Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Германская историография национал-социализма: проблемы исследования и тенденции современного развития (1985-2005)




страница1/5
Дата08.07.2017
Размер0.84 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5






На правах рукописи

КОРНЕВА Лидия Николаевна

ГЕРМАНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА:

ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И

ТЕНДЕНЦИИ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ

(1985–2005)
Специальность 07.00.09. – историография, источниковедение

и методы исторического исследования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора исторических наук


Кемерово

2007

Работа выполнена на кафедре истории России в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет».



Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Шуранов Николай Павлович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Садовой Александр Николаевич
доктор исторических наук, профессор

Борозняк Александр Иванович

доктор исторических наук, профессор



Михайленко Валерий Иванович
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет»
Защита диссертации состоится 31 октября 2007 г. в 10 часов на заседании диссертационного Совета Д 212. 088. 04 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора исторических наук по специальности 07.00.09 – историография, источниковедение и методы исторического исследования при Кемеровском государственном университете в зале заседаний по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.


Автореферат разослан «__»________2007 г.
Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, профессор З.П.Галаганов


I. Общая характеристика работы

Актуальность темы. После Второй мировой войны немецкое и европейское общественно- политическое сознание в значительной степени формировалось как антипод национал-социалистической идеологии, практике и планам гитлеровского «нового порядка» в Европе. Важную роль в недопущение распространения «старого» и «нового» фашизма сыграл целый комплекс юридических, политических, идеологических и воспитательных мер. Большой вклад в преодоление нацистского прошлого внесла германская историография национал-социализма, преимущественно либерально-демократического толка.

Тенденции развития современной германской историографии представляют не только научный интерес. Крушение социалистической системы, распад СССР, ослабление марксистской исторической мысли способствовали в 90-е гг. ХХ века усилению реакционных взглядов при освещении некоторых страниц, связанных с историей германского фашизма. В историографии и публицистике время от времени настойчиво реанимируется тезис о превентивной войне Гитлера против СССР, проталкиваются суждения о равной ответственности нацистской Германии и Советского Союза за развязывание Второй мировой войны. Системные преступления нацистов против человечности пытаются уравнять со спонтанными актами насилия по отношению к гражданскому населению со стороны советских войск. Гитлеровская война на уничтожение идентифицируется со сталинской войной на уничтожение1. Все эти суждения крайне реакционного характера дополняются в настоящее время попытками пересмотра со стороны националистической части общественности бывшего «социалистического лагеря» и некоторых республик распавшегося СССР тезиса об антифашистской, освободительной миссии Советского Союза в Европе.

В этих условиях представляет практический интерес отношение германских историков к подобным проявлениям ревизионизма, степень приятия или отвержения названных тезисов.

После объединения Германии в немецкой историографии усилились тенденции к кооперации с историками восточноевропейских стран в изучении национал-социализма, особенно войны и оккупационной политики. Этому содействовало улучшение доступа к архивам Восточной Европы, которое активизировало изучение преступного характера войны Гитлера на Востоке. Германские историки получили более широкую возможность познакомиться с результатами труда коллег из бывших социалистических стран, где тоже был накоплен значительный опыт исследования преступлений фашизма.

«Споры» историков ФРГ о фашизме, его преступлениях, историческом континуитете имеют не только теоретическое и научное значение. Они несут и важную политическую нагрузку в рамках процесса европейской интеграции, исторического примирения народов. Опыт познания немецкой диктатуры ХХ века важен и для общественного сознания нашей страны, имеющий опыт собственного тоталитарного прошлого и кровавой вооружённой борьбы с фашизмом в Европе. Возможно, он будет способствовать и более объективной оценке советского, социалистического периода в истории нашей страны.


Историография проблемы. В Советском Союзе традиционно большое место занимали анализ и критика западногерманской историографии фашизма. Ей посвятили специальные труды И. Я. Биск, А. С. Бланк, А. Н. Корнева Л.Н., Мерцалов, Л. А. Мерцалова, В. И. Салов, В.Б.Ушаков Н. С. Черкасов, У.Б.Черняк и другие советские учёные. Как часть западной историографии фашизма, она рассматривалась в работах Б. Г. Могильницкого, П. Ю. Рахшмира2. Критическому анализу итальянской историографии фашизма посвятил своё учебное пособие екатеринбургский историк В.И. Михайленко3.

Основной упор советскими авторами был сделан на выявлении несостоятельности теоретико-методологических подходов к объяснению происхождения и сущности фашизма западными историками, философами, публицистами, которые не укладывались в формулу Коммунистического Интернационала: «Фашизм есть открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, и наиболее империалистических элементов финансового капитала»4. Такой подход был обусловлен идеологическим противостоянием в условиях «холодной войны».

