Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Г. С. Гадалова ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская




Скачать 212.96 Kb.
Дата06.01.2017
Размер212.96 Kb.
Г.С. ГАДАЛОВА

Ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская
Скупые строки древнерусских летописей донесли до нас немало женских имен. Однако большинство историков на протяжении двух последних столетий не уделяло и не уделяет должного внимания изучению жизни и деятельности древнерусских женщин, несмотря на то, что давно уже расширилась источниковедческая база и сместились акценты в изучении истории: от событийной историографии к проблемным исследованиям.
Не является исключением и история Тверского княжеского двора. Несмотря на проявленный в последнее время интерес исследователей и издателей к прошлому Твери, по-прежнему недостаточно изучены и оттого не оценены по заслугам личность и деятельность великой княгини Ксении. Тем более это относится к женщинам, а их большинство, которые не стояли на политическом Олимпе истории, но тем не менее попали на ее страницы. Среди них Тверская княжна Софья Ярославна – родная сестра великого князя Михаила Ярославича Тверского.
Несколько летописей, а именно Симеоновская1, Троицкая2, Никоновская3 и Владимирский летописец4, зафиксировали под 1293 г. пострижение тверской княжны в монахини. Наиболее полно это событие отражено в Симеоновской летописи: “В лhто 6799 пострижеся въ черници княжна Соfiа, дщи князя великаго Ярослава Ярославичя Тfhрскаго, дhвою сущи, въ дhвичи манастыри, мhсяца Fевраля въ 10 день, на память святого мученика Харлампiа, въ великое говhино, въ вторникъ на 1 недhли поста”. Большинство историков прошлых столетий, в том числе и тверских, не придавали серьезного значения подобным событиям и не упоминают ни Софью, ни ее пострижение. Тот же, кто пишет о княжне, например, Д.И. Карманов5, Н.М. Карамзин 6, А.В. Экземплярский 7, фиксирует события, подобно летописцам, просто как факты, имевшие место в истории8. Аналогичная картина и в работах современных историков, большинство из которых не обратили внимания на тверскую княжну, в том числе и те, кто пишет о судьбах древнерусских женщин9. Среди исследователей, кто опирался на факт пострижения Софьи или уделил ей несколько строк на страницах своих трудов – М.Д. Приселков10, Н.Г. Бережков11, Э. Клюг12, А.В. Чернышов13, В.З. Исаков14, С.А. Семячко15.
Прекрасным исключением явилась статья Л.В. Тигановой16, которая ввела в научный оборот Повесть (Житие) о княжне Софье Ярославне Тверской по списку рукописного сборника начала XVI в. из собрания Рогожского кладбища (РГБ, ф. 247, № 658, л. 228 об.–231) и попыталась проникнуть за ее скупые строки. Ряд предположений исследовательницы получил свое подтверждение сразу же, как стал известен второй список Повести из рукописного сборника третьей четверти XV в. из собрания книг М.И. Чуванова (РГБ, ф. 775, № 1, л. 398 об.–400 об) 17. Информация о втором списке была опубликована впервые в 1987 г. Ю.Д. Рыковым и А.А. Туриловым, а затем в 1990 г. – Т.В. Черторицкой18. Однако и Повесть, и биография княжны до недавнего времени по-прежнему не находили своих исследователей.
29 марта 2000 г. на заседании семинара “Тверь, тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья” автором этой статьи был прочитан доклад “Повесть о княжне Софье Ярославне Тверской как исторический источник по истории и культуре Тверского края”19. К сожалению, доклад и публикация текста Чувановского списка Повести вместе с разночтениями по списку из Рогожского сборника до сих пор не напечатаны20.
В 2001 г. появилось исследование Б.М. Клосса с публикацией второго списка Повести21. Критический разбор данного исследования проведен В.А. Кучкиным в статье “Когда было написано Житие Софьи Ярославны Тверской?”22. Столь пристальное внимание к памятнику тверской литературы столичных ученых одарило открытием не только областного масштаба, но и всей древнерусской литературы в целом: по мнению В.А. Кучкина, Житие (Повесть) Софьи Ярославны было написано в конце 1305–1306 гг., т.е. непосредственно после кончины тверской княжны. В таком случае Житие “является самым ранним памятником тверской агиографической литературы” 23.
Биография княжны Софьи Ярославны укладывается в несколько строчек. Согласно вышеуказанным летописным источникам Софья постриглась в монахини девицей 10 февраля 1293 г. 24 Для истории Тверского княжества это довольно значительный факт: по мнению М.Д. Приселкова25, точно датированная дата пострига княжны – первая запись великокняжеского летописания в Твери, которую ученый связывает с грамотностью князя Михаила Ярославича. Но отсутствие Михаила в княжестве в этот период26 свидетельствует скорее всего о ведении семейных записей непосредственно великой княгиней Ксенией, которая, как известно из летописей, сама обучила сына “святым книгам и всякой премудрости” 27.
Кроме того, постриг тверской княжны дает наиболее крайний возраст пострижения в монахини древнерусской девушки. Поскольку Софья – по всей вероятности, вторая, младшая28, дочь Ксении и князя Ярослава Ярославича, вступивших в брак в 1265 г.29, то на момент пострижения ей было не более 26 и не менее 22 лет.
Нормативных актов, регламентирующих крайний возраст пострижения в монахини девиц, вероятно, не было. Ранний, “не менее как десятилетний возраст” 30 пострижения для мужчин и для женщин был определен на Трулльском соборе в 691 г., что позднее восприняла и Русская церковь. Судя по косвенным данным – возрасту вступления в брак девушек (от 8–12 до 18–20 лет) 31 и пострижения в монахини32, можно предположить, что для княжеских и боярских дочерей после 20 лет наступал критический возраст, когда надлежащим образом необходимо было решать их судьбу33. Не выданных замуж девиц к этому возрасту ждал монастырь34. Так, по словам Г.П. Федотова, “женские монастыри на Руси имели скорее значение институтов общественного призрения, убежищ и богаделен для вдов и не вышедших замуж девиц, преимущественно из боярской среды” 35.
Мы не знаем, какая причина подвигла Софью к принятию пострига: было ли это естественным желанием с детства, слабость здоровья, не состоявшаяся по тем или иным причинам свадьба с нареченным, или, наоборот, желание быть рядом с родным домом и стать его ангелом- хранителем, или требование матери. Все эти причины могли иметь место. Прежде всего “постриги княгинь,– пишет Т.И. Манухина,– какие бы мотивы их ни обусловливали, были возможны потому, что живая вера, которая покорна воле Божией, направляла их судьбу; возможны они были и потому, что древнерусский семейный быт с его строгим церковно-бытовым укладом, включавшим ежедневное молитвенное правило, посты, поклоны… с искренним, жалостливым нищелюбием и страннолюбием, с усердным прилежанием церковному культу и чтению религиозно-назидательных сборников и житий святых – сближал мирскую жизнь и монашескую” 36.
Удивительно другое: почему столь энергичная и дальновидная государыня, какой была княгиня Ксения, не выдала Софью замуж? Брак, как известно, в княжеских семьях был орудием политическим: скреплял союз с бывшими противниками, богатыми соседями и тем самым укреплял устои княжества37. Кто как не Ксения это хорошо знала: в 1282 г. она выдала замуж старшую дочь за самого влиятельного князя Юго-Западной Руси – Галицкого князя Юрия Львовича38, продемонстрировав тем самым верность политическим интересам мужа, князя Ярослава Ярославича, великого князя Владимирского и Тверского, в его ориентации на силы, противостоящие монголам. С другой стороны, ранняя смерть первой дочери в 1286 г. 39 могла повлиять как на решение самой княгини, так и на душу княжны Софьи.
Согласно Повести князь Михаил любил свою сестру, “акы свою д(у)шю”. Скорее всего Софья и Михаил были погодками, росли вместе и были привязаны друг к другу. Все мысли и силы в княжестве по воле княгини Ксении были направлены на воспитание сына, в котором она, несомненно, видела продолжателя дела отца. И Софья с пеленок жила в атмосфере почитания брата, князя Михаила, который, быть может, со своей стороны питал к ней не вполне братские чувства. Это предположение можно посчитать сюжетом для романа, если бы не факты: княжна Софья постриглась (или была пострижена по воле матери) в монахини в возрасте 22 (26) лет в 1293 г. в отсутствие брата, а в 1294 г. 40 княгиня Ксения женила (как того требовал обычай) Михаила на ростовской княжне Анне. Оба факта подтверждены летописями41.
Не исключено, что княжна Софья обладала характером матери и сама вольна была распорядиться своею судьбой42, оттого и не вышла замуж. По мнению И.Е. Забелина, “единым исключительным прибежищем для индивидуальной жизни был монастырь, к которому, по этой причине, всегда и стремилась искавшая себе спасения наша допетровская личность”43. Основание Софьей девичьего монастыря и управление им в течение 12 лет говорят об этих качествах тверской княжны. Пострижение княжны в отсутствие князя Михаила – скорее всего свидетельство сознательного поступка Софьи, решившей своими силами через постриг помочь брату44, стать ангелом-хранителем Тверского княжеского двора, молитвенницей за свою малую родину.
Возможно, что свое решение о постриге на Тверской земле в более ранний срок княжна не могла совершить по экономической причине: известно, что строительство каменного Спасо-Преображенского собора затянулось до 1290 г.45 Чтобы построить монастырь, нужны были средства46.
Что касается Повести о княжне Софье Ярославне 47, то, несмотря на скудость биографических данных о тверской княжне (постриг, строительство девичьего монастыря и смерть в 1305 г.), это достаточно уникальный материал для древнерусской литературы в целом. И как повесть о русской княжне, и как одно из ранних житий монгольского периода, и как источник, подтверждающий или дающий новую информацию о лицах и событиях Тверского княжества в конце XIII– начале XIV в. С другой стороны, наличие двух списков Повести снимает уникальность единичности явления и расширяет рамки бытования Повести и в хронологическом и в территориальном аспектах: Рогожский сборник моложе рукописи из Чувановского собрания более чем на 50 лет, владельцами первой рукописи в XVIII в. были новоторжцы – братья Бародулины, владельцем второй в XVII столетии был поп Василий Никитин из Саранского уезда Пензенской губернии.
В Рогожском сборнике летописное начало статьи о тверской княжне имеет подзаголовок “Житье госпожи нашея …Софьи”. Однако в ней, как пишет Л.В. Тиганова, “нет строгого следования житийному жанру”, а именно: нет традиционного описания благочестия с детских лет, признаков святости Софьи, нет чудес, в заглавии – день пострига, а не смерти. Более того, во втором, старшем, списке из собрания М.И. Чуванова нет и подзаголовка “Житие”. Вероятно, это свидетельство того, что и сам автор (возможно, инок, построенного Софьей монастыря) расценивал свой труд как “память”, рассказ о тверской княжне. По краткости и построению сюжета этот рассказ близок к повестям о тверских князьях с той лишь разницей, что в основе его лежит повествование о монахине, исполненное агиографических формул (тайна пострига, препятствие в лице брата, строки и образы из Писания и святоотеческой литературы). Отсюда жанр произведения – житийная, а не историческая повесть, хотя и насыщенная реальными историческими событиями. С точки зрения В.О. Ключевского, первоначальное назначение жития заключалось именно в том, чтобы “служить исторической запиской или “памятью” о святом” 48.
Одним из источников Повести о Софье, несомненно, было Житие прп. Евфросинии Полоцкой, написанное, согласно исследованию Е.М. Вороновой, в конце XII в.49 Оба произведения роднит отсутствие чудес, обилие разговорной речи и ряд параллелей, частично отмеченных Л.В. Тигановой как общеагиографических.
Важным фактом для истории Тверского княжества, развития его литературной школы, для истории Тверской епархии является время написания старшего списка Повести из Чувановского сборника. Судя по филиграням сборника50, рукопись могла быть написана в конце 60-х- начале 70-х гг. XV столетия. По мнению О.А. Князевской, высказанному в частной беседе, языку Повести присущи общерусские особенности со слабым выражением второго южнославянского влияния.
В настоящий момент для нас важно, что Повесть была написана в период существования Тверского княжества. Подобный факт служит новым опровержением мнения А.С. Хорошева, считающего, что малочисленность тверских святых указывает “на определенную недооценку в Твери политической канонизации” 51. Однако еще Н.И. Серебрянский заметил, что созданию княжеского пантеона тверских святых “помешали обостренные отношения Твери с Москвою”, тогда как для их церковного прославления “литературная почва тверскими писателями, во всяком случае, была достаточно подготовлена” 52. Другим подтверждением работы Тверской епархии по формированию сонма святых является местное почитание святых, например, княгини Ксении, еп. Семиона и других подвижников, дошедшее до наших дней.
Первой тверской святыней стала, несомненно, гробница князя Ярослава53, о почитании которого в Твери и говорит воздвигнутый Софьей монастырь в честь его патрона (князь Ярослав в схиме принял имя Афанасий54). Ни у кого не вызывает сомнения местное почитание св. благоверного князя Михаила Ярославича, начавшееся непосредственно после его кончины, о чем свидетельствуют летописи, многочисленные списки служб и житий святого, а также исследования историков55. Повесть … о житии великаго князя Михаила Александровичя56 и Предисловие летописца княжения Тферскаго…57, больше похожие, по словам исследователей, на биографические повести, чем на жития, тем не менее – это тоже, как и Инока Фомы Слово похвальное о благоверном великом князе Борисе Александровиче58, свидетельства работы Тверской епархии по прославлению тверских святых. Повесть о княжне Софье – новое тому подтверждение.
Время создания самой Повести о тверской княжне, по данным исследования В.А. Кучкина, позволяет выдвинуть предположение о заказчиках ее создания, которыми вполне могли быть и великая княгиня Ксения (ум. в 1312 г.), и епископ Арсений (ум. в 1409 г.).

Для того чтобы подтвердить или опровергнуть выводы последних работ о времени создания памятника, объяснить расхождение источников в вопросе о месте пострига Софьи “в девичьем монастыре” (летописи) или “мужском” (Повесть), нужны дальнейшие текстологические исследования. Со своей стороны ограничусь несколькими замечаниями.

1. Летописное начало Повести из собрания М.И. Чуванова с датировкой ультрамартовского стиля, лексические и фонетические различия двух списков59 свидетельствуют прежде всего о разных протографах одной редакции. Тигановой высказано предположение о связи Повести с утраченной статьей 6800 г. Лаврентьевской летописи, восходящей, согласно исследованию М.Д. Приселкова, к великокняжескому своду кн. Михаила Ярославича начала XIV в. 60 Датировка второго списка – 6801 г. – вновь возвращает нас к этому вопросу и оставляет его открытым: оба списка претендуют на связь с утраченными листами Лаврентьевской летописи (поскольку неизвестно в каком стиле была написана статья 1293 г. – мартовском или ультрамартовском 61), тогда как один из них опирается на неизвестный нам источник.

2. Повесть свидетельствует о постриге княжны в Архангельском монастыре, что соответствует политике насаждения в Твери культа Архангела Михаила62, патрона князя Михаила Ярославича, проводимого княгиней Ксенией, и еще раз ее подтверждает. Судя по летописным источникам, одноименная церковь в Твери “на брезе” Волги была построена тверским тысяцким Михаилом Шетеном на рубеже XIII–XIV вв.63 Возможно, Повесть дает более точные данные64 о существовании в Твери уже в 90-е гг. XIII в. монастыря Архангела Михаила и его игумена Юрия Явидовича65.

3. Согласно данным Е.Е. Голубинского, в Византии “приходящие в монастыри с целию пострижения в монахи должны быть постригаемы не тотчас, а по истечении трехлетнего испытания (за исключением людей благоговейных и в мирском одеянии провождавших жизнь монашескую, для которых срок шестимесячный)” 66. Разумеется, и в греческой и русской церквах были исключения. Но если принять это за основу правила, то можно предположить, что Софья постриглась накануне или сразу после дня своих именин – 17 сентября, а князь Михаил Тверской отбыл в Орду не позднее сентября 1292 г. Вполне возможно, что и дата отправления Михаила Ярославича за ярлыком на великое княжение – 1 мая 1305 г.– факт исторический.

4. Точка зрения Л.В. Тигановой на двойное название, построенного Софьей монастыря (официальное – Афанасьевский, и народное – Софьин или Софийский, по имени княжны), имеет полное основание, поскольку, кроме приведенных ею аналогий, соответствует политике, проводимой княгиней Ксенией и тверскими епископами. Устройство монастыря, названного в честь патрона князя Ярослава Ярославича, – это свидетельство почитания умершего князя в Твери, конечно, прежде всего его родными – членами Тверского княжеского дома. Освящение построенного монастыря на день именин Софьи – сознательное закрепление имени его устроительницы в памяти тверитян67.



5. Интересно отметить текстологическое окружение Повести в Сборнике собрания М.И. Чуванова (л.279об.–400об.), то, что, по словам Д.С. Лихачева, составляет, “конвой” 68 памятника: он начинается с Жития св. Андроника и заканчивается Повестью (Житием) о княжне Софьи. С одной стороны, жития дают представление о чтении насельниц девичьего монастыря, закладка которого совершилась, согласно Повести, на день памяти св. Андроника 17 мая, а с другой – свидетельствуют об их происхождении из тверской рукописи.
В заключении хотелось бы отметить, что четко отслеженные по летописным источникам Л.В. Тигановой и В.А Кучкиным упоминания исторических лиц и событий Повести (Житии) о княжне Софье Ярославне Тверской и более полные данные списка Повести из Чувановского сборника свидетельствуют о доверии к данному источнику.
Смерть Софьи в 1305 г. в момент, когда Михаил отправился в Орду за ярлыком на великое княжение, при любых обстоятельствах – это характеристика высочайшей души княжны, переживавшей за исход возникшего конфликта между Москвой и Тверью, судьей которого выступала Орда. Возможно, несостоявшаяся канонизация тверской подвижницы – это результат того же конфликта.
Примечания:


  1. Полное собрание русских летописей. СПб., 1913. Т. 18. С. 82 (далее – ПСРЛ).

  2. Приселков М.Д. Троицкая летопись. М.; Л., 1950. С. 346 (далее – Троицкая летопись).

  3. ПСРЛ. СПб., 1885. Т. 10. С. 168 (6799 г.).

  4. ПСРЛ. М., 1965. Т. 30. С. 98 (6799 г.).

  5. Карманов Д.И. Собрание сочинений, относящихся к истории Тверскаго края. Тверь, 1893. С. 39.

  6. Карамзин Н.М. История государства Российскаго. СПб., 1817. Т. 4. С. 382, прим. 182.

  7. Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г. СПб., 1891. Т. 2. С. 454-455.

  8. А. Соколов ошибочно пишет о некоей дочери князя Ярослава от первого брака и рано умершей другой дочери от второго брака (см.: Соколов А. Святый благоверный великий князь Михаил Ярославич Тверский. Тверь, 1864. С. 25, 28).

  9. Кайдаш С. Сила слабых: Женщины в истории России (XI–XIХ вв.). М., 1989; Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989; Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (Х– начало ХIХ в.). М., 1997.

  10. Приселков М.Д. История русского летописания XI–XV вв. СПб., 1996. С. 159–160.

  11. Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 320, прим. 144.

  12. Клюг Э. Княжество Тверское (1247–1485 гг.). Тверь, 1994. С. 78.

  13. Чернышов А.В. Очерки по истории Тверского княжества XIII–XV вв. Тверь, 1996. С. 229.

  14. Повесть о святом благоверном великом князе Михаиле Ярославиче Тверском: Редакция Софийской I летописи и Пространная редакция / Вступит. ст., пер. и коммент. В.З. Исакова. Тверь, 1997. С. 15, 73. См. также: Повесть о Софье Ярославне Тверской /Пер. В.З. Исакова // Памятники литературы Древней Твери. Тверь, 2002. С. 33–34, 157–159.

  15. Семячко С.А. Житие Амфилохия Глушицкого // Труды отдела древнерусской литературы. СПб., 2001. № 52. С. 349 (далее – ТОДРЛ).

  16. Тиганова Л.В. Повесть о Софье Ярославне Тверской // Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки им. В.И. Ленина. М., 1972. Вып. 33. С. 253–264.

  17. В публикации приведен новый шифр рукописи.

  18. Рыков Ю.Д., Турилов А.А. Из истории русско-болгарских культурных связей XI в.: (Григорий Философ – малоизвестный писатель Киевской Руси) // Русско-болгарские связи в области книжного дела. София, 1987. С.73–74; Черторицкая Т.В. Торжественник и Златоуст в русской письменности XIV–XVII вв. // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописных книг. М., 1990. Вып. 3, ч. 2. С. 377.

  19. См. публикацию в периодике: Гадалова Г.С. Княжна Софья Ярославна – ангел-хранитель Тверского княжеского двора // Тверские ведомости. 2001. № 34 (27 апреля–3 мая). С. 4–5.

  20. Гадалова Г.С. Повесть о княжне Софье Ярославне Тверской как исторический источник по истории и культуре Тверского края // Тверь, тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья.- Тверь, 2002.- Вып. 4.- С. 412–427.

  21. Клосс Б.М. Избранные труды. М., 2001. Т. 2. С. 202–206.

  22. Кучкин В.А. Когда было написано Житие Софьи Ярославны Тверской // Мир житий: Сб. материалов конф. (Москва, 35 октября 2001 г.). М., 2002. С. 106–114.

  23. Там же. С. 114.

  24. О неверной интерпретации датировки пострига княжны Б.М. Клоссом см.: Гадалова Г.С. Повесть о княжне Софье Ярославне Тверской как исторический источник по истории и культуре Тверского края. С. 413, прим. 5; Кучкин В.А. Когда было написано Житие Софьи Ярославны Тверской? С. 107–108.

  25. Приселков М.Д. История русского летописания XI–XV вв. С.159–160.

  26. Троицкая летопись... С. 346 (6801 г.).

  27. ПСРЛ. СПб., 1851. Т. 5. С. 207 (6827 г.); ПСРЛ. СПб., 1856. Т. 7. С. 188 (6827 г.).

  28. Старшая сестра княжны Софьи, имя которой осталось неизвестным, была выдана замуж матерью, княгиней Ксенией, в 1282 г. (см.: ПСРЛ. Т. 18. С. 78 (6790 г.).

  29. Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 272; Клюг Э. Указ. соч. С. 63; ПСРЛ. Т. 18. С. 72 (6772 г.).

  30. Голубинский Е. История Русской церкви. М., 1997. Т.1, п/т. 2. С. 669.

  31. Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси... С. 75.

  32. Известно, например, что Евфросиния Полоцкая (ум. в 1173 г.) постриглась в монахини в 12 лет, а Евфросиния (Феодулия) Суздальская (1212–1258), старшая дочь князя Михаила Черниговского – в 21 год (см.: ПСРЛ. СПб., 1908. Т. 21, ч. 1. С. 207; Мельников А. Преподобная Евфросиния Полоцкая. Минск, 1997. С. 25; Кайдаш С. Указ. соч. С. 37; Полный православный богословский энциклопедический словарь: В 2 т. М., 1992. Т.1. Стб. 830–831).

  33. Ср.: “Древнерусская церковь опиралась еще на дохристианские представления и традиции ответственности родителей за устройство семейной жизни детей (греческий закон подобных мер не предусматривал). Пять гривен золота штрафу должны были выплачивать “великие бояре” (гривна бралась с “меньших”) лишь за то, что они не выдали вовремя дочерей замуж” (см. Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. С.77; см. также: Устав кн. Ярослава о церковных судах // Российское законодательство X–XX веков. М., 1984. Т. 1. С. 190 (ст. 7).

  34. Ср.: “В глубине существа своего каждая представительница высшего круга в древней Руси, достойная своего звания, должна была таить в себе инокиню. Княгиня или боярыня не могла не знать и не ждать, что рано или поздно, а быть ей в клобуке. Монашество существовало где-то совсем близко, рядом с теремом, казалось явлением и предусмотренным и предуказанным в тяжелых или роковых потрясениях женской жизни, а также для пристойного ее увенчания: либо перед смертью, либо для устроения религиозно-осмысленного существования незамужних княжеских и боярских дочерей” (см.: Манухина Т. Святая благоверная княгиня Анна Кашинская. Париж, [1954]. С. 15).

  35. Федотов Г.П. Святые Древней Руси.М., 1997. С. 193.

  36. Манухина Т.И. Указ. соч. С. 14–15.

  37. Ср.: “Иногда брачный договор просто скреплял очередное крестное целование – заключение мира воюющих сторон или союз с сильным, опасным соседом” (см.: Манухина Т.И. Указ. соч. С. 31).

  38. См. под 6790 г.: ПСРЛ. Т.7. С. 176; Там же. Т. 25. С. 153 (см. также: Столярова Л.В. Древнерусские надписи XI–XIV веков на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 307–308.

  39. Клюг Э. Указ. соч. С. 125).

  40. ПСРЛ. Пг., 1922. Т. 15, 1. Стб. 35 (6802); ПСРЛ. Т. 18. С. 83 (6803 г.).

  41. Эта версия не только для романтиков и поэтов, но и для тех, кто не видит у истоков великокняжеского летописания в Твери княгиню Ксению, считая его основоположником князя Михаила, для которого, получается, не было важнее факта, кроме пострига сестры. Ср. замечание Хр. Лопарева о точной датировке памятников непосредственно очевидцами событий: Лопарев Хр. Греческия жития святых VIII и IX веков: Опыт научной классификации памятников агиографии с обзором их с точки зрения исторической и историко-литературной. СПб., 1914. С. 32.

  42. О юридических правах древнерусской женщины см.: Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. С. 104–139.

  43. Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях // Костомаров Н.И., Забелин И.Е. О жизни, быте и нравах русского народа. М., 1996. С. 398.

  44. На примере великих князей Ярослава Всеволодовича, Александра Невского и Ярослава Ярославича в Твери все хорошо понимали опасность поездки в Орду, поэтому вполне вероятно было желание действием помочь князю Михаилу. Таким действием для женщины могла быть только молитва, которая, как она знала, будет услышана Богом в монастыре, ибо для христианина “монастырь – это "святое место", "дом ангелов"”, где “иноки связывают земной мир с ангельским миром” (см.: Смолич И.К. Русское монашество. Возникновение, развитие и сущность (988–1917) // Смолич И.К. Русское монашество. 988–1917. Жизнь и учение старцев. М., 1997. С. 44).

  45. ПСРЛ.Т. 7. С. 179 (6798); ПСРЛ. Т. 10. С. 168 (6800).

  46. В Никоновской летописи под 1297 г. говорится о строительстве и освящении в Твери церкви “святый Афонасий”, но имеет ли это отношение к построенному Софьей девичьему “на поли” или к мужскому “у Спаса за олтарем” монастырю, как считает Н.Н. Воронин, сказать определенно трудно (см.: ПСРЛ. Т. 10. С. 171 (6805); Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII–XV веков. М., 1962. Т. 2. С. 144).

  47. В заглавии Повести необходимо ставить титул, так как прилагательное “тверская”, по справедливому замечанию Р.Н. Мароевича, “в летописных сводах не являлось частью антропонима” и всегда употреблялось вместе с титулом (см.: Мароевич Р.Н. Имена собственные в списках Повести о князе Михаиле Ярославиче Тверском // Михаил Тверской: Личность, эпоха, наследие: Материалы международ. науч. конф., посвященной 725-летию со дня рождения Михаила Ярославича – великого князя Тверского и Владимирского (г. Тверь, 27–29 ноября 1996 г.). Тверь, 1997. С. 246).

