Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Хорсун И. А., Гомель Сонет 1 У. Шекспира: анализ белорусского и русского вариантов переводов




Скачать 82.88 Kb.
Дата08.07.2017
Размер82.88 Kb.
Хорсун И.А., Гомель
Сонет 1 У. Шекспира: анализ белорусского и русского вариантов переводов
Первый сонет, открывающий весь цикл сонетного ряда У. Шекспира, имеет особое значение. Он заглядывает и в будущее и возвращает нас в прошлое. Он задает тон для следующей подгруппы сонетов 1–26 (по наблюдениям А. Аникста, объединенных в тематическую группу «Воспевание друга» [1, с. 25–29]). Кроме того, многие из основных идей последующих сонетов берут истоки в первом: красоту юноши, его уязвимость перед лицом жестоких процессов времени, отношение к миру, к самому себе (возможно, также к восхищающимся им), к красоте природы, что не так интересно по сравнению с его красотой, глупости скупости, необходимости видеть мир в более широком смысле, чем через собственное ограниченное восприятие.

Непреходящую значимость произведения и его онтологическую связь с проблемами современного мира подчеркивает непрекращающаяся дискуссия в Интернете. Так, один из авторов форума, посвященного творчеству У. Шекспира, предлагает прозаический вариант первого сонета: «Справедливая молодежь, не будь грубой, не будь эгоистичной, а иди вперед и заполни мир своими образами и наследниками, которые тебя заменят. Из-за своей красоты вы обязаны миру воздаянием, которое вы поглощаете, как если бы вы были врагами сами себе. Пожалейте мир, и не позволяйте себе стать саморазрушительными объектами, которые съедают сами свое собственное потомство» [2].

Чтобы справедливо оценить варианты переводов сонета 1 У. Шекспира, выполненные В. Дубовком и С. Маршаком, необходимо всесторонне рассмотреть лексическую наполняемость данного сонета. Для этого выделим основные синтагмы произведения.

1. From fairest creatures we desire increase,



Fairest creatures – все живые существа, обладающие красотой; increase – деторождение, потомство. Здесь также подразумевается рост урожая, согласно которому из одного семени вырастает множество. Существует общее предположение, что лучшие запасы всегда должны быть использованы для селекции, в противном случае наблюдается общее снижение и неудачи в производительности. Самые справедливые (настоящие) существа поэтому представляются самым справедливым (настоящим) «скотом», лучшими заводами, самыми прекрасными птицами, продуктами и так далее. Главная задача достичь улучшения по сравнению с предыдущим поколением. В основном это метафора, связанная с сельским хозяйством или фермерством. В последние годы жизни Шекспир, о чем свидетельствуют факты биографии [1, c. 87–92], в своих произведениях часто освещал тему природы. В «Зимней сказке» (Winters Tale) есть знаменитый фрагмент, который, необходимо здесь процитировать, в нем Polixenes объясняет Perdita науку размножения цветов [3, с. 79–103].

PERDITA Sir, the year growing ancient, // Not yet on summer’s death, nor on the birth // Of trembling winter, the fairest flowers o’ the season // Are our carnations and streak’d gillyvors, // Which some call nature’s bastards: of that kind // Our rustic garden’s barren; and I care not // To get slips of them.

POLIXENES Wherefore, gentle maiden, // Do you neglect them?

PERDITA For I have heard it said // There is an art which in their piedness shares // With great creating nature.

POLIXENES Say there be; // Yet nature is made better by no mean // But nature makes that mean: so, over that art // Which you say adds to nature, is an art // That nature makes. You see, sweet maid, we marry // A gentler scion to the wildest stock, // And make conceive a bark of baser kind // By bud of nobler race: this is an art // Which does mend nature, change it rather, but // The art itself is nature.

2. That thereby beauty’s rose might never die,



Thereby – таким образом, тем, что означает; beautys roseроза была символом всех красивых вещей. По своим свойствам она является и символом бессмертия.

3. But as the riper should by time decease,



Riper – старший, более зрелый (человек, растение, предмет) более готов к сбору урожая; by time decease – умереть с течением времени.

4. His tender heir might bear his memory:



Tenderмолодой, нежный, мягкий; часто используется для описания молодых животных; bear his memory – как отпечаток; также имеет оттенок «воспитания ребенка», подразумевая, что наследник несет с собой память родителей через поколения.

5. But thou contracted to thine own bright eyes,



Contracted – находиться в контрактном долге, быть обязанным в юридическом смысле. Оно также передает чувство сжатого, урезанного, ограниченного.

and our whole kingdom //To be contracted in one brow of woe [4, c. 3–4],

... и наше целое королевство // Заключено в одном челе горя [5, c. 5–6].

Шекспировский словарь при трактовке contracted to thine own bright eyes приводит пример Нарцисса из классической литературы, который умер, влюбившись в свое собственное прекраснейшее отражение в воде. Общий смысл представляется нам в том, что некто постоянно занят своими собственными проблемами, глядя на себя, и поэтому находится скованным, обремененным, чтобы заниматься тем, что ему действительно интересно.

6. Feed’st thy light’s flame with self-substantial fuel,

Feedst thy lights flame обеспечивает средства к существованию пламенем, которое дает свет. Свечи, тонкие восковые свечки и лампадки были единственным источником света в дни Шекспира; self-substantial fuel – топливо из собственного тела. Хотя общий смысл этой строки представляется в том, что костер или лампы сжигают топливо, трудности толкования остаются. Как свеча может наполнить себя, кроме как собой? Предположение заключается в том, что топливо должно быть обновляемым. Данная строка подразумевает критику молодежи, которая намерена поглотить себя и свою будущую надежду.

7. Making a famine where abundance lies,



Famine – пустота, голод, отсутствие резерва для потомков; abundance – предположительно ссылка на качества богатой молодежи, в противовес голода, который она может создать. Голод и перенасыщение были частью обычной жизни во время правления Елизаветы. Неурожай мог означать голод для многих, так как складские запасы, которые мы считаем само собой разумеющимся, были неизвестны в те времена.

8. Thy self thy foe, to thy sweet self too cruel:



Thy self thy foe – быть врагом самому себе; to thy sweet self too cruel – отказываясь от потомства отрицаешь будущее для себя. «Вы чересчур жестоки к себе в поиске своего собственного вымирания».

9. Thou that art now the world’s fresh ornament,



The worlds fresh ornament – свежая и молодая слава миру.

10. And only herald to the gaudy spring,



Only – самый важный, главный, неповторимый; herald – тот, кто объявляет, посланник. Шекспир везде называет жаворонка Вестником утра, а сову Вестником ночи. It was the lark, the herald of the morn, // No nightingale: look, love, what envious streaks // Do lace the severing clouds in yonder east: [6, с. 6 –8]; gaudy – яркий, красочный (не обязательно вульгарный).

11. Within thine own bud buriest thy content,



Contentвещество. Кроме того, возможно, удовольствие. Content(s) и сегодня имеет двойное значение: а) счастья, радости, и б) то, что содержится в чем-то.

12. And, tender churl, mak’st waste in niggarding:



Tender churl – вероятно, фраза, которая указывает на привязанность, а не на критику, скорее как «глупый», а не «дурак». Интонация помогает различать такие варианты: если сказать сердито, это будет оскорблением, если сказать ласково, это будет проявлением нежности; сhurl земляк, деревенский; makst waste – создает отходы; оставляет отходы, делает пустыню; niggarding – быть скупым, жадным.

13. Pity the world, or else this glutton be,



This glutton такой обжора, который ест не только свою долю, но и долю всего мира.

14. To eat the world’s due, by the grave and thee.



By the grave and thee. Предположительно, это долг миру, т.к. могила является всепоглощающей, и, следовательно, с ней невозможно бороться, а также это долг самому себе, потому что это в порядке вещей, что красота должна возрождаться, в противном случае «через три десятка лет мир исчезнет». Ты должен быть таким ненасытным, чтобы потреблять и то, что мир, и то, что ты сам должен иметь как право.

По существу, первый катрен сонета 1 У. Шекспира открывает тему красоты, которая «ніколі не памрэ на свеце» (В. Дубовка) [7, c. 4], красоты, способной перерождаться, но сохраняющей в памяти увядшие «лепестки созревших роз» [8, c. 10]. «Бутон» (tender heir) символизирует новое поколение, нового человека, который должен быть лучше его предшественника, способен передать миру всю ту «красоту», которая досталась по наследству: красоту души, красоту поступка, красоту истинную.

Второй катрен указывает на противоречие внешнего и внутреннего в человеке, «Зіхценнем воч сваіх зачараваны, // Ты паліш сам сябе сваім агнём» (But thou contracted to thine own bright eyes, // Feedst thy lights flame with self-substantial fuel [9, c. 8]). Человек, восхищающийся внешним лоском, внешним «огнем», не замечающий своей внутренней красоты, пытающийся довести до совершенства внешний образ, тем самым уничтожает внутренний потенциал, свою природу и естественность. Средством усиления этого образа У. Шекспир выбирает абсолютные антонимы famineabundance (голод–изобилие), придавая эпитетом sweet качество милого, сладкого, хорошего, словно задавая вопрос «Как можешь ты быть врагом такому милому созданию, каким ты являешься?» В. Дубовка, на наш взгляд, справедливо называет этого человека тираном («Ты катуеш сябе не горш тырана») в то время как в переводе С. Маршака мы находим менее эмоционально окрашенное «Свой злейший враг, бездушный и жестокий». В. Дубовка одним словом смог подчеркнуть основную идею второго катрена, тогда как русский переводчик всей строкой не достиг должного уровня эмоциональности.

