Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Г. Елисеев. Ложь, выдумки, Великая Степь. Знакомясь с очередным «фольк-хисторическим»




страница1/3
Дата16.02.2017
Размер0.51 Mb.
  1   2   3
Г. Елисеев.

Ложь, выдумки, Великая Степь.

Знакомясь с очередным «фольк-хисторическим» трудом, невольно поражаешься

непоколебимому упорству автора, которого уже не раз «хватали за руку», уличали в

элементарном историческом невежестве, в незнании фактов из школьного учебника... Реакция -

- ноль. Но даже на фоне остальных фолькхистористов поведение Мурада Аджи вызывающе.

Вспоминается знаменитое бабелевское: «Среди биндюжников слыл грубияном».

Аргументы «со стороны», как я мог убедиться, Аджи не воспринимает. Когда на одной

из встреч Мурада Эскендеровича спросили о критике его концепции, он, нисколько не

изменившись в лице, ответил, что ни одного(!) серьезного довода «против» никто не смог

привести. Как часто повторял доктор Геббельс: «Ложь должна быть наглой. Тогда люди скорее

ей поверят».

После критической статьи Дм. Олейникова «Книга – полынь» дикость собственных

построений должна быть ясна даже самому автору. В подобной ситуации ученый с

элементарным чувством ответственности за свои слова пристыжено умолк бы и некоторое

время постарался не попадаться на глаза читателям. Не таков Мурад Эскендерович. Вместо

этого он выпускает следующую книгу под гордым, но несколько неуклюжим названием

«Европа, тюрки, Великая Степь».

Внешне перед нами вроде бы новая работа, но по сути – повторение старой

националистической идеи – «всем великим в своей истории и культуре мир обязан тюркам.».

Скучно? Скучно. И бездоказательно. Читатель вправе спросить у автора этой статьи: «Но, если

все ясно, то зачем заниматься бесплодными спорами? На каждый роток не накинешь платок.

Мало ли кто о чем пишет? Кто об НЛО и пришельцах, кто -- о величии древних тюрок, а кто – о

влиянии света луны на рост телеграфных столбов. Любой нормальный человек легко разберется

в том, что все построения М. Аджи – абсурдны».

К сожалению, питать надежды на то, что болезненная опухоль фолькхистори

рассосется» сама, не приходится. Неуемность, с которой Мурада Эскендеровича, порождает

одно откровение за другим, показывает, что он ориентируется не на «нормального», а на

современного читателя, часто также не обладающего минимумом знаний по истории. Для

такого потребителя книга Аджи выглядит вполне убедительной, потому что она обладает своей

внутренней логикой. Той самой логикой абсурда, которая присуща сложным кошмарам или

шизофреническому бреду.

Как известно, шизофреники – одни из самых логичных людей в мире. Однако свои

недюжинные логические способности они прилагают к изначально больной, фантастической

картине мира. Похожим образом поступают и творцы «фольк-хистори». В своих книгах они

старательно выстраивая картину мира, основываясь на ложных, порой абсурдных

предпосылках. Причина полного непонимания ими претензий оппонентов состоит в том, что и

критикам подобные авторы предлагают действовать в рамках своей картины и очень

обижаются, когда другие выходят «за рамки» их искусственных построений.

Приведу один пример. В новой книге Аджи не радует читателей разнообразием

приемов, которые отметил еще Дм. Олейников. Из всего богатства «творческой мастерской»

остался метод, больше всего излюбленный Мурадом Эскендеровичем. Рассказ начинается с

вводных «видимо» или «вероятно», не приводится никаких доказательств в пользу высказанной

гипотетической возможности, а несколькими строками ниже эта гипотеза используется как

доказанный факт.

Аджи достаточно долго описывает отношения Римского престола и варваров,

вторгавшихся в Европу в 4-6 вв. н.э. Специально он останавливается на вторжение лангобардов,

осевших в VI в. на севере Италии. В примечании Аджи высказывает следующее предположение:

«Хотя никем не доказано, что лангобарды были тюрками, однако никем и не опровергнуто, что

после Великого переселения народов Центральную Европу заселили именно тюрки, они

составляли большинство населения. Лангобарды, судя по запискам Павла Варнефрида (VIII

век), пришли с востока. Они, как и готы, изиготы, гепиды, вандалы, теринги, говорили на одном

языке, ничем друг от друга, кроме имени, не отличались. Примечательно, что один из самых

ранних сохранившихся литературных памятников этого "народа", известный как "Skeireins",

относится к V веку. Он, так же как и сохранившиеся готские рунические памятники, не

прочитан по-настоящему специалистами. Вместе с тем эти тексты могут быть прочитаны

тюркологами, специалистами по древнетюркскому руническому письму. А это уже проясняет

многое! Так же как и то, почему все эти "народы" поклонялись только Богу Небесному, не

признавали Христа - христиане их называли арианами. Традиции, которые переняли у них

римляне, были явно тюркские - по крайней мере ничто не отличало их от тюрков. Это отчасти

подтверждают и другие средневековые авторы, намекающие на родство лангобардов и древних

булгар. Видимо, лангобарды - это один из кипчакских улусов, который искал свое лицо в

бесконечных войнах, потрясавших Европу после смерти Аттилы (С.198)»

Любопытный текст. Разберем его поподробнее. Итак, существуют тексты, относящиеся

к истории лангобардов. Он-де, утверждает М. Аджи, специалистам не прочитаны, а могли бы

быть (могли бы!) прочитаны специалистами тюркологами. Закономерный вопрос – почему же за

сотни лет изучения «Великого переселения народов» специалисты по тюркским языкам так и не

обратили внимания на эти тексты? Они что, глупее кандидата экономических наук, специалиста

по «промышленному освоению Северо-Востока СССР» М.Э. Аджи. Сомневаюсь.

Ответ значительно проще – дело в том, что лангобарды никакими тюрками не были. А

были германским племенем. Как готы, вандалы и прочие варварские народы, перечисленные М.

Аджи. И этот факт, вошедший во все школьные учебники, никем и никогда не был опровергнут.

И даже сам Мурад Эскендерович здесь ничего добавить не может. А поэтому прячется в тумане

ничего не объясняющих фраз – дескать, римляне переняли у лангобардов «тюркские

традиции»... Какие, дорогой Мурад Аджи? Молчание. Дескать, некие неназванные

средневековые авторы намекали на родство лангобардов и древних булгар. Какие авторы, в

каких книгах, в каких выражениях? Опять нет ответа.

Но вот возникает аргумент убийственной силы – лангобрады были «арианами» и «не

признавали Христа». Да, действительно, лангобрады были последователями учениями

александрийского пресвитера Ария. Но, во-первых, это ничуть не доказывает их родства с

тюрками. Ариан было полно и среди греков, и среди готов, и среди массы других народов,

населявших тогдашнюю европейскую Ойкумену. А, во-вторых, зачем же возводить напраслину

на ариан? Они «признавали» Христа, то есть верили, что он – Бог, но «только меньший Отца по

божеству, сущности, свойствам и славе;... имеет совершенное сходство с Отцом, который не по

естеству, но по усыновлению и воле своей сотворил его Богом и который через него, как орудие,

все создал, почему Христос превыше и всех тварей, и даже ангелов». В дальнейшем мы еще не

раз столкнемся с патологической безграмотностью М. Аджи в религиозных вопросах, а пока

только еще раз подчеркнем – ничего специфически «тюркского» в учении Ария не было.

И вот, после всех этих невнятных и ничего не доказывающих высказываний Мурад

Эскендерович делает неожиданный вывод – вероятно, «лангобарды – один из кипчакских

улусов». Ну хорошо, что здесь еще стоит слово «вероятно». Но вот в дальнейшем тексте оно

куда-то исчезает и о лангобардах достойный автор «исследования» о Великой Степи спокойно

рассуждает как о тюркском народе. «Ловкость рук и никакого обмана».

Мои предшественники уже достаточно показали, как Аджи уверенно оскорбляет

другие народы, доходя почти до нецензурной брани в адрес тех, кто не «тюрки» или не желает

себя таковыми признать. Я же хотел бы обратить внимание читателей на нечто иное – на

последовательное оскорбление христианства и особенно православия, на прямое и явное

кощунство, творящееся защитником «исконной тюркской религии - тенгрианства». И это вовсе

не ошибки, происходящие от полуграмотности, а четкая и хорошо выраженная позиция,

характерная, кстати, не только для Аджи, но и для других «фольк-хисториков».

Пассажам на христианскую тему Мурад Эскандерович отводит третью часть своей

книги. Остановимся на этом вопросе поподробнее, так как раньше он уходил от внимания

критиков. (Заранее прошу прощения у читателей за обширные цитаты. В отличие от «знатока

сокровенной истории тюрок» я хочу, чтобы каждый мог проверить обоснованность моих

суждений).

Главная идея Аджи, как обычно проста – некогда существовала великая тюркская

религия – «тенгрианство». От нее и произошли все остальные мировые религии, значительно

более примитивные. Правда, позже злодеи-церковники сумели уничтожить даже память о

тенгрианстве.

Реальная вера в бога Тенгри и других тюркских богов действительно существовала, и

мы о ней еще будем говорить ниже. Но вот следов ее влияния все же ни в одной мировой

религии найти нельзя. Сразу вспоминается Остап Бендер и его меткая фраза: «Нет – значит, не

было!» Смести с дороги человеческой памяти все следы, как известно, нельзя. Что-нибудь

обязательно останется. Здесь же нет ничего, и поэтому доказательства приходится

придумывать.

Не знаю, что тому виной – чисто советское воспитание или личная духовная глухота

«тюрколога», но в религиозной жизни Аджи не видит ничего, кроме политики и идеологии. Вот

пример: «Существует незатейливое предание, будто христианство, как росток, пробилось в

души язычников и там проросло в религию. Но это вряд ли серьезно, вся история религий

убеждает как раз в обратном: крестовые походы, инквизиция, войны Арабского халифата.

Религия - часть идеологии, а идеология - элемент политики, вернее, власти, которая у

людей утверждалась и утверждается только силой. Золото и меч всегда рядом, они

олицетворяют силу...» (С.147). Или вот еще: «Греческие правители тихо паразитировали на

религии, напоминая медведя в берлоге, который живет зимой за счет накопленного летом жира.

Однако в идеологии так продолжаться долго не могло – и идеи стареют» (С. 191).

Фразы Ажди напоминают отрывки из советских учебников по научному атеизму 30-х

гг., где авторы, не стесняясь ни откровенных ошибок, ни высокомерно-хамского тона,

оскорбляли вероисповедные чувства целых народов. При подобных взглядах Аджи хорошо

понятно, почему он с такой легкостью изобретает никогда не существовавшую, чисто

«аджиевскую» версию «тенгрианства». Согласитесь, что Мурад Эскендерович выбрал себе не

лучший образец для подражания и следует ему, иногда даже превосходя своих

предшественников.

Вот, например, как описывает М. Аджи первые века существования христианской

Церкви: «Действительно, сомнительно не только главенство самой католической доктрины, но и

известные данные о раннем христианстве. И они больше похожи на сказку - уж слишком много

в них розовых красок. Иные христианские легенды и предания, как выяснили историки,

появлялись через века после якобы случившегося. Потом тексты многократно редактировались.

Пример тому - Новый завет или любая другая книга Библии. Их по политическим причинам не

раз "правили" редакторы в черных сутанах... Ведь христианская Церковь изначально

задумывалась и создавалась именно как институт власти, стоящий над колониями бывшей

Римской империи. Легенды о ее божественном истоке возникли много позже - с приходом

образа Бога Небесного. До этого религии как таковой не было: у раннего христианства

отсутствовал канон, то есть свой обряд! Оно было небольшой сектой иудаизма. Например, в

300-тысячном Риме насчитали бы от силы несколько десятков христиан. Но их все знали и

сторонились, полагая, будто те совершают ритуальные детоубийства. Находились даже

свидетели, видевшие, как христиане ели плоть и пили кровь человеческую. А их знаменитые

"вечери любви" горожане называли оргиями, складывая о них легенды. Религиозным обрядом

все это можно назвать с очень большой натяжкой... Людей восстанавливало против ранних

христиан и то, что христиане отрицали существование богов и отвергали любую мораль! Они

называли себя атеистами, прятались в катакомбах, их считали дном общества... Так

продолжалось до IV века. Рим терпел безбожников, устраивая порой на них гонения. В 380 году

в Риме все изменилось. После неудачных попыток навязать языческому обществу новую

религию (митраизм) император Феодосий вынужденно признал главу христианской общины

Дамасия» (С.145-146).

Ничтоже сумняшеся, Мурад Эскендерович пересказывает сотни раз опровергнутую в

научной литературе клевету на общины первых христиан, которую даже в глухо

«атеистические» советские годы ни один пропагандист не воспринимал всерьез. Да еще и

утверждает, что это якобы действительно были раннехристианские обряды! Хотелось бы знать,

в каком тексте Нового Завета говорится, что христиане называют себя атеистами?

Процитируйте, пожалуйста. Или это сокровенной место тоже вычеркнули «редакторы в черных

сутанах»?

Аджи любит пользоваться еще одним неотразимым приемом – если нет сведений,

которые бы подтверждали его теорию, то он заявляет, что их уничтожали. Если же налицо

обратная ситуация – есть исторические источники, опровергающие излюбленную Мурадом

Эрменгеровичем концепцию, то они объявляются ложью, поздней фальсификацией, или их

существование вообще замалчивается.