Много внимания проблемам эволюции историографии уделял томский историк Н. С. Черкасов. Его работы, посвящённые развитию западногерманской историографии антифашистского Сопротивления, пожалуй, в наиболее полной мере отразили возможности и границы марксистского подхода. В своих статьях он осмысливал не только ведущие тенденции западногерманской историографии, но и показал место отдельных немецких авторов в формировании её облика. Н.С.Черкасов написал интересные статьи и тезисы о таких разных историках ФРГ, как Э. Нольте, К-Д. Брахер, Р. Опитц.5

В центре внимания советских учёных оказались преимущественно идейно-политические течения и направления западной историографии. Немало в этой критике было справедливого, особенно когда речь шла о попытках снять вину за приход нацистов к власти в Германии с консервативной правящей элиты, или принизить значение Сопротивления Гитлеру со стороны левых политических кругов, смягчить преступный характер режима.

В то же время, анализируя и критикуя методологию и методы исследований западных авторов, советские учёные, тем не менее, сами не могли дать удовлетворительного объяснения многим явлениям фашизма, не укладывавшимся в принятое определение Коминтерна. Например, показательную для фашизма 20-40-х гг. массовую поддержку со стороны народа упрощённо объясняли террором и демагогией. Такое положение вещей было следствием застоя теоретической мысли советской историографии и недооценки теоретико-методологических поисков западных авторов.

Частично эта проблема снималась в советской историографии при написании конкретно-исторических работ по истории германского фашизма. Их авторы имели дело уже не столько с теоретико-методологическими построениями, сколько с трудами немецких учёных по конкретной тематике в области внутренней и внешней политики нацистов. В этих работах советские историки (А. А. Аникеев, А. А. Галкин, Л. И. Гинцберг, М. Е. Ерин, Д.Мельников, и др.) активно использовали материалы западных коллег, частично использовались их методические подходы, критика была более лояльной, отмечались их достижения в исследовании фашизма. При этом, непременно подчёркивались успехи марксистской историографии ФРГ и ГДР.

Советские авторы написали не очень много обобщающих исследований по восточногерманской историографии (ГДР). Её эволюция в систематическом виде была прослежена в учебном пособии Ю. В. Галактионова, Л. Н. Корневой и Н. С. Черкасова. Авторы отметили большой вклад историков ГДР в исследование роли концернов и монополий в укрепление фашистского режима, в разработку империалистического характера нацистской диктатуры. В то же время они обратили внимание на догматические подходы историков ГДР к некоторым анализируемым им темам: оценка НСДАП, «буржуазному» Сопротивлению и др. 6.

Обстоятельное исследование западногерманской историографии фашизма и антифашизма 70-80-х гг. было представлено в двух монографиях Л. А. Мерцаловой Автор охарактеризовала не только методологию и методы исследования, но и показала конкретные достижения историков ФРГ в области изучения внутренней и внешней политики нацистской Германии. Л.А.Мерцалова отметила значительный вклад западногерманских авторов в научную разработку истории фашизма и Сопротивления, подчеркнула хорошую изученность темы преступлений нацизма, будней фашистской Германии7.

Таким образом, советская историография проделала определённую эволюцию в отношении оценок работ «буржуазных авторов: от полного неприятия иных, чем марксистские взгляды на классовую сущность фашизма до частичного признания успехов, возможных в рамках «буржуазных» методов исследования нацизма. При всех недостатках, связанных с идеологическим диктатом советской эпохи, историки в целом хорошо ориентировались в сути происходившей в западногерманской историографии нацизма эволюции.

С конца 80 - х и начале 90-х гг. стали складываться и развиваться возможности для более объективного изучения зарубежной историографии фашизма, её роли в осмыслении нацистского прошлого. Однако в это время произошёл временный спад интереса к историографическим проблемам. Это было связано с несколькими причинами: 1) разрушение СССР вызвало крах отлаженной системы критики «буржуазной» историографии; 2) большое влияние оказал методологический кризис постсоветской историографии. Требовалось определённое время для осмысления влияния новых условий на историографию.

Постепенно стали проявляться и благоприятные факторы для развития исторических исследований: расширились прямые контакты российских и германских историков; появились публикации широко известных произведений зарубежных авторов (в том числе – по национал-социализму), с которыми советский читатель не имел возможности познакомиться. У российских историков появились более широкие возможности для научных стажировок за рубежом.

