Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Газетa «запорожская сечь»




страница5/8
Дата21.07.2017
Размер0.73 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
7. http:www.rabkor.ruinterview 22.12.2009  |  12:16 Дмитрий Полетаев: «В России есть рабство» Вокруг миграции сложилось огромное число мифов. Сколько все-таки китайских мигрантов проживает в России Что, если не проституция, является главной сферой использования принудительного труда Кто отнимет у России статус центра притяжения учебной миграции на постсоветском пространстве Где в бывшем СССР мигранту жить хорошо Что приводит в ужас США и ЕС И какую тайну о миграции знает каждая бабушка в Белоруссии Об этом и не только обозревателю Рабкор.ру Михаилу Нейжмакову рассказал исследователь трудовой и учебной миграции, а также торговли людьми в России, ведущий научный сотрудник лаборатории анализа и прогнозирования миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, кандидат экономических наук Дмитрий Полетаев.  Кто придумал «китайскую опасность»  Дмитрий Вячеславович, вопрос о количестве китайских мигрантов в регионах российского Дальнего Востока дискутируется в прессе давно. Как вы считаете, какая цифра ближе всего к истине В России не очень много специалистов, работающих с проблемой миграции в принципе. Я не говорю о журналистах, которые часто пишут под заказ администраций регионов или просто ищут «жареные» темы. Отсюда и возникают цифры в миллионы китайских мигрантов, якобы проживающих в России. Но они ни чем не основаны. Мне ближе всего точка зрения нашего знаменитого синолога, китаиста Вили Гдаливича Гельбраса, который считает, что численность китайских мигрантов по всей России варьирует в пределах 500–600 тысяч человек, а в последний год из-за кризиса даже снизилась. Но дело не в количестве, а в качестве явления. Китайцы контролируют лесную отрасль, например, они смогли найти нишу в нашей коррумпированной экономике. Китайские карандаши, которые мы покупаем, сделаны из российского леса. Однако то, что этих мигрантов там не миллионы, это очевидно. Все население Дальнего Востока – меньше 7 миллионов человек. Если численность таких мигрантов миллион, то каждый седьмой житель этого региона – китаец. Они же не в норах живут – мы должны их видеть. На мой взгляд, эта проблема идет от того, что если существует «желтая опасность», то регион может требовать деньги для борьбы с нею. Больше ни на чем эти цифры не основаны.  А какая часть китайских мигрантов остается в России на постоянное место жительства Ничтожная. Есть такой миф, что мы интересны Китаю и множество китайцев у нас поселится. Но у нас холодно. Китайская политика «одного ребенка» на протяжении многих лет привела к тому, что в будущем в стране будет нехватка рабочей силы. Тем более, что экономика у них растет. Им интересен наш Дальний Восток – но для покупки сырья. Исследования (мои и моих коллег) показывают, что лишь около 20–30 приезжающих китайцев планируют надолго остаться в России – и то часть из них не планируют связать всю свою жизнь с нашей страной. Мы нетолерантная страна, и человек, выбирая себе среду обитания, не хочет жить там, где все показывают на него пальцем – особенно после истерии в наших СМИ.  Тогда верно мнение, что такие китайские мигранты скорее отправятся во внутренние провинции КНР… Да, в Китае сейчас появляются новые рабочие места. И к нам китайцы приедут, если у нас будут рабочие места. Возможно также для работы в торговле, но у нас рынок сбыта ограничен. У нас также нет возможностей для малого бизнеса. Заметьте: дешевая китайская еда, присутствующая во всех мегаполисах мира, в России почти отсутствует. Повторюсь, это происходит потому, что чиновники различного уровня используют фактор миграции для получения денег из бюджета. Возможно, поэтому в России и не финансируются серьезные исследования о миграции Раз таких исследований нет, можно сказать, что мигрантов у нас – хоть 50 миллионов. Это никто не опровергнет, потому что никто не знает. Исследования же, которые проводятся независимыми центрами, хотя и имеющими ограниченные возможности, дают цифру не более 4–5 миллионов нелегальных мигрантов всех национальностей в России (при 2 миллионах легальных), из них есть регистрация, но нет разрешения на работу у 70 , а нет ни регистрации, ни разрешения на работу у остальных 30 . Каждый раз, когда начальника Федеральной миграционной службы у нас меняют, меняется и численность нелегальной миграции. Прошлый говорил про 5–6 миллионов нелегалов, нового назначили – он говорит о 10–15 миллионах нелегалов.  