Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


И. Д. Лельчицкий Д38 Детское кино детям Дебют




страница5/8
Дата08.01.2017
Размер1.53 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8

Верность традициям
Занимаясь различными аспектами культуры почти всю свою сознательную жизнь – начав с должности методиста областного Дома народного творчества и пройдя школу руководства театрами области, отдел культуры г. Твери и вот уже более десяти лет занимаясь профессионально вопросами кинопроката, – прихожу к выводу о целенаправленном разрушении традиций языка и культуры русского народа.

В доказательство этому вопиет избыточное количество фактов из области любого вида искусств, но поскольку в настоящее время мне ближе кино, остановлюсь именно на его особенностях и специфике.

Разрушение детской киностудии им. Горького, Одесской киностудии, на которой в основном тоже снималось юношеское кино, образовало зияющие пустоты в детском кинематографе. Однако природа не терпит пустоты, и поэтому пустая ниша сразу же оказалась несанкционированной духовной свалкой хлама и нечистот, чуждой нашей внутренней сути и мировоззрению русского человека.

Понимая, что разрушить идеологию государственного патриотизма и любви к своей земле легче всего через внедрение в сознание юного поколения других стандартов мышления и другой идеологии, стрáны, имеющие постоянный интерес к нашим природным ресурсам и экономике, в настоящее время проводят очень мощную атаку на сознание нашего подрастающего поколения.

«Ужастики», «страшилки», дешевые мультяшки с этой «свалки» о торжестве силы, хитрости и подлости над умом, честью, правдой по демпинговым ценам или бесплатно внедряются нашим детям с утра до вечера по телеканалам, через DVD-диски, кинотеатры, и сеть Интернет.

Детское кино значительно поглупело, для его просмотра не требуется душевного труда и умственного напряжения – а ведь без них не может развиваться человек… Только труд, постоянная душевная и умственная работа может нас вывести из состояния рабочего скота в состояние человеческое.

В нашем детском кино, также как и в образовании, идет выхолащивание процесса обучения – на замену приходит натаскивание. Уходит доброта, сопереживание, искренность и общность людских интересов. Прививается индивидуализм, пошлость, терпимость, цинизм, приспособленчество вместо отстаивания правды, вместо воспитания законной гордости за свою страну и ее героическое прошлое. Идет пересмотр и переоценка нашей истории, прививка чуждых нам стандартов, низкопоклонства перед западным, особенно американским. Развитая индустрия Голливуда особо помогает внедрению этих мыслей в юные головы.

Массовый процесс загрязнения русского языка потоками блатной лексики, воровского жаргона выплескивается с киноэкранов, усиливаясь через его героев. Идеалы скромности и достоинства человека меняются на доступность и продажность, сексуальные мотивации и пошлейшие шутки занимают все более огромную территорию детского кинематографа и разрушающе действуют на детскую психику.

Детское кино должно быть орудием нравственности и духовной культуры, а не ее растлителем.

В свое время В. Г. Короленко писал: «Мне страшно подумать, что моим детям был бы непонятен мой язык, а за ним – и мои понятия, мечты, стремления, моя любовь к своей бедной природе, к своему родному народу, к своей соломенной деревне, к своей стране, которой хорошо ли, плохо ли, служишь сам».

Что мы можем противопоставить этой грязи? Где чистота и наивность, доброта и сострадание, нетерпимость к пошлости, героизм и патриотизм А. Роу, Р. Быкова, где В. Шукшин, С. Бондарчук, где новая поросль молодых режиссеров, работающая в традициях кинокультуры наших классиков М. Ромма, Л. Кулиджанова, С. Эзенштейна, А. Довженко, С. Герасимова?

К величайшему сожалению забываются слова замечательного детского писателя А. П. Гайдара о том, что для детей надо писать так же, как и для взрослых, только намного лучше. Эту мысль полностью можно отнести и к кинематографу.

Кроме того, что детских фильмов хорошего качества почти не снимается, детская аудитория оказалась неподготовленной к их восприятию. В общеобразовательной школе, гораздо меньше присутствующие в жизни человека виды искусств – музыка, рисование, хореография – имеют часы в программе. Существуют даже специализированные школы искусств, но кинообразование на школьном уровне в стране отсутствует, хотя именно кино признано самым воздействующим из искусств на сознание человека. Считаю, что необходимо ввести в школьное образование программу, основанную на лучших традициях русского кино, русских сказок, лучших экранизированных классических литературных произведений.

