Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Фукусима разбудила Этну через Израиль? Подпись к фото




страница4/4
Дата06.07.2018
Размер0.77 Mb.
1   2   3   4
Часть 10. Найти любой ценой!

– А, может, все–таки в полицию? – Катя нарушила тишину первой.

Вера, сидевшая в оцепенении на лестнице, услышав ее вопрос, подняла голову.

– В полицию, в полицию... – пробормотала она. – Девочки, а почему Джан сам не пошел в полицию? Ну не бред ли! Знает там всех, знает, что мы, в общем–то, пожилые женщины, обремененные внуками и работой... Почему он обратился за помощью к нам? Черт побери, а я его про себя еще «старым дураком» назвала, думала, что ему поиграться на старости лет в казаки–разбойники захотелось! Помните, как мы в детстве друг друга по записочкам искали?

– Да, почему он не пошел к коллегам... – так же задумчиво сама себя спросила Надя. – Может, не осознавал тогда степень опасности? Нет, не думаю...

– Может быть, дело в доверии? – вдруг сама от себя того не ожидая спросила я. Знаете, бывает часто, когда язык уже говорит, а сознание в этот момент как бы существует отдельно. И ты сам себя с удивлением со стороны слышишь.

– Что ты хочешь этим сказать, Идея? – Вера подняла книгу, брошенную в нее незнакомцем сверху. Удивительно, что такой книге нашлось место в доме мужчины – это были произведения сестер Бронте.

– Он не мог обратиться в полицию, потому что там может быть предатель. Джан знает об этом, поэтому прячется и просит нас его найти – нам-то он может доверять на сто процентов!

– Во всех департаментах Нью–Йорка предатели? Он же мог пойти в другой департамент, – съязвила Надя.

– Нет, в его отделе предатель.., – ответила я. – В его отделе...

– Это все вилами по воде, конечно, писано, девочки, – отмахнулась Вера, листая книгу. – Точно понятно, что раз Джан попросил, а он никогда не просил нас о таком и это за столько–то лет знакомства, это значит, нам надо выполнить то, что он просил. Тем более после такого, – и она потрясла в воздухе книгой. – Найти Джана любой ценой! Ох, что–то меня потрясывает от этого всего. Предлагаю выпить нам всем чая мятного, а кому надо – и чего покрепче! Успокоиться, проанализировать ситуацию, а заодно остатки от этой чертовой записки! Катя, да не смотри ты на меня с таким виноватым видом! Я просто так назвала записку «чертовой», из–за ситуации, а не из–за тебя!

Никого уговаривать не пришлось. Мы похозяйничали на кухне Джана и через пятнадцать минут уже пили вкусный горячий чай. Я в свой налила еще и ложечку коньячка.

– И главное, в нашем возрасте и такой стресс, – говорила Надя, отпивая чай крошечными глоточками. – Это хорошо, что ни у кого ни давление не подскочило, ни сердце вообще не остановилось! А если бы эта книга прилетела Вере в голову?!

– Какая–то у нее была странная траектория полета, – сказала я, вспомнив, как том с шумом упал на пол. – Как будто ее кидали в пролет, специально так, чтоба она не попала в Верину голову.

– Ой, да ладно тебе, – сказала Вера. – Как будто у него было время целиться!

– Или у нее, – сказала Катя. – Нам же точно ничего неизвестно...

– Записка от нас никуда не убежит. Раз уж мы здесь, давайте сначала осмотрим дом, может это наведет нас на какую–то мысль! – сказала Надя.

– Да, вот например, зачем Джан увез цветы? Он же мог попросить кого–то из нас поливать их. Тут два варианта – или он распрощался с цветами навсегда, или не доверял нам, – сказала я.

– Или он пытался подать нам знак, – ответила Катя. – Ведь не все цветы он увез! Один–то оставил. И надо понять – почему именно его!

– Какая–то муть, простите, получается... К черту пока анализ дома. Почему он оставил такую запутанную записку?

– Потому что боялся, что ее может прочитать кто–то еще, – вполне логично предположила Вера. – Позвонить не мог – была ночь, когда он убегал, или не хотел, чтобы преступник знал нас...

– Ну вот тут не вполне логично – преступник все равно знает нас теперь в лица – он, вон, за нами наблюдал, – возразила я. – Ладно. Для меня эта ситуация выглядит так.

У Джана не было вариантов. Сообщить нам о своем побеге он все равно должен был, то, что записку могут прочитать, тоже просчитал – не велик расчет. Поэтому самое главное теперь –эта самая записка. Давайте начнем с нее, потому что это начало! Ведь Джан не говорил нам про свой дом, он оставил записку, с нее и надо начать, – сказала я, подливая всем чая. – Итак, как миссис и мистер Вайс в одном управлении, как Греция и Италия в Олимпийских играх или для Олимпиады ... о чем речь?

– Миссис и мистер Вайс в одном управлении – это муж и жена полицейские, мы так решили, по–крайней мере, – ответила Вера. – А могут ли муж и жена служить в одном департаменте?

– Нет, это исключено, – ответила я. – Не дай Бог какая–то внештнатная ситуация или еще что–то, супруг будет думать не о том, как граждан спасать, а о своей жене...

– Ну вот! Греция и Италия – это две страны, которые участвовали в каждой олимпийской игре. Они тоже в каком–то смысле исключение. Только если супруги – это одно исключение из правил, то эти страны – другое. Но слово одно и тоже.

– Так, а что еще сохранилось на записке, кроме введения? Какие слова можно разобрать?

– Так, читаю... Мэри, Элизабет – это точно. Дальше, что–то типа «Шарл», с большой буквы. Потом неразборчивое слово и остаток второго «енуэл», дальше Эмили, Вашингтония, а потом то ли Анна, то ли...

– То ли Энн, – закончила за Веру я. Удивительно, но я знала ответ – цепочка из слов сложилась в моей голове мнговенно.

– Как ты узнала?

– Не важно, исключение тут – Вашингтония.

– Почему? Потому что звучит знакомо, как столица Америки? – спросила Катя.

– Нет, сейчас я оглашу вам весь список и вы поймете. Итак: Мэри, Элизабет, Шарлотта, Патрик Бренуэлл, Эмили и Энн – так он должен был звучать. Но Джан вставил туда Вашингтонию. Она и есть исключение. Значит, искать надо ее! – сказать, что Вера, Надя и Катя были потрясены – не сказать ничего. Все–таки я разбаловала их своим вязанием... В том смысле, что приучила к мысли, что я этакая растяпа со спицами, только всех слушаю и задаю вопросы, а сама уже ни на что и не способна! Но это совсем не так!

– Идея, браво! – Надя захлопала в ладоши. – Браво! Как же я сама не догадалась, я же весь вечер этот список в руках держала!

– Да мне Вера помогла, – отмахнулась я. – Вы посмотрите, какой он в нее книгой кинул!

Вера повернула книжку обложкой к себе.

– Ну, мне как медику ответ не так очевиден! – сказала она. – Ну это мы обсудим позже. Скажите, кто знает Вашингтонию? В смысле, кто–нибудь из вас когда–нибудь слышал о человеке с таким именем или фамилией в окружении Джана?

Вот тут я точно помочь не могла – разве что меня бы погрузили в гипноз и поковырялись в моей памяти... А так, добровольно, нет, не вспомню точно.

– У Джана миллион знакомых и друзей... – задумчиво проговорила Надя. – Я, конечно, знаю его намного меньше, чем вы, а потому – думайте.

– Я на память никогда не жаловалась, но тут хоть убейте, – непривычно жалостливо проговорила Вера.

– Давайте осмотрим дом на предмет Вашингтонии, может, найдем что–то, связанное с ней. А потом у меня дома все обсудим. Не хочу тут оставаться, Катя была права, мрачновато, особенно после того, как в Веру книгой пульнули, – попросила я.

Все со мной согласились. И мы стали осматривать дом. Тому, как это надо делать, меня научил сын, который прослужил морским пехотинцем почти шесть лет. Надо зайти в помещение, где ты что–то намерен найти. Встать на пороге. Посмотреть на верхний правый угол и начать с него. В общем, главное, искать методично, а не хаотично, осматривая каждый уголок, для чего комнату и надо поделить на углы и части. Я рассказала всем об этом правиле и, мы приступили.

Через три часа плотного осмотра, стало понятно – в доме нет следов Вашингтонии.

– Уф, нам же осталось только плитку в ванной со стены снять и паркет вскрыть, – пожаловалась Катя, вытирая пот со лба.

Да, как любили говорить мои друзья–актеры в свое время – работа была проделана большая, трудная, но зря! В доме действительно не было следов этой дамы или девушки.

