Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Формирование политических партий и движений в костромской губернии в начале ХХ века Смирнов Иван Михайлович




Скачать 361.57 Kb.
страница1/3
Дата01.07.2017
Размер361.57 Kb.
ТипСтатья
  1   2   3


- -



ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ДВИЖЕНИЙ В КОСТРОМСКОЙ ГУБЕРНИИ В НАЧАЛЕ ХХ века
Смирнов Иван Михайлович

«Орловский государственный университет», Орел, Россия Kadyj@yandex.ru


Статья посвящена истории возникновения и развития политических партий и движений в Костромской губернии в начале ХХ в. Рассматривается влияние региональной специфики на особенности данного процесса. Отдельное внимание уделяется взаимоотношениям власти и формирующихся партий, используемых ими средств и методов ведения политической борьбы.

Ключевые слова: политические партии, региональная специфика, формы и методы политической борьбы


Smirnov I.M. (Kadyj@yandex.ru)

The FORMATION of political parties and movements in KOSTROMA PROVINCE in the early 20th century

Orel State University

This article is devoted to the history and development of political parties and movements in Kostroma province in the early 20th century examines the impact of the specific region in particular formation in offices of political parties. Special attention is given to the staff of bodies of State power and emerging parties used the means and methods of political struggle.

Keywords: political parties, regional specificity, forms and methods of political struggle
Политическое пространство Костромской губернии имело неоднородный характер. Это объясняется тем, что активно пропагандируемые революционные идеи имели широкую поддержку лишь в промышленных, фабричных районах губернии, преимущественно на западе и юге. В большинстве же уездов преобладали настроения, основанные на консервативной точке зрения на дальнейшее развитие страны.

Самым массовым и, пожалуй, самым мало организованным общественно-политическим движением в Костромской губернии в начале века было так называемое черносотенное, или правое движение. Организационное начало черносотенцев связано с массовым возникновением и развитием революционно-освободительного движения в стране и Костромской губернии, в частности. В селах, поселках и городах появлялись многочисленные отделения правых движений.

В середине 1905 г. в Костроме возник монархический «Сусанинский кружок», руководимый товарищем прокурора Масальским. В сентябре 1906 г. на основе кружка был создан костромской отдел «Союза русского народа», председателем которого стал купец К. Русин. Основу партии составили мелкие и средние торговцы. Был принят устав партии. Запись в члены партии не была сопряжена для вступавшего с партийной работой. При поступлении в партию устанавливался ежегодный членский взнос в размере 50 коп. Членам партии раздавались белые металлические значки. В апреле 1907 г. произошло освящение знамени партии в Успенском соборе Костромы. Его носили в крестных ходах и религиозных торжествах. Известно, что представители высших слоев костромского духовенства, епископы Никандр и Тихон, являлись почетными членами губернского отдела партии.

Монархические идеи приобрели в губернии особый колорит ввиду глубоких исторических связей края с царствующим домом. Отделы «Союза русского народа» возникают в селах: Красном, Середе, Апраксине; в городах и поселках: Солигаличе, Кологриве, Чухломе и др.1 Во многих деревнях и селах присутствуют определенные группы сочувствующих «правым», однако неорганизованные в конкретный отдел партии. Так, например, крестьяне сел Миского, Шунги, Самети Костромского уезда.

В качестве агитационного ресурса периодической печати «правыми», в основном, использовались проправительственные газеты («Костромские губернские ведомости», «Костромские епархиальные ведомости»).

В 1905-1907 гг. монархистам удалось заручиться поддержкой значительной части населения. В первую очередь им симпатизировали крестьяне, но черносотенные настроения были сильны и среди рабочих. На сентябрь 1906 г. в Костроме насчитывалось около 4 тысяч членов монархических организаций.

В ходе революции социальная база правых постоянно расширялась. В нее входили крестьяне и помещики, купцы и ремесленники, рабочие и интеллигенты, учащиеся и военные и т.д. Борьба с революционным насилием, террором, нередко воспринимавшиеся как формы банального разбоя, стала главной задачей Союза русского народа. Велась она правда почти такими же методами, о чем также свидетельствуют центральные московские газеты. «Русское Слово» от 2 ноября (20 октября) 1905 г.: «Кострома, 19, Х. …Черная сотня беспощадно избивает интеллигенцию и учащуюся молодежь. Есть убитые, масса раненых…».2 В этот день учащиеся гимназии, реального училища, семинаристы прекратили учебные занятия и с песнями, антимонархическими лозунгами вышли на демонстрацию, чтобы отметить вырванные у властей свободы. На Сусанинской площади на демонстрантов набросилась толпа черносотенцев извозчиков, приказчиков, торговцев, деревенских мужиков, приехавших на рынок, и др. При полном бездействии городских властей, казаков, полицейских началось зверское избиение участников демонстрации. Спасаясь от преследователей, молодите люди побежали по разным улицам: Молочной горе, Богоявленской, Царевской, пытались спрятаться в домах, но и там их настигала неистовствующая толпа погромщиков. Избивали оглоблями, лопатами, ногами, приговаривая при этом: «Вот тебе за «Бога нет». Вот тебе за «Царя не надо» 3.

Было много раненых. Погиб семинарист В. Хотяновский. Больницы города были переполнены пострадавшими. Следствие поэтому уголовному делу тянулось почти полтора года. В ходе его выявилось не только бездействие, но и непосредственная причастность полицейских чинов к преступлению. Совсем мягким оказался и приговор суда от 12 февраля 1907 г. Вскоре, по ходатайству нового губернатора А.П. Веретенников и местных монархистов все осужденные черносотенцы были помилованы «высочайшим повелением».4

Очевидец упоминаемых событий, депутат I Госдумы, кадет, известный в городе врач З.Г. Френкель, вызванный в полицию для оказания помощи израненным, так иллюстрирует эти события в своих мемуарах: «…Через несколько дней после октябрьского манифеста в Костроме, как и во многих других городах, произошли погромные избиения молодежи, подготовленные и организованные черносотенной организацией «Союз русского народа» при благосклонном участии местных полицейских властей. Ярко встает в памяти картина, которую мне пришлось видеть ночью после того, как днем на площади в Костроме было первое шествие молоде­жи с плакатом учащихся семинарии о манифесте 17 октября. Съехавшиеся на базар крестьяне, подстрекаемые полицией, напали на манифестантов. Ночью ко мне постучался околоточный, он просил меня поехать с ним в полицейское управление, чтобы оказать помощь умирающему. Я прибыл в полицию. Там, в комнате исправника, находились несколько окровавленных, стонавших юношей, избитых и израненных. Я потерял самообладание, стал громко упрекать полицейских чинов за бесчеловечное отношение к людям, требовал, чтобы раненые были немедленно отправлены в больницу. Исправник Каковский был как поляк не очень благосклонно настроен к «черной сотне». Он насильно вывел меня через особую дверь и настойчиво просил удалиться: «Вы ничего не понимаете и не видите, скорее уходите!» Я отправился не домой, а в «общественное собрание» (клуб). Там всегда были дежурные старшины. Я по телефону обратился к губернатору Князеву, описал ему весь ужас виденных мною избитых и израненных юношей и просил его распорядиться об отправке их в больницу. Все это было, разумеется, совершенно необычно. Губернатор растерянно и сухо «поблагодарил за сообщение». Он действительно отдал распоряжение о переводе избитых в больницу, где я их и увидел на следующий день».5

Следует отметить, что у «правых» сложилось крайне негативное отношение к либерально настроенным слоям общества, преимущественно к интеллигенции, и в частности к кадетам, активно проводившим в те годы свою агитационно-пропагандистскую работу среди населения губернии. Крайняя нетерпимость обуславливала способы политической борьбы «правых», сводившиеся зачастую к агрессивно-силовым методам. Уже упомянутый Френкель в своих воспоминаниях так рассказывает о реакции черносотенцев села Минского Костромского уезда на проводимое в их селе собрание: «…Им удалось собрать большую толпу на берегу Волги. Они кричали этой толпе, что со смутьянами теперь расправа короткая: топить их в Волге! Мой извозчик был свидетелем, как принялись делать прорубь в реке, у спуска дороги. Тогда он прибежал и, посоветовавшись с хозяином избы, где было собрание, решил немедленно увезти меня другой дорогой из села…»6

Однако после периода политической активности практически все партии переживают определенный кризис партстроительства. Уменьшается численность партийных рядов, обостряются внутренние противоречия, ослабляется связь Центра с провинциальными отделами. Так, случилось в Костромской губернии и с монархистами. Численность крайне правых к концу первой русской революции начала стремительно сокращаться7.

Решающей поддержки населения, в целом по губернии, «правые» не имели, что подтверждают результаты выборов в I и II Госдумы, когда из шести депутатов от Костромской губернии в каждом созыве не оказалось ни одного «правого».

После 17 октября 1905 г. по всей России начался процесс образования и легализации политических партий. В это время возникают крупные либеральные партии – Конституционно-демократическая («Партия народной свободы») и «Союз 17 октября», а также близкие к ним партии мирного обновления, а впоследствии партия демократических реформ.

Костромской отдел октябристов был образован 1 декабря 1905 г. Численность партии в то время составляла 159 человек во главе с костромским городским головой Г.Н. Ботниковым.

Основой их деятельности было ведение агитационно-пропагандистской работы, главным образом в период избирательных кампаний. После выборов в Государственную думу, практически прекращалась всякая деятельность, что было характерно для большинстве организаций по стране. Проходили редкие собрания по выборам делегатов на всероссийские съезды октябристов, читались лекции типа «Союз 17 октября» и его критики».

В ходе политической борьбы стали проявляться организационные недостатки октябристов. Эту политическую партию отличали облегченные условия приема новых членов и непрочные связи между организациями. По мнению В.В. Шелохаева «Союз 17 октября» как партийная организация, не был приспособлен к систематической работе.8

18 ноября 1906 г. был создан Костромской комитет партии мирного обновления. В газете «Поволжский вестник» были опубликованы воззвание и устав партии. Была принята программа: сильная монархическая власть, народное представительство, политическая свобода и равенство всех перед законом. Говорилось, что партия будет враждебна насилию и произволу как революционному, так и правительственному, в то же время она признавала необходимость репрессивных мер в период анархии. В решении аграрного вопроса допускала принудительное отчуждение «потребного количества» помещичьей земли для создания прочного крестьянского землевладения на основе личной или общинной собственности. Деятельность партии проявлялась только в период предвыборных кампаний в Государственную думу.

Вскоре появляется и торгово-промышленная партия, которую в губернии возглавили нерехтский фабрикант И.В. Брюханов и директор Новой Костромской льняной мануфактуры В.А. Шевалдышев.

Как и везде в России, где появлялись первые ростки политической жизни, в Костромской губернии практика показала, что одним из факторов успешного ведения агитационной политики является наличие общедоступной периодической печати, пропагандирующей политику партии. Это подвигло костромских либералов к созданию целого ряда партийных печатных органов. В годы Первой русской революции они имели ряд официальных газет. Так «Поволжский вестник», издававшийся в 1906-1907 гг., был центральным изданием партии мирного обновления. Здесь был опубликован устав партии, ее программа, воззвания и т.д. Костромские кадеты имели несколько изданий, в числе которых были «Жизнь и Свобода», «Народное Дело», «Полярная звезда», «Костромская речь» (с мая 1906 г. выходила под названием «Костромская газета»). Также печатались ежедневные газеты «Костромич» и «Костромская жизнь».

После опубликования Манифеста 17 октября в стране возникло множество политических партий и местных политических обществ и организаций. Но самой влиятельной либеральной силой в стране стала Партия конституционных демократов (кадетов). В этой связи заслуживает особого внимания история создания ее отделения в Костромской губернии.

Еще одним центром притяжения политически активной части общества выступали традиционные для провинции места времяпровождения, чья деятельность в эти годы наполнялась новым содержанием. В Костроме, как во всяком губернском городе, еще с гоголевских времен существовал клуб, по своему уставу именовавшийся «общественным собранием». Подлинным содержанием его деятельности была игра в карты в пределах допускаемой законом степени азартности. Кроме карточной игры, в большой популярностью пользовался местный буфет и имелись, мало кого интересовавшие, библиотека и читальня. Но с 1904 г. сначала понемногу, а затем все более заметно стал нарастать интерес именно к клубной библиотеке. Обычно пустые в прежние годы, обширные залы читальни стали местом, куда заходили не карточные завсегдатаи, а служащие губернского земства, адвокаты, врачи и прочие «разночинцы». В соответствии с возросшими запросами клубная администрация, имея на это ранее не использованные средства, расширила список получаемых газет, журналов и вновь выходивших книг. Совет старшин, подчиняясь духу времени, стал устраивать литературные вечера. Уже не для еженощной игры в карты, а для пользования библиотекой и кабинетами для чтения стали вступать в клуб новые члены. На очередном переизбрании совета старшин клуба в его состав были избраны популярные в городе присяжные поверенные Огородников и Доброхотов земцы и врачи, в числе которых оказался и, приехавший недавно в Кострому, но уже успевший приобрести большую популярность не только в городе, но и по всей губернии, основатель губернской санитарной организации молодой врач Френкель. Именно эти люди, видные общественные деятели, вели активную работу, связанную с расширением культурно-просветительной стороны в жизни и деятельности клуба и образованного общества. Были организованы лекции на злободневные общественно-политические темы, которые читали приглашенные из Москвы профессора и литераторы Г.Ф. Шершеневич, В.А. Гольцев и др. Вскоре весь центр тяжести клубной жизни переместился в эту новую область.

В 1904-1905 гг. вокруг журнала «Освобождение» возникла нелегальная политическая организация «Союз освобождения», объединившая представителей интеллигенции и земских либералов. Во многих городах появились отделения этой организации. Кострома не стала исключением. Именно на базе «общественного собрания» был создан «освобожденческий» кружок в Костроме. Идеологами и основателями кружка стали старшины клуба.

В разгар революционных выступлений 1905 г. «освобожденцы» приняли на своем съезде программу, включавшую требования принудительного отчуждения части помещичьей земли и передачи ее крестьянам, введения восьмичасового рабочего дня и т.д. После опубликования в августе 1905 г. закона об учреждении высшего законосовещательного представительного органа России - Государственной Думы - и положения о выборах в нее «Союз освобождения» высказался за участие в работе первого российского парламента и за создание на основе своего «Союза» совместно с «Союзом земцев-конституционалистов» - Партии конституционных демократов (кадетов).

Общая численность Конституционно-демократической партии в период кульминации ее развития - весной и летом 1906 г. - составляла (оценочно) пятьдесят тысяч человек,9 а к середине 1907 г. – семьдесят тысяч. На втором съезде 7-13 января 1906 г. эта партия принимает наименование партии «Народной свободы», что должно было облегчить ее конституирование, т.к. Министерство юстиции не зарегистрировало бы партию, в названии которой присутствовало бы слово конституция. Правда вплоть до 1917 г. партия так и не была официально зарегистрирована.

В Костроме, в октябре 1905 г., состоялось учредительное собрание Костромского отдела конституционно-демократической партии для обсуждения вопросов организационного характера. 3 ноября 1905 г. состоялось организационное собрание, на котором был создан губернский комитет партии кадетов в составе 10 человек, в основном из представителей либеральных помещиков и буржуазной интеллигенции. В него вошли: губернский предводитель дворянства П.В. Шулепников, председатель уездной земской управы И.В. Шулепников, землевладелец А.В. Перелешин, уездный предводитель дворянства П.В. Герасимов, врач губернской земской больницы З.Г. Френкель, присяжные поверенные Н.А. Огородников и А.И. Доброхотов, Н.В. Голованов, Ю.А. Спасский, К.Н. Куломзин. К 1906 г. в кадетских организациях губернии состояло не менее 600 человек,10 а к середине 1907 г. их организация насчитывала 966 человек. Возглавил костромских кадетов Николай Александрович Огородников11. Будучи деятельным членом «Союза Освобождения» и одним из основателей Костромского отдела Партии Народной Свободы, он являлся его бессменным председателем вплоть до 1917 г. Н.А. Огородников пользовался большим авторитетом среди коллег по партии и передовой общественности города. Являлся председателем нескольких просветительских обществ. Своей пропагандистской работой активно способствовал организационному укреплению партии в губернии, росту ее влияния12.

Заместителем (товарищем) председателя губернского комитета стал уездный предводитель дворянства, потомственный почетный гражданин, Петр Васильевич Герасимов, в будущем депутат III и IV Государственной думы от Костромской губернии. Авторитетный и широко известный в городе адвокат, активный деятель местной организации кадетов, П.В. Герасимов являлся издателем губернской либеральной газеты «Костромская жизнь» (1905 г.), а также редактором газеты «Костромич» (1906 г.). Сотрудничал в газетах «Речь», «Русское слово», «Северный край» и др. Кроме того, возглавлял ряд просветительских обществ города13.

В двенадцати уездах губернии насчитывалось пять комитетов конституционно-демократической партии: Буйский, Варнавинский, Кинешемский, Галичский, Ветлужский. Немногочисленные группы кадетов также существовали в Макарьевском, Кологривском, Юрьевецком и Костромском уездах.

После октябрьских событий 1905 г. (всероссийская политическая стачка; волнения в армии и на флоте, крестьянские выступления и т.д.) потребность в обсуждении злободневных общественно-политических вопросов стала проявляться не только в Костроме, но и в наиболее затронутых кооперативным движением сельских местностях. В этой связи, используя широкий спектр методов лекционно-агитационной работы, кадеты развернули активную пропагандистскую деятельность, благодаря которой нашли серьезную поддержку не только среди сельской образованной молодежи, но также и крестьянства.

На третьем съезде конституционно-демократической партии, проходившем 21–25 апреля 1906 г. накануне открытия I Государственной думы особо обращалось внимание на необходимость установления прочной живой связи народных избранников с народом, постоянных взаимных отношений между парламентом и нацией, что было особенно важно в такой стране, как Россия, где парламентский строй устанавливался впервые и где еще не существовало прочных гарантий неприкосновенности прав и привилегий самого народного представительства. Отмечалось, что не только на депутатах, но и на всех членах партии, не участвующих непосредственно в парламентской деятельности, лежит несомненная обязанность поддержать и развить интерес народа к деятельности парламента.

Для осуществления этой задачи признавалось необходимым максимально широкое развитие партийной организации и создания таких органов, которые обеспечивали бы проникновение конституционно-демократических принципов в глубь народных масс. Подчеркивалось: «…[если кадеты] действительно демократическая партия, нам надо идти в народ; наши принципы ему не могут быть чужды; если мы будем искренни, если мы твердо и до конца захотим осуществить нашу программу, народ будет на нашей стороне. Мы не смогли бы и называться демократической партией, если бы не верили, что наша программа и наши руководящие принципы идут навстречу истинным народным нуждам и истинной народной воле»14.

Член ЦК кадетской партии, историк А.А. Корнилов в своем докладе «О внепарламентской деятельности партии» среди главных задач внепарламентской деятельности кадетов назвал:


  1. подготовку народа к сознательному участию в политических и муниципальных выборах, основанных на всеобщем избирательном праве, и к усвоению народными массами нашей программы и основанной на ней избирательной системы;

  2. образование постоянной живой и деятельной связи между народными представителями, работающими в Думе, и населением страны. Следует организовывать и развивать кадры лекторов, ораторов и пропагандистов, устраивать везде в городах и деревнях клубы, кружки для политического самообразования, усиливать издательскую деятельность.15

Член комитета костромской группы кадетов Н.В. Голованов предположил, что устройство политических клубов в уездах окажется едва ли возможным и можно отчасти приспособить для этой цели чайные, снабдив их подходящими газетами16.

Учитель Майдановской ремесленной школы, председатель царско-майдановской группы кадетов Юрьевецкого уезда Костромской губернии П.Е. Юницкий предложил резолюцию: «Для организационной и агитационной работы в деревне я, житель деревни, предлагаю на летний сезон следующий практический прием: всякий, желающий работать в деревне, пусть найдет точку отправления. На каждой завалине, под каждым окном, по окончании дневных работ, он может открыть и найти клуб».17

Костромские кадеты под руководством З.Г. Френкеля, активного члена специальной комиссии по осуществлению связей с населением, созданной ЦК партии в начале 1906 г., вели активную партийную пропаганду путем лекционной деятельности, распространения агитационной партийной литературы и проведения собраний в сельских центрах. Одним из эффективных способов связи губернского комитета партии с общественностью, являлось весьма развитое и активное взаимодействие с губернским земством. Так, например, З.Г. Френкель в своих мемуарах отмечает: «С такими запросами (о проведении лекций и собраний) обращались в книжный склад губернского земства, которым ведала замечательно преданная идее культурного просвещения населения А.Д. Лапотникова. Она сгруппировала вокруг себя молодых сотрудников, составлявших библиотеки для сельских кредитных и сельскохозяйственных кооперативов, для потребительской кооперации, для возникавших среди сельской молодежи кружков самообразования. Лапотникова апеллировала к чувству долга всякого интеллигента перед народом, когда в соответствии с поступавшими к ней с мест просьбами предлагала выехать и прочитать лекцию или провести собрание в том или ином сельском центре. В ноябре и декабре 1905 года мне тоже пришлось выезжать по указанию Лапотниковой для лекций о задачах земства, а также о задачах переустройства государственного строя»18. В это время, например, Френкель побывал в нескольких селах Костромского уезда: Минском, Пушкино, Шунге, Самети.19

Активная деятельность кадетов встречала открытое неодобрение и противодействие местных черносотенцев, местами доходивших до откровенных угроз в адрес ее лидеров.

После спада революции, начинавшегося в 1907 г., в костромском обществе, как и в стране в целом, наблюдается наступление «сумерек общественной жизни».20 Это было характерно и для кадетов. Газета «Костромская жизнь» сокрушается уже в своем первом номере, сетуя на «крушение близких к осуществлению идеалов», в результате которого кто-то вынужден приспосабливаться «применительно к подлости», кто-то «попадает в омут копеечного крохоборства»...21


Каталог: umc -> arhiv
arhiv -> Законотворческая деятельность российских либералов в государственной думе (1906-1917 гг.) Москва 2005
umc -> Урок 54. Восстание Спартака Предмет: история
umc -> Жанровые особенности «Песни о вещем Олеге» А. С. Пушкина
arhiv -> Реформа судебной системы в теории и практике российского либерализма начала ХХ в.: Историографические аспекты изучения
umc -> Учебный план (Приложение 4)
umc -> История отечественного автотранспорта мало известна нашим современникам. Во многих солидных изданиях на эту тему утверждалось, что до 1917 г
umc -> Лекция №2 Акционерное общество «Дукс» (Москва)
arhiv -> С. А. Муромцев и п. А. Столыпин – незавершенный диалог
  1   2   3