Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Герасименко Светлана Петровна




страница1/3
Дата02.07.2017
Размер0.95 Mb.
  1   2   3


ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(СПбГУ)

Герасименко Светлана Петровна

Внешняя политика Японии на примере внешнеполитической деятельности Либерально-Демократической партии Японии с 2001 года

Направление: 41.04.03 «Востоковедение и африканистика»

Магистерская диссертация

(Профиль: Политика и международные отношения стран Азии и Африки)

Научный руководитель: д.и.н. Филиппов А. В.
Оппонент: к.и.н. Синицын А. Ю.

Санкт-Петербург

2016

Оглавление


Введение 5

Глава 1. Пять лет правления кабинет Коидзуми. Либерально-демократическая партия Японии и ее внешняя политика с 2001 по 2006 год 13

1.1. Япония в 2001-ом году. Выборы 2001 года и приход к власти кабинета Коидзуми 13

1.2. Внешняя политика нового партийного кабинета и премьер-министра Коидзуми Дзюнъитиро 17

Глава 2. Внешняя политика Японии с 2006 по 2009 год 34

2.1. Начало правления нового кабинета и основные направления Японии во внешней политике. Кабинет Абэ Синдзо 34

2.2. Внешняя политика кабинетов Фукуда Ясуо и Асо Таро. ЛДПЯ с 2007-ого по 2009-ый год 50

Заключение 58

Список использованной литературы 65

Приложения


Введение.

В послевоенные годы, и в течение десяти лет после окончания второй мировой войны, японская политика была нестабильна, и именно в эти годы начали зарождаться идеи о продвижении и развитии японской демократии.



Период 1950-1955-ых годов является крайне важным для Японии по причине того, что он завершился появлением Либерально-Демократической партии Японии (ЛДПЯ) в 1955, в следствии чего партийная система приобрела стабильность.1

Слияние двух партий: Либеральной партии Японии и Демократической партии Японии – так называемый Консервативный Альянс (яп. Хосюго:до (保守))привел к образованию в ноябре 1955-ого Либерально-Демократической партии Японии (яп. дзию: минсюто: (自由民主党))2. Эта партия была создана в противовес объединению Социалистической партии Японии (СПЯ). До 1955-ого года СПЯ имела большинство мест в парламенте, а в 1947-1948 лидер этой партии также занимал пост премьер-министра Японии. ЛДПЯ же поставила своей целью - содействовать «либерализму» и «справедливой демократии», защищать права человека.3



В начале своего существования на политической арене, ЛДПЯ придерживалась идей мира во внешней политике, улучшению отношений с соседними государствами, вплоть до подписания мирных договоров с теми странами, с которыми они еще не были заключены. Во внутренней политике партия придерживалась идей отказа от бюрократии и стремилась к продвижению Японии по пути научно-технического прогресса.4

Стоит отметить, что в этот период появлялось множество новых партий и укрепили свои позиции уже существующие, такие, как Социалистической партии Японии, которая была разделена на две партии – Правую СПЯ и Левую СПЯ – и вновь объединилась в 1955-ом году, а также Коммунистической партии Японии (КПЯ) и Партия демократического социализма (ПДС). Значительно позднее, уже в 1998-ом году, появилась и новая «старая» партия – «Партия чистой политики», Комэйто (яп. 公明党) – созданная путем слияния партии Нового мира и старой партии Комэйто (образована в 1962-ом году под названием Комэй Сэйдзи Рэммэй (яп. 公明政治連盟) и в 1964-ом году переименованная в Комэйто).

Несмотря на изначальные идеи, в связи с появлением оппозиции в виде множества партий можно заметить, что популярность ЛДПЯ начала постепенно угасать, собственно, как и эффективность ее партийного аппарата. Первое можно проследить, изучив регресс поддержки избирателей по отношению к ЛДПЯ (Приложение 1, Таблица 1: Динамика партийной системы Японии (1955–1993)).5 Также, к примеру, уже в 70-ых годах, опросы на тему бюрократии выявили, что из 2,455 опрошенных 20,2 % заявили, что бюрократизм в стране более, чем серьезен; 20,5 % - что он силен.6

В 80-е годы, когда премьер-министром Японии являлся Накасонэ Ясухиро (яп.中曽根 康弘), с 1982-ого по 1987-ой годы, недовольство общественности вызывали его националистические взгляды. Критики говорили, что его политика приведет Японию к возвращению милитаризма и уведет страну от пути мирного существования. Сам премьер-министр был сторонником того, чтобы Япония могла иметь ядерное оружие, что подразумевало бы под собой пересмотр 9-ой статьи японской конституции. Накасонэ также стремился к заключению японо-американского альянса.

И, хотя Либерально-демократическая партия все-таки оставалась у власти, а ее лидеры занимали пост премьер-министра, уже по итогам выборов от Июля 1989-ого года ЛДПЯ заняла наименьшее число мест в Палате Советников. А после выборов в июле 1993-его года партия потеряла большое количество мест в Палате представителей, что не позволило сформировать правительство, и ЛДПЯ вынуждена была перейти в оппозицию7. Однако, составив коалицию с СПЯ, партия вновь заняла лидирующие позиции.



Во второй раз ЛДПЯ вновь перешла в оппозицию в 2009 году, по результатам парламентских выборов проиграв Демократической Партии Японии, но уже в 2012 году смогла вернуть себе статус правящей партии, а Абэ Синдзо вновь занял пост премьер-министра.

Так как именно Либерально-Демократическая партия не только являлась правящей в Японии свыше полувека, но и является таковой с 2012 года, формируя японское правительство, изучение внешней политики Японии с 2001-ого года именно на примере деятельности ЛДПЯ - актуальная тема для рассмотрения и изучения. Данная тема не является новой – было проведено немало исследований на тему политики Японии в эти годы. Однако, чаще рассматривается политика и партийный аппарат Японии либо до 2000-х годов, либо до 2006-ого года, и такие исследования чаще включают обширное изучение внешней политики Японии и политики партий, в особенности ЛДПЯ, с начала ее основания, то есть 1955 года.

Целью данной работы является рассмотрение основных направлений во внешней политике Японии и Либерально-демократической партии с 2001-ого года, прослеживание основных тенденций во внешней политике и то, как менялись цели и направление внешнеполитической деятельности ЛДПЯ в этот период. К сожалению, объем выпускной квалификационной работы не позволяет детально рассмотреть все ключевые моменты в японской политике с 2001-ого года, так как данный период насыщен внешнеполитическими событиями и представляет большое поле для исследований. В работе описана хронологическая типология вопроса внешнеполитической деятельности ЛДПЯ с 2001 года. Несмотря на то, что верхняя граница рассматриваемого периода не указана в названии работы, ею является 2009 год. Это связано с тем, что рассматривать политику Либерально-демократической партии в период с 2010 по 2016 год представляется довольно сложной задачей, так как в 2009 году ЛДПЯ перешла в оппозицию, и лишь в 2012 году вновь вернула себе правящую позицию. В работе не планируется строить прогнозы по вопросу развития внешнеполитической деятельности Японии.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, заключения, и двух глав, в каждой из которых поэтапно решаются задачи, поставленные автором.



Для достижения поставленной цели, в первую очередь, необходимо не только рассматривать политику Японии с 2001-ого года, но и кратко проанализировать политику и историю ЛДПЯ до этих лет. Во введении приводится очень краткий обзор ранней истории ЛДПЯ, поскольку тема данной работы посвящена внешней политике партии с 2001-ого года. При изучении этого вопроса использовалась работа Чалмерса Джонсона «Japan: Who Governs?: The Rise of the Developmental State». Однако при изучении ее учитывался факт, что в книге очень большое внимание уделено бюрократии и ее роли во внутренней политике, а также положению внутри партии и внутренним политическим реформам. Из внешнеполитических аспектов, в работе «Japan: Who Governs?: The Rise of the Developmental State» освещаются японо-китайские отношения 1952-1982 годов, где особое место уделяется вопросу 1982-ого года об издании в Японии новых учебников по истории, пошатнувшему отношения между Японией и Китаем. Также рассматриваются японо-американские отношения и отношения Японии с другими азиатскими странами. Особое внимание мною при изучении работы Чалмерса Джонсона уделено теме, связанной с внешней безопасностью Японии в 70-80-е годы, по причине того, что кабинет Абэ Синдзо принял резолюцию, которая меняет трактовку 9-ой статьи японской конституции (日本国憲法 第9条) в 2014-ом году. Изучить историю этого вопроса являлось необходимым для рассмотрения и понимания современной ситуации. Несмотря на то, что пересмотр 9-ой статьи является внутриполитическим вопросом, он сильно отражается на внешней политике.

Для достижения поставленной цели также необходимо рассмотреть политику Японии и Либерально-демократической партии с 2001-ого года, уделяя особое внимание политике кабинета премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми, выделив период с 2001-ого по 2006-ой годы и рассмотрев его в отдельной главе. На поставленную задачу отвечает первая глава работы, посвященная внешней политике кабинета Коидзуми. Несмотря на то, что внешняя политика этих лет рассматривалась многими авторами, на мой взгляд, ее изучение до сих пор является актуальным, хотя и не новым. Данная глава рассказывает о том, как новый кабинет пришел к власти, какие основные направления во внешней политике превалировали в годы существования кабинета. Премьер-министр Коидзуми уделял особое внимание роли Японии на мировой политической арене, проводя реформы и действуя в различных направлениях. В связи с ограниченным размером данной работы не представляется возможным охватить всю внешнеполитическую деятельность ЛДПЯ в годы правления Дзюнъитиро Коидзуми. В главе в большей степени рассматриваются некоторые ключевые темы, такие, как проблема, связанная со святилищем Ясукуни. Эта тема актуальна и в последние годы, и хотя этот вопрос, с одной стороны, является внутриполитическим, он сильно отражается на внешней политике Японии и на ее отношениях с соседними странами – Южной Кореей и Китаем. Также в данной главе более подробно рассмотрены японо-китайские отношения и отношения Японии с Российской Федерацией. Было решено также уделить внимание японо-американским отношениям, а также реформам системы обороны Японии, которые повлияли на внешнюю политику страны и позволили перебросить японские войска в Ирак, для поддержки США в «борьбе с терроризмом», что, несомненно, является важным внешнеполитическим событием. По многим другим вопросам, в связи с ограниченным объемом работы, было решено провести краткий обзор. Данная глава базируется, в основном, на новостных сводках, информации, взятой с официальных сайтов ЛДПЯ и МИД Японии, аналитических статьях, а также работе «Japanese Politics Today: From Karaoke to Kabuki Democracy» под редакцией Иногути Такаси. Вопрос святилища Ясукуни и некоторые вопросы японской внешней политики были также изучены автором в ходе обучения в Осакском Университете во время стажировки в Японии в 2015-ом году.

