. Такой аппарат управления стратегически всегда будет нацелен на воспроизводство и охрану своих криминальных звеньев. Монополизация представителями криминалитета имущественных комплексов, финансовых потоков и правотворческих процедур муниципальных образований отдельных субъектов Российской Федерации позволяет им сохранять и трансформировать выгодные общественно-экономические и политические отношения с учетом динамики меняющейся обстановки. Наличие легальных прикрытий в федеральных и региональных органах власти, спецслужбах, правоохранительных, контрольно-надзорных и финансовых органах существенно затрудняет декриминализацию данного управленческого механизма. Проведенный анализ места и роли преступных организаций (сообществ) в политической системе российского общества свидетельствует об институционализации и частичной легализации криминальных структур в политической системе и исключительной общественной опасности подобного явления.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • Красинский Владислав Вячеславович
  • Дамаскин О.В.
  • Красинский В.В. Организованная преступность на выборах и в российских органах власти: монография
  • @ В.В. Красинский @ Издательство «Юрлитинформ» СОДЕРЖАНИЕ
  • Светлой памяти Артюшиной Ларисы Иосифовны посвящается ВВЕДЕНИЕ
  • 1. РОЛЬ И МЕСТО ПРЕСТУПНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (СООБЩЕСТВ) В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА