Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Гимназия №1 Г. Липецка




Скачать 242.25 Kb.
Дата30.06.2017
Размер242.25 Kb.
МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГИМНАЗИЯ № 1 Г. ЛИПЕЦКА Автор проекта: Коновалова Ольга, ученица 10В класса Руководители проекта: Кочеткова Елена Валентиновна, Пономарева Ольга Николаевна Цель проекта: показать переплетение судеб двух представителей великой русской культуры И.А.Бу­нина и С.В.Рахманинова, взаимо­проникновение в их творчестве поэзии и музыки. Задачи проекта: 1. Изучение теоретических материалов . 2. Изучение статей и научных работ литературоведов. 3. Изучение жизненного и творческого пути И.А.Бунина и С.В.Рахманинова . 4. Используя теоретические (анализ и синтез) и эмпирические (наблюдение и сравнение) методы раскрыть основные особенности взаимодействия И.А.Бунина и С.В.Рахманинова. Переплетение судеб, их отражение в творчестве, взаимо­проникновение поэзии и музыки — тема удивительная, неис­черпаемая и благодарная. Речь идёт о гениях! А жизнь и поступки гениев за­частую непостижимы. Бунин никогда не писал музыки, но ставил её высоко, счи­тая сильным, чувственным искусством. Рахманинов страстно любил поэзию и однажды даже написал «белые» стихи: Что такое музыка! Это тихая лунная ночь; Это шелест живых листьев; Это отдалённый вечерний звон; Это то, что родится от сердца и идёт к сердцу; Это любовь! Сестра музыки это поэзия, а мать её — грусть! Русская природа — один из главных источников вдохнове­ния для обоих художников. Бунин воплощал пейзаж в стихах, Рахманинов называл поэзию «сестрой музыки». Оба они тон­ко воспринимали женскую красоту, только Бунин в этой теме раскрыт, а Рахманинов более целомудрен. Бунин и Рахманинов не росли в одинаковой среде, не учи­лись у одних и тех же учителей, даже не были знакомы почти треть своих жизней. И всё же в истории се­мейств Буниных и Рахманиновых, в их духовном мире, нема­ло общего, — оттого так заметно созвучие бунинских и рахманиновских сочинений. В личных судьбах Бунина и Рахманинова примечательны схожие ситуации, прослеживается родственность душевного склада, но главное — это единая в их творчестве национальная раскрашенность музыки и слова. Представленная работа - это исследование материалов о жизни и творчестве лауреата Нобелевской премии И.А.Бунина и великого композитора и пианиста С.В.Рахманинова, взаимопроникновение судеб двух великих представителей национальной культуры. История рода Сергея Рахманинова Происхождение уникального музыкального дара Сергея Рахманинова видно по отчётливо проявленным способностям его предков. Род Рахманиновых произошёл от молдавских господарей Драгошей. Стефан Драгош Великий выдал замуж в 1482 году дочь Елену Молдавскую. У неё было два брата: старший унаследовал престол, а младший, Иван, приехал к сестре и стал подданным Московии. Его сына Василия называли «рахманин», что в толковании с древнеславянского диалекта значит щедрый, добрый, открытый. От него и начался род Рахманиновых. Рахманиновы проявили себя при Петре Первом. Один из них, Иван Тимофеевич Рахманинов, служил в лейб-гвардии в Преображенском полку. Отец композитора Василий Рахманинов был человек «общительный, с веселей­шим нравом и невероятный фантазёр». Одной из ярчайших одарённостей Василия Аркадьевича была игра на рояле. Любил он и сочинять, нередко часами сиживал у рояля, подбирая что-то такое, чего никто не знал, но слушать его хотелось без конца. В конце 1860-х годов ротмистр Рахманинов женился на Любови Бутаковой и вышел в отставку. После венчания супру­ги поселились в одном из имений жены. Семья начала быстро расти: родились две дочери, затем сын; четвёртым, в 1873 году, родился Сергей. Девочка, появившаяся после него, прожила не больше года. В 1880-м родился еще один сын. К сожалению, судьба семьи оказалась несчастливой. По воспоминаниям близких, Василий Рахманинов был доб­рым, отзывчивым человеком, но не пошел по стопам отца и деда, вел себя праздно, стремился только к развлечениям. Сергей не по-детски тяжело переживал разлад между родителями, испытывая горечь одиночества и неуверенности в завтрашнем дне. От негативных ситуаций в семье спасала бабушка Сергея Софья Александровна Бутакова. Она часто увозила мальчика к себе. Бабушка дарила удрученному сердцу ребенка любовь и радость, позволяла шалить и вволю резвиться на лоне природы. Говорить о пережитых впечатлениях Сережа не умел, и поэтому на пятом году жизни начал воспроизводить их на фортепиано, которое с тех лет стало его лучшим другом. Истоки бунинского рода История рода Буниных, одного из интереснейших в русской истории, прослеживается от Симеона Бунковского, польско-литовского дворянина, в XV веке поступившего на ратную служ­бу к московскому великому князю Василию Тёмному. Позднее фамилия Бунковских претерпела трансформацию, и потомки Симеона именовались уже Буниными. В 1722 году указом Пра­вительствующего сената Яков Бунин внесён в список московс­ких дворян, что дало дворянский титул всем потомкам Буни­ных. В их роду много талантливых людей, проявивших себя и в искусстве, и на государственной службе. Предки Ивана Бунина со стороны матери были помещиками Костромской, Московской, Орлов­ской и Тамбовской губерний. В семье бытовала легенда об ут­рате ими княжеского титула. Иван Алексеевич Бунин ярчайший представитель старинной фамилии. Его редкий художественный дар, «повышенная впечатлительность, унаследованная не только от отца и матери, но и от дедов, прадедов, — тех весь­ма и весьма своеобразных людей, из которых когда-то состояло, но русское просвещённое общество», — явление феноме­нальное. Алексей Николаевич Бунин, отец будущего писателя, родился в 1827 году. Отец Бунина чудно пел, знал десятки старинных, никому уже не известных песен, сам подыгрывал себе на гитаре. Но были у него и слабые стороны. Он увлекался картами, еженощно пропадал в клубе, и скоро ощутимо растратил состояние. Когда в 1870 году родился его третий сын - Иван, Бунины уже значительно обеднели. В 1874 году Бунины решили переехать из Воронежа в свое последнее поместье - Бутырки Елецкого уезда. Однако здесь Алексей Николаевич не остепенился. Хозяйство пошатнулось, возрастали долги. В семье Буниных дети были предоставлены самим себе, - только за малышами следила чинная няня. Никаких домашних занятий, чтения, познавательных и поучительных бесед не велось. Зато, по сравнению с семьей Рахманиновых, здесь не было измен и отчуждения. Из раннего детства Иван Алексеевич вынес свой вечный восторг перед красотой природы. Другое свое воспоминание – любование звездным небом – он воспроизвел спустя почти сорок лет в своем стихотворении «Летняя ночь»: «Дай мне звезду,- твердит ребенок сонный,- Дай, мамочка. Она, обняв его, Сидит с ним на балконе, на ступеньках, Ведущих в сад. А сад степной, глухой, Идет, темнея, в сумрак летней ночи, По скату к балке. В небе, на востоке, Краснеет одинокая звезда… «С матерью самая горькая любовь всей моей жизни…» Некоторые параллели можно подметить в характерах и судьбах матерей Бунина и Рахманинова. Людмила Александровна Бунина, мать будущего писателя была очень нежной, склонной к печали, к грустным предчувствиям. Воспитанная в весьма культурной по тем временам семье, она любила поэзию и умела красиво, по-старинному читать стихи; много знала наизусть стихотворений