– Так, пойдемте–ка перекусим, – распорядилась я. – Тут нам больше делать нечего. Кстати, может быть, все, что касалось Вашингтонии было украдено тем самым типом!

– Черт, как же мы сразу об этом не подумали! – сказала Вера.

– А в полицию на него заявить? – спросила Катя.

Мы засмеялись.

– Катя, детка, мы сами тут на каком основании находимся? Мы взяли ключи – и еще непонятно, где мы их взяли, только Джан может подтвердить, что он нам их сам дал, а где тот Джан? Так вот, мы под покровом темноты пришли в чужой дом, обыскали его, а потом еще и пожаловаться в полицию, что в нас в чужом доме кто–то книжкой кинул! Нет, дорогая моя, это уже за гранью добра и зла!

Расстроенно мы потянулись к выходу... Да, Джан задал нам задачку, и как же ее теперь решить?

– Подождите, – крикнула Катя. – Давайте цветок заберем, засохнет же!

А про растение мы и забыли давно.

– Давай польем и оставим его тут, зачем таскать, – сказала я. – Может, у меня на него аллергия откроется.

– Идея, перестаньте, я в цветах разбираюсь, на такой открыться не может, потому что это пальма – сразу видно! А пальмы в домашних условиях обычно не цветут!

– Откуда знаешь? – я недоверчиво покосилась на горшок в Катиных руках.

– Моя мама, когда работы совсем не было, одно время цветы продавала. Я название очень многих знаю, правда, не в этом случае. Все–таки у нас в Иваново с пальмами пока напряженка, – засмеялась девушка. – Но аллергии на нее быть не может, это я гарантирую!

Мы вышли на улицу. Там было совсем светло – в доме Джана все жалюзи были закрытыми, и мы даже не заметили, как рассвело.

– Девочки, давайте быстро, не дай Бог Рита в окно смотрит! – прошипела Вера.

И мы, услышав ее, быстро засеменили прочь от дома.

Увидит нас Рита, все, считай, пропало – весь Бруклин будет знать, что мы с утра пораньше из дома Джана толпой вышли. Нам–то что, репутация не пострадает, а вот помешать поискам Джана это вполне может.

– Даже не знаю, с какой стороны к этой Вашингтонии подступиться, – сказала мне Надя, взяв меня под ручку. – Просто ничего в голову не идет! Совсем! Может, это название чего–то, а не имя? Может, нам надо искать кафе, фирму какую–то или еще что–то?

– Мы просто в интернете поищем все, что связано с этим словом, не волнуйтесь, – подбодрила нас Катя. – Напишем – «Вашингтония» и «Бруклин»!

– Тебе нести–то не тяжело, Шерлок ты наш в юбке? – спросила ее в ответ Надя.

– Да не очень, но я рада, что вы близко живете, – отозвалась девушка, за горшком и самим цветком ее почти не было видно. Дома он не казался таким большим.

Мы подошли к моему дому, я вынула ключи, вставила один в верхний замок, но ключ не проворачивался – дверь была открыта...

– Вот теперь, я думаю, самое время вызвать полицию, – сказала Надя. Увидев, как изменилось мое лицо, она поняла все без слов.

– Надя, может быть, это я забыла закрыть дверь...

– Ну, тогда смело заходим! – сказала Надя. – Улица у нас тихая, чужих почти не бывает, бояться нам некого, заходим!

Я нерешительно толкнула дверь рукой... В доме было тихо.

– А где твоя помощница? – испуганно спросила Вера.

– Она сегодня не работает, – почему–то шепотом ответила я.

Мы стояли на пороге и боялись переступить его.

– Вы смерти моей что ли хотите? – спросила нас Катя сзади. – Я уже не могу держать этот проклятый цветок. Сто раз пожалела, что не полила и не оставила его там! Заходите уже!

Мы послушно переступили порог. Дома у меня было все как всегда. И в то же время не все, как всегда – мое вязание валялось на полу. Да, оно вполне могло упасть само, без чьей–то посторонней помощи, одна маленькая деталь – я всегда втыкаю обе спицы в то, что связала, чтобы не потерять петли – вязальщицы даже с самым маленьким стажем меня прекрасно поймут. А тут вязание валялось на полу, а спицы валялись рядом...

– Были? – коротко спросила Надя.

– Были! – сказала я.

– Наконец–то! – Катя поставила цветок на пол и шумно выдохнула.

