Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Геологическое и геохимическое проявление земли как планеты в солнечной системе и в млечном пути




страница1/3
Дата21.07.2017
Размер0.63 Mb.
  1   2   3

Часть I

ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ И ГЕОХИМИЧЕСКОЕ

ПРОЯВЛЕНИЕ ЗЕМЛИ КАК ПЛАНЕТЫ В СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЕ

И В МЛЕЧНОМ ПУТИ.

БИОСФЕРА И СВЯЗАННЫЕ С НЕЙ

ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБОЛОЧКИ ЗЕМЛИ

Глава I

ЗЕМЛЯ КАК ПЛАНЕТА В СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЕ И В МЛЕЧНОМ ПУТИ*

Материальные и энергетические проявления Галаксии в биосфере. Проникающие космические излучения (§ 1). Работа В. Гершеля - Галаксии, звездные острова Гер­шеля, правые и левые спиральные туманности. Задача, поставленная Аррениусом (§ 2, 3). Галаксии и пространство Эйнштейна (§ 4). Наша Солнечная система в Га­лаксии Млечного Пути (§ 5, 6). Космические вакуумы как центры энергии (§ 7, 8). Положение нашего Солнца среди других звезд. Таблицы 1, 2 (§ 9-11). Геологическая вечность нашей Солнечной системы (§ 12). Энергетическая пространственная связь нашей планеты с Солнцем (§ 13, 14). Значение геологии для планетной астрономии (§ 15). Общие свойства тел Солнечной системы, исходя из Земли -планеты и астероиды (§ 16). Луна в геологическом проявлении. Таблица 3 (§ 17).

§ 1. В своей научной работе геолог часто забывает, что он имеет дело не просто с Землей, а с одним из индивидуально-различных естественных тел - с одной из "земных планет" Солнечной системы (см. § 16). Геолог непосредст­венно сталкивается здесь только с той геологической оболочкой, в которой он живет, т.е. с биосферой. Но с каждым годом он все больше выходит за пределы области жизни, вверх подымаясь на тысячу километров в земной вакуум -в ионосферу - и вглубь; косвенным образом может учитывать иногда явления, происходящие на глубинах до 700 км от уровня геоида1.

Изучая эти явления, он может в конце концов охватывать научной мыслью всю нашу планету как единое целое.

Солнечная система, с которой закономерно связана наша Земля, являет­ся определенной пространственно-временной частью нашего Млечного Пути - звездной системы, в котором она составляет ничтожную часть (§ 4, 5).

Земля материально и энергетически непрерывно в ходе времени связана с Солнечной системой и с Млечным Путем. Связь с Солнечной системой была на­учно окончательно установлена только в конце XVIII, в начале XIX в. (Роме де Лиль, Фурье; § 12).

Млечный Путь есть собрание миллиардов звезд закономерной структуры, одной из которых в Солнечной системе является наше Солнце. Это стало ясно в конце XVIII в.

В этой Галаксии наша Солнечная система представляет в масштабе явле­ний ничтожную часть целого, и все же мы в геологии — в истории планеты Земля - непрерывно, реально сталкиваемся с энергетическим и материальным проявлением Млечного Пути - в форме космического вещества - метеоритов и пыли [1] (что нередко учитывалось геологами) и материально-энергетически­ми, невидимыми глазу и сознательно человеком не ощущаемыми проникающи­ми космическими излучениями.

* Цифры над текстом являются номерами комментариев, помещенных в приложениях. - Ред. 20

Гесс [2], профессор в Инсбруке, первый доказал в 1933 г., что эти излучения -потоки - постоянно приносят на нашу планету в ее биосферу элементарные части­цы*, вызывающие ионизацию воздуха, значение которых в энергетике земных оболочек первостепенное.

Приток космических излучений идет непрерывно. Гесс выражает значимость этих излучений той ионизацией, которую они вызывают в тропосфере, по срав­нению с ионизацией, зависящей от радиоактивных элементов нашей планеты.

Баланс ионизации Гесс берет следующий: в среднем над почвой ионизация воздуха на высоте 1,5 м над осадочными породами дает 2,3 иона, над кристалли­ческими - 5,0 иона.

Эта ионизация вызывается находящимися в почвах радиоактивными эле­ментами - ураном, торием, калием и др.

В воздухе главным образом господствует радон: в среднем 4,5 иона на 1 см3 (газообразный радон). Космическое излучение дает в среднем 1,9 иона. Колеба­ния могут наблюдаться между 4 и 30 ионами.

Эти излучения исходят из Галаксии (§ 5), и, по-видимому, они связаны с по­явлением "новых звезд" - Nova и Supernova [3].

Эти звезды становятся вдруг из маловидимых или выявляемых только теле­скопически и фотографически звезд, как бы под влиянием взрыва, звездами первой величины и выше.

Возможно, что в это время интенсивность космических излучений увеличи­вается и остается таковой во все время, пока "новая звезда" может быть заме­чена.

Максимальный наблюдавшийся случай продолжительности существования такой звезды - шестнадцать месяцев. Это звезда Тихо де Браге (1546-1601 гг.), появившаяся в 1572 г. Это была, вероятно, самая яркая из всех новых звезд, на­блюдавшихся в центрах нашей цивилизации в историческое время, и была вид­на простым глазом даже днем. Это первая научно описанная "новая звезда".

Непрерывность космических излучений ясно показывает, что, помимо та­ких исключительных случаев, загорания звезд есть обычное их проявление от незаметных для современной техники (по их слабой яркости) звезд.

Мы должны считаться с фактом их непрерывного существования за все вре­мя астрономических наблюдений до нашей эры, когда упоминание о них было найдено в летописях.

Последняя звезда "Nova Puppis"** [4] наблюдалась в ноябре 1942 г., перед ней яркая звезда была в 1918 г.

Явления, интересующие геологов в космических излучениях, помимо при­носа космических радиоактивных элементов на нашу планету и мощных неде­лимых энергии - фотонов, в настоящее время связаны с идущими в них ядерны­ми трансформациями, несравнимыми по своей мощности с обычными фотона­ми нашей планеты. Неясно, нет ли в них нахождения нейтронов, геологическая роль которых в настоящее время едва намечена и, вероятно, очень велика. В но­вейшей попытке дать научную теорию этих явлений Росси и Грейзен (1941 г.) [5] приходят к заключению, что как раз эти ядерные процессы являются "срав­нительно редкими и, кажется, не играют существенной роли в тех эффектах ко­смических излучений, которые по большей части наблюдаются [физиками]. Та-

В подлиннике "радиоактивные элементы". - Ред.

** Puppis - корма. Это часть большого созвездия "Корабль Арго", лежащего южнее созвездия "Большого Пса".

21

ковы поглощение или рассеяние мезотронов, или образование потоков элект­ронов и фотонов".



С таким состоянием наших знаний приходится считаться. Возможно, что в геологических явлениях нашей планеты как раз будут иметь место и значение те явления, которые кажутся для физиков и астрофизиков менее важными и яв­ляются для космических излучений наименее яркими. Мощное явление Млеч­ного Пути может сказываться на нашей планете - пылинке в Млечном Пути -как раз в таком виде.

Эти лучи для нас исходят из Галаксии. Но на этом энергетическое влияние космических излучений не заканчивается. Помимо образования радиоактивных элементов, которые, вероятно, приходят к нам как таковые, они должны вызы­вать во время своего прохождения через вещество нашей планеты разрушение отдельных разнообразных атомов, встречающихся на их пути в земном вещест­ве, и превращение их в другие аналоги искусственных изотопов.

В своем дальнейшем изложении я исхожу из научной гипотезы, что на сво­ем пути эти лучи разбивают атомы большинства химических элементов, и по­стоянно происходит синтез огромной, при этом выделяемой тепловой энергии, которая должна иметь большое геологическое значение, которое до сих пор, взятое в целом, геологами не учитывается.

Эта рабочая научная гипотеза может быть в ближайшее же время прове­рена, так как это отвечает особому геохимическому явлению рассеяния хи­мических элементов. Это явление в химии нашей планеты установлено мною в 1909 г. [6], и сейчас проверка его должна быть поставлена как одна из задач Лаборатории геохимических проблем2. Тогда гипотеза превратится в эмпирический факт. Эти природные рассеянные элементы, атомный вес ни одного из которых не был до сих пор определен, должны отвечать так назы­ваемым искусственным элементам, которые искусственно получаются под влиянием полей большого напряжения позитронов, нейтронов и мощных фотонов и т.п. Они должны быть другого атомного веса, чем обычные зем­ные элементы3.

Еще несколько слов. Взятые в своей массе и радиоактивные элементы, ука­занные Гессом, и искусственные рассеянные элементы являются ничтожными по массе в веществе проникающих космических излучений. Но они идут непре­рывно. Проникающие излучения проходят через всю тропосферу и, конечно, более высокие оболочки (см. § 94), до нескольких тысяч километров, начиная с ионосферы, могут проходить через подземную тропосферу и проникают на не­сколько сотен метров в океаны и в другие водные бассейны. В коре выветрива­ния они идут, по-видимому, на десятки метров, если не больше. Этот вопрос не был эмпирически изучен.

§ 2. Основы представления о строении Космоса из Галаксии были положе­ны многолетней работой В. Гершеля (1738-1822 гг.), великого точного астроно­ма, наблюдателя, мыслителя, строгого эмпирика [7]. В его работе ему помога­ла его сестра Каролина Гершель (1750-1848 гг.), намного его пережившая. Она продолжала его работу после его смерти [8].

В. Гершель, немец по происхождению, был привезен в Англию королем Англии из Ганновера Георгом III (1738-1820; король - с 1760 г.), который сам тоже был немцем. Гершель был привезен в качестве придворного музы­канта и как астроном нашел действенную поддержку короля. Можно, может быть, считать это самой большой заслугой Георга III перед Англией и перед человечеством.

22

Вильям Гершель сделался великим английским астрономом и произвел пе­реворот в астрономии. Он впервые выделил звездные миры как "мировые ост­рова" звездной Вселенной - теперешние Галаксии (спиральные туманности).



Только в последние десятки лет, в XX в., были поняты мировые острова Гершеля как Галаксии, как звездные спиральные туманности [9] - особые ги­гантские естественные, материально-энергетические тела (системы). Наш Млечный Путь представляет нам вблизи такую спиральную туманность*, и в ней, в проекции на наш небосвод, мы наблюдаем сотни других спиральных ту­манностей, лежащих далеко за пространством, за пределами Млечного Пути, в реальности дающих нам возможность ощущать безмерность и организован­ность Космоса.

Спиральная туманность Млечного Пути, т.е. нашей Галаксии, имеет форму колоссальной линзы, в вакууме которой рассеяны материально-энергетические тела - ионы, свободные атомы и молекулы, космическая пыль, метеориты, ко­меты, планеты, звезды.

Большой заслугой С. Аррениуса (1859-1927 гг.) была установка, что среди пыли должны находиться бесчисленные споры — зародыши живого вещества, которые исходят из планет, земных планет, по крайней мере, и на них вновь попадают в ходе времени**.

§ 3. Несомненно, движение звезд по спиралям подчиняется ньютоновым за­конам. Исходя из этих законов, положение звезд в спиралях подтверждается на­учным наблюдением. Мы здесь сталкиваемся подобно тому, что мы имеем для живого вещества, с пространственно-временным проявлением правизны и ле­визны, как известно, ярко геометрического природного свойства, пропускаемо­го обычно в постулатах или аксиомах геометрии.

Стоя на эмпирической почве, я буду и здесь оставаться на ней и не буду вхо­дить, поскольку это возможно, в область научных гипотез (см. § 1) и научных теорий. Вопрос ясен, надо раньше углубить основы геометрии [10].

Физики и астрофизики нашего времени с 1905-1915 гг. исходят из физиче­ского космического пространства-времени Эйнштейна [11]. Оно мыслится ино­гда конечным, иногда бесконечным; но с конечным, конкретно нам известным, максимальным по пространственным размерам, естественным телом — Галакси­ей - они при этом не считаются.

При научном изучении планетной системы реально нам едва ли приходится встречаться с пространством-временем Эйнштейна. Геолог, изучающий одну планету, да еще маленькую, может спокойно, мне кажется, оставить в стороне эти идеологические пространственные представления физиков и астрофизи­ков, исходить не из дедуктивных теоретических представлений о реальности, а из эмпирических фактов: опыта и наблюдения.

Он имеет дело с Землей, с маленькой планетой, т.е. с геометрической точ­кой в том мировом пространстве-времени Эйнштейна, с которым, думает, что имеет дело физик, и с которым должен считаться на каждом шагу в своей эмпи­рической работе астрофизик. Геолог с этим пространством-временем физика и астрофизика, может быть, и не связан, как это и было до сих пор в истории гео­логии. Я буду исходить из логически другой постановки вопроса, буду исходить

Правую или левую - не вполне ясно, но так как движение звезд в ней идет посолонь, надо думать - правую.

** Аррениус имел предшественников, но только после его указания этот факт вошел в кругозор ас­трономов и геологов. В пределах Солнечной системы эти споры могут попадать из сферы одной плане­ты в другую так быстро, что ультрафиолетовые излучения их не разрушают4.

23

из наблюдения и изучения естественных - больших и малых - земных и косми­ческих природных тел и явлений, пространственно или пространственно-вре­менно ограниченных. Так строится все естествознание, все научное представле­ние о реальности.



Вдумываясь в реальность, в данном случае в галаксии, я вижу, что считаться с "умственным опытом", на который всецело опирается реальность пространст­ва-времени Эйнштейна, для нас - для Космоса - логически неправильно и, пока что, я не буду пользоваться представлениями эйнштейновского пространства-времени. С этой точки зрения к пространству Эйнштейна не подходили*.

§ 4. Я буду исходить из эмпирических данных о нашей Галаксии, Млечном Пути, выявляющемся нам как большая линза с правым спиральным строением (см. § 2), и из нашей Солнечной системы, которая составляет ничтожную часть Млечного Пути.

Мне кажется, в геологии мне одному из первых приходится считаться с эти­ми формами проявления галактической энергии как с геологической силой. Но давно уже учитывалось их материальное значение в геологии биосферы в фор­ме космической пыли и метеоритов, хотя не сознавалось или не подчеркива­лось, что это материальные тела Галаксии, что и этот источник, по существу чисто галактический, только временно перехватывается и задерживается ваку­умом Солнечной системы. Но вакуум Солнечной системы неизбежно вносит в него изменения.

В этой области знаний в последнее время назревает представление о том, что в вакууме Галаксии идет превращение энергии в материю5. Назревает представление, с чем мы сталкиваемся и в других явлениях, что вакуум не есть пустота с температурой абсолютного нуля, как еще недавно думали, а есть активная область максимальной энергии нам доступного Космоса. То есть пустоты нет. Мы вернулись к старому спору средневековых философов и ученых, но в отличие от них идем экспериментальным путем - путем на­блюдений.

Учитывая все вышесказанное, можно отметить, что влияние Млечного Пу­ти, т.е. Галаксии, для нас, по-видимому, доминирует. Этого и следует ожидать, соответственно тому небольшому реальному пространству, которое Солнечная система имеет по отношению к пространству-времени Галаксии.