Пушкина, Жуковского. Благодаря крепкому здоровью, выносливости и твердому характеру она прожила много лет, хотя её судьба была тяжелой. Преданность её семье, детям, которых у неё было девять человек и, из которых она пятерых потеряла, была изумительна, разлука с ними невыносима. Она беззаветно посвятила семье всю жизнь. Всех своих детей она любила и баловала, интуитивно выделив с раннего детства Ваню. Людмила Александровна прозорливо отметила его богатую душу, полную нежности, редких чувств и эмоций, непростого отношения к окружающему миру. Мать никогда не наказывала его и старалась выполнять любые желания. Бунин с восхищением говорил, как красива была его мать в молодые годы, и всегда трогательно вспоминал её светлую кротость, жертвенность сердечную заботу. Первое знакомство с литературой, книгами подарила Бунину тоже мать. Любовь Рахманинова также прожила тяжелую жизнь. Она была доброй, задушевной, на редкость обаятельной женщиной, благожелательной к людям, и многие её черты перенял Сергей Рахманинов. Так же, как и мать Бунина она была очень набожна. Многосторонне одаренная, она знала языки, пела, была начитана, прекрасно играла на фортепиано. Будучи женщиной кроткой и молчаливой, она не могла влиять на мужа, препятствовать легкомысленному и веселому образу жизни Василия Аркадьевича. Единственной её отрадой были дети. Особенно радовал Сережа, у которого рано проявились музыкальные способности. Уже в четыре года под руководством матери, ставшей его первой учительницей, мальчик играл на фортепиано несложные пьесы. Музыка в жизни И.А.Бунина Большим переживанием девятнадцатилетнего Бу­нина стала встреча с классической музыкой. Ведь до этого он слышал только крестьянские песни да «жестокие» романсы в исполнении отца. Во время пребывания в Харькове брат Юлий ввёл в дом неизвестного пианиста-поляка. «Таинственный» музыкант восхи­тил Бунина своей игрой, исполняя произведения Генделя, Гай­дна, Баха, Моцарта, Бетховена... Музыку Бунин слушал вдумчиво, пытаясь проанализировать услышанное и понять, что в музыке особенно трогает его, а что — нет и почему. Удивительно было в нём это вслушивание и собственный глубинный голос, определяющий ценность все­го, что ему доводилось слышать. Такое критическое, почти болезненное отношение станет присуще Бунину и в его творчестве. В поздние годы он призна­вался: «Какая мука найти звук, мелодию рассказа — звук, кото­рый определяет все последующие! Пока не найду звук, не могу писать». Как Бунин, Рахманинов также страдал от подобных сомне­ний, искал наиболее верные выразительные средства, стремился к естественной, правдивой передаче своих чувств и мыслей в музыке. Точная направленность поиска, способность уловить звуковую характеристику образа, облика, пейзажа была свойственна и Бунину, и Рахманинову. Формирование музыкального вкуса С.В.Рахманинова Музыкальный вкус Сергея Рахманинова формировался в раннем возрасте, и влияло на это многое: церковные колоко­ла, народные песни, домашнее музицирование родителей; на­конец, пение любимой сестры, которая могла сыграть в жиз­ни Рахманинова почти такую же роль, как старший брат — в судьбе Ивана Бунина (к сожалению, она умерла слишком рано). Рахманинов вспоминал: «Самыми изумительными музыкаль­ными впечатлениями всего детства я обязан своей сестре. Елена была на пять лет старше меня. Она была удивительная девочка: красивая, умная. Помимо этого Елена обладала великолепным голосом, красивее которого я не слышал за всю свою жизнь… Наслаждение, с которым я слушал её пение не поддается описанию. Именно сестра впервые ввела меня в мир музыки.» После рассказов Софьи Александровны о том, как он слушал монастырские