Так и в данном случае – Аджи сообщает, что у ранних христиан отсутствовал «канон,

то есть свой обряд». (К сведению людей не церковных: «канон» и «обряд» – разные вещи, но

для нашего «тюрковеда» такие мелочи не важны, они только утяжеляют конструкцию.

Замечательно и то, что религию Аджи, по сути дела, отождествляет с обрядностью. Еще один

рудимент научно-атеистического мировоззрения). Интересно, а разве об обрядах ничего не

сказано в книгах «Нового Завета»? Например, о крещении говорит сам Иисус: «Кто будет

веровать и креститься, спасен будет» (Марк, 16:16). Или о крещении, покаянии и других

обрядах рассказывается в самом начале «Деяний апостолов»: «Петр же сказал им: покайтесь, и

да крестится каждый из нас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, - и получите дар

Святого Духа... Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединились в тот день душ

около трех тысяч. И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении

хлеба и в молитвах» (Деян. 2:38, 41-42).

Конечно, для Аджи – новозаветные книги – никакой не исторический источник, потому

что их «придумали» «римские и византийские писатели» при папе Дамасии (конец IV

в.)(С.146). Такое, опять-таки не снилось даже советским «научным атеистам», которые

максимум на что решались, так это на то, чтобы признавать самой поздней книгой Нового

Завета «Евангелие от Луки» и датировать его концом II в. н.э. Поздней все равно не

получалось, потому что существует самый первый из известных списков новозаветных книг

(«канон Муратори») и датируется он примерно 200 г. н.э.

Что же получается? И обряды были, и священная литература, и богослужебный канон

тоже был, иначе нечего было бы утверждать на Первом Вселенском соборе. На Никейском

соборе 325 г. было установлено аж 20 канонов.

Но может быть эти обряды являлись чисто иудейскими? Ведь Мурад Эскандерович не

раз повторяет, что в первые века н.э. христиане – это только маленькая иудейская секта. Данная

мысль противоречит историческим данным. Христиан в Риме даже в эпоху гонений

насчитывалось десятки тысяч. Известный немецкий религиовед А. Гарнак указывал, что в это

время число членов общины превышало 30 000 человек . Для того, чтоб управлять такой

большой паствой в 250 г. н.э. Вечному Городу понадобилось 46 пресвитеров. Не мало.

Ажди не замечает даже противоречия в собственном тексте. Сначала он рассказывает о

горстке опустившихся люмпенов, а затем утверждает, что «император Феодосий вынужденно

признал главу христианской общины Дамасия» при чем «после неудачных попыток навязать

языческому обществу новую религию (митраизм)» (С.145-146). Вера в бога Митру – заметное

явление религиозной жизни Рима времен поздней империи, у митраизма имелось множество

поклонников. Однако его римскому обществу навязать не удалось. А вот христианство

император вынужден был признать. Как можно вынудить цезаря признать главу религиозной

общины, если она не пользуется в государстве значительным влиянием?

Чтобы разобраться с обрядностью, вновь обратимся к тексту Библии. Среди обрядов

иудаизма одним из важнейших является обрезание. Это был знак «завета», установленного

Богом с Авраамом, прародителем иудеев: «Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать

между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь

мужской пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу: сие будет знамением завета между Мною и

вами... Необрезанный же мужского пола, который не обрежет плоти своей, истребится душа та

из народа своего; ибо он нарушил завет Мой» (Быт. 17: 10-11, 14).Через «ворота обрезания»

человек вступает в иудейскую общину. Если в религиозном объединении этот обряд не

практикуется, то перед нами, мягко говоря, уже не «иудейская секта».

Мурад же Эскандерович, верный своим идеям, специально подчеркнет обязательность

обрезания для христиан: «В далеком Риме, столице империи, Павел увидел последователей

учения Христа. Четвертая глава этого "Послания" посвящена обрезанию, обязательному для

христиан. Там есть, например, такие слова: "И знак обрезания он получил как печать праведную

через веру". Или: "Блаженство это относится к обрезанию". На восьмой день от рождения

совершался сей священный обряд посвящения, через который прошел сам Христос. Обрезание

считалось крещением, то есть приобщением к христианству» (С.148). Что на это можно сказать,

кроме бессмертных слов Коровьева из «Мастера и Маргариты»: «Поздравляем вас, гражданин,

соврамши!»

Открываем четвертую главу «Послания к римлянам» апостола Павла, из которой Аджи

выбирает отдельные предложения, не заботясь о контексте, и цитирует их с искажениями, без

общепринятых ссылок. Вот как текст выглядит в оригинале: «Так и Давид называет блаженным

человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел: «Блаженны, чьи беззакония

прощены и чьи грехи покрыты; блажен человек, которому Господь не вменит греха» (Псал.

31:1-2). Блаженство это относится к обрезанию, или к необрезанию? Мы говорим, что Аврааму

вера вменилась в праведность. Когда вменилась? По обрезании или до обрезания? Не по

обрезании, а до обрезания. И знак обрезания он получил, как печать праведности чрез веру,

которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им

вменялась праведность» (Рим. 4:6-12).

Как видим, фразы заимствованы таким образом, что смысл их меняется на прямо

противоположный. И апостол не единожды еще подчеркнет ненужность обрезания для

христиан. Например в том же «Послании к галатам», четко и ясно сказано: «Вот я, Павел,

говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа» (Гал. 5:2). Или в

«Послании к колоссянам»: «В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением

греховного тела плоти, обрезанием Христовым» (Кол. 2:11).

Но Аджи идет еще дальше. Он утверждает, что обнаружил «истинных христиан»:

«Первое (или самое раннее) христианство, которое якобы возникло при Христе, как форма

верования, сохранилось поныне! И это, может быть, самое поразительное в истории религий...

Реликт веры! Следы его идут из Палестины и Малой Азии, а не из Рима. И они единственные от

Христа на дороге христианства» (С. 148). Ура! Мы ожидаем, что сейчас нам поведают о

«следах», идущих из Палестины. И что же? Вместо этого Мурад Эскендерович начинает

длинный рассказ о российской секте «жидовствующих» (или «субботников», как было бы

правильней), уверяя, что это и есть истинные христиане. При чем ни о какой связи с Палестиной

в дальнейшем тексте нет ни слова.

Аджи приводит цитату из неназванной книги, где «жидовствующие» XIX в.

отождествляются с «жидовствующими» конца XV – начала XVI вв. Но даже если это и так, то

связи между средневековыми «жидовствующими» и Палестиной времен Христа все равно не

прослеживается. (А это еще и не так. Новгородско-московская ересь, которую в

дореволюционной литературе принято было называть ересью «жидовствующих», была

протестантским движением, да еще с крайне рационалистическим уклоном. Прозвище же свое

они получили не за исполнение иудейские обрядов, а за отрицание троичности божества. И

чтобы узнать это, не нужно было даже копаться в источниках. Можно было бы просто

внимательно прочитать две обстоятельнейшие монографии А.И. Клибанова, Н.А. Казаковой и

Я.С. Лурье.)

И про «субботников» как Церкви, так и науке, чтобы не утверждал Аджи, тоже

достаточно много известно. В их происхождении нет никаких тайн. Это просто отдельные

молоканские общины, которые после смерти основателя этого протестантского движения С.М.

Уклеина, стали постепенно вводить все новые обрядовые предписания, заимствуя их из Ветхого

Завета. (Подобное явление характерно не только для российских протестантов. Весьма похожая

история произошла в адвентистском движении, где в конце концов выделились «адвентисты

седьмого дня», строго исполняющая ряд иудейских запретов, касающихся «чистой» и

«нечистой» пищи).

Часть российских «субботников» ограничилась принятием только некоторых

предписаний иудаизма, часть полностью стала исповедывать иудейскую религию. Но к раннему

христианству ни те, ни другие не имеют никакого отношения. Равно как и исповедуемый ими

иудаизм имеет весьма малое отношение к иудаизму времен Христа, что бы не думал по этому

поводу Мурад Эскендерович. Это он по малограмотности и от незнания сложной эволюции,

которую проделала иудейская религия со времен Моисея или Эздры. (Да и вообще: знает ли

Аджи хоть что-нибудь об иудейской религии?! А если знает, то как у него поднялась рука

написать такое в своем рассказе о «субботниках»: «Зато сторонние наблюдатели говорили о

блуде, вернее, о свободных отношениях в общине, что не считалось за грех. Это – древняя

иудейская традиция»(С. 150). До сих пор обидно было только одному «народу книги» --

христианам. Теперь и евреям досталось. За что спрашивается? Нет, я даже не требую, чтобы

Мурад Эскендерович знал о существовании главы 18 и 20 книги «Левит», жестко

регламентирующей половые отношения среди иудеев. Баловство все это. Но о существовании

седьмой заповеди он хотя бы должен был слышать. Коротко и ясно: «Не прелюбодействуй»

(Исх. 20:14).

Аджи все не унимается: «Имя "Иисус Христос" появилось во II веке, до этого героя

  1   2   3