Вторая глава данной работы посвящена периоду с 2006-ого по 2009-ый год, когда на должность премьер-министра вступает Абэ Синдзо. Также глава рассказывает о политике кабинетов Фукуда Ясуо и Асо Таро, однако, основной задачей данной главы является именно изучение политики кабинета Абэ. Эта глава заканчивается 2009-ым годом, так как в период 2010-2011 годов ЛДПЯ находилась в оппозиции, а правящей партией являлась Демократическая Партия Японии. Данная глава рассказывает о внешней политике Японии в указанные годы, также освещая и некоторые события во внутренней политике и экономике, повлиявшие как на отставку Абэ Синдзо, так и на последующий проигрыш Либерально-демократической партии на выборах 2009-ого года. Большая часть главы отведена рассмотрению внешнеполитической деятельности кабинета Абэ Синдзо по той причине, что именно премьер-министр Абэ положил начало новому курсу японской политики и правлению «нового поколения» премьер-министров. Также стоит отметить, что Абэ Синдзо был избран на пост премьер-министра в 2012 году, и тот курс, который он начал проводить с 2006-ого года сильно повлиял на его политику после повторного избрания. Можно сказать, что в период пребывания Абэ Синдзо на посту премьер-министра в первый срок были заложены основы его политического курса, которые мы можем видеть и сейчас. Так как, начиная с 2006-ого года, премьер-министры Японии часто сменялись, отслужив на этом посту короткий срок, гораздо проще осветить основные события, происходящие во внешней политике в этот период. Данная глава поделена на два раздела, первый из которых рассказывает о политике кабинета Абэ, а вторая – о политике кабинетов Фукуда Ясуо и Асо Таро. Основная информация, изученная в ходе написания данной главы, была взята из новостных лент, также были проанализированы некоторые соглашения, заключенные Японией с другими странами в рассматриваемый период и речи премьер министров. Много информации было почерпнуто из периодического издания «Япония. Ежегодник» и из монографии «Япония, открытая миру» под редакцией Молодяковой Эльгены Васильевны, заместителя директора Института Востоковедения РАН. Многие знания о политике Абэ Синдзо были почерпнуты из курса лекций по политике Японии, прослушанных автором в ходе стажировки в Осакском университете.

В заключении работы приводится краткий обзор политики Демократической партии Японии после ее победы на выборах в 2009-ом году, а также обзор политике Абэ Синдзо после его повторного избрания на пост премьер-министра в 2012-ом году. Также заключение приводит некоторые выводы, сделанные по ходу написания работы, подводя краткий итог и анализ по изученному в работе вопросу.

Приложение состоит из таблиц, сопутствующих тексту введения работы и первой главы. В первом приложении находятся таблицы, связанные с распределением голосов в ходе выборов 1993 года, а также с партийной динамикой в Японии 1955-1993. Информация по распределению голосов была взята из работы Масару Коно «Japan’s postwar party politics» а также из Журнала Политекс и статьи Исаева Б. А. «Трансформация партийной системы Японии в середине XX – начале XXI вв».

Глава 1. Пять лет правления кабинета Коидзуми. Либерально-демократическая партия Японии и ее внешняя политика с 2001 по 2006 год.

1.1. Япония в 2001-ом году. Выборы 2001 года и приход к власти кабинета Коидзуми.

После того, как лидер Либерально-демократической партии, а также премьер-министра Японии Мори Ёсиро, заявил о том, что собирается уйти в отставку, в апреле 2001 года, внимание общественности и партии сфокусировалось на предстоящих выборах. На пост лидера ЛДПЯ баллотировались сразу четыре члена партии. Кандидатами на данный пост были: Асо Таро, Министр Финансов; бывший премьер-министр Японии Хасимото Рютаро, занимавший пост премьер-министра с Января 1996 по июль 1998; Камэй Сидзука, председатель Комитета по Вопросам Политики; а также Коидзуми Дзюнъитиро, Министр Здравоохранения и Социального обеспечения.

В конце карьеры Мори в качестве премьер-министра и председателя ЛДПЯ его рейтинги были крайне низкими, что, несомненно, было связано как с коррупционными скандалами, так и со слабой позицией Мори как государственного лидера, и даже с известными публичными оговорками политика, которые он допускал в ходе официальных переговоров. В зарубежной, и японской, прессе нередко мелькала информация о том, то Мори Ёсиро сумел стать «самым непопулярным лидером Японии за многие десятилетия», а общественность обвиняла премьер-министра в проблемах, связанных с экономической ситуацией в стране.8 Премьер-министр Мори заявил о своей отставке 6 апреля 2001 года, в ходе совещания кабинета министров.9

В той ситуации, в которой находилась Япония в этот период, и стране, и партии, несомненно, требовался новый, сильный лидер. Во время предвыборных кампаний аналитики сообщали, что у бывшего лидера ЛДПЯ и премьер-министра Хасимото Рютаро есть все шансы для того, чтобы вновь занять этот пост. Однако, вместе с ним на пост претендовали и три других политика, уже упомянутых выше: Асо Таро, Камэй Сидзука и Коидзуми Дзюнъитиро.

Коидзуми Дзюнъитиро занял свою первую серьезную должность в правительстве партии в 1979 году. Он был назначен на должность Парламентского заместителя Министра финансов. Коидзуми уже баллотировался на пост председателя ЛДПЯ в 1995 и 1998 году, однако тогда его кампания не смогла добиться успеха. Предвыборная кампания Коидзуми сразу привлекла внимание общественности, в особенности своим сильным лозунгом: «Меняем Японию, изменяя ЛДПЯ». Стоит отметить, что ведя предвыборную кампанию под таким лозунгом, Коидзуми, в каком-то смысле, вел ее против своей же партии, обещая, что если ЛДПЯ не изменится, он «разрушит ее» (打つ壊す).10

Коидзуми также обещал финансовые и экономические реформы, используя такие слоганы, как «предел в 30 триллионов йен на выпуск государственных облигаций», «погашение плохих долгов» и «возрождение финансов и промышленности». Говорилось и о планах по реформации системы почты и сберкасс и их приватизации.11 Учитывая экономическую ситуацию, и ситуацию в стране в целом, которая была при премьер-министре Мори Ёсиро, проводимая под такими лозунгами кампания Коидзуми не только привлекла большое число избирателей, но и, в итоге, обеспечила ему победу на выборах с большим перевесом голосов. Активные и, главное, действенные реформы – политические и экономические – несомненно были необходимы Японии в это время.