Можно ли согласиться, что на российском Дальнем Востоке сегодня китайцев проживает меньше, чем до революции Я специально не занимался Китаем, но, судя по тому, что пишет профессор Ламин из Новосибирска, цифры в прошлом были даже значительнее – около трети населения Дальнего Востока в последние десятилетия существования Российской империи составляли китайцы. Но вопрос все-таки не в их количестве, а, как я уже говорил, в качестве самого явления. Например, хороший маркер – компактность проживания. Во всех городах мира есть чайна-тауны. У нас только в Уссурийске есть что-то похожее – так как там вокруг рынка китайцы на арендованной земле построили дома и живут компактно. Чайна-таун – это сигнал, что проблемой надо заниматься серьезнее. Раз у них нет компактных поселений, значит мы им пока (!) малоинтересны для проживания. Опасность в другом: у нас не занимаются адаптацией мигрантов. Любых мигрантов – хоть китайских, хоть узбекских, хоть вьетнамских. Наше общество нетолерантно. Например, журналисты говорят о «желтой опасности». А нравится нам самим, когда где-то говорят о «русской опасности» («эти грязные русские мафиози») Говорить об «опасности» по расовому признаку – это уже Гитлером пахнет.  (...)  Можно ли хотя бы приблизительно сказать, каково соотношение нелегальной и легальной миграции для России Упрощение процедур миграции многие изменило. Раньше количество легальных мигрантов обозначалась числом до миллиона – и это было просто смешно. Сейчас зарегистрированных мигрантов около 2 миллионов. Если раньше, до 2007 года, когда произошел перелом с миграцией, говорили, что на одного легального мигранта приходится 10 нелегальных, то сегодня численность нелегалов оценивается в 4–5 миллионов человек. То есть соотношение примерно 1 к 2, 1 к 3. К тому же это сезонное явление – летом мигрантов больше, зимой меньше.   Главный товар на «рынке принудительного труда» Когда говорят о проблеме торговли людьми, первая ассоциация – это принуждение к занятию проституции. Насколько это соответствует действительности Сейчас со стороны ООН принято расширительное толкование рабства. И трудовые потоки намного серьезнее, чем потоки мигрантов, занятых в проституции. Заковывание в кандалы – это все в прошлом. Экономические меры гораздо жестче удержат человека, чем цепи. Когда человек живет в нечеловеческих условиях и получает мизерную плату за труд – это тоже пример рабства, принудительного труда. Ведь мигрант живет в чужой стране, его права легче нарушить. О проституции чаще пишут, потому что журналистам выгодны жареные темы. Можно поместить фотографию с избиваемой полуголой девочкой. Это то же самое, что с «китайской угрозой». Принудительный труд, труд в условиях, близким к рабским – это труд, на который человек не давал согласия, это и психологическое принуждение. Собственно, массовая работа россиян без получения зарплаты в 1990-е – тоже принудительный труд. Это труд военнослужащих. Это когда дети воюют на войне, как в африканских странах (ведь по международному определению ребенок – это лицо в возрасте до 18 лет). Спорный момент – спортивное рабство. Об этой теме вообще никто не пишет. Молодой парнишка со способностями пошел в спортивную школу какого-то армейского клуба. Долго совершенствовался и стал олимпийским чемпионом. А его денежное вознаграждение за олимпийскую победу забирает клуб, потому что он подписал контракт. Это интеллектуальное рабство – когда человек не обладает собственным финансовым ресурсом, но имеет мозги. И поневоле идет к тому, кто имеет материальный ресурс, но опубликует книгу, над которой сам не работал, в соавторстве с ним или вовсе под своим именем. По международным стандартам, это является мягкой формой рабства. В исследовательских интервью, которые мне давали мигранты, многие говорили «Я живу лучше, чем в своей стране», а потом выяснялось, что паспорт его – у работодателя, а оплата труда не соответствует нашим даже самым минимальным стандартам.  То есть можно сказать, что большая часть мигрантов России работает в условиях принудительного труда Да, в условиях, близких к рабству. Разные исследования показывают отличающиеся цифры, но до 20 наших нелегальных мигрантов работают в таких условиях. То есть у нас может быть 1 миллион таких мигрантов. (…) перевод http:translate.google.frtranslate 7. http:www.rabkor.ruinterview 22.12.2009 | 12:16 Dmitry Poletayev: In Russia there is slavery Around the migration had the huge number of myths. How still Chinese migrants living in Russia What, if not prostitution, is the main use of forced labor Who would take away from Russia as a center of attraction study of migration in post-Soviet space Where in the former Soviet Union migrants to live well What horrifies the U.S. and the EU And what about the mystery of migration knows every grandmother in Belarus This is not just the browser Rabkor.ru Michael Neyzhmakovu Told of employment and training of migration and human trafficking in Russia, a leading researcher of the laboratory analysis and forecasting of migration of the Institute of Economic Forecasting, RAS, Candidate of Economic Sciences Dmitry Poletayev.  Who invented the China threat Dmitry, the question of the number of Chinese migrants in Russias Far East regions discussed in the press long ago. Do you think, what the figure is closer to the truth In Russia not many professionals working with the problem of migration in principle. Im not talking about journalists who often write custom regional administrations, or simply looking for fried theme. Hence the numbers in the millions of Chinese migrants, reportedly living in Russia. But they are baseless. I am the closest point of view of our famous Sinologist, Sinologist Gdalivicha Gelbras Willy, who believes that the number of Chinese migrants throughout Russia varies from 500-600 thousand, but in the last year because of the crisis, even declined. But thats not the quantity, but as a phenomenon. The Chinese control the forest sector, for example, they could find a niche in our corrupt economy. Chinese pencils, which we buy are made of Russias forests. However, the fact that these migrants there are not millions, it is obvious. The entire population of the Far East - less than 7 million people. If the number of such migrants million, that every seventh inhabitant of the region - Chinese. They do not live in caves - we should see them. In my opinion, this problem comes from the fact that if there is a yellow peril, the region may require money to combat it. More on anything, these figures are not based.  And what part of Chinese migrants remained in Russia for permanent residence Insignificant. There is this myth that we are interested in China and many Chinese we inhabit. But it is cold. The Chinese policy of one child for many years has led to the fact that in the future there will be shortage of manpower. Moreover, the economy is growing from them. They are interested in our Far East - but for the purchase of raw materials. Research (my and my colleagues) show that only about 20-30 of Chinese visitors are planning a long stay in Russia - and then some of them do not plan to connect all their lives to our country. We are intolerant country, and the man choosing a habitat does not want to live where all show his finger at him - especially after the hysteria of our media.  Then true view that Chinese migrants are more likely to go inland provinces of China ... Yes, in China now there are new jobs. And the Chinese will come to us, if we have jobs. It is also possible to work in the trade, but our market is limited. We also have no opportunities for small businesses. Note: cheap Chinese food, which is present in all metropolitan areas of the world, in Russia almost absent. Again, this is because the officials at various levels using a factor of migration for receiving money from the budget. Perhaps that is why in Russia and financed the serious study of the migration Since such studies do not, we can say that migrants from us - at least 50 million. This one did not refute, because nobody knows. Research is to carried out by independent, albeit with limited capabilities, give a figure no more than 4-5 million illegal migrants of all nationalities in Russia (with 2 million legal), of which there is a registration, but do not have permission to work in 70 and no registration or permission to work in the remaining 30. Each time the head of the Federal Migration Service, we have changed, the number of illegal migration. Past talking about 5-6 million illegals, the new appointed - he speaks about the 10-15 million illegals.  Can we agree that in Russias Far East today the Chinese population is less than before the revolution I do not specialize in China, but, judging by the fact that Professor Lamin wrote from Novosibirsk, the figures in the past were even more significant - about a third of the population of the Far East in the last decades of the Russia Empire were Chinese. But the question still is not in their numbers, but, as I said, as the phenomenon itself. For example, a good marker - compact residence. In all the cities of the world is China Town. We have only Ussuriysk have something similar - since there around the Chinese market on the leased land, houses and live compactly. Chinatown - a signal that the problem must be dealt with seriously. Since they have no compact settlements, so we gave them so far (!) Of little interest to stay. The danger is different: we have not engaged in the adaptation of migrants. All immigrants - even the Chinese, although Uzbek, Vietnamese though. Our society is intolerant. For example, journalists say about the yellow peril. And we love it when somewhere talking about the Russian menace ( these dirty Russian mafia) Talking about the danger on racial grounds - this is Hitler smells.  (...) Can I even say about what the ratio of illegal and legal migration to Russia Facilitation of migration much has changed. Previously, the number of legal migrants was indicated by the numbers in the millions - and it was just ridiculous. We have registered about 2 million migrants. Previously, until 2007, when the turning point occurred with the migration, said that on one legal migrants accounted for 10 illegal immigrants, but today the number of illegals is estimated at 4.5 million. That is, the ratio of approximately 1 to 2, 1 to 3. Besides, this is a seasonal phenomenon - in the summer migrants more in winter less.   The main item on the market of forced labor When we talk about human trafficking, the first association - is forced into prostitution. Is it true Now the UN adopted an expansive interpretation of slavery. And labor flows are much larger than the flows of migrants working in prostitution. Shackling - its all in the past. Economic measures will deter much tougher man than the chain. When people live in subhuman conditions and low wages for work - is another example of slavery, forced labor. For the migrant lives in a foreign country, it is easier to break the law. On prostitution often write, because journalists benefit fried topic. You can place a photo with the battered half-naked girl. This is the same thing with the Chinese threat. Forced labor, work in conditions akin to slavery - it is work on which the individual did not consent, this is psychological coercion. Actually, the massive work of Russians without a salary in the 1990 - also forced labor. This is a work of soldiers. This is when children are fighting in the war, as in African countries (because of the international definition of a child - a person under the age of 18 years). A matter of opinion - Bodybuilding slavery. On this subject no one in writing. A young boy with powers went to a sports school, some of the army club. Long was improved and became an Olympic champion. His remuneration for the Olympic victory takes the club because he signed a contract. This intellectual slavery - when a person does not have its own financial resources, but has brains. And willy-nilly going to someone who has a material resource, but will publish a book, on which he was not working, in collaboration with him or even under your name. By international standards, it is a mild form of slavery. In research interviews, which gave me migrants, many said I live better than in their country, and then it turned out that his passport - an employer, and wages did not meet our even the minimum standards.  So we can say that the majority of migrants working in Russia under forced labor Yes, in conditions close to slavery. Different studies show different numbers, but up to 20 of our illegal immigrants are working in such conditions. That is, we may be 1 million of these migrants. (...) 8. Елена greenpol@mail.ru> Date: 20091222 Subject: [mlf_news] Дмитрий Медведев создает свой кадровый резерв по методу Ивана Грозного. To: mlf_news mlf_news@yahoogroups.com> Здравствуйте, .  