С начала 90-х гг. начались попытки по-новому осмыслить достижения отечественной и зарубежной историографии национал-социализма. В отношении отечественной историографии она была предпринята Ю.В.Галактионовым8. Опираясь на новые архивные материалы, он показал роль государственных и партийных органов на выработку концепции фашизма и её влияние на советскую историографию. При этом, Галактионов не раз подчёркивал в своей работе, что, несмотря на идеологическое и организационное давление, советскими историками было создано немало работ, не уступавшим лучшим трудам западноевропейских учёных9.

Попытка нарисовать без идеологических клише обобщающую картину исследования нацизма в обоих германских государствах была предпринята автором диссертации в монографии: «Германский фашизм: немецкие историки в поисках объяснения феномена национал-социализма (1945–90-е гг.)»10. Написанная в виде учебного пособия для вузов оно ставило своей задачей показать эволюцию германской историографии: главные пункты интерпретаций национал-социализма историками разных направлений и исторических школ; характеристику ими сути нацистского государства и личности Гитлера. Л.Н. Корнева проанализировала методические и методологические основы исследования различных проблем истории Третьего рейха: Холокоста, репрессивного аппарата, массовой поддержки нацизма, степень изученности тех или иных проблем. Узкие рамки учебного пособия не позволили автору в полной мере исследовать современное состояние германской историографии и Корнева посчитала необходимым продолжить работу в этом направлении11.

Новым подходом к анализу творчества немецких историков и публицистов характеризуется деятельность видного российского германиста А. И. Борозняка. В центре его внимания - организаторская и публицистическая активность учёных, ратующих за сохранение исторической памяти в Германии об ужасах фашизма и войны. А. И. Борозняк был первым, кто проанализировал материалы немецкой выставки, посвящённой преступлениям вермахта на Восточном фронте и проходивших по ней дискуссий, анализировал новые обобщающие исследования немецких авторов по фашизму12.

Заслужила признание и высокую оценку российских и немецких коллег его книга: «Искупление. Нужен ли России германский опыт преодоления тоталитарного прошлого?»13. В этой работе отражена напряжённость борьбы демократической общественности ФРГ с попытками правых сил различными способами реабилитировать историю национал-социализма, принизить его преступления. Он приходит к выводу, что только постоянное внимание к истории нацистского прошлого и напоминание о преступлениях помогают немецкому обществу сохранять и развивать демократические и антифашистские ценности.

Отдельные темы книги «Искупление» были развиты А. И. Борозняком в очерках по истории и историографии Германии под названием «Прошлое, которое не уходит»14. А.И.Борозняк выделил наиболее важные и «чувствительные» для общества ФРГ темы нацистского прошлого: сохранение концлагерей–мемориалов, споры вокруг памятника жертвам Холокоста, захоронения советских военнопленных и принудительных рабочих. В своей книге он показал вклад отдельных крупных деятелей в «преодоление прошлого» и в развитие согласия и мира между Германией и Россией.

Новым подходом к историографии отдельной темы истории Второй мировой войны характеризуется книга видного российского германиста М. Е. Ерина «Советские военнопленные в нацистской Германии 1941–1945 гг. Проблемы исследования». Он провёл сравнительный анализ отечественной и германской историографии немецкого плена, показал эволюцию его освещения историками Германии, СССР и СНГ. Ерин обозначил направления дальнейших научных поисков в этой области. Такой сравнительный анализ имеет большие перспективы – особенно в области изучения проблем советско-германских отношений, использования принудительного труда «восточных рабочих» и других аспектов российско-германского исторического соприкосновении.

Несмотря на важность публикаций о связи изучения нацизма с общественно-политическими проблемами современной Германии и России, вышеупомянутые труды российских историков не носят обобщающего характера и представляют только отдельные ветви историографической практики национал-социализма. Наша работа ориентируется на комплексный подход с выделением методологических и тематических приоритетов исследования, характерных для современной историографии.

Проблемы зарубежной историографии фашизма (а также сталинизма) частично рассматриваются в работах молодых российских историков, посвящённых историографии тоталитаризма. К ним, например, относятся обобщающие исследования Е.В. Мороз по американской историографии тоталитаризма, Н.Г. Костроминой о дискуссиях учёных и публицистов Франции по тоталитаризму, М.В. Казьминой о советской историографии сталинизма15. Их работы свидетельствуют о значимости и возможности сравнительного анализа диктатур ХХ века.