Полностью разделяю мысль, выраженную в резолюции ХI Всемирного Русского Народного Собора, состоявшегося в Москве в 2007 г., о том, что чаша современного русского языка (как и само кино – И. В. Демидов) переполнена до краев блокбастерами, римейками, постерами, тинэйджерами, сайтами, прайм-таймами, мультиплексами, словно бы Россия не рождала никогда Ломоносова, Даля, Достоевского, Толстого, Чехова и Шолохова, а одну только Эллочку-Людоедку, взявшуюся за первоначальное американское образование.

Преодоление множества кризисных явлений сегодняшнего периода российской истории невозможно без духовно-нравственного очищения и подъема общества, без опоры на классическую и народную, выдержавшую испытание временем русскую культуру и культуру народов России. Мы откровенно свидетельствуем, что невежество, пошлость, языковое и духовное бескультурье стало тревожной и прискорбной реальностью нашего времени.

Без кинообразования эрозия русской культуры станет еще более значительной и разрушительной. Пока не поздно, следует вернуть детское кино детям!..

В. В. СОЛДАТОВ

директор ГБООУ «Медновская санаторная школа-интернат»,

член Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России

(с. Медное Калининского района Тверской области)
Карта педагогической опасности

и двоедушие современных детей
У нас, взрослых, порой стынет в жилах кровь от того потока скверны и чернухи, который выливается ежечасно на наших детей. Мы, воспитанные на нечаевских «Приключениях Буратино» и арсёновской «Гостье из будущего», на журналах «Пионер» и «Костёр», музыке Евгения Крылатова и Юрия Антонова, мы закрываем глаза и ощущаем себя счастливыми, что выросли только на этом.

Очень часто мы отводим взгляд, стараясь не замечать наступающего зла. Малодушие? Жизнь по принципу «А мне это надо?» Мол, всё равно ничего не сделаешь. Свои бы нервы сохранить.

Но если мы родители и нам не безразлично то, что происходит в душах наших детей, если мы педагоги, и нам вверены эти пятнадцать, тридцать, семьдесят, сто, по сути дела, беззащитных, обманутых мальчишек и девчонок, на которых мы можем повлиять и которых мы выпускаем жить и творить в стране под названием Россия, то нам нужно, прежде всего, понять, как им сейчас, сегодня не по-человечески трудно.

Как часто задумывались мы о том, что переживают они, пытаясь не растоптать те зёрна добра, которые мы постарались вложить в их души, надеясь, что они как-то сами собой прорастут?

Толчком к написанию этой статьи послужили «Размышления вчерашней школьницы» Елизаветы Стариковой, опубликованные под названием «Чего не знают наши родители». Именно они – подчас гневные, подчас звучащие как исповедь современного подростка – приоткрывают завесу над тем, что вынуждены держать в тайне от нас наши дети, потому что это запредельно. Но под этим запредельным они уже расписались или готовы расписаться…

Многие родители и педагоги понимают, как фантастически изменилась «карта педагогической опасности» по сравнению с советской эпохой. География этой карты охватывает почти всё, с чем сегодня соприкасается ребёнок или подросток – кино, музыка, сотовый телефон, компьютерные игры, интернет, игрушки, мода, печатная продукция и периодика… И вектор изменений на этой карте выставлен на «быдловизацию» всего сущего в нашей стране, по меткому выражению И. Л. Волгина, профессора факультета журналистики МГУ и Литературного института им. А. М. Горького, члена РАЕН, современного писателя и историка.

Мы видим, как во имя этой цели ежечасно дискредитируются основные человеческие ценности: красота, любовь, доверие, семья, дети, творчество, труд, жизнь, счастье. В своей книге «Культуринтервенция» Н. Е. Маркова, руководитель Центра коммуникативных исследований Института социально-экономических проблем РАН, делает вывод о том, что за короткое время в России образовалась чуждая культурная среда. [Маркова 2002]

Нас и наших детей, в первую очередь, постоянно вынуждают переступать грань. Создаётся культурная среда для преступления нормы. В «Вопросах жизни» иеромонах Макарий (Маркиш) пишет: «Большинство людей изо дня в день руководствуются в жизни не публикациями в научных журналах, не абстрактными принципами и даже не религиозным учением, а нормой. Норма, в свою очередь, основываясь на тех или иных принципах и учениях, может меняться слабеть, укрепляться и пр.: это и есть главный фронт культурной войны».

Мы сотни раз слышали, что определённые компьютерные игры, которыми увлекаются подростки, обуславливают девиантность их поведения и, в конечном счёте, могут оказаться причиной совершения подростком или взрослым человеком преступления. Знакомы ли мы со смысловой «начинкой» этих игр, в которые они играют часами?

Давайте оставим в стороне популярные дум-образные игры, где происходит явная идентификация игрока со злом и дьяволом (Doom Ultimate / Дум Алтимит, Doom II, Quake / Квэйк I, II, III, Hexen / Хексен, Unreal / Анриэл, Postal / Постал I, II, Diablo / Диабло I, II, CounterStike / Контрстрайк). Вот варианты «весёлых проказ» из компьютерной игры для школьников «Оторва в школе».

- запереть одноклассников и училок в туалете и, пока они там сидят, вылить сверху на них воду из ведра для мытья пола;

- отформатировать жёсткий диск в компьютерном классе;

- вырастить коноплю в кабинете биологии;

- вскипятить воду в аквариуме;

- надуть лягушку, чтоб она лопнула и разбрызгалась внутренностями по кабинету;

- поджечь мусорку;

- «стибрить» кошелёк из портфеля одноклассников;

- «стибрить» розовые трусы из портфеля подружки и повесить их на доске объявлений;

- «стибрить» компрометирующее фото одноклассников и вывесить на доске объявлений;

- степлером скрепить страницы книги или склеить их.

Заметьте, что дополнительные очки даются игроку, если он допёк одноклассников и те выражают недовольство.

В результате, учителя начинают жаловаться: мальчик вдруг, «ни с того ни с сего» начал устраивать товарищам всякие гадости. Родители всё списывают на «возраст» и ведут ребёнка к психологу. Но ведь сын не признается маме с папой, где он набрался идей…

В детских и подростковых журналах снова видим знакомый почерк: разрушение нормы за спиной у родителей. «Читай под партой!» – советовал журнал «Молоток». Читать под партой захватывающие книжки – это одно. А тут тебе прямо советуют! «У меня ребёнок от отца. Как быть?» – задаёт вопрос 15-летняя читательница. Девчонки шушукаются, кто-то в шоке. Но уж точно – никто не решится спросить у мамы: а как такое может быть. Ни читателям-детям, ни нам, взрослым, и в голову не приходит, что на самом деле эти вопросы сочиняют сами издатели журналов от имени детей.

Е. Старикова, вчерашняя школьница, ныне студентка вуза, вспоминает об одной девочке, которая, начитавшись советов одного из журналов, научилась дурить маму. Если та обнаруживала у неё в портфеле не слишком приличным журнал, дочка с наивным видом говорила:

– Мамочка! Я на обложку посмотрела, думала, там что-то интересное про ансамбли, а там оказалось вот это… Мамочка, я специально не стала выкидывать, тебе показать хотела, чтобы ты знала.

Мама верила. [Старикова 2010: 45-46]

А. А. Данилова (Любимова), преподаватель филологического факультета МГУ, журналист, в экспериментальной части своей работы «Языковые манипуляции в СМИ как способ разрушения традиционной системы ценностей и языковой картины мира» проанализировала 100 выпусков восьми молодёжных журналов, выходящих наибольшим тиражом: Seventeen, Cool, Cool Girl, Yes!, Oops!, Ровесник, Молоток, Круто. В перечисленных изданиях такие ценности, как семья, верность, целомудрие и Родина перестают быть ценностями, однако в ранг положительных явлений возводятся воровство, гомосексуализм, проституция. [Любимова 2006; Данилова 2009]

«Психологи наших дней предполагают: незаправленная кровать – признак творческой личности, а разбросанные по полу журналы – доказательство активной жизненной позиции. Беспорядок в квартире – демонстрация свободы. А стерильная чистота, напротив, признак скованности».

«Милые и обеспеченные барышни отдирают ноготками ценники от маек, прячут эти безделушки в сумки и испытывают небывалый восторг, фланируя с невинным видом мимо охранников». «В английских клубах хорошим тоном считается украсть бокал из-под пива, и многие студенты так поступают. Клептомания – это полубессознательное действие, которое вменяемому человеку не понять». (Seventeen, март, апрель, ноябрь 2003 г.)