Итоги выборов были объявлены 24 апреля 2001 года, и новым председателем Либерально-демократической партии стал Коидзуми Дзюнъитиро, не только набрав нужное для победы количество голосов, но и превысив его. За Коидзуми было отдано 298 голосов, а для победы ему необходимо было получить 244 голоса. Хасимото Рютаро, которому в начале предвыборной кампании аналитики предсказывали победу на выборах, получил всего 155 голосов. Асо Таро получил лишь 31 голос. Немногим позднее, на выборах премьер-министра, Коидзуми также победил, хотя это и было очевидно – ЛДПЯ занимала доминирующую позицию в парламенте. По итогам выборов 26 апреля уже заявивший о свое отставке Ёсиро Мори расформировал свой кабинет, передав пост Дзюнъитиро Коидзуми. 26 апреля 2001 года Коидзуми Дзюнъитиро стал 86-ым премьер-министром Японии. Заняв этот пост, Коидзуми сразу заявил, что члены партии теперь будут назначаться на места, исходя из их успехов и заслуг перед партией, а не из принадлежности к той, или иной фракции. Также, он назначил ряд молодых женщин-политиков на места в кабинете министров, наряду с некоторыми гражданскими лицами.12

Стоит отметить, что Коидзуми, однако, допускал, что принадлежность к какой-либо фракции может иметь влияние на выбор представителей на должности заместителей министров. Партнером Коидзуми в его предвыборной компании была Танака Макико, чьим отцом был Танака Какуэй, 64-ый и 65-ый премьер-министр. После избрания Коидзуми, Танака Макико была назначена на пост Министра иностранных дел, а также и на пост Министра-профессора экономики. Так, она стала первой женщиной-министром иностранных дел Японии.13



Выборы в Палату советников прошли 29 июля 2001 года, и победа на этих выборах была в некотором смысле обеспечена Либерально-демократической партии в свете предшествующих выборов на пост председателя и премьер-министра. Всего, по итогам выборов, ЛДПЯ заняла 111 мест в Палате советников, что позволило создать мощное правительство. Итоги данных выборов показаны в приведенной ниже таблице выборов в Палату советников от 29 Июля 2001 года.

Партия

Пропорционально мест

Мест по округам

Всего выбрано в 2001 году

Всего мест в Палате

ЛДПЯ

20

45

65

111

ДПЯ

8

18

26

59

Комэйто

8

5

13

23

Либеральная партия

4

2

6

8

КПЯ

4

1

5

20

СДПЯ

3

0

3

8

Новая консервативная партия

1

0

1

5

Прочие партии

0

2

2

2

Независимые

0

0

0

4

Итого:

48

73

121

247

(Таблица 1. Выборы в Палату советников от 29 Июля 2001 года)

1.2. Внешняя политика нового партийного кабинета и премьер-министра Коидзуми Дзюнъитиро.

Когда Коидзуми пришел к власти, он, как и премьер-министры до него, уделял особое внимание японо-американским отношениям, однако старался уделять внимание и отношениям со странами соседних регионов. В тоже время, отношения с США новый премьер-министр, в некотором роде, вывел на новый уровень. А некоторые его действия охладили отношения с Китаем и Кореей. Также, действия Коидзуми Дзюнъитиро во внешней политике нередко шли вразрез с его же собственными высказываниями и выдвигаемыми им идеями.

Стоить отметить, что назначение Танака Макико для Коидзуми обернулось большими проблемами, так как Танака не только не оправдала возложенных на нее надежд, но ее действия также значительно снизили рейтинг самого Коидзуми. Активная борьба Танака с бюрократией в подчиненном ей министерстве (МИД Японии) вызвали у ее же собственных сослуживцев и членов партии большую нелюбовь к министру и подрывали ее положение. Также, сама Танака стала известна как один из главных критиков политики Коидзуми, а кроме того, она и не боялась открыто критиковать других политических лидеров, что портило отношения Японии с другими странами. В итоге, ее отставка с поста Министра иностранных дел не заставила себя долго ждать - Коидзуми Дзюнъитиро уволил Танака Макико в январе 2002 года. Однако, отставка Танака не смогла повлиять на стремительно падающие рейтинги Коидзуми.

Повлиять же на рейтинги премьер-министра смог его неожиданный внешнеполитический шаг – в сентябре 2002 года Коидзуми Дзюнъитиро посетил Пхеньян для проведения личных переговоров с лидером КНДР Ким Чен Иром. Это событие не осталось незамеченным хотя бы по причине того, что Коидзуми стал первым в истории Японии премьер-министром, посетившим Северную Корею. Мнения в обществе на тему этого визита разделились – некоторые говорили, что Коидзуми за счет этой поездки просто пытается поднять свой рейтинг и отвлечь население от внутренних проблем в стране; другие, напротив, были убеждены, что подняв рейтинг таким образом, премьер-министр планирует резко повернуться на встречу внутриполитическим проблемам и заняться их разрешением.14

Более того, по итогам этих переговоров премьер-министр Коидзуми вернулся в Японию с пятью репатриированными японцами, которых в 1970-80-х годах похитили северокорейские службы15. Такие действия премьер-министра не остались без внимания, и его рейтинги несколько улучшились, хотя Коидзуми все еще был далек от былой популярности.

Говоря о японо-корейских отношениях в годы правления Коидзуми, стоит отметить, что визит в Пхеньян был не первым и не единственным «контактом» Японии и КНДР в эти годы. Но он, несомненно, стал одним из ключевых моментов во внешней политике Японии по отношению к Северной Корее. Важно будет сказать, что до визита Коидзуми в КНДР вопрос о похищениях являлся центральным вопросом в японо-корейских отношениях, как и вопрос о «женщинах для утешения» (яп. Ианфу (慰安婦)). И если ранее корейская сторона отказывалась вести какие-либо переговоры на тему похищенных японских гражданах, то факт успешности переговоров сентября 2002 года определенно вывел японо-корейские отношения на новый уровень. В мае 2004 года Коидзуми совершил второй визит в Пхеньян. Этот визит прошел также успешно, и премьер-министр вернулся в Японию с родственниками тех пяти японцев, которых корейское правительство передало Коидзуми в 2002 году. Определенно, в этот период происходило активное и успешное налаживание контактов Японии с Северной Кореей.16

Действия Японии привлекли особое внимание США, так как нормализация диалога с Пхеньяном несомненно ставила под угрозу безопасность США, ведь теперь Япония, хотела она того или нет, становилась полноправным участником Северокорейского вопроса. Такое положение сильно повышало важность трехсторонней координации данного вопроса, так как Америка не желала оставаться в стороне.