Обобщающие исследования по историографии национал-социализма имеются и за рубежом. Картина, наиболее полно воссоздающая становление и развитие международной, в том числе и германской историографии нацистского режима в ХХ веке, создана английским историком Я. Кершоу – специалистом по германскому фашизму. Он сам является автором одной из значительных последних биографий А. Гитлера16.

Кершоу анализирует интерпретации происхождения и сущности германского фашизма в широком формате: начиная с 20-х гг. ХХ века и до середины 90-х гг. Он рассматривает попытки историков объяснить национал-социализм в различном измерении: историко-философском, политико-идеологическом, моральном, каждое из которых правомочно. В его труде отражена эволюция трактовки нацизма в рамках международной историографии марксистского и немарксистского направлений, включая оценку нацизма как тоталитаризма и феноменологические интерпретации.

Главной задачей современной и будущей историографии он считает сохранение в «коллективном образе» гитлеровского времени «Освенцима» «как шифра к нацистскому варварству»17.

В современной Германии не так много обобщающих трудов по историографии национал-социализма и тоталитаризма. Посвящены они не столько собственно историографии, сколько эволюции теорий фашизма и тоталитаризма и дискуссий вокруг них. Здесь, прежде всего, следует указать на работы берлинского историка В. Виппермана18.

Первая из них посвящена анализу дискуссий по теориям фашизма с момента их возникновения в 20-е гг. и до середины 90-х гг. В ней нашли отражение трактовки европейского фашизма как в рамках партийно-политических идеологий, так и в рамках политологических теорий. Основное внимание автора сосредоточено на анализе того, насколько различные концепции способны объяснить общее и особенное фашистских движений «в свою эпоху» (Э. Нольте). В рамках споров о различиях между видами фашизма он доказывает отсутствие качественной разницы между ними, идя в разрез с мнением о феноменологии национал-социализма (К.-Д. Брахер).

Вторая обобщающая работа Виппермана посвящена анализу развития дискуссии вокруг теории тоталитаризма. Он выделяет основные периоды в формировании теории тоталитаризма, её последующего осмысления и критики. Особый интерес представляет глава, посвящённая «ренессансу» теории тоталитаризма во второй половине 80-х по 90-е гг. ХХ века.

Из немногочисленных произведений германских авторов, посвящённых современному состоянию и проблемам изучения нацизма в ФРГ, хотелось бы выделить статьи Г.-У. Тамера и Б. Фауленбаха. Они были написаны вскоре после объединения страны и анализировали современные дискуссии по нацизму. Тамер сосредоточил внимание на задачах конкретно-исторических исследований по национал-социализму в связи с расширением источниковедческой базы, проанализировал возможности и границы применения при этом теорий фашизма и тоталитаризма, «интенционалистского» и «функционалистского» подходов к объяснению исторических фактов. Тоже относится и к теории модернизации, которая должна быть, как он пишет,– «проверена в ходе конкретно-исторических исследований, особенно в области милитаризации экономики Германии и оккупированной Европы»19.

Суждения Фауленбаха располагаются преимущественно в поле дискуссии об историческом месте нацизма, необходимости сравнительного изучения национал-социалистической и сталинской диктатуры, а также «двух немецких диктатур» на базе эмпирических исследований (социальной политики, государственного и политического насилия, роли партии и т.п.) 20.

«Война Гитлера на Востоке» вновь стала объектом пристального внимания современных германских историков. Проблемы её исследования обозначены в комментированном библиографическом описании, предпринятом известными специалистами по истории войны нацистской Германии против Советского Союза Р-Д. Мюллером и Г. Р. Юбершером21.

Суждения российских, немецких и других зарубежных историков, которые сами немало сделали в изучении кокретных проблем фашизма стали ориентиром в исследовании проблем, поставленных в диссертации.

Большую помощь в работе над диссертацией оказало фундаментальная двухтомная библиография национал-социализма, составленная М. Руком22. В ней можно почерпнуть сведения об источниках и литературе практически по всем проблемам национал-социализма и его «преодоления» в послевоенном германском обществе. В библиографии, в основном представлены западные публикации.

Критически осмысливая важные эмпирические исследования немецких учёных, а также историографические работы, автор диссертации попыталась проследить эволюцию современной немецкой историографии германского фашизма за период 1985–2005 гг.

По методологии истории существенную помощь оказали труды профессора Б. Г. Могильницкого, особенно его курс лекций по истории исторической мысли ХХ века23, а также работы Л. П. Репиной по «историографии в человеческом измерении»24.