Очень часто в подростковых журналах в так называемой антинаркотической пропаганде присутствует явная или скрытая реклама наркотиков. Например, на своём сайте журнал «Хулиган» помещает эксклюзивное интервью группы Narkotiki (http://www.xyligan.ru/articles/?readpost=4804): «Не употребляйте наркотики. Не гонитесь за этим прекрасным ощущением свободы, за этими новыми гранями восприятия, самопознания». Многие современные кинофильмы и произведения искусства содержат скрытую или явную рекламу наркотиков. Как подчёркивает Н. Е. Маркова в интервью Агентству национальных новостей, наркомафия привлекает к работе очень талантливых писателей.

«Находка» последнего времени – уродливое в сочетании с непристойным. М. Л. Князева, культуролог, доктор филологических наук, пишет об укоренившейся моде на патологию, на безобразное, о пропаганде распада, различных уродств. [Князева 1999]

Е. Старикова [2010: 51-52] предлагает нам посмотреть на обложку журнала «Дети-отбросы» (Garbage Pail Kids от английского издателя Topps Europe Ltd). На ней красуется девочка, намазывающая на бутерброд собственные сопли; унитаз, поедающий мальчика… На сайте можно создать своего собственного «отброса». «Сделай его максимально мерзким!» – советуют издатели. Доступны разнообразные виды соплей, прыщей, грязи и слизи, а также анимированные детали наподобие растекающейся лужи мочи и кружащихся мух.

Редкий ребёнок теперь не имеет сотового телефона. Отдавая своё чадо в первый класс, родители испытывают социально-культурный прессинг обеспечить своего сына или дочь «сотиком», если он такового ещё не имеет. Современный ребёнок буквально сросся с сотовым телефоном. Если он не звонит, то он играет на нём в игры, просматривает видеофайлы или изображения, «шарит» в интернете. Поверьте: многое из того, что «закачано» в память телефона вашего ненаглядного чада, он вам никогда не покажет, ибо точно знает, что вас это повергнет в ужас.

Остановимся сейчас лишь на определённых акциях поставщиков сотовой связи, которые также призваны разрушать норму. Перед подобными акциями подростки совершенно беззащитны. Дурацкий журнал можно не купить, тупую телепрограмму не включить, мерзкое видео не «закачать», но SMS человек прочтёт непременно.

В рамках акции от МТС детям и подросткам приходили отличающиеся редкой пошлостью и вульгарностью SMS, матерные стишки: «Жидкость, погружённая в тело, через семь лет пойдёт в школу»; «Уронили Мишку на пол, оторвали Мишке лапу, выбили все зубы сразу, больно врезали по глазу, вырвали кишечник, бронхи. Стал он маленький и тонкий. Всё равно его не брошу, потому что он хороший.» Инициаторы пошли дальше. Некий Чэслав Адамчик обобщил этот опыт и составил три книжки – «SМS для мальчиков», «SМS для девочек» и «SМS на все случаи жизни». Они были опубликованы издательством «АСТ», и теперь их нетрудно купить в книжных магазинах Москвы. Девушка-подросток справедливо задаёт риторический вопрос: «Кто из родителей будет проверять, что пишут их детки в SМS своим друзьям?!» [Старикова 2010: 20]

Спросите современных детей в возрасте от 11 до 14 лет об их пристрастиях в музыке, и вы увидите, что большинство музыкальных композиций основаны на садизме и животном страхе. Названия альбомов говорят сами за себя: Degrade / Деградируй; Ways to End / Пути к концу; God Dethroned / Поверженный бог; Dark Armageddon / Тёмный Армагеддон; Napalm Death / Смерть от напалма; Necrodeath / Смерть; Necrophobic / Боязнь смерти).

В своей своеобразной исповеди Е. Старикова [2010: 23] просит нас не думать наивно, что «хороший мальчик» не заглянет хотя бы из любопытства в эти «шедевры». Тяга к запретному, подростковый бунт против традиций и условностей, стремление к независимости от родителей подтолкнут его снова и снова к желанию испытать сладкий ужас от мрачного, загадочного… «Этот дух разложения, греха сегодня буквально витает в воздухе».