Касательно японо-американских отношений, Коидзуми не только продолжал поддерживать тесные связи с США, но и начал уделять им еще большее внимание, улучшая контакт, даже несмотря на попытки вести более самостоятельную политику в азиатском регионе. Коидзуми поддерживал не только тесное сотрудничество с США и ООН, но и развернул поддержку США в борьбе с международным терроризмом. Несмотря на то, что в начале своего правления новый премьер-министр заявлял, что Япония должна идти по пути мира и не планировал проводить реформу системы обороны, позднее Коидзуми отступил от своих слов. Правительство Коидзуми провело реформу по модернизации Агентства обороны Японии. В 2007 году Управление национальной обороны (УНО) официально стало Министерством обороны Японии. Также премьер-министр провел оборонную реформу. Он не только расширил силы самообороны Японии, но и по результатам этой реформы японские войска теперь могли быть отправлены за границу и проводить операции не только на территории Японии. Именно эти изменения и помогли поддержать США в их «борьбе с терроризмом» в Ираке.

19 марта 2003 коалиционные силы США и Великобритании начали военную операцию в Ираке. США развернула военные действия, заявив о том, что уничтожение сил боевиков в Ираке является обязательной мерой для борьбы с терроризмом, провозглашенной Соединенными Штатами. Были развернуты воздушные бомбардировки и ракетные удары по Багдаду. Президент Буш объявил о внезапном начале войны против Ирака по телевидению, и премьер-министр Коидзуми скоро провел пресс-конференцию, где он выражал свою поддержку действиям американского правительства.17

Отправка войск в Ирак, как говорили некоторые аналитики, закончила период пацифизма в Японии. До этого момента Япония никогда не посылала войска за пределы своего государства без разрешения на то ООН, и за последние десять лет лишь небольшие группы японских войск оказывали поддержку ООН в ходе операций в Мозамбике, Камбодже, Заире, Восточном Тиморе и на Голанских Высотах. Но ни один японский солдат не принимал участия в военных действиях и не погибал в их ходе, начиная с 1945 года. Однако в связи с принятым законом о борьбе с терроризмом, около тысячи солдат были направлены в зону конфликта. Многие говорили о том, что японские солдаты направлены в Ирак для того, чтобы присоединиться к американским войскам и участвовать в военных операциях. Сам премьер-министр Коидзуми заявил, что солдаты японской армии будут нести службу в безопасных точках и не принимать участия в сражениях, например, будут охранять периметр Багдадского аэропорта.18

В связи с такими действиями правительства рейтинг Коидзуми вновь упал, даже несмотря на заявления о том, что японские солдаты не будут воевать в Ираке.

Чтобы легализовать развертывание операции в Ираке, Коидзуми Дзюнъитиро выдвинул через парламент закон о специальных мерах помощи Ираку. Закон повторял уже существующее законодательство, отвечающее за участие Японии в поддержании мира силами ООН. Все это говорило о том, что операция в Ираке будет новой и достаточно странной для сил самообороны. Коидзуми отлично разбирался в законах о «специальных мерах», и именно это знание помогло ему издать «Антитеррористический Закон о Специальных мерах», который оправдал отправку Японией логистической поддержки коалиции США, воздушной и военно-морской, в Индийском океане. Также, как и этот антитеррористический закон, закон о специальных мерах в Ираке запрещал японским войскам активно участвовать в борьбе, и, следуя этому закону, японские войска должны были находиться в тех местах, где не происходит никаких военных действий. Подходящее место для расположения японских войск было найдено в занятой британскими войсками провинции Мутанна, в городе Самава. В 2003 году Мутанна была признана безопасной для расположения японских вооруженных сил, в основном благодаря голландским войскам, уже находившимся в провинции.19

В ходе операций в Ираке строгие правила запрещали японским военным открывать огонь и участвовать в боевых действиях, за исключением случаев прямой самообороны. Если бы японские войска вступили в открытый вооруженный конфликт, то это означало бы, что они находятся в зоне боевых действий и в этом случае войска были бы отправлены обратно в Японию. На самом деле, японские военные не имели права даже нести патруль в одиночку. Они полагались на голландские, британские, австралийские и иракские силы для защиты. Полковник Сато Масахиро, лидер операции в Самаве, был очень недоволен причудливыми, и даже абсурдными, обстоятельствами. В 2007 Сато покинул вооруженные силы и присоединился к Либерально-демократической партии. Говоря в 2007 году о том времени, когда японские войска находились в Ираке, Сато заявил, что его войска были готовы сражаться и защищать их голландских товарищей, если бы голландцы попали под обстрел. Намерения Сато шли наперекор обязательствам и правилам, которые выдвинула Япония, но полковник заявил, что это мало его волновало. “Если бы в таком случаем мы должны были бы предстать перед судом в соответствии с японскими законами, мы были бы рады сделать это” говорил бывший полковник.20

Дипломатические отношения между Японией и США были очень сильными благодаря взаимному доверию и дружеским отношениям между премьер-министром Коидзуми Дзюнъитиро и президентом Джорджем Бушем. Япония и США нередко обсуждали такие глобальные вопросы, как терроризм и проблемы Ирака и Северной Кореи.21

Решения, которые Коидзуми Дзюнъитиро принял по отношению к Иракскому вопросу, определенно пошли на пользу японо-американским отношениям, но не были хорошо приняты общественностью и лидерами других стран. 8 сентября 2003 было объявлено о выборах на председателя партии. На эту должность баллотировались четыре кандидата: Комура Масахико, Камэй Сидзука, Фудзи Такэо и Коидзуми Дзюнъитиро. По итогам выборов, не смотря на свою то резко падающую, то вновь возрастающую популярность, Коидзуми получил большинство голосов в первом раунде и был переизбран председателем партии. На 157-ом внеочередном заседании парламента, созванном 26 сентября, премьер-министр распустил палату Представителей в первый раз, и фактически этот роспуск был произведен с общего согласия между правящими и оппозиционными партиями. Позднее, уже в 2005 году, был произведен роспуск палаты Представителей во второй раз, а проведение почтовой и других внутренних реформ позволило премьер-министру поднять свою популярность в обществе. Однако некоторые другие действия премьер-министра никак не способствовали ни улучшению его рейтинга, ни улучшению отношений Японии с соседями. Некоторые аналитики и вовсе заявляли, что внешнеполитические действия премьер-министра Коидзуми в более чем значительной мере ухудшили японо-китайские отношения и отношения Японии с Южной Кореей.22

