Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Европейское путешествие как феномен русской дворянской культуры конца xviii-первой четверти XIX веков




Скачать 366.13 Kb.
Дата06.07.2017
Размер366.13 Kb.
УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ РАН

На правах рукописи

СТЕФКО Мария Станиславовна


ЕВРОПЕЙСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ КАК ФЕНОМЕН РУССКОЙ ДВОРЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ КОНЦА XVIII-ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКОВ
Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени
кандидата исторических наук



Москва – 2010

Работа выполнена в Центре по изучению отечественной культуры Учреждения Российской академии наук Института российской истории РАН





Научный руководитель:

доктор исторических наук

Куприянов Александр Иванович


Официальные оппоненты:

доктор исторических наук

Секиринский Сергей Сергеевич

Редакция журнала «Российская история»






кандидат исторических наук

Левандовский Андрей Анатольевич

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова



Ведущая организация:

Российский университет дружбы народов

Защита состоится «10» июня 2010 г. в 1100 ч. на заседании диссертационного совета Д 002.018.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора исторических наук при Институте российской истории РАН по адресу: 117306, г. Москва, ул. Дм. Ульянова, д. 19, ауд. 2.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института Российской истории РАН.
Автореферат разослан «22» апреля 2010 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук




Е.И.Малето



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Конец XVIII – первая четверть XIX века – время качественного перехода русской дворянской культуры от заимствований к самостоятельному культурному творчеству в поле европейских культурных традиций. В отечественной и зарубежной историографии хорошо изучены вопросы взаимодействия русской и европейской культур в отдельных областях (литература, архитектура, музыка, изобразительные искусства, театр), написаны обобщающие труды о путях их развития. Однако, вопрос о том как воспринималась европейская культура на уровне отдельного человека или социальной группы, вовлеченной в этот процесс, изучен недостаточно. Одной из форм межкультурного диалога можно считать путешествия. В это время путешествия в европейские страны совершаются не только с сугубо учебными или служебными целями (дипломатия, торговля, военные походы), но в соответствии с собственными интересами и представлениями о ценности культурного и иного опыта западных соседей. Их инициаторами выступали частные лица, сами путешественники или их родители, а не только какое-либо учреждение или государственная структура. Таким образом, происходило персональное, частное освоение европейского культурного пространства.

Данная тема относится к традиционному и по-прежнему актуальному направлению исследований «Россия и Европа». Исследования в данной области не только позволяют проследить международные связи России в развитии или в связи с важными внутрироссийскими или европейскими событиями, но дают возможность увидеть политические, культурные процессы, происходившие в стране в более широком европейском контексте. С другой стороны в свете интереса современной науки и культуры в целом к теме «Человек в истории», к личному опыту осмысления и переживания исторических событий изучение феномена европейского путешествия в русской дворянской культуре даёт возможность взглянуть на процесс межкультурного взаимодействия изнутри – с точки зрения его участника (путешественника, его окружения, читателя), выделить актуальные для него проблемы и смыслы.



Объектом исследования является путешествие по Европе как одна из форм межкультурной коммуникации, рассматриваемое в широком историко-культурном контексте. Под путешествием мы понимаем реальное перемещение человека, в данном случае, по территории нескольких европейских государств, с его последующим описанием (в дневниках, письмах, литературных произведениях).

Предмет исследования – культурные практики, связанные с процессом путешествия российских дворян конца XVIII – первой четверти XIX вв., они включают в себя множество аспектов, а именно: модели путешествий и их философско-педагогическое осмысление, собственно содержательная сторона путешествия, путешествие и связанные с ним темы в круге чтения просвещенного дворянства, реалии повседневности путешественника, в том числе и их законодательное регулирование.

Хронологические рамки работы. Нижней хронологической границей исследования является рубеж 1770-х - 1780-х гг. – время длительных и целостных по своей программе путешествий. Предпосылки к их формированию находятся как в социально-политической (отмена обязательной дворянской службы в 1762 году), так и в культурной областях: рост числа книжных и периодических изданий, приобщение к светской книге широких слоев провинциального дворянства. Образование и круг чтения формировали не только кругозор и общий интеллектуальный уровень читателей. Путеводители, руководства для путешественников, книги, посвященные отдельным вопросам истории, права, искусства, литература других стран, наравне с рассказами путешественников и описаниями путешествий создавали представление о том, куда и для чего следует ехать – так формировалась своего рода культурная карта Европы.