колокола и подражал им на рояле, Любовь Пет­ровна начала учить сына. Она всё настойчивее задумывалась о музыкальной карьере Сергея — конечно, о композиторском его даровании она и не догадывалась. Её подруга Анна Дмитриевна Орнатская училась в это время в Петербургской консерватории, и на летние месяцы было решено пригласить её в «Онег». До­говорились, что Анна Дмитриевна будет обучать Серёжу игре на фортепиано и готовить его в консерваторию. Однажды в «Онег» приехал Аркадий Александрович Рахма­нинов. Услышав смелую игру своего внука, он сел рядом и стал играть с Сергеем в четыре руки. Импровизированный ан­самбль удался на славу, что привело деда в неописуемый вос­торг. Это была единственная встреча двух музыкантов: вскоре, в 1880 году, А.А. Рахманинов умер, не успев ничего передать та­лантливому внуку из своих знаний. Начало дружбы Рахманинова и Бунина А.П. Чехов был общим дорогим другом Бунина и Рахманинова. Двадцать пятого апреля 1900 года, после очередного спектакля Художественного театра, в ресторане гостиницы «Россия» состоялся ужин. На нем присутствовали многие знаменитости, случайно бывшие в эти дни в Ялте: Станюкович, Мамин-Сибиряк, Горький, Куприн и многие другие. Случайно за столом Бунин и Рахманинов, еще не знакомые друг с другом, оказались соседями. «…Мы за ужином сидели рядом, - вспоминал Бунин, - пили шампанское Абрау-Дюрсо, потом вышли на террасу, продолжая разговор о том падении поэзии и прозы, что совершалось в то время в русской литературе, незаметно спустились во двор гостиницы, потом на набережную, ушли на мол, - было уже поздно, нигде не было ни души, - сели на какие-то канаты, дыша их дегтярным запахом и той какой-то совсем особой свежестью, что присуща только черноморской воде, и говорили, говорили все горячей и радостнее уже о том чудесном, что вспоминалось нам из Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Фета, Майкова. И еще Бунин писал: «При моей первой встрече с ним в Ялте произошло между нами нечто подобное тому, что бывало только в романтические годы молодости Герцена, Тургенева, когда люди могли проводить целые ночи в разговорах о прекрасном, вечном, о высоком искусстве. Так началась дружба Рахманинова и Бунина. Их встречи впредь будут немногочисленны и нечасты, но то общее, что открыли они друг в друге в памятную для обоих предпасхальную ялтинскую ночь, всегда притягивало их. На протяжении последующих лет между ними не случалось больше такого юношеского порыва, который заставил Сергея Рахманинова проговорить с Буниным почти до утра и на прощание произнести, обняв его: «Будем друзьями навсегда!» Через несколько дней они расстались, но уже не теряли связи друг с другом. Путь к мастерству Наступал двадцатый век. Вместе с ним Бунин и Рахманинов тоже начинали новый этап своей деятельности. В конце 1900 года Рахманинов, воспрянув после нескольких лет депрессии, много работал . Собравшись с силами, он решил записать большое произведение, и вскоре вдохновение захватило его, он всецело погрузился в сочинение своего. Второго фортепианного концерта, ставшего впоследствии одним из самых знаменитых его творений. Уже 2 декабря 1900 года им были исполнены только что написанные вторая и третья части нового Концерта с оркест­ром под управлением Александра Зилоти. В последующие ме­сяцы Рахманинов увлечённо работал над первой частью Кон­церта и над Сюитой № 2 для двух фортепиано. Бунин в это время с Рахманиновым не виделся. 