Познавательный интерес представляет обсуждение возможностей и границ постмодернистских методов исследования, активно ведущееся на страницах периодических выпусков сборника: «Методологические и историографические вопросы исторической науки» (г. Томск). В последнее десятилетие в немецкой историографии национал-социализма довольно широко применяется инструментарий постмодернистской историографии.

Важную роль для диссертационного исследования имело знакомство с теоретическим дискурсом в тоталитаризм ХХ века, предпринятым екатеринбургскими историками В. И. Михайленко и Т. П. Нестеровой. В обобщающем виде ими представлено понятие тоталитаризма и его интерпретации. Особый интерес представляет раздел о тоталитаризме как феномене массового общества, инструментарий которого способен быть одним из методов познания нацистского общества25.

В диссертации автор проанализировал основные темы и методы исследования историков в контексте оценки природы нацистского движения, характеристики политики Третьего рейха и его вождей. Особое внимание уделялено суждениям историков относительно «народного» характера нацистского движения и режима, создания в Германии «народного сообщества», организации террора и Холокоста, историографии преступного характера «войны на Востоке».

В диссертации освещается роль дискуссий и новых методологических подходов для изучения проблем германского фашизма. Автор принимала также во внимание политические события в Германии и мире, которые, по её мнению, влияли на судьбу изучения национал-социализма.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в новейшей отечественной историографии комплексно изучена современная германская историография национал-социализма. Впервые освещается состояние историографии накануне, и после объединения Германии с постановкой новых задач и перспектив дальнейшего исследования.

Впервые освещаются методологические дискуссии 90-х гг. относительно применения различных политологических теорий к трактовке национал-социализма. Установлены причины и особенности «ренессанса» в Германии теории тоталитаризма. Доказано решающее влияние на этот процесс разрушения ГДР и «социалистической системы» в целом. Выявлены особенности развития исследований в ходе освоения новых источников и материалов, ставших доступными преимущественно на Востоке Германии и в странах бывшего «социалистического содружества». Доказана ревизия некоторых оценок нацистского государства и общества в свете новых документов: экономической основы нацистского государства, идеи «народного сообщества», роли некоторых государственных органов в нацистской системе власти: гестапо, вермахта и др., а также роли науки при нацизме. Отслежены основные направления в изучении преступлений нацистского режима в целом, а также преступных действий определённых групп и лиц. Отмечено усиление взаимодействия германских историков в указанный период с восточноевропейскими коллегами по обновлению сотрудничества в области изучения национал-социализма.

Хронологические рамки исследования – 1985–2005 гг. Начальная граница исследования связана с тем, что именно в это время в западногерманской историографии в связи с хорошей разработанностью истории нацизма была поставлена задача его «историзации», т.е. придания ему большей научной строгости и более чёткого вплетения в общую струю германской истории. Последовавшее вскоре объединение Германии расширило источниковедческую базу. Верхняя граница – 2005 г. даёт возможность уже составить определённое суждение об историографии объединённой Германии с её дополнительными источниковедческими и политическими возможностями. Одновременно эта граница совпадает по времени с последней дискуссией историков и общественности по нашумевшей книге Г. Али «Народное государство Гитлера» 26.

В рамках этого двадцатилетия развитие германской историографии, так или иначе, связано с вопросами «историзации нацизма», и к настоящему времени можно говорить о некоторых её итогах. Эти годы ознаменовались также дискуссиями об исторических памятниках и историческом времени нацизма. Приход нового поколения историков и открытие новых источников стимулировали новую волну исследований уже в новых условиях объединённой Германии.

Территориальные рамки исследования включают территорию современной ФРГ. За этот период в её состав вошли «новые восточные земли» (бывшей ГДР). В связи с этим в диссертации принимаются во внимание и последние, вышедшие перед объединением работы историков ФРГ и ГДР. Территориальные изменения повлияли на немецкую историографию, в том плане, что исследование больше сместилось на восточные регионы Германии. Тем самым происходит постепенная ликвидация перекоса в региональных исследованиях, которые до объединения сосредоточивались, в основном, в пределах «старых земель». Также в связи с расширением европейской интеграции на Восток развился интерес к «восточному направлению» нацистской экспансии, при изучении которой немецкие историки стали активно сотрудничать со своими восточными соседями.

  1   2   3   4   5

  • ТЕНДЕНЦИИ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ (1985–2005) Специальность 07.00.09. – историография, источниковедение и методы исторического исследования
  • АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора исторических наук Кемерово 2007
  • Научный консультант
  • Садовой Александр Николаевич доктор исторических наук, профессор Борозняк Александр Иванович
  • I. Общая характеристика работы Актуальность темы
  • Историография проблемы.