Так называемая психоделическая музыка (от греч. рsychē “сознание”, dēlos “ясный”) вообще не попадает в поле зрения взрослых, тогда как вред от неё, убеждена девушка-исследовательница, превышает вред от химических наркотиков. [Старикова 2010: 116] Например, музыка групп Theodor Bastard (Теодор Сволочь), Театр яда, по признанию самих слушателей, «сводит с ума», «после них вся жизнь бредом кажется». Клип Tidy Monster (Опрятный монстр) имитирует воздействие на человека наркотика ЛСД, клип Пустота погружает человека в ощущение мистического ужаса, Кукла Вуду воспевает сатанинские обряды, Das Produkt демонстрирует кощунственные фантазии на тему распятия, поедания мозга.

Любому педагогу известны роль и значение игрушки в формировании культуры юного человека. Подумайте, что движет создателями и финансистами следующих игрушек, появившихся на прилавках детских магазинов: мягкие игрушки в виде вирусов сифилиса, гонореи, ВИЧ и дизентерии, в форме человеческих фекалий.

За основу коллекции «Неприличные медведи» (Bad Bears) взята самая любимая и популярная детская игрушка – плюшевый медведь. Двенадцати-тринадцатилетние подростки высказывают в Интернет-дневниках своё восхищение по поводу медведей и хвастаются теми, которые у них уже есть: медведь с коноплёй; медведь с самокруткой; медведь, насилующий овцу; медведь, пытающий кота утюгом; медведь, скидывающий кота в колодец… Продолжать можно бесконечно.

Е. Старикова [2010: 42, 73, 118] пишет о том, что можно купить в обычном газетном киоске: конфеты в коробочке в виде урны; жвачки в виде человеческого глаза; сладости в миниатюрном унитазе; крошечные гробики. А на брелочки в виде внутренностей предлагается надавливать, чтобы содержимое вылезло наружу. Во истину зло и безобразие надевают маску красоты.

Да, мы, взрослые, притерпелись, принюхались и не замечаем, что мир превращается в большую помойку, где на любом углу какой-то мусор. Но больше всего «мусора», по мнению юной исследовательницы, высыпается на нас с экрана телевизоров. Д. Б. Дондурей, культуролог, главный редактор журнала «Искусство кино», констатирует: «Наше телевидение самое несвободное, самое распущенное, самое пошлое».

В сентябре 2008 г. на ХIII Международном фестивале журналистов «Вся Россия» Г. З. Юшкявичюс, журналист, член правления Международной академии телевидения и радио (IATR), заявил: «Сегодня телевидение – это три “С”: страх, секс, сенсация». Для человека, 20 лет прослужившего на посту заместителя председателя Государственного Комитета по телевидению и радиовещанию СССР, «телевидение сегодня – это спецназ, разрушающий Россию. Оно показывает сомнительные ценности, образ действия, образ жизни, мысли и приоритеты каких-то морально опустошённых, падших людей, вся жизнь и интересы которых сосредоточены ниже живота». Современные телевизионщики не скрывают: труп оживляет эфир.

Подобные состояния человеческой психики описаны в психиатрии как достаточно тяжёлые расстройства и патологии [Медведева 2007]. Получается, что группа душевнобольных людей получила роль законодателя нормы и планомерно, продуманно, яростно заставляет нас и наших детей жить по своим законам.

Г. З. Юшкявичюс говорит об изменениях, которых телевидению удаётся достичь в менталитете телезрителей. «Публика, привыкшая к наркотику насилия на телевидении, подсознательно воспринимает телевизионную передачу с повседневным насилием как желанную».

М. Л. Князева анализирует влияние экранного насилия на взрослого человека: «С “чёрной” культурой каждый из нас сталкивается ежедневно, когда включает телевизор и видит агрессивные детские мультфильмы, фильмы ужасов, боевики, навязчивую нескромную рекламу… Сам по себе множественный показ убийств и мёртвых тел, смерти угрожает здоровой психике, провоцирует тревожность и мнительность… Много раз перейдя порог восприимчивости, человек эмоционально оглушается, его запас эмоций истощается, он растрачивает природную сострадательность, утрачивая живую реакцию – он становится не просто холоден, но в него закладывается тотальное равнодушие к проявлениям зла». Что же говорить о неустойчивой и ранимой психике ребёнка? Так, незаметно для родителей появляются в семье отъявленные несовершеннолетние хамы, которых уже ни отец, ни мать, ни педагог не «проймёт» разговором о высоком, о человеческой совести…

Американская общественная организация «Родительский совет по телевидению» (Parents Television Council) провела исследование, проанализировав с 20 по 27 марта 2004 г. 171 час по каналу МТV. Опубликованный отчёт называется «МТV заражает детей сексом, наркотиками и алкоголем».