1900 год и для него оказался плодотворным: он написал тогда вдохновен­ную поэму «Листопад» и многие другие стихотворения. В противоположность Рахманинову, который придерживался упорядоченного, чёткого режима, особенно в работе, Бунин вёл неровный, почти скитальческий образ жизни. Он был «непоседой», любил странствовать и в течение месяца успевал побывать в нескольких городах. Обилие впечатлений формировало в его памяти богатейшую литературную палитру. Неслучайно Куприн в одной из статей писал: «Стих господина Бунина изящен и музыкален, фраза стройна, смысл ясен, а изысканно-тонкие эпитеты верны и художественны». Эти определения близки и музыке Рахманинова, в произведениях которого также при ясности и правдивости изложения царит тонкая и изящная красота. В газете «Курьер» появилась статья о поэтическом творчестве Бунина, в которой его сравнивали с Исааком Левитаном» «Бунин в области стиха такой же художник, каким является поэт русского пейзажа Левитан — в живописи». Хотелось бы добавить, что в ряду образцов поэтического изображения русской природы стоит и музыка Рахманинова, который, кстати, тонко понимал и ценил живопись Левитана. В середине октября 1901 года Рахманинов, узнав, что Бунин искал его и звал на какой-то вечер (вероятно, на «Среду»), написал ему тёплое письмо: В творчестве Рахманинова все складывалось успешно. В 1902-1903 годах он написал Вариации на тему Шопена соч.22, цикл фортепианных прелюдий соч.23 и др., а также два чудесных романса на тексты стихотворений Бунина: «Я опять одинок» и «Ночь печальна». Оба «бунинских» романса Рахманинова представляют собой удивительные образцы слияния поэтического и музыкального творчества двух художников. Первый романс, «Я опять одинок», поражает своим несмиряющимся порывом страстной, любящей души. Горестный речитатив становится яркой темой отчаяния, которая поручена пианисту, в то время как певец скорбно окан­чивает свой монолог. Музыка романса «Ночь печальна» более нежна, созерцательна, в ней красиво переплетены народно-песенные и романсно-речитативные интонации, всплескивающи­еся в средней части. Сам Рахманинов говорил, что в этом романсе приходится петь не столько певцу, сколько аккомпаниатору на рояле. Для Бунина 1903 год оказался в творческом смысле «урожайным» и на прозу (он создал два рассказа: «Золотое дно» и «Сны», — объединив их под общим заглавием «Чернозём»), и на стихотворения, напечатанные в 3-м томе его сочинении. В это время Сергей Рахманинов много выступал, исполняя свои сочинения не только в России, но и за границей. В 1904 году Рахманинов за Концерт № 2 для фортепиано с оркестром был награждён премией имени М.И. Глинки. Бунин и Рахманинов входили тогда в зенит своей славы. Оба они – каждый по-своему – несли глубоко современное понимание того, как раскрыть в творчестве жизнь общества, выразить искания души героя своего времени. Оба художника указывали главное направление на этом перепутье: это великая, сердечная человечность, любовь к прекрасному в людях, к земле, к будущей жизни. Встречи Бунина и Рахманинова в период после 1900 года нигде не зафиксированы, но, судя по приведенному выше пись­му, всё же они имели место. В эмиграции Двадцать третьего декабря 1917 года семья Рахманиновых покинула Россию, выехав из Петербурга в Стокгольм (Шве­ция тогда являлась нейтральным государством). Так началось их «беженство». Рождественский Стокгольм, нарядный и красивый, был абсолютно чужд печальным странникам. Рахманиновы переехали в Копенгаген, а потом сняли в пригороде Шарлоттенлунд дачу. Так они встретили новый, 1918 год. В середине февраля (по новому стилю) 1920 года Бунины прибыли в Константинополь, откуда переехали в Болгарию. Здесь, в Софии, им пришлось пережить ещё больший ужас, чем в прифронтовой Одессе. Вскоре через Сербию Бунины уехали во Францию. С друзьями, которые находились в других странах, Бунины первое время жизни в