Размеры Солнечной системы, по сравнению с размерами Галаксии - Млеч­ного Пути, становятся нам более ясными, если мы примем во внимание количе­ство отдельных звезд-солнц в Галаксии (наше Солнце - одна из огромного чис­ла звезд, закономерно входящих в Галаксию Млечного Пути). Наши эмпириче­ские представления находятся на границе достаточной точности, и пока я буду пользоваться минимальными и максимальными представлениями об их разме­рах как дающими нам реальное численное понятие о точности нашего понима­ния этих явлений.

Числа, с которыми мы должны серьезно считаться, колеблются. Минималь­ные числа дают Швиннер [12] и Сирс и Джойнер [13]. Это 109 - миллиарды солнц-звезд (Швиннер) и 1010 - десятки миллиардов (Сирс и Джойнер). Макси­мальное число дал недавно В.Г. Фесенков - 1013 - десятки триллионов [14].

Нельзя забывать, что вихри вещества и энергии в Галаксиях являются одним из немногих предста­влений об окружающем, с которым Ньютону и ньютонианцам пришлось бороться вплоть до первой по­ловины XIX в. как с чуждым построением Ньютона (Кювье и Гёте). Вихревое строение природы выдви­гал Р. Декарт (1596-1650 гг.), исходя из чисто философских представлений.

24

Расстояния между этими звездами, рассеянными в Галаксии, исчисляются световыми годами. Световой год 9,46*1012 км = 0,9460*1018 см*. Самая близкая к Солнцу звезда лежит на расстоянии 4 световых лет.



Радиус Галаксии в направлении экватора от 11 700 (Зеелигер) и до 14625 световых лет (Каптейн), по Швиннеру [15].

Радиус Галаксии в направлении сплющенности, по Зеелигеру, 2925 и, по Каптейну, 3250 световых лет. Отношения обоих диаметров - 4 и 4,5 к 1. Швин­нер приводит еще числа Заметингера, у которого отношение между диаметра­ми близко 2:1.

Из этих цифр видно, что космический вакуум пространственно господству­ет как таковой, и газообразное вещество, которое представляют собой звезды и Солнце, геометрически теряется в космической пустоте.

§ 5. Звезды, наибольшие по массе скопления материи, являются газообраз­ными телами, причем это частично обычный газ, с которым мы имеем дело на нашей планете. Но все больше начинает выясняться существование на них та­ких форм газа в большом количестве ближе к центру звезды, которые нам на нашей планете совершенно недоступны; такой формой является газ из ядер атомов.

Такой газ на нашей планете существовать не может. Синтез этого явления нам пока недоступен, как недоступен синтез глубинно-планетного вещества. Су­ществование такой формы вещества может считаться эмпирически прочным, так как масса каждой звезды превышает все наши представления о существую­щей у нас на Земле плотности вещества. Самое плотное вещество на Земле -металлический иридий с удельным весом 22,4.

Вычисляя плотность газообразных масс, которые составляют солнца-звез­ды, мы приходим к величинам, которые в сотни и многие тысячи, даже в мил­лионы, раз превышают плотность планетных тел.

Простое объяснение, что это - газ не из химических соединений, а из ядер атомов, характерных для звезд, не встречает никаких эмпирических возра­жений**.

То, что мы имеем такое газовое вещество, отвечает для нас реальности***.

§ 6. Прежде чем идти дальше, надо на этом остановиться. Огромное про­странство или пространство-время реальности - Космоса - в наших представле­ниях вырисовывается как материально "пустое" или "почти пустое" простран­ство - космический вакуум. Представление о нем быстро коренным образом ме­няется.

Сотни лет господствовало представление о космическом вакууме как о пус­тоте с температурой абсолютного нуля, как нас учили и как и теперь, кажется, учат в наших школах.