Один западный телепродюсер откровенно признавался: «Рынок заставляет меня искать и показывать мерзкие сенсации; какой мне смысл показывать священника, который учит людей добру, – это банально, а вот если где-то священник изнасиловал малолетнюю девочку, а ещё лучше мальчика, а ещё лучше старушку, то это вызовет интерес, и я ищу такие сенсации по всему свету». [цит. по: Старикова 2010: 123]

В статье «Технологии уничтожения» Н. Е. Маркова обсуждает роль молодёжных субкультур как очередных разрушителей нормы. В частности она пишет: «Субкультуры – это явление искусственно созданное, смоделированное. Нескончаемый радиоэфир и точно рассчитанное телевизионное время, клипы, журнальная и газетная продукция, видеофильмы и аудиодиски – всё это создаёт мощный идеологический пресс, выбраться из-под которого практически невозможно… Огромное влияние на развитие эго-идентичности подростка оказывают пропаганда массовой культуры, герои толпы. Он подражает поведению и манере одеваться тех, кто чаще всего мелькает на экранах и страницах… Подросток, практически не обладающий способностью выбирать, безоговорочно воспринимает моду и музыку, навязанную СМИ».

В статье «Телевидение как технология разрушения сознания» А. Радугин анализирует «методы, направленные на разрушение психологической защиты человека, тех устоев, на которых держится его способность к критическому восприятию информации».

Вот она – впечатляющая картина использования информационного пространства России для подрыва её политической, экономической и социальной систем, картина мощной психологической обработки населения для дестабилизации общества и государства.

Мы согласны с Е. Стариковой [2010: 54], что самыми уязвимыми в этой «культурной войне» оказываются дети – им «информационная шизофрения», как назвали её некоторые исследователи, грозит гораздо в большей степени, чем старшему поколению, у которого сформирован защитный барьер.

На основании исследования девушки-подростка попытаемся разобраться в состоянии родителей, чьи дети стали жертвами «информационной шизофрении».

Самое интересное, пишет Е. Старикова [2010: 7], что родители нередко и не догадываются, что их дети потихоньку становятся быдлом или духовными маргиналами. То есть людьми, которым можно промыть мозги любой рекламой, убедить с телеэкрана в чём угодно. Такие «зомбированные» люди упрямо стоят на «своей» (на самом деле умело навязанной им) точке зрения.

Чтобы мы не сомневались, нас просят заглянуть хотя бы на один из подростковых форумов в интернете и посмотреть на количество людей, которые сидят в сети для того, чтобы «оторваться», поиздевавшись над теми, кто не разделяет их взглядов. К сожалению, только в виртуальной реальности эти моральные уроды не остаются. Они всё чаще выходят на улицы, чтобы громить кресты на кладбищах, поджигать храмы, сбиваться в «тусовки», напоминающие секты, чтобы играть в сатанизм и, быть может, доиграться до реальных убийств – животных и людей, чтобы насиловать, убивать и хладнокровно снимать это на видеокамеру, а затем разместить в Интернете…

Весь ужас состоит в том, что всё это делают не уголовники, не агенты спецслужб, не инопланетяне, а те самые дети, которых их родители считают самыми лучшими и любимыми.

Мы не догадываемся о происходящем ещё и потому, пишет Е. Старикова [2010: 8], что в большинстве семей дети привыкли надевать маску хороших перед родителями. Но когда они остаются в компании сверстников… Девушка-подросток признаётся, что ей бы не хотелось, чтобы кто-то из взрослых услышал, о чём говорят современные подростки за спиной у взрослых.

1   2   3   4   5   6   7   8

  • Карта педагогической опасности и двоедушие современных детей
  • Малодушие Жизнь по принципу «А мне это надо»
  • «Размышления вчерашней школьницы» Елизаветы Стариковой, опубликованные под названием «Чего не знают наши родители»
  • «карта педагогической опасности» по сравнению с советской эпохой.
  • моде на патологию, на безобразное, о пропаганде распада, различных уродств
  • «Этот дух разложения, греха сегодня буквально витает в воздухе»
  • «Наше телевидение самое несвободное, самое распущенное, самое пошлое».
  • «МТV заражает детей сексом, наркотиками и алкоголем».
  • «информационная шизофрения»