Верхней хронологической границей исследования является середина 1820-х гг. Трагические обстоятельства воцарения нового императора, следствие и суд над декабристами, в ходе которых было установлено влияние европейской философии на мировоззрение участников тайных обществ, привели к изменению официальной позиции в отношении заграничных путешествий. Образовательное путешествие юношества стало рассматриваться как нежелательное и опасное по своим последствиям. Правовое выражение этих правительственных настроений было оформлено законом «О воспитании российского юношества» 1831 года. В этом документе путешествие «для совершенствования в науках» допускалось для лиц достигших 18 лет. Исключения делались лично императором.1 Указом 1834 года2 продолжительность пребывания российских дворян за границей была ограничена пятью годами. Данная мера была реакцией правительства на происшедшее во второй половине 1820-х – начале 1830-х гг. изменение целей пребывания дворян в Европе, для части которых такое пребывание было не путешествием, а добровольной эмиграций, имевшей выраженный политический подтекст.

Общая политическая ситуация в Европе (революции 1820-х – начала 1830-х гг.) и в России, новые культурные течения (романтизм) также изменили приоритеты путешественников и маршруты их поездок.

Географические рамки исследования – Западная, Центральная и Южная Европа (Италия, Франция, Германия, Англия, Голландия, Швейцария) – в соответствии с преобладающими маршрутами русских путешественников исследуемого времени.

Цель исследования – на материале выявленного круга источников изучить путешествие по Европе как феномен русской дворянской культуры конца XVIII – первой четверти XIX века в различных его аспектах.

Для достижения этой цели решаются следующие задачи:



  • определить историко-культурные особенности путешествий конца XVIII – первой четверти XIX вв. по сравнению с путешествиями предыдущих исторических периодов;

  • выяснить модели путешествий, предлагаемые в философско-педагогических трудах, публицистике и литературе эпохи Просвещения и романтизма, используемые в качестве образцов русскими путешественниками в изучаемый период;

  • определить место тематики путешествий и смежных с ней тем в круге чтения современников в изучаемый период;

  • на материале законодательных актов и делопроизводственных материалов коллегий и частной переписки рассмотреть правовое и обычное регулирование практики путешествий;

  • установить цели и конкретные задачи, стоявшие перед путешественниками;

  • изучить путешествия как культурные практики (маршруты и цели путешествий, их типология и вариации, наиболее популярные темы, модели описания и особенности восприятия увиденного, бытовая сторона путешествия);

  • рассмотреть гендерные особенности путешествий и их описаний.

Теоретико-методологической основой исследования стали подходы, разрабатываемые в русле новой культурной истории3. Она предполагает внимание не только к явлениям культуры, но и к языкам их описания, репрезентациям, практикам; заимствует аналитические модели из других исследовательских полей, например, у литературоведения и культурной антропологии; кроме того, представители данного направления предпочитают конкретные исследования построению глобальных теорий.

В настоящее время «под словом «культура» подразумеваются два несхожих ряда понятий: в одном случае, мы говорим о произведениях и поступках, которые в данном обществе отвечают определенным эстетическим и интеллектуальным критериям; в другом случае, употребляя то же самое слово «культура», мы имеем в виду повседневные практики, через посредство которых данное сообщество переживает и отражает свои взаимоотношения с миром, с другими людьми и с самим собой»4. Оба этих подхода, уже апробированных в работах И.М. Гревса и Ю.М. Лотмана5, нашли свое место в данном исследовании.

Другим важным для данной работы теоретико-методологическим основанием является теория межкультурной коммуникации. Рассмотрение путешествия с этой точки зрения позволяет раскрыть его сложный характер как поля взаимодействия различных культурных традиций на уровне идеологии, религии, художественной культуры и быта. Ведь именно через них происходит познание культуры другого народа, освоение ее ценностей, приобщение к ней. Эти процессы были характерны для рассматриваемого периода и остаются актуальными в наши дни. Процесс межкультурной коммуникации создает культурную идентичность – «принадлежность индивида к какой-либо культуре или культурной группе, формирующая ценностное отношение человека к самому себе, другим людям, обществу и миру в целом»6. Культурная идентичность, с одной стороны, является исходной позицией, с которой путешественник воспринимает новые для него явления, она формирует типы реакций на чужую культуру7, с другой стороны, ее содержание может корректироваться в процессе путешествия и по возвращении на родину. Данный контекст исследования позволяет полнее раскрыть содержание феномена европейского путешествия.

Поставленные задачи и круг источников, используемых в работе, определили методы исследования. В основе исследования лежит междисциплинарный и гендерный подходы. Для достижения поставленных задач применены следующие методы исторического исследования: историко-хронологический; историко-сравнительный; семиотический; дискурсный анализ текстов путешествий, мемуаров и переписки; статистический.

Диссертация базируется на основных принципах научного познания: историзме, объективности, системности и комплексности.

Научная новизна исследования состоит в изучении путешествия русских дворян по Европе как феномена культуры. Такой подход позволяет представить путешествие как практику, актуализирующую разные тенденции, явления, идеи русской дворянской культуры конца XVIII – первой четверти XIX веков, проследить источники представлений о значимости такого рода опыта, изучить отдельные путешествия, как индивидуальные практики, так и проявление более общих культурных тенденций. Исследование проводится с привлечением большого круга источников, в том числе и новых архивных материалов.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения результатов исследования в дальнейшей разработке тем, связанных с изучением путешествий в страны Европы, и более глубокому изучению путешествий отдельных социальных групп или исторических личностей, компаративному изучению практик путешествия русских в Европе и европейцев в России. Материалы исследования могут быть использованы при разработке курсов по истории русской культуры. Определённую ценность для исследователей могут представлять вводимые в научный оборот архивные материалы.

Апробация работы. Результаты исследования были апробированы в ходе докладов на конференциях: «Россия и мир глазами друг друга» в 2008 г. и 2010 г. (ИРИ РАН), Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. Х Юбилейные Кирилло-Мефодиевские чтения». 12-14 мая 2009 года (Институт русского языка им. А.С.Пушкина). Основные положения исследуемой темы были опубликованы в 7 научных статьях.

Степень изученности проблемы. Изучение литературы путешествий долгое время велось преимущественно филологами и литературоведами8. В сфере их внимания в основном находились история жанра, его особенности, структура и принципы повествования, а также – соотношение реального и вымышленного в произведении. Значительный пласт историографии составляют исследования взаимодействия России с отдельными европейскими государствами и народами в самых разных областях9. Эти работы освещают отдельные аспекты взаимоотношений, реконструируя материю повседневного взаимодействия в политике, экономике, культуре, военной сфере.

Одним из первых обратил внимание на важность записок путешественников для изучения русской культуры XVIII века К.В. Сивков. Он собрал в одной книге отрывки из записок русских путешественников того времени: от «Статейного списка посольства Бориса Петровича Шереметьева» - до «Писем русского путешественника» Н.М. Карамзина. Прослеживая изменения в составе записок, он отмечает в ней не эволюцию жанра, но скорее – эволюцию восприятия Европы русскими путешественниками. В этом, по его мнению, состоит главная ценность такого рода документов10. И всё же несколько десятилетий исследователи не принимали во внимание ценность записок русских путешественников как источника для изучения русской культуры.

Первый шаг в этом направлении сделал Ю.М. Лотман. Он поместил «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина в более широкий культурный контекст. Формулируя принцип чтения «Писем» – «через текст к личности автора и от личности – снова – к тексту», Ю.М. Лотман анализирует не только познавательный, художественный, но и философский аспекты сочинения Н.М. Карамзина. Синтез подобных наблюдений дает ему возможность утверждать, что принципиально новым в «Письмах» является «слияние литературы и поведения, жизни писателя: жизнь писателя просматривается сквозь призму литературы, а литература – сквозь призму быта»11.

Двигаясь в этом же направлении В.Ю. Афиани и Л.Б. Хорошилова12 рассматривают путешествие как феномен культуры своей эпохи (до XVII века, петровское время, вторая половина XVIII века, конец XVIII – первая половина XIX века), отражающий и иногда формирующий мировоззрение современников. Кроме того, авторы пытаются дать источниковедческую оценку литературе путешествий, которая, по их мнению, родственна мемуарно-эпистолярным источникам, но с разной степенью открытости, искренности.

Из появившихся недавно работ отечественных историков отметим многотомный труд С.А.Козлова «Русский путешественник эпохи Просвещения» 13, в первом томе которого рассматриваются русские «Grand tour» XVIII в. В исследовании, претендующим на целостное осмысление путешествия, раскрывается содержание этого явления, отмечается влияние на маршруты путешествий европейской (прежде всего, английской) традиции.

Большинство других работах посвящено отдельным аспектам путешествий. Во многом это связано с тем, что записки путешественников, в отличие от мемуаров и переписки, сравнительно недавно стали объектом пристального внимания российских историков. Так, в серии статей П.С Куприянова в журнале «Историк и художник»14, автор обращает внимание на две проблемы: литературности записок путешественников и этнических стереотипов путешественников. В центре его внимания – соотношение достоверного описания и художественного вымысла, путешествия как факта личной биографии литературного произведения, формирование канона литературного путешествия. Тему пребывания русских людей за границей затрагивает в своей монографии, посвященной формированию русского зарубежья и его связей с Россией в первой половине XIX в., В.Я. Гросул. Отмечая разный по политическим пристрастиям, идейным позициям и судьбам (от Н.М. Карамзина до А.И. Герцена) состав русского общества за рубежом, автор приходит к выводу о важной роли посредника, которую выполняла русская община за пределами страны. «Она действительно была прежде всего своеобразным мостом между Россией и Западом и школой формирования нового общественного типа, известного как русский европеец. Точнее, русский западноевропеец»15.

В отличие от отечественной, в зарубежной историографии история путешествий как отдельное направление исследований существует довольно давно и переживает в последние годы, по мнению П. Берка, настоящий бум.16 Об этом свидетельствуют появление специальных исследовательских групп17, издание тематических журналов, например Bolletino del C.I.R.V.I18., Dimensions du Voyage, издаваемым Межуниверситетским центром научных исследований путешествий в Италию, монографий и коллективных трудов. Одним из первых к проблеме русских путешествий по Европе обратился В.Берелович. В его статье19 содержится подробный анализ такого явления как «большое путешествие» русских дворян по Европе во второй половине XVIII века, а также количественные характеристики этого явления. Некоторые из исследований посвящены искусству или методу путешествий, другие – отдельным путешественникам или аспектам путешествий. К первым можно отнести книгу «Poliopticon italiana» профессора Э. Канчефф. Будучи сторонником междисциплинарного подхода и сравнительного изучения культуры, он определяет путешествие как встречу и взаимодействие культур, предлагая исследователям посмотреть на путешествие и его описание не как на подобный многим другим эпизод из жизни человека, а попытаться увидеть за обычным приключением механизм размышления и творчества, увидеть в путешествии стимул к творчеству, понять его влияние на формирование идеалов20.

В 2001 году вышла книга В. Берти о типологии французских записок о путешествиях XIX века на Восток21. В ней автор делает попытку разделить путешествие и туризм как разные культурные практики, а также исследует проблемы трансформации моделей описания путешествий и становление его как литературного жанра. В коллективной монографии «Культура путешествий: Практики и дискурсы от Ренессанса до начала XX века» 22, в основном на материале путешествий в Италию, рассматриваются три большие группы проблем. Первая – процесс написания текстов путешествий и их связь с книжным репертуаром по данной тематике, вторая – циркуляция знаний и описаний путешествий в среде интеллектуалов и читающей публики, третья – формы восприятия путешествий современниками. Наконец, ещё одна коллективная монография французских учёных «Путешествия по Европе от Гумбольдта до Стендаля» 23 также отличается оригинальностью постановки проблем и решениями. В центре внимания оказываются маршруты путешествий и их изменения в разные эпохи, научное знание и личный опыт путешественника, рассматриваемые в их взаимном влиянии на ход и описание путешествия, сами процессы путешествия, его описания и воспоминания об этом опыте.

Для периода Нового времени очевидна связь путешествия с чтением: принимая во внимание большое значение устного межличностного общения, можно утверждать, что именно чтение (учебной литературы, газет, журналов, книг), формировало основы представлений о других странах и народах и детализировало их. Соответственно, возникает необходимость изучения отдельных аспектов истории книги, чтения, функционирования книжного рынка в изучаемый период. Этим вопросам посвящено множество статей, научных сборников, монографий как российских, так и зарубежных авторов.24

Фундаментальными в области изучения истории читателя и чтения являются работы Н.А. Рубакина, М.Н. Куфаева, С.П.Луппова, И.Е. Баренбаума, А.Ю. Самарина25. Круг чтения отдельных социальных групп исследуется в работах Ж.О. Комарницкой, В.В. Головина26, проблемам реконструкции и анализу состава частных книжных собраний посвящены исследования П.И. Хотеева, М.В. Лениченко, Л.В.Никитиной, Н.П. Морозовой27.

Подходы каждого из рассмотренных выше направлений исследований ориентированы, прежде всего, на решение задач в своей сфере, будь то изучение читателя определённой эпохи или гендерные особенности восприятия мира и его описания. Они не затрагивают проблем данного исследования напрямую, однако их сочетание является основой для изучения путешествия в широком историко-культурном контексте.

Источниковая база исследования. Выбор источников обусловлен необходимостью изучения путешествия в широком историко-культурном контексте. В работе использованы как опубликованные, так и неопубликованные архивные материалы из фондов Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ), Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ), Рукописного отдела Института Русской Литературы Российской Академии Наук («Пушкинский Дом», ПД ИРЛИ).

Центральное место для темы исследования занимают записки путешественников, путевые дневники, как архивные, так и опубликованные, наиболее полно отвечающие задачам исследования, т.е. являющиеся описаниями «больших европейских путешествий». Среди них – неопубликованные записки путешественников из фондов РГАДА28, ОР РГБ29 и ПД ИРЛИ30, а также сочинения, записки и дневники Д.И. Фонвизина31, В.Н. Зиновьева32, Е.Р. Дашковой33, Н.М.Карамзина34, Д.П. Горихвостова35, Ф.П. Лубяновского36, Н.А. Львова37, Б. Герсеванова38, В.К. Кюхельбекера39, В.А. Жуковского40, А.Д. Черткова41. Изучение записок путешественников, во всём их многообразии, позволяет как проследить индивидуальные маршруты и программы путешествий, соответствующие интересам и обстоятельствам каждого путешественника, так и выделить общие характеристики путешествий русских дворян в конце XVIII – первой четверти XIX вв.

Законодательные акты из Полного собрания законов Российской империи42, регулирующие права подданных в сфере выезда за пределы страны. Эти права декларированы в таких программных документах, как Манифест о вольности дворянства 1762 г. и Жалованная грамота дворянству 1785 г. Часть указов касается ограничений, запретов и разрешений на выезд – в зависимости от внешнеполитической ситуации и отношений Российской империи с отдельными странами. Другая группа законов определяла порядок оформления документов, необходимых для поездки.

В диссертации использованы неопубликованные делопроизводственные документы, хранящиеся в собрании Воронцовых в РГАДА43 и АВПРИ44. Среди них – прошения о выдаче заграничных паспортов, бланки этих паспортов разных лет, служебная переписка дипломатов. Эти источники позволяют рассмотреть реальную делопроизводственную практику по этому вопросу, выявить образцы (формуляры) заграничных паспортов, а также, определить в общих чертах правовое положение путешественника за пределами страны.

Изучение путешествий невозможно без учёта философско-педагогического и общекультурного контекста эпохи, представленного третьей группой источников45. В неё входят философско-педагогические сочинения, публицистика, затрагивающие проблемы образовательного потенциала путешествий, и шире – осмыслению самого феномена путешествия и его влияния на развитие человека.

Изучение «подготовительного» этапа путешествия: примерный круг информации и интересы путешественников и их современников, связанные с историей, литературой, географией отдельных стран Европы, вопросами по истории искусства, античной эпохи проводится на материале четвертой группы источников – каталогов частных книжных собраний46 и Сводного каталога русской книги гражданской печати47.



Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, разделённых на параграфы, заключения, списка источников и литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, хронологические рамки, цели и задачи работы, обосновывается методологическая база исследования и его научная новизна, проводится обзор литературы и источников.

Первая глава «Зарубежное путешествие в контексте эпохи: идеи и регламентации» посвящена изучению историко-культурного контекста путешествий русских дворян по странам Европы в конце XVIII – первой четверти XIX века. В первом параграфе («Гранд тур». Путешествия эпохи Просвещения») рассматриваются история и особенности (по сравнению с путешествиями россиян предыдущих столетий) путешествий эпохи Просвещения, «Гранд тур», - как основной модели таких путешествий, вошедшей в моду в России во второй половине XVIII века. Путешествия изучаемого периода существенно отличались от путешествий первой половины XVIII и тем более XVII веков. Прежде всего тем, что их инициаторами все чаще выступали частные лица (сами путешественники или их родственники), а не государство. Соответственно, менялись цели поездок, расширялся круг лиц, для которых такое путешествие становилось возможным. Для XVI-XVII веков наиболее типичным путешественником был посол или купец, с начала XVIII века государство инициирует учебные поездки молодых дворян, своего рода путешествием можно считать участие в походах русской армии за пределами страны. Но уже в конце XVIII века в потоке путешественников оказываются не только состоящие на службе, но и не служащие дворяне, литераторы, художники, в путешествия отправляются целыми семьями, или отправляют детей под попечительством воспитателя. В российском обществе в рассматриваемую эпоху существовали достаточно устойчивые представления о природе путешествий, совершаемых частными лицами. Во многом характер этих представлений определили педагогические идеи Дж. Локка и Ж.Ж.Руссо, поскольку основная доля путешествий изначально приходилась на образовательные путешествия. Они были актуальны и для путешествий, совершаемых зрелыми людьми. Такое путешествие, как правило, длившееся не менее двух лет, должно было способствовать «совершенствованию сердца» и «насыщению разума», а также избавлять от «предрассудков». Программа путешествия была весьма широкой, почти энциклопедической. В нее включались наблюдения по естественной истории, осмотр собрания произведений искусства, ремесленных мастерских, государственных учреждений, участие в светской жизни и народных праздниках, знакомство с известными людьми. Используемые в практике путешествий идеи, модели поведения и даже словарь описания путешествия предлагали общую рамку, пользуясь которой каждый мог совершать своё путешествие, посещая те или иные места, изучая «достойные примечания» предметы, самостоятельно вынося суждения. Разнообразие траекторий путешествий и объектов наблюдения определялись уже личными предпочтениями. Таким образом, потребность путешествовать для того, чтобы узнавать что-то новое, сформированная эпохой Просвещения, постепенно становится нормой жизни культурного человека того времени.

Во втором параграфе «Влияние европейской литературы о путешествиях на формирование идеи путешествия в русской культуре» рассматривается роль общих концепций путешествия, предлагаемых в литературных произведениях эпохи, а также круга чтения путешественников в формировании программ их путешествий. Анализ репертуара книг в Сводном каталоге показал, что в 60-90гг. XVIII в. существовал устойчивый интерес к тематике путешествий в целом и его частным аспектам. Об этом свидетельствует общий рост числа изданий, переиздания наиболее популярных книг, а также (в отдельных случаях) значительные тиражи и списки подписчиков. Отметим широкую географию описаний путешествий (кругосветные плавания, путешествия на Восток, в Америку и конечно, путешествия по Европе). Наибольшее количество публикаций по истории отдельных стран приходится на Францию, Германию и Великобританию. Как правило, на небольшое количество обобщающих трудов по истории страны (иногда их вообще не было) приходится несколько сочинений узкой тематики. Такая же ситуация и с темой искусства. В целом, возможности русскоязычного читателя открыть для себя Европу были ограничены – по сравнению с тем, кто читал и на европейских языках. Те же, кто мог это делать, и тем более – путешествовать, узнавал гораздо больше. Судя по количеству книг, наибольший интерес вызывали: период античности, выдающиеся личности (Фридрих II, Ришелье, Наполеон и др.), эпохальные исторические события (революция во Франции) и особенности государственного устройства (Британия).

Произведения литературы, выражающие не только эстетические, но и философские идеалы