В списке 500 резервистов, который озвучил вчера начальник управления по вопросам госслужбы и кадров президента Сергей Дубик, 150 человек младше 35 лет, а есть и те, кому не больше 30. Молодость резервистов – как будто лучший аргумент против тех, кто говорит о возвращении эпохи застоя. При Брежневе среднее время восхождения по партийно-государственной лестнице занимало около 27 лет, сейчас – гораздо меньше. Впрочем, в 1936 году это время составляло всего 4 года: перед молодыми открывались прекрасные карьерные возможности по причине выбытия старых кадров. Традиция старая. В 1550 году Иван Грозный решил выбрать «лучшую тысячу» для управления государством и простимулировать ее выдачей вотчинных земель под Москвой. Но мало того, что на всю тысячу земель не хватило, это еще и вызвало острый конфликт среди потенциальных чиновников. Два года спустя, в 1552 году, была составлена так называемая Дворцовая тетрадь, куда по факту были вписаны 4000 человек, приближенных ко двору. Вопрос о выделении земельных наделов уже не стоял, да и по мере усиления царской власти право собственности все более теряло в цене по сравнению с близостью к царю и бюджету. Механизм создания номенклатурных списков для обновления чиновничьего сословия ничем не хуже конструкции Ивана Грозного. Но пока не очень ясно, как он функционирует. Как и Дворцовая тетрадь, «список 500», считает заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин, – результат множества компромиссов. При формировании первой сотни около двухсот экспертов составляли свои списки, и те, кто попадал больше чем в один список, проходил в следующий раунд отбора. Сформировать в пять раз более длинный список таким образом оказалось уже невозможно, и пришлось прибегнуть к старому проверенному способу «рекомендаций с мест»: партии, региональные власти и федеральные ведомства составляли списки самых перспективных. Уже из них отбирались наиболее подходящие. Резерв оказался весьма разношерстный: от замминистра природных ресурсов Игоря Майданова, как-то заявившего, что никаких проблем с экологией в Сочи быть не может, – до депутата Госдумы Сергея Неверова, автора законопроекта, подрывающего рыночные позиции «Видео Интернешнл», от бывшего фигуриста Антона Сихарулидзе – до банкира Дмитрия Ананьева, от проректора ГУ-ВШЭ, социолога Вадима Радаева – до предпринимателя Андрея Коркунова. Вышеупомянутыми компромиссами, по мнению Макаркина, объясняется попадание в список депутата Сергея Абельцева от ЛДПР – того самого, кто судился с Шендеровичем за звание «йеху», и чьи сторонники бросали яйца в правозащитницу Людмилу Алексееву, – а также других членов ЛДПР: сына Владимира Жириновского Игоря Лебедева и бывшего главного лоббиста Саддама Хуссейна в России Ярослава Нилова. Партии просто компенсируют неприятные результаты октябрьских выборов. Еще одно объяснение составу списка дает Николай Петров из Московского центра Карнеги. Большинство регионов выдвинули в список по несколько человек, но мотивы губернаторов могут быть разными: они могут как рекомендовать тех, кого хотят продвинуть, так и выталкивать из региона потенциально опасных для себя людей. Так активные и амбициозные чиновники из одного региона могут стать руководителями других. Как говорит президент «Института региональной политики» Булат Столяров, опыт публикации первой сотни президентского резерва в феврале показал: известных специалистов и профессионалов в списке порядка 10, и они, фактически, делятся личным брендом с массой федеральных и региональных бюрократов. Ведь среднестатистический член медведевского резерва – это, как и в 1552 году, чиновник. Участникам списка не стоит надеяться, что их ждет стремительный взлет. Как говорит Петров, вскоре после публикации «золотой сотни» три человека из списка были назначены на серьезные должности. Но ими фактически дело и ограничилось, а некоторые даже оказались участниками скандалов и интриг. На этот раз, по прогнозу Петрова, назначено будет больше, возможно, несколько десятков. Но основная роль списка будет все-таки символической: показать публике, что Медведеву есть откуда брать кадры. -- С уважением,  Елена                          mailto:greenpol@mail.ru перевод http:translate.google.frtranslate 8. Elena Date: 20091222 Subject: [mlf_news] Dmitry Medvedev, sets up its talent pool by the method of Ivan the Terrible. To: mlf_news Hello.  