Я помню со своей молодости, какое впечатление на меня произвело в конце 70-х годов предисловие Д.И. Менделеева (1834-1907 гг.) к русскому переводу книги Мона о погоде [16]. Он указал, что разгадка погоды находится в совре-

* Очень часто эти расстояния измеряют парсеками. Парсек равен 3,25 световым годам.

** Атомы материи по размерам отвечают порядку 10-8 см, а их ядра 10-12 см в обычном земном ве­ществе (см.: Биогеохимические очерки. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. С. 97). Главная материальная мас­са атома сосредоточена в ядре. Материальный атом как бы является вакуумом, в котором подавляющая часть материи сосредоточена в ядре. Эти образные представления еще больше заставляют нас предста­влять вакуум как концентрацию энергии.

*** Предположение Джинса о том, что некоторые звезды состоят из жидкого вещества, эмпириче­ски как будто бы не доказывается.

25

менной ионосфере, в вакууме, подчиненном вращению нашей планеты. Это бы­ло великое предвидение будущего.



§ 7. Сейчас мы стоим перед разгадкой "пустого" мирового пространства -вакуума. Это лаборатория грандиознейших материально-энергетических процессов.

Можно различить ряд космических вакуумов, которые все не являются пу­стотой. При современном состоянии знаний в этой быстро разрастающейся об­ласти мы пока можем выделить следующие различные вакуумы - самые боль­шие по своим геометрическим размерам, естественные тела, наблюдаемые че­ловеком в природе. По-видимому, они все обладают такого рода свойствами: чем меньше материальных тел в них находится, тем выше их "температура", ко­торая будет выражать нам как бы скопление свободной энергии для этих про­сторов - поле сил. Это не есть эмпирическое обобщение, но выдвигается мной здесь как рабочая научная гипотеза.

Я буду перечислять их в порядке увеличения количества материально-энер­гетических частиц, в них закономерно находящихся.

1. Космический вакуум за пределами Галаксии, в котором находятся все Га­лаксии, в том числе и Млечный Путь. Может быть, здесь есть неизвестные нам другие естественные тела.

2. Галаксии, или спиральные туманности, и их вакуум.

3. Вакуум газовых туманностей.

4. Вакуум космических облаков - материальной космической твердой пыли.

5. В пределах Галаксии - вакуум Солнечных систем.

Через все или через большинство этих естественных тел непрерывно идут излучения в основной своей части энергетические, но и материальные (см. § 1).

Для моей цели мне нет надобности в полном рассмотрении небесных тел, независимых от Млечного Пути. За последние годы чрезвычайно увеличивает­ся простор звездной астрономии и наряду с фактическим ее материалом увели­чиваются и гипотетические ее построения. Последние я, по возможности, оста­вляю в стороне. Так, я оставляю в стороне планетарные облака и т.д.

Мы должны иметь в виду, что, может быть, прав недавно умерший астро­ном Ватиканской обсерватории в папском Риме Хаген, который в течение всей своей долгой жизни наблюдал и зарисовывал небо простым глазом. Он доказал, что значительная часть звездного неба скрыта от нас всюду неправильно рассе­янными непроницаемыми пылевыми облаками. Фотография звездного неба, которая служит эмпирической основой современной астрофизики, нам их не выявляет.

Мы имеем попытки, заслуживающие внимания, определения дисперсности материальной среды в некоторых из этих вакуумов.

Такова попытка Р. Швиннера 1936 г. для Млечного Пути. Он дает среднюю плотность его вакуума - нашей Галаксии - замещение пространства материаль­ной средой - 2*10-24 г/см3. Другими даются более высокие цифры, в 2-10 раз больше.

Хаббль (за пределами или во внешних частях линзы-галаксии) дает 1,5*10-31 г/см3. Материя, таким образом, как бы исчезает в космическом вакуу­ме, который является мощной энергетической средой. Все эти вычисления только приблизительные, но все-таки вскрывают реальные явления.