Париже не имели никаких связей. Осо­бенно трудно было сообщаться с Америкой, куда после 1917 года уехали многие знакомые. Ничего не знали Бунины и о семье Рахманиновых. Вообще в эти годы они как-то «потеря­лись» и перестали поддерживать связь. Так и они лишились родины. Красота заграничной природы отдаленно напоминала Россию; в сердцах не утихала тоска по родине. Как и Рахманинова, Бунина она везде «преследовала». Бунину было около пятидесяти лет, а Рахманинову — почти сорок пять, когда им пришлось всё начинать сначала. Чувствуя ответственность не только за семьи, оба они испытывали боль за всю Россию: «жалкую, грязную, обесчещенную, расстрелян­ную и уже покорную»... Рахманинову в Америке наперебой предлагали материаль­ную помощь и разнообразные контракты. Однако, отказавшись от посулов «лёгких денег», он отважился снова добиваться все­го «сам», посвятив себя концертной деятельности. Друзей еще раз свела эмиграция. 17 июня 1924 года Бунин писал: Дорогой друг, — позвольте назвать Вас так по старой памяти и в силу лучших чувств, неизменно мною к Вам питаемых, — обращаюсь к Вам со странной просьбой, которую, я надеюсь, Вы поймете и простите по безыс­ходности моего уже давнего эмигрантства: нет ли у Вас какой-либо воз­можности подействовать на кого-либо из богатых американцев помочь мне Как многие, я лишен всякого достояния. Заработки ничтожны. Извест­ность я завоевал в лучших кругах Европы порядочную (настолько, что на­хожусь в числе кандидатов на Нобелевскую премию), но иностранцы, пе­реводя и издавая меня, или ничего не платят (пользуясь нашим бесправи­ем) или платят гроши, и т. д. Но буду краток, Вы поймете меня и без слов: нищета. С радостью слышу о Ваших успехах. Дай Бог Вам всего лучше­го, сердечно Ваш Ив. Бунин. Рахманинов реагировал быстро. Он отправил другу денежный пере­вод. На что последовал ответ: Дорогой Сергей Васильевич... Я смущен и мне больно ужасно. Благодарю Вас за Вашу сердечность чрезвычайно. При первой же возможности возвращу Вам с низким поклоном... дружески обнимаю Вас... Весь Ваш Ив. Бунин. В письме Рахманинова к Бунину от 9 апреля 1926 года содержится большое желание встретиться с писателем: Как мне жалко, право, что Вы больны и уезжаете из Парижа. Из всех русских людей мне больше веек» хотелось увидеть Вас! Отвести душу!. Через некоторое время первые заграничные встречи соотечественников состоялись. Короткие записи о них сохранились в дневнике Веры Николаевны Буниной — второй жены писателя: 12 сентября 1926 г. ...В ше­стом часу приехал Рахманинов. Посидел около часу. Он с семьей в Каннах. Большая вилла, своя машина, на которой они приехали из Германии. Он очень мне понравился. Очень прост и приятен. Звал меня к себе. По видимому, к Яну (Ивану Алексеевичу. — O.K.) относится очень хорошо...; 18 сентября... Были у нас Рахманиновы. Очень приятна и его жена. Женственна, проста и добра...; 23 сентября... Во вторник были у Рахманиновых, и от всей семьи осталось необыкновенно приятное и впечатление. Дочери очаровательны . Во время этих встреч Рахманинов нередко выступал в роли рассказчика, увлекавшего слушателей интересными фактами, тонкостью наблюдений и сравнений, юмором. Однажды Сергей Васильевич поведал Буниным о своих встречах с Львом Толстым, которого композитор и писатель боготворили. В 1930 году Бунин и Рахманинов с семьями отдыхали в Грассе близ Канн. Были совместные прогулки, купанье в море и здесь же на прибрежном песке, по выражению Бунина, «босяцкий обед. Рахманинов был мил, любезен, шутил. Можно предположить, что во время одной из прогулок Сергей Васи­льевич в доверительной беседе поведал Ивану Александровичу о том, что судьба подарила ему встречи со старшим сыном А.