Одной из причин ухудшения отношений с соседями – в наибольшей мере с Китаем и Южной Кореей – было посещение премьер-министром Коидзуми синтоистского святилища Ясукуни (яп. 靖國神社 ). Стоит отметить, что проблема с посещением высшими должностными лицами святилища Ясукуни сохраняется и в наши дни, так как нынешний премьер-министр Абэ Синдзо также неоднократно посещал это святое место.

Ясукуни – это синтоистское святилище, которое, в отличие от других синтоистских святилищ, посвящено не синтоистским богам, а душам солдат, погибших за императора в ходе войн. В Ясукуни захоронены и почитаются также те солдаты, которые признаны военными преступниками и были отданы под Трибунал. С политической точки зрения, и в особенности с позиции Китая и Южной Кореи – стран, пострадавших от японских войск в ходе Второй Мировой Войны – Ясукуни является не просто храмом, но памятником японского милитаризма. А посещение храма официальными лицами японского парламента, а тем более премьер-министром, является оскорбительным, и указывает лишь на то, что Япония, несмотря на то, что страна избрала путь «мира», не намерена забыть свое милитаристское прошлое и отказываться от него. Несмотря на то, что премьер-министр Коидзуми неоднократно заявлял, что посещал святилище исключительно как частное лицо, а не как политический деятель и лидер страны, в свете его реформ обороны и действий в Ираке посещение Ясукуни приобретало еще более «милитаристский» окрас.

Стоит отметить, что на сайте МИД Японии в разделе, посвященном посещению премьер-министром Коидзуми святилища Ясукуни, в подразделе «Основная позиция японского правительства касательно посещения премьер-министром Коидзуми святилища Ясукуни» говорится следующее:

«Премьер-министр Коидзуми имеет устойчивое убеждение, что существующий мир и процветание Японии основаны на благородных жертвах, принесенных теми, кто погиб в войне. Он посещает святилище Ясукуни, чтобы оплакать их, и выразить свои чувства тем, кто должен был отдать жизни на поле битвы против их воли; вновь подтвердить важность обеспечения существующего мира и процветания Японии, которую те, кто умер в войне, были неспособны засвидетельствовать; поддержать обещание Японии не участвовать в войне. Он наносит визиты как частное лицо, а не как премьер-министр и лидер государства. Рассматривать визиты премьер-министра Коидзуми в святилище Ясукуни как попытку прославить прошлый милитаризм Японии является ошибкой. Премьер-министр четко дал понять, что цель его визитов в святыню состоит в том, чтобы выразить уважение и благодарность многим людям, которые погибли в войне, и он посещает святилище не ради военных преступников Класса-A. А также он ясно дал понять, что Япония согласна с результатами Международного Военного трибунала. Он признал, что Япония, "через ее колониальное господство и агрессию, нанесла огромный ущерб и принесла страдания людям многих азиатских стран". Премьер-министр неоднократно объявлял, что Япония должна прямо считаться "с этими фактами из ее истории, принимая их смиренно и с чувством глубокого раскаяния, и всегда помнить об этом", и утверждал, что "Япония должна способствовать миру и процветанию мира, ценя доверительные отношения других стран". Он недавно передал это сообщение международному сообществу в речи на азиатско-африканском саммите в апреле 2005 и вновь подтвердил свои слова в ходе речи, посвященной шестидесятой годовщине конца Второй Мировой Войны в августе 2005.23

Также в этом разделе говорится, что Япония полна решимости конструктивно способствовать будущему Восточной Азии и, с этой целью, способствовать поддержанию дружеских отношений с соседними азиатскими странами, включая Китай и Республику Корея. Япония подтверждает эту позицию посредством своих действий за прошедшие 60 лет. Дальнейшее укрепление отношений с соседними государствами и содействие в становлении мира и стабильности в восточноазиатском регионе является одним из самых важных стратегических приоритетов Японии.24

Стоит отметить, что несмотря на свои заявления о том, что Коидзуми посещал святилище исключительно как частное лицо, он все-таки расписывался именно как премьер-министр в книге посетителей святилища, а также посещал Ясукуни и во время своих предвыборных компаний, что не ускользнуло ни от внимания японской общественности, ни от внимания южно-корейских и китайских лидеров. Таким образом, заявления премьер министра подвергались не только сомнению, но и критике. Постоянное повторение заявлений о «посещении святилища в качестве частного лица» не производило впечатления ни на китайскую, ни на южно-корейскую сторону, а некоторые протесты, связанные с посещением министром святилища, проходили и в самой Японии. В свете таких событий, китайские лидеры отказались посещать Японию с 2001 года на длительный срок, и сам премьер-министр Коидзуми и члены его кабинета не посещали Китай. В 2005 году позицию Китая поддержала и Южная Корея, присоединившись к этой «оппозиции». Несмотря на эту «оппозицию», уже в 2005 году прошла встреча премьер-министра Коидзуми и генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао. Цзиньтао отмечал, что отношения Японии и Китая находятся не в лучшем состоянии и предложил 5 способов, которые могут поспособствовать развитию и улучшению отношений Китая и Японии. Во-первых, он говорил, что стоит строго придерживаться трех политических документов, а именно: китайско-японской совместной реляции, китайско-японского Мирного договора и китайско-японской декларации сотрудничества, а также оставаться преданными развивающимся дружественным японо-китайским отношениям и ориентироваться на их активное развитие в XXI веке. Коидзуми также подтвердил, что развитие дружеских отношений с Китаем является крайне важной задачей.25