В первом терцете У. Шекспир снова подчеркивает важность человека, говорит, что он «украшенье нынешнего дня» (Thou that art now the worlds fresh ornament). Однако и С. Маршак и В. Дубовка не отразили в своих вариантах «свежесть» потенциала этого человека. В первых строках сонета говорилось о том, что время забирает свежесть, а созревший бутон постепенно увядает, но и здесь мы находим контекстуальную антонимичную пару «riper–fresh». И в этом утверждении еще один призыв У. Шекспира к тому, что человек всегда полон сил, он свеж по отношению к миру, он главный предвестник яркой весны (And only herald to the gaudy spring). В. Дубовка предлагает положительный, не антонимичный перевод «Вястун вясенняй зыркай пекнаты», сохраняя максимальное значение каждой лексической единицы. Антонимичный перевод данной строки С. Маршаком подчеркивает отрицательную коннотацию составляющих единиц («Недолговременной весны глашатай»). Весна – время года, когда природа вновь оживает, когда появляются новые побеги, когда весь мир наполняется красотой. И, как было указано выше, gaudy – яркий, красочный; У. Шекспир не подчеркивает «недолговременность» весны (как предлагает в своем варианте перевода С. Маршак), он снова уводит нас в мир красоты, справедливо выбрав для этого весеннюю пору, что мы видим в варианте В. Дубовки (вясенняя зыркая пекната). В данном катрене автор называет адресата данного сонета only herald to the gaudy spring, В. Дубовка называет его «вястуном» (вестником), С. Маршак «глашатаем», тем, кто (согласно словарю Ожегова) провозглашает, утверждает что-либо. Следует отметить точность и белорусского и русского вариантов перевода. И снова У. Шекспир упрекает «вестника прекрасной весны», что он сам в себе и хоронит свой потенциал, не дает раскрыться бутону, наполненному «сокам жыватворчым». Выше отмечалась особенность контекстуального отличия в обращении tender churl, нам представляется более вероятным ласковое обращение «глупый простой деревенский парень», которого В. Дубовка называет «марнатраўцам». Хотя С. Маршак не дает своего определения адресанту, только описывая его через действия «Соединяешь скаредность с растратой».

Второй терцет дает заключение в виде призыва «Шкадуй наш свет, не кінь таго ў магілу» (В. Дубовка), «Жалея мир, земле не предавай» (С. Маршак), Pity the world, or else this glutton be (оригинал), где и русский и белорусский переводчики дают дословный перевод повелительного предложения оригинала, что не уводит от основной мысли автора и призывает Человека передать все хорошее, чем Он обладает, своим наследникам, а не уносить с собой во всепоглощающую могилу. И здесь мы наблюдаем полное совпадение русского и белорусского вариантов переводов («не кінь таго ў магілу», «земле не предавай»).

Таким образом, белорусский вариант перевода, выполненный В. Дубовком, отражает большую степень положительной эмоциональности сонета 1 У. Шекспира за счет правильно выбранных лексических единиц, в которых заключена основная тема данного сонета – Человек, «вястун вясенняй зыркай пекнаты», что для нас, читателей, является интересной метаметафорой, значение и составляющие которой нам будет интересно узнать в последующих примерах всего сонетного цикла. Адресат же С. Маршака – «глашатай недолговременной весны», в чем видится определенное противоречие. Первый сонет – заглавный по своей структуре и значимости – должен впечатлять. Он выполняет роль своеобразного камертона, придающего необходимое звучание и настроение всему циклу.


Литература:

  1. Аникст, Александр. Шекспир / Александр Аникст. М.: Молодая гвардия, 1964. – 350 с.

  2. Shakespeare’s Sonnet. [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа: http:// www.shakespeares-sonnets.com/sonnet/. – Дата доступа: 19.02.2013.

  3. Shakespeare, W. Winter’s Tale / W. Shakespeare. – Dover: Dover Publications, 2000. – 112 p.

  4. Shakespeare, W. Hamlet / W. Shakespeare. – Dover: Dover Publications, 1992. – 128 p.

  5. Шекспир, У. Гамлет / У. Шекспир. – М.: АСТ, 2012. – 222 с.

  6. Shakespeare, W. Romeo and Juliet / W. Shakespeare. – Dover: Dover Publications, 1993. – 96 p.

  7. Шэкспір, У. Санеты / У. Шэкспір, пер. У. Дубоўка. – Мн.: Беларусь, 1964. – 163 с.

  8. Шекспир, В. Сонеты / В. Шекспир, пер. С. Маршака. – М.: Советский писатель, 1984. – 172 с.

  9. Shakespeare, W. The Sonnets: Poems of Love / William Shakespeare. – NY: St. Martin’s Press, 1980. – 160 p.

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Учебная программа для специальности: 1-21 04 01 «Культурология
123456789 -> Рассказ «Из колена Аввакумова»
123456789 -> Вторая причина это массовое осознание того факта, что культурное развитие отнюдь не совпадает с историческим развитием
123456789 -> Пособие по изучению дисциплины Москва 2007 Рецензент: канд истор. Наук В. И. Хорин. Пименов В. И
123456789 -> Л. И. Карпова история воздухоплавания
123456789 -> Учебная программа для высших учебных заведений по специальности

  • The art itself is nature
  • Недолговременной весны глашатай
  • Шкадуй наш свет