С. Пушкина Алек­сандром Александровичем. К сожалению, встречи Бунина и Рахманинова на отдыхе случались редко. Заботы о близких, работа поглощали время, оставляли мало места для личного, разводили друзей. Но их объединяло и согревало за границей обостренное чувство Родины. У Бунина есть такие строки, рожденные на чужбине: Звезда мелькает золотая В зеленом небе, в облаках, — Кому горит она блистая Она горит душе моей, Она зовет, — я это знаю С первоначальных детских дней, — К иной стране, к родному краю! Дочь композитора Татьяна Сергеевна Конюс вспоминала: Отец лю­бил все явления земли... - цветы, деревья или если дымом пахло, и все хорошее ему напоминало Россию, и часто, хваля что-то, он говорил: как в России. Не было большего удовольствия для отца, как если подарить ему хорошую русскую книгу. А Ивана Алексеевича он читал часто... Он це­нил Ивана Алексеевича как поэта... любил его рассказы.... В ноябре 1938 года Сергей Васильевич поздравил Ивана Алексеевича с присуждением ему Шведской академией Нобелевской премии — за стро­гий артистический талант, с которым он воссоздал в литературной прозе Типичный русский характер. В художественных вкусах, тематике творчества у Рахманинова и Бу­нина было много общего. Композитор находил и любил внутреннюю музыкальность стихов друга, а в прозе писателя его привлекали выразительней­шие бунинские интонации музыки русской природы. Не случайно на слова Ивана Алексеевича им были созданы два романса: Я опять одинок и «Ночь печальна. Они были написаны в тамбовской Ивановке, где сложился взгляд Рахманинова на свою деятельность, созвучный девизу Бунина Ищу я в этом мире сочетанья прекрасного и вечного. Прошли годы, и 31 марта 1937 года Сергей Васильевич давал в парижской квартире на бульваре Босижур торжественный обед, где присутствовали и супруги Бунины. После лета 1937 года контакты Бунина и Рахманинова нигде не зафиксированы. Нет упоминания об их встречах ни весной 1938 года, когда в Париже болел и умирал Ф.Шаляпин, ни в какое-то другое время. Имя Бунина не появлялось также более ни в одном дошедшем до нас рукописном документе С.В.Рахманинова. Новый 1943 год Рахманиновы встречали в Нью-Йорке. Рахманинов взял небольшой отпуск. Возобновившиеся в феврале 1943 года концерты давались Рахманинову с трудом. Он скрывал от близких усиливающееся недомогание. 11 и 12 февраля 1943 года Сергей Васильевич с огромным успехом выступал в Чикаго, где потрясенные красотой его исполнения слушатели встали и устроили ему длительную овацию. Будучи тяжело больным, он продолжал играть все еще прекрасно! 17 февраля 1943 года Сергей Васильевич играл в Ноксвилле. Он чувствовал себя все хуже и хуже, из-за чего согласился отменить некоторые концерты. Концерт 17 февраля стал последним в его жизни…В воскресенье 28 марта 1943 года по радио сообщили о смерти С.В.Рахманинова. 30 апреля 1950 года Бунины навсегда уехали из Грасса. Разбирая чемоданы с архивами, с грустью смотрел Бунин на портрет Рахманинова, ранее стоявший на его столе. Вот и еще один дорогой друг ушел в бесконечность… Биографический экскурс И.А.Бунин и С.В.Рахманинов Книга, по определению авторов Симонова Г.Н. и Ковалёвой-Огородновой Л.Л. , «есть скромный результат биографических изысканий, почтительный экскурс в историю, деликатные наблюдения за жизнью и встречами И.А.Бунина и С.В.Рахманинова, их родных и близких» Гавриил Николаевич Симонов — сын русских эмигрантов, по­кинувших родину в 1920 году. Родился в Париже, закончил физико-математический фа­культет Сорбонны, работал в лабораториях Ирины и Фридри­ха Жолио-Кюри. Доктор наук. Кавалер Ордена Почётного ле­гиона. Г.