О напряженности отношений с соседями говорили не только действия китайских лидеров, но и факт того, что в июне 2005 года в Токио прибыла группа тайваньских активистов, чтобы выразить протест на тему святилища Ясукуни. Однако здесь вопрос стоял не столько о посещении премьер-министром святилища, сколько о том, кто в нем захоронен. Активисты являлись родственниками погибших и захороненных в святилище солдат, и требовали того, чтобы имена их родственников были удалены из мемориалов святилища. Связано это было с тем, что факт захоронения тайваньских солдат наряду с политическими преступниками класса-А оскорблял память об этих солдатах в глазах их родственников и общественности, ровняя их с теми, кто пошел под трибунал. А то, что вопрос о Ясукуни все чаще поднимается в мировой прессе, принижает этих солдат и в глазах общественности. Одних лишь устных извинений от премьер-министра активистам было недостаточно, и они требовали от японского правительства активных действий по этому вопросу.26

Продолжая тему японо-китайских отношений, следует сказать, что отношения ухудшались, в основном, с материковым Китаем, а не с Тайванем, даже несмотря на протест тайваньских активистов. Продолжая свою в некотором роде проамериканскую политику, Коидзуми открыто поддерживал США в вопросах урегулирования ситуации между Тайванем и Китаем. В феврале 2005 года, в ходе переговоров в Вашингтоне, совместное заявление Японской и Американской стороны говорило о содействие мирному разрешению проблем относительно Тайваньского пролива через переговоры. Заявление было достигнуто во время переговоров между американскими и японскими министерствами иностранных дел и обороны. Позднее, Коидзуми вновь подчеркнул, что Япония не планирует увеличивать давление на Китай, и что японская сторона поддерживает "мирное решение" ситуации по тайваньскому вопросу. В связи с действиями Японии по отношению к Тайваню, переговорами в Северной Корее, а также действиями Японии в Ираке, Коидзуми явно направлял свою внешнеполитическую деятельность на то, чтобы вывести страну на арену мировой политики и помочь ей занять более важное место в решении мировых проблем, однако, в большинстве случаев, не без поддержки США.

Если рассматривать отношения России и Японии в этот период, то стоит отметить, что в 2001 году, когда Коидзуми Дзюнъитиро занял пост премьер-министра, обе стороны говорили о том, что стоит налаживать отношения между странами и отмечали важность таких дружеских отношений. Однако уже в короткие сроки японско-русские отношения были омрачены проблемами, связанными со спорами о территории рыбного промысла в исключительных экономических зонах обеих стран. Отношения еще сильнее ухудшились в тот момент, когда японской стороне стало известно о том, что Россия выдала разрешение Южной Корее на ведение рыбной ловли в водах около островов Курильской гряды. Премьер-министр Коидзуми заявил, что это соглашение подрывает дружеские отношения с Японией, и рассматривается как попытка ослабить Японию, отдавая приоритет в вопросе рыбной ловли южно-корейской стороне, и даже как угроза миру между странами. Также было заявлено, что Япония может принять меры, которые будут препятствовать действиям Южной Кореи, вплоть до наложения ареста на южно-корейские рыболовные суда. Японская сторона также заявила, что Корее следовало требовать разрешения скорее от Японии, нежели от России, на что российское правительство ответило, что данное соглашение базировалось на соглашении от 1991 года о рыболовной промышленности, а также напомнило о соглашении 1998 года, которое было подписано японским правительством, и по которому Япония получала право на рыбную ловлю в Охотском море, но только при условии ежегодной платы в размере 3 миллионов долларов США. В 2001 году министр иностранных дел Танака Макико заявила, что если Южная Корея отправит рыболовные суда в воды близ Курильских островов с разрешения России, то это, несомненно, разрушит все дружеские отношения между Россией и Японией.27

Японо-российские отношения всегда были тесно связаны с вопросом о «северных территориях» (яп. Хоппорё:домондай(北方領土問題)) - территориальном споре между Россией и Японией за право владеть островами Южной курильской гряды: Итуруп (яп. Эторофу (択捉島 )), Кунашир (яп. Кунасири (国後島)), Шикотан (яп. Сикотан (色丹島)) и Хабомаи (яп. Хабомаигунто:(歯舞群島)). Не смотря на то, что в начале своей карьеры в качестве премьер-министра Коидзуми заявлял, что необходимо налаживать японо-русские отношения, новый премьер-министр придерживался той же политики, касательно Курильских островов, что и премьер-министры до него. Японская сторона продолжала считать острова южной гряды своей территорией и не признавала суверенитета над ними России. Россия же заявляла, что не намерена отказываться от островов в пользу Японии. Попытки решить вопрос северных территорий предпринимались неоднократно, рассматривались и взаимовыгодные решения, однако обе стороны так и не пришли к единому соглашению.

В январе 2003 года состоялся визит Коидзуми в Россию. Этот визит стал первым официальным визитом премьер-министра, но не первой встречей Коидзуми Дзюнъитиро и Владимира Владимировича Путина. Первые встречи состоялись в 2001 и 2002 году, в ходе саммита Большой Восьмерки в Генуе и саммита АТЭС в Шанхае, а так же саммита «восьмерки» в Канаде.

В ходе четырехдневного визита Коидзуми посетил Москву и Хабаровск. В Москве состоялась встреча премьер-министра с президентом Российской Федерации. В Москве Коидзуми Дзюнъитиро провел закрытые переговоры с Владимиром Путиным. Среди рассматриваемых в ходе этих переговоров вопросов был, естественно, и территориальный вопрос, хотя обе стороны старались избегать серьезного диспута по этой проблеме, больше сфокусировавшись в ходе переговоров на вопросах по развитию сотрудничества в сфере энергетики и взаимных инвестициях в новые проекты.28

Было подписано соглашение о взаимном сотрудничестве в сферах как энергетики, так и торговли, и иногих других областях. Был также подписан так называемый «российско-японский план действий» (англ. «Six Pillars of the Japan-Russia Action Plan» или «Japanese-Russian Action Plan»). Это двустороннее соглашение включало в себя следующие пункты:

- Углубление и продолжение политического диалога;

- Переговоры по подписанию мирного договора между Россией и Японией;

- Взаимное сотрудничество на мировой политической арене;

- Взаимное сотрудничество в вопросах экономической деятельности;

- Сотрудничество в вопросах общественной безопасности;

- Продолжение культурного обмена и обмена кадрами.29
Пункты данного соглашения стоит рассмотреть подробнее.

По вопросам сотрудничества на мировой политической арене, японская сторона отметила, что развитие двусторонних экономических отношений является выгодным для обеих сторон, и что экспорт из Японии в Россию за прошлый год увеличился на 40%, как выросли и прямые инвестиции Японии. По вопросам общественной безопасности и борьбы с терроризмом лидеры стран пришли к решению, что необходимо объединить усилия для решения данного вопроса и для дальнейшей успешной борьбы с терроризмом.30

По итогам этого решения 13-14 ноября прошли первые русско-японские переговоры по проблемам борьбы с терроризмом в Токио. Российскую делегацию возглавлял Заместитель министра Иностранных дел Анатолий Сафонов, а японскую сторону представил Сигэта Хироси, посол Японии по вопросам международного контртеррористического сотрудничества. Обсуждения вопроса проблем борьбы с терроризмом были проведены не только по итогам соглашения относительно важности укрепления двустороннего сотрудничества, но и по итогам совместного заявления министра иностранных дел Российской Федерации Игоря Иванова и японского министра иностранных дел Кавагути Ёрико от 2 февраля 2002.31

В ходе переговоров стороны пришли к единому соглашению о том, что мировая угроза от международных террористических организаций до сих пор остается серьезной, и что объединение усилий для борьбы с мировым терроризмом необходимо.32

По вопросам проблемы заключения мирного договора между Россией и Японией обе стороны согласились, что заключение мирного договора является важной проблемой в отношениях двух стран. Министр иностранных дел Кавагути заявила, что Япония и Россия должны уладить проблему «северных территорий», и, наконец, подписать мирный договор, чтобы вывести отношения между двумя странами на новый уровень.33

Было также решено провести год Японии в России и год России в Японии, в рамках культурного обмена между двумя странами.

В декабре 2003 года премьер-министр Михаил Михайлович Касьянов посетил Японию и встретился с премьер-министром Коидзуми и министром иностранных дел Кавагути, проведя переговоры по вопросам торговли, энергетики и взаимных инвестиций.

Несмотря на все переговоры, в 2004 году премьер-министр Коидзуми заявил, что подписание мирного договора между Россией и Японией все еще остается невозможным, и будет невозможным, пока не разрешится вопрос о принадлежности четырех южных островов Курильской гряды. Невзирая на то, что обе стороны постоянно заявляли о «необходимости» подписать мирный договор, ни к какому взаимному решению Япония и Россия так и не смогли прийти. Отношения стали более напряженными, когда японская сторона пригласила Владимира Владимировича Путина в Токио в 2005 году, настаивая на том, чтобы президент Российской Федерации посетил Японию 7-ого февраля. Проблема заключалась в том, что 7 февраля считается «Днем Северных Территорий» в Японии, когда на улицах проходят демонстрации с лозунгами и плакатами, говорящими о том, что острова принадлежат Японии и с требованиями вернуть их «законным владельцам». Настаивание на том, чтобы Владимир Путин посетил Токио именно в этот день, расценивалось как сообщение с подтекстом. 34


Многие исследователи и аналитики считают, что за период своего правления Коидзуми Дзюнъитиро смог вывести Японию на мировую политическую арену, благодаря его реформам в сфере безопасности и продолжению, а также усилению тесного сотрудничества с США. Однако, Япония, в некотором смысле, так и была «несамостоятельной» в вопросах внешней политики, больше руководствуясь тем, что делает США. Другие исследователи говорят о том, что действия Коидзуми смогли сильно ухудшить отношения с Китаем и Южной Кореей, и это стало большой ошибкой премьер-министра, так как отношения с соседними странами были важны для Японии. Как говорилось в главе, особенно на ухудшение отношений повлияли визиты Коидзуми в храм Ясукуни. Отношения с Россией, несмотря на подписание указанных в главе соглашений и на проведение множества переговоров, не сильно сдвинулись в положительную сторону, а в некоторые моменты даже ухудшались, что было в основном связано с вопросами Курильских Островов. Японии удалось наладить отношения с Тайванем, не смотря на ухудшения с материковым Китаем. Этому способствовало и сотрудничество с США по вопросам Тайваня.
Коидзуми пробыл на посту премьер-министра в течение пяти лет, и когда срок его полномочий закончился 30 сентября 2006, и когда по истечению срока были проведены выборы на должность председателя партии и на должность премьер-министра, Коидзуми решил не выдвигать свою кандидатуру. На пост баллотировались три члена парламента: Абэ Синдзо, Танигаки Садакадзу и Асо Таро. Подсчет избирательных бюллетеней был произведен 20 сентября. По итогам выборов на пост 21-ого председателя ЛДПЯ в 2006 году был избран Абэ Синдзо, а кабинет Коидзуми был распущен.

  1   2   3

  • Герасименко Светлана Петровна Внешняя политика Японии на примере внешнеполитической деятельности Либерально-Демократической партии Японии с 2001 года
  • Введение 5 Глава 1. Пять лет правления кабинет Коидзуми. Либерально-демократическая партия Японии и ее внешняя политика с 2001 по 2006 год 13
  • Глава 2. Внешняя политика Японии с 2006 по 2009 год 34
  • Заключение 58 Список использованной литературы 65 Приложения Введение.
  • Глава 1. Пять лет правления кабинета Коидзуми. Либерально-демократическая партия Японии и ее внешняя политика с 2001 по 2006 год.
  • 1.2. Внешняя политика нового партийного кабинета и премьер-министра Коидзуми Дзюнъитиро.