§ 8. В последнее время (1941 г.) работы астрономов Института Карнеги в Вашингтоне дали некоторые количественные данные о химическом и физиче­ском составе мировой "пустоты". По их первым количественным подсчетам в

26

кубическом метре находится в среднем около 6 атомов натрия; 0,2 атома калия; 0,1 атома кальция; 0,001 атома титана, много атомов водорода, некоторое коли­чество атомов железа и свободных электронов. Легкие элементы - водород и гелий — количественно выступают на первое место [17].



Атомы эти находятся в быстром движении, собираются в "тучи". Очевидно, это только первые данные об огромном природном естественном теле.

Кроме этих атомов, мы наблюдаем и рассеянные простые молекулы - гид­риды, среди которых определены CH, NaH [18], а также CN. Кроме того, есть ряд спектров химических элементов, или молекул, которые до сих пор нам не­понятны. Проблема эта сейчас исследуется в обсерваториях США, и астрономы Висконсинского университета в обсерватории на горе Вильсона: д-р Стеббинс [19] и его сотрудники описывают эти явления как связанные с Солнечной систе­мой, которая охвачена большой газовой тучей, толщина которой равна 1600 световых лет и которая распространяется на сто тысяч световых лет до грани­цы Млечного Пути. Нельзя сейчас окончательно выяснить этот вопрос, но воз­можно особое сгущение рассеянных газов Солнечных систем.

Для нас важно, что электромагнитное поле Земли - ионосфера (см. § 96) — охвачено, по-видимому, теми же молекулами и атомами и, помимо прочего, электромагнитным полем Солнца. По-видимому, галактическое пространство Млечного Пути и пространство Солнечной системы захвачены рассеянным га­зом. Пустоты нет. По работам Института Карнеги в Вашингтоне половина Млечного Пути захвачена такой газовой пылью.

Об этих пространствах с рассеянными атомами и молекулами правильнее мыслить не как о пустоте "вакуума", но как о концентрации своеобразной энер­гии, в рассеянном виде содержащей колоссальные запасы материи и энергии. Если это так, то едва ли правильно думать, что температура этих пространств будет близка к абсолютному нулю; она будет очень разнообразна*. Ближайшим аналогом этого явления будут для нас верхние геологические оболочки нашей планеты, которые, по-видимому, геометрически неотделимы от этих космиче­ских пространств. Это - тоже мощное поле сил.

§ 9. Центрами максимального сгущения материй и энергии в Галаксии, как было уже указано (см. § 4, 5), являются звезды. Звезда нашей Солнечной систе­мы - наше Солнце — является одной из карликовых звезд по своим размерам. Есть звезды, гораздо б{'о}льшие по массе и по размерам. Приведу два-три приме­ра (табл. 1).

Но размерами не исчерпывается классификация звезд. Для моей цели, когда дело идет только о нашем Солнце, я могу здесь не вдаваться в подробности. Для геолога важно только, чтобы он точно определил место нашего Солнца, спут­ником которого является наша планета, в системе всех остальных звезд Солнеч­ной системы. Помимо деления по величине и спектрам, мы имеем случаи систем из двух-трех звезд.

Наша звезда является одинокой звездой. Всем известная звезда - Сириус, трой­ная звезда, причем одна из этих трех звезд темная. Это тела, для нас совсем чуж­дые, что полезно иметь в виду, когда мы говорим о планетах как спутниках звезд.

Мы имеем сейчас благодаря спектральному анализу и точному изучению физико-химических свойств солнечных газовых масс точное представление о

* Учитывая эти явления, нельзя оставлять без внимания быстро движущуюся атомную и молекуляр­ную пыль как источник механической энергии, что, по некоторым указаниям, считал допустимым одно время Ньютон.

27

Таблица 1


  1   2   3

  • ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБОЛОЧКИ ЗЕМЛИ Глава I ЗЕМЛЯ КАК ПЛАНЕТА В СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЕ И В МЛЕЧНОМ ПУТИ*