  48. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1989. С. 64.

  49. Воронова Е.М. Житийные повести о Евфросинии Полоцкой как литературно-исторический памятник XII века: Дис. … канд. филол. наук. Л., 1990.

  50. См.: Briquet C.M. Les filigranes. Leipzig, 1923. №14850, 1460.

  51. Хорошев А.С. Политическая история русской канонизации (XI–XVI вв.). М., 1986. С. 137. Впрочем, здесь же автор дает неопровержимые доказательства политической борьбы в вопросах канонизации святых, прямым подтверждением чему является официальная канонизация всего лишь двух святых, просиявших на тверской земле в период Тверского княжества: почитание свт. Арсения началось по прямому указанию в 1483 г. великого князя Ивана III, которому необходим был святой в борьбе с новгородской ересью; канонизация великого князя Михаила Ярославича в 1549 г. состоялась по решению Ивана Грозного “в обстановке антиордынской пропаганды середины XVI в., когда восточная политика требовала идейного подкрепления” (С. 137, 175).

  52. Серебрянский Н. Древнерусския княжеския жития // Чтения в Обществе истории и древностей российских. М., 1915. Кн. 3. С. 257.

  53. См. о нетрадиционном захоронении великого князя в Твери: Малыгин П.Д. Ярослав Ярославич и Тверь в летописных известиях // Великое прошлое: Тр. науч. конф., посвященной 750-летию Тверского княжества и 725-летию Тверской епархии. Тверь, 1998. С. 46.

  54. Афанасий, возможно, крестильное имя князя, поскольку печать Ярослава Ярославича наряду с изображением патрона Ярослава Всеволодовича (св. Феодора) содержит изображение св. Афанасия Александрийского (см.: Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси X–XV вв. М., 1970. Т. 2. С. 8–9; см. также: Сборники исторические из рукописных собраний Погодина (РНБ, № 1563, с. 96) и ГАТО (Ф. 1409, оп. 1, д. 1554, л. 241 об.); Карманов Д.И. Указ. соч. С. 45; Экземплярский А.В. Указ. соч. Т. 2. С.454).

  55. См.: Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. М., 1974.

  56. ПСРЛ. СПб., 1897. Т.11. С. 175–183 (6907).

  57. ПСРЛ. СПб., 1863. Т.15. Стб. 463–470.

  58. Лихачев Н.П. Инока Фомы слово похвальное о благоверном великом князе Борисе Александровиче. СПб., 1908.

  59. См. разночтения двух списков в Приложении 2 к статье: Гадалова Г.С. Повесть о княжне Софье Ярославне Тверской как исторический источник по истории и культуре Тверского края. С. 424–427.

  60. Приселков М.Д. История русского летописания XI–XV вв. С. 159–164.

  61. См.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 320, прим. 144.

  62. Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе XIV–XV веков. М., 1986. С. 43.

  63. Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 145.

  64. Согласно главному выводу Ключевского “по источникам и качеству фактического содержания житие наиболее надежно в двух своих частях: в рассказе об устроении святым новой обители и в описании его посмертных чудес” (см.: Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский: История жизни и творчества. М., 1974. С. 159).

  65. См. о нем: Тиганова Л.В. Указ. соч. С.257; Кучкин В.А. Когда было написано Житие Софьи Ярославны Тверской. С. 113–114.

  66. Голубинский Е. Указ. соч. С. 668–669.

  67. На народное название монастыря по имени княжны косвенно указывает отсутствие каких бы то ни было археологических находок Софьина монастыря в Твери (см., например: Салимов А., Салимова М. История комплекса Покровской церкви в Твери // Тверская старина. 1996. № 14–15. С. 100–119).

  68. Лихачев Д.С. Текстология: На материале русской литературы X–XVII вв.. М.; Л., 1962. С. 233.