In the list of 500 reservists, who announced yesterday, head of the department of civil service personnel and the president Sergei Dubik, 150 people under the age of 35 years, and there are those who are not over 30. Youth of reservists - as if the best argument against those who speak of the return of the era of stagnation. Under Brezhnev the average time of ascent of the party-state ladder took about 27 years now - much less. However, in 1936, this time was only 4 years: before the young beautiful open career opportunities due to retirement of older staff. The tradition of old. In 1550 Ivan the Terrible had chosen better than a thousand for governance and stimulate its issuance of patrimonial lands near Moscow. But not only that the thousand of land is not enough, it also provoked a sharp conflict among potential bureaucrats. Two years later, in 1552, was drafted by the so-called Palace notebook, which in fact were written 4000 people, close to the court. The issue of land allocation is no longer standing, and as strengthening the royal authority ownership increasingly lost in value compared with the proximity to the king and the budget. The mechanism of creation of the nomenclature lists to update the bureaucratic class is no worse than the construction of Ivan the Terrible. But still not very clear how it operates. Like the Palace book, 500 list, says deputy director of the Center for Political Technologies, Alexei Makarkin, - the result of many compromises. When forming the first hundred of two hundred experts were their lists, and those who got more than one list, passed to the next round of selection. Generate up to five times longer list so it was already impossible, and had to resort to the old proven way of recommendations from the field: the Party, the regional authorities and federal agencies drew up lists of the most promising. Already have selected the most suitable. Provision has been very spotty: Deputy Minister of Natural Resources, Igor Maidanova, once said that there were no problems with the environment in Sochi, could not be - until the State Duma Deputy Sergei Neverov, author of the bill, which undermines the bargaining power of Video International, the former figure skater Anton Sikharulidze - to the banker Dmitry Ananiev, Vice-Rector of the HSE, a sociologist Vadim Radaeva - before the companys founder, entrepreneur. The aforementioned trade-offs, according to Makarkina, due to hit the list of deputy Sergei Abeltseva LDPR - the same one who sued Shenderovich for the title of yehu, and whose supporters threw eggs at the human rights activist Lyudmila Alekseeva - as well as other members of the Liberal Democratic Party: the son of Vladimir Zhirinovsky Igor Lebedev and former chief lobbyist for Saddam Hussein in Russia Yaroslav Nil. Party simply compensate for the unpleasant results of the October elections. Another explanation for the composition list gives Nikolai Petrov of the Carnegie Moscow Center. Most regions have put forward a list of several people, but the motives of governors may be different: they can either recommend to those who want to move and push from the region, potentially dangerous for the people themselves. Since the active and ambitious officials from one region can become leaders of others. It says the president of the Institute of Regional Policy Bulat Stolyarov, the experience of the first publication of hundreds of Presidential Reserve in February showed: well-known experts and professionals in the list of about 10, and they, in fact, share a personal brand with a mass of federal and regional bureaucrats. For the average member of Medvedevs reserve - this, as in 1552, official. Participants list not expect that they will rapidly take off. As he said to Peter, shortly after the publication of gold hundred three people from the list were appointed to important positions. But they actually work and limited, and some were members of scandals and intrigues. At this time, as predicted by Petrov, scheduled to be longer, perhaps several dozen. But the main role of the list will still symbolic: to show the public that Medvedev is where to take shots. -- Best regards,  Elena mailto: greenpol@mail.ru
1   2   3   4   5   6   7   8

  • Главный товар на «рынке принудительного труда»