– Девочки, а что это у вас тут происходит? – на пороге моего дома стояла Рита. – Идея, ты же не любишь цветы, тебе-то Вашингтония зачем?

– Кто? – переспросили мы в четыре голоса.

Рита немного растерялась.

– Ну, пальма, говорю. Зачем тебе Вашингтония? Она очень прихотливая!

Продолжение в следующем номере.

Кинозал. Премьеры недели

Тор 2: Царство тьмы (Thor: The Dark World)

Очередной блокбастер от легендарной компании Marvel, которая уже более 80 лет зарабатывает миллиарды долларов на классических супергероях, обожаемых детьми со всего мира.

Персонаж Тор (Крис Хэмсворт) – это грозный скандинавский бог с тяжёлым молотком в руках. Он обладает рядом уникальных способностей и может в одиночку противостоять межгалактическим силам зла. На этот раз ему придётся спасть человечество от древнейшей расы монстров во главе с кровожадным Малектитом. Как и в первой серии, Тор находит время для романтики и любви с обаятельной Джейн Фостер (Натали Портман). Также в фильме засветились Энтони Хопкинс, Рене Руссо и Стеллан Скарсгард.

Дети до 16 – 17 лет просидят с открытыми ртами два часа экранного времени, однако взрослых «Царство тьмы» гарантированно утомит. Уж слишком предсказуемыми получаются все комиксы–блокбастеры последних лет.

Книжный вор

(The Book Thief)

Экранизация известного антифашистского романа Маркуса Зукаса, который в период с 2005 по 2009 годы входил в список бестселлеров по версии газеты New York Times. В центре сюжета – закрученная история 9–летней немецкой девочки Лизэль, переживающей ужасы войны и пытающейся найти разумное объяснение всему происходящему.

Несмотря на то, что главные роли в «Книжном воре» сыграли обладатель «Оскара» Джеффри Раш и двукратная номинантка на «Оскар» Эмили Уотсон, картина получилась чересчур скучной и нелогичной. На экране многие эпизоды несут совсем иной смысл, нежели в книжном оригинале. Более того, режиссёр Брайан Персиваль пожертвовал некоторыми важными сценами бестселлера.

Несколько месяцев назад «Книжный вор» удостоился двух наград Hollywood Film Festival. Однако это достижение, скорее всего, дань политкорректности. В современном обществе даже самые неудачные антифашистские фильмы не принято оставлять без внимания.

Как я теперь живу

(How I Live Now)

Недалёкое будущее. Американская девушка–подросток Дэйзи приезжает в английскую глубинку, чтобы провести несколько месяцев в компании дальних родственников. Поначалу она испытывает тоску и отчуждённость, однако знакомство с местным тинейджером Эдмондом полностью меняет её мировоззрение. К сожалению, стремительно развивающийся любовный роман рушится, когда в Европе начинается крупномасштабный военный конфликт.

На предпремьерных показах критикам фильм не понравился, поэтому продюсерам пришлось раскручивать картину посредством рекламной фразы «От создателя «Последнего короля Шотландии» Кевина Макдональда». Так что лучше ещё раз пересмотрите гениальное творение «Последний король Шотландии» (The Last King of Scotland).
Ложь Армстронга

(The Armstrong Lie)

Документальный фильм о скандально знаменитом американском велогонщике Лэнсе Армстронге. Ещё несколько лет назад его называли «величайшим спортсменом в истории». Он семь раз выигрывал гонку Тур де Франс и является автором нескольких десятков мировых рекордов. Буквально в один день Армстронг лишился всего – денег, славы, выгодных контрактов и спортивных наград. В прошлом году его пожизненно дисквалифицировали за употребление стероидов. Великая карьера моментально стала позором.

Очень поучительный фильм, который лишний раз подтверждает позабытую истину о том, что тайное всегда становится явным. Пользователи ресурса IMDb оценили «Ложь Армстронга» небывало высоко – на 7.4 балла.


Смерть свадебного свидетеля (Best Man Down)

Молодая пара Скотт (Джастин Лонг) и Кристин (Джесс Вейкслер) с размахом отмечают женитьбу. Они окружены множеством гостей и лучшим другом – свадебным свидетелем Лампи (Тайлер Лабин). Однако бурное веселье закаивается трагедией: под утро Лампи скоропостижно умирает. Молодожёны вынуждены отменить запланированное свадебное путешествие и заняться организацией похорон лучшего друга.

Проходная комедийная драма с производственным бюджетом в $1.5 миллиона. Этот фильм надо смотреть не в кинотеатре, а по телевизору, попутно переключая каналы.
Дотянись до Луны (Reaching for the Moon)

Основанная на реальных событиях драма о взаимной любви двух женщин – бразильской архитекторши Лоты де Маседо Суареш и американской поэтессы Элизабет Бишоп. Их бурный роман развивался в период с 1951 по 1967 годы и сыграл большую роль в международной борьбе за права сексуальных меньшинств.

В картине, действие которой разворачивается в Рио–де–Жанейро, заняты преимущественно неизвестные актёры. Одну из второстепенных ролей сыграл трёхкратный номинант на премию «Золотой глобус» Трит Уильямс. «Дотянись до Луны» уже завоевала три награды на фестивалях фильмов о нетрадиционной сексуальной ориентации в Сан–Франциско, Тампе и Торонто.

На любителя.


Очень голодные игры (The Starving Games)

В Голливуде уже несколько десятилетий сохраняется неприятная тенденция: перед выходом какого–нибудь всеми ожидаемого фильма выходит жалкая его пародия, цель которой – ввести зрителей в заблуждение и заработать несколько миллионов долларов. «Очень голодные игры» – в как раз такой случай. Эта наспех состряпанная пародия запускается в преддверие второй части мегаблокбастера «Голодные игры 2: И вспыхнет пламя» (The Hunger Games: Catching Fire), мировая премьера которого состоится 22 ноября.

Запредельно глупый фильм с бездарной актёрской игрой и шаблонным юмором. Ни в коем случае не перепутайте эту подделку с самым ожидаемым фильмом ноября.
Возвращайся обратно (Ass Backwards)

Кейт и Хлои – две школьные подруги, которые случайно встречаются после 30–летнего расставания. Жизнь обеих героинь сложилась вовсе не так, как они предполагали. Загнанные в угол многочисленными проблемами, они решают отомстить всему миру, вернувшись в город детства на ежегодный конкурс красоты. По дороге они изливают друг другу накопившуюся боль и попадают в массу комических ситуаций.

Российские кинопрокатчики перевели оригинальное название картины как «Обратно в задницу», однако ваш покорный слуга выбрал более литературное название. Впрочем, в чём–то россияне действительно правы. У человека, снявшего этот бред, руки явно растут не из того места. Это лишний раз подтверждается унизительным рейтингом «Возвращайся обратно» на ресурсе IMDb – 4.3 балла.

P. S. Комедия «Несносный дед» (Bad Grandpa) о приключениях 86–летнего старика Ирвинга Зисмана в исполнении комика Джонни Ноквилла четыре раза окупила производственный бюджет, заработав за две недели $60 миллионов. Продюсеры кинокомпаний Dickhouse Productions и MTV Films потирают руки он нежданного коммерческого успеха. Скорее всего, продолжение этой аморальной комедии выйдет на экраны уже в следующем году.

Главное разочарование двух последних уик–эндов – триллер «Советник» (The Counselor). Картина собрала чуть более $10 миллионов, что является большим провалом.

P. S. S. В цифровом формате, то есть на дисках DVD и Blu–Ray, выходит «Человек из стали» (Man of Steel) – очередная экранизация комикса о Супермене. Блокбастер заработал в американском прокате $290 миллионов и занял третью строчку в списке самых успешных фильмов уходящего года. Впереди только «Гадкий Я» (Despicable Me 2) с $364 миллионами и «Железный человек 3» (Iron Man 3) с $409 миллионами.

Мир страстей человеческих
Отсоединение или что такое “молодетство”
Ася Крамер

В жизни раз бывает восемнадцать лет, – пела в свое время певица. Действительно, один раз. Но долго. Примерно полторы декады. Именно на столько растянут нынче период, который даже специалисты затрудняются назвать. И не детство, и не юность, но уж точно не взрослость со всеми сопутствующими ей обязанностями. Поскольку упорное нежелание взрослеть и взваливать на себя груз ответственности – явление сравнительно новое (да что там! – совершенно новое, неведомое предшествующим поколениям) – термин ему еще не придуман. Попробуем назвать его «молодетство». Это молодость с четкими параметрами детства. А сами субъекты – не иначе как «молодцы», с ударением на первом «о»!

Это не единицы, и не тысячи, это – целое поколение. Внутри «молодечества» есть свои подгруппы. Одна – это «дети» под тридцать, а то и за тридцать, которые нередко живут со своими родителями, одеваются как подростки, обожают маечки и рюкзачки, меняют работу в надежде отыскать что–то сверхинтересное. Однако однообразные обязанности и отсутствие «фана» на работе заставляют их продолжать поиск.

Другая группа – люди самостоятельные. Живут отдельно. Держатся своей хорошо оплачиваемой работы. Но взрослеть не хотят. «Мы не готовы к созданию семьи» – таков их довод, сопровождаемый лучезарной улыбкой вечного подростка. Вместо смены работ здесь присутствует лихорадочная череда свиданий. Идет бесконечный поиск, который так и не приводит к какой–нибудь цели. Постепенно сам поиск, смена партнеров и занятий и становится самой целью, самой жизнью. Есть и другие «подвиды», однако общее у них – нежелание (или неумение?) жить «взрослой» жизнью.

Что же произошло с вековечной цепочкой «детство–молодость–зрелость». Этот механизм издревле работал, как часы, и вдруг на рубеже тысячелетий словно ударился лбом в кирпичную стену.

Давайте говорить откровенно. Определенную часть хорошей махровой зависти мы не можем не испытывать. «Ишь ты, – думаем, – по клубам до сорока лет ходят. Ищут, видите ли, и ищут – не могут найти, путь по которому стоит идти. А как в омут с головой – слабо?»

Когда в каком–то ночном клубе случился пожар, оттуда под камеры телевидения выскакивали рослые мужички хорошо за сорок. Это нынешние «молодцы», вечные дети американской галактики.

Отражая феномен последних десятилетий, наше уважаемое киноискусство один за другим выпускает сериалы, где герои заменили семью на такую дружную «компашку», в кругу которой им беззаботно и комфортно. «Сайнфельд», «Друзья», «Секс в большом городе»... Почему так похожи герои друг на друга? Да потому что они живут словно «под копирку». Впрочем, «живут» – глагол слишком целеустремленный для нашей категории. Стилю их жизни больше подходит трудно переводимое английское словосочетание – “hanging out”. Они совместно проводят время, ведя необременительные разговоры, вступая в необременительные связи, ведя необременительную жизнь.

***

Вот тут и вопрос вопросов. А должна ли жизнь быть обременительной? Где, кроме, пожалуй, Библии, об этом сказано?



Ученые и специалисты, привлеченные нынешним феноменом, разделись на две группы. Одни оценивают его позитивно. Оно говорят, что перед нами продолжение и, в какой–то мере, результат душевных исканий и метаний шестидесятых, результат либерализации общества, раскрепощения женщины, отхода от прежних «домостроевских» традиций. Неожиданный подарок судьбы – лишних пятнадцать лет молодости – молодые люди имеют полное право потратить, по своему усмотрению – на удовольствия и всякий прочий «фан».

Другие ученые (я не беру в рассмотрение морально–консервативный аспект явления) говорят: молодые не взрослеют потому, что они не могут. Традиционный механизм трансформации подростка во взрослого человека – сломан. Общество больше не в силах обеспечить своим подросшим птенцам достаточную опору (психологическую и финансовую) для самостоятельного полета. Причем и те, кто влез в огромные долги и получил высшее образование, и те, кто, закончив среднюю школу, озираются по сторонам, – находятся в одинаково плачевном состоянии. Рабочих мест, способных поддержать ваше стремление завести семью и содержать ее, нет, нет и нет. Фронт работ в Америке усох, как самолично выстиранный шерстяной жакет. Раньше выпускник школы мог пойти на завод по производству шин или светильников. Получив небольшую подготовку на самом предприятии, он мог работать и содержать семью. Зарплата была вполне приличной. Таких работ в нынешней Америке почти не осталось.

Outsourcing – помните это слово? Для тех немногих, которые еще не почувствовали на собственной шкуре нахрапистую силу этого явления, переведу на русский: «поиск рабочей силы вне пределов США», а попросту – уход, уплыв, убег работ за рубеж. Масштабы его таковы, что они затронули уже саму суть общественного устройства, разладили тончайший механизм преемственности поколений.
***

Первыми тревогу забили родители. По–своему, по–родительски, то есть без демонстраций и гнева, но вполне определенно. Вложив немалые средства в образование детей, они никак не могут дождаться времени, когда уже вздохнут спокойно. Когда чадо подхватит эстафету, начнет зарабатывать деньги на интересной работе, обзаведется, наконец, семьей, и на лужайке перед домом станет бегать парочка прелестных внучат. Нет. Не так быстро. Они не готовы...

В общем, картинка нарисовалась. Она всем так знакома, что и слов больше тратить не стоит. А вот на вопрос «почему» специалисты пытаются ответить. Успешно или нет – судите сами.

Торговые корпорации усиленно навязывают нынешней молодежи образ «вечного подростка». Даже сеть магазинов такая появилась – «Forever 21!». Их потребители – тот самый сегмент общества с четким ориентиром на «фан». Развлекательный зуд молодые в себе усиленно культивируют. Не будь его – где же оправдание и смысл «прожигания времени»?

В детские годы очень высока была поднята планка всеобъемлющего комфорта и всеобщего обожания. Не только семья, но и школа внесли в это огромную лепту. Почему–то нынешние «песталоцци» озабочены только одним: созданием у детей чувства самодовольства и низкой самокритичности.

Реальная жизнь не способна дать адекватное продолжение. Поэтому детство бессознательно (или вполне сознательно?) консервируется. Когда–то мне пришлось прочитать выступление Билла Гейтса перед выпускниками. В свойственной ему прикладной, практической манере он говорил на эту же тему.

Колледжи и университеты уже сняли с себя даже видимость подготовки выпускников к реальной жизни. Как они это умудряются делать – загадка, но совет бывалых людей: «забудьте все то, чему вас учили» – остается в силе.

Юность (настоящая, а не искусственно пролонгированная) нынешних «молодцев» пришлась на интернетовский бум. Похоже, они никогда не оправятся от этой картинки: за ночь компания и все ее работники стали миллионерами, через неделю накупили себе миллионного жилья и «мерседесов», и стали припеваючи жить от продажи акций. С тех пор уже вошедшие в зрелость «молодети» любую работу воспринимают как перерыв между двумя синекурами. Особенно это заметно в нашем штате. Да, такую бешеную прививку получила Калифорния, что до сих пор на ее сдобном теле сыпь и всякие рецидивы...

***

Нельзя сказать, что молодые не думают о браке. Поиск подходящего супруга ведется постоянно, однако он объединяет в себе немыслимую смесь цинизма, эгоцентризма и детского романтизма. На закате четвертого десятка (средний возраст вступления в брак в Америке!), современный Ромео представляет собой человека со сложившимися привычками и рутиной жизни, привыкшего относиться к себе весьма и весьма снисходительно и прощать «маленькие слабости», но от потенциального супруга ждет жертвенности и понимания. Но поскольку вторая половина – продукт той же среды, ничего хорошего ждать не приходится. Вот почему чуть больше декады назад здесь был всплеск поиска зарубежной невесты. «Молодцы» продемонстрировали, что они отдают себе отчет в сложившейся ситуации. И от второй половины, похожей на самого себя, родненького, отказываются. Потом, правда, пришло понимание, что вместо одних проблем они получают другие. Прагматики из предшествующих поколений поняли бы это заблаговременно, но не таковы романтики девяностых и нулевых. Им казалось, что где–то на просторах России водятся реликтовые жены, преданные и всепрощающие, как мамы, скромные и неприхотливые красавицы, довольствующиеся «раем в американском шалаше».



***

Тем представителям старшего поколения, которые завистливо говорят: «нам бы их проблемы!», следует напомнить – жизнь молодых только внешне кажется безоблачной. Многим давно хочется выйти из круговорота опостылевшего фана. Но они не могут. И никто им помочь, похоже, тоже не собирается.

Что ж, они научились находить хорошее в сложившейся ситуации.

Говорите, жизнь в среднем продлилась на 10 – 15 лет? Мы берем эти годы сейчас, целым куском, заверните, пожалуйста.



Что, вы считаете, что нам необходимо выйти из «молодечества», нарабатывать трудовой стаж уже сейчас, платить налоги, начать копить деньги на пенсионных планах? И зачем нам делать это? Ах, чтобы нынешние пенсионеры – согласно теории преемственности – могли получать заработанную ими когда–то пенсию. Нет, спасибо, не заинтересованы.

И – бац трубку на рычаг. Отсоединились.
1   2   3   4