Н. Симонов постоянно сочетал научную деятельность с интересом к литературе. Он является основателем междуна­родной Ассоциации друзей Бунина, организатором и участни­ком международных Бунинских конференций. Недавно семья Симоновых приобрела виллу «Бельведер» в Грассе, где И.А. Бунин прожил четырнадцать лет, создал «Жизнь Арсеньева» и другие произведения. Планируется создание на вилле дома-музея И.А. Бунина. Людмила Леонидовна Ковалёва-Огороднова окончила Одес­скую специальную музыкальную школу им. П.С. Столярского (1974) и фортепианный факультет Санкт-Петербургской кон­серватории им. Н.А. Римского-Корсакова (1980). Более 30 лет занимается исследованием жизни и творчества СВ. Рахманинова, историей русской музыки и её связями с литературой. В 1980-х работала в Музее-усадьбе Рахманинова деревне Ивановка Тамбовской области, где вела лекции-концерты и экскурсии. Позднее вернулась в Санкт-Петербург и продолжила просветительскую концертно-лекционную работу. Л.Л. Ковалёва-Огороднова является основателем Санкт Петербургского Рахманиновского общества, организатором и участником ежегодных Paxманиновских конференций в Санкт-Петербургской консерватории. - Франция. Последнее пристанище И.А.Бунина В марте 2010 года группа учащихся гимназии 8 -10 классов под руководством Кочетковой Е.В., руководителя литературно-краеведческого музея И.А.Бунина МОУ гимназии №1, и учителя физики гимназии Миловановой Е.Н. совершила поездку во Францию. Учащиеся и педагоги почтили память великого земляка на кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа. Они единственные, кто посетил виллу И.А.Бунина в Грассе (Франция), ныне частные владения Г.Симонова. В дар французскому бунинскому обществу были переданы сувениры и материалы литературно-краеведческого музея И.А.Бунина МОУ гимназии №1 (путеводитель и календарь, созданный к 140-летию со дня рождения писателя). Учащиеся МОУ гимназии №1 у бюста И.А.Бунина в парке принцессы Полины . (Грасс, Франция) «В Ивановку я всегда стремился…» Музей-заповедник С.В.Рахманинова Учащиеся гимназии в гостях у С.В.Рахманинова У памятника великого русского композитора, пианиста и дирижёра Бунин никогда не писал музыки, но ставил её высоко, счи­тая сильным, чувственным искусством. Рахманинов страстно любил поэзию …Он пел Россию от земли до неба… (И.А.Бунин. «Лёгкое дыхание») …Он пел Россию сердцем незабвенным… (С.В.Рахманинов. «Вокализ») Выступление учащихся гимназии на областном фестивале «Вернись на родину, душа…», посвященном 140-летию со дня рождения И.А.Бунина.

  • Автор проекта
  • Что такое музыка! Это тихая лунная ночь; Это шелест живых листьев; Это отдалённый вечерний звон;
  • История рода Сергея Рахманинова
  • «Летняя ночь»
  • По скату к балке. В небе, на востоке, Краснеет одинокая звезда…
  • Музыка в жизни И.А.Бунина
  • Формирование музыкального вкуса С.В.Рахманинова
  • Начало дружбы Рахманинова и Бунина
  • «Я опять одинок»
  • "Как мне жалко, право, что Вы больны и уезжаете из Парижа. Из всех русских людей мне больше веек» хотелось увидеть Вас! Отвести душу!".
  • Звезда мелькает золотая В зеленом небе, в облаках, — Кому горит она блистая Она горит душе моей
  • Биографический экскурс И.А.Бунин и С.В.Рахманинов
  • Гавриил Николаевич Симонов
  • Людмила Леонидовна Ковалёва-Огороднова
  • Франция. Последнее пристанище И.А.Бунина
  • «В Ивановку я всегда стремился…»
  • Бунин никогда не писал музыки, но ставил её высоко, счи­тая сильным, чувственным искусством. Рахманинов страстно любил поэзию
  • Он пел Россию от земли до неба…
  • Выступление учащихся гимназии на областном фестивале «Вернись на родину, душа…», посвященном 140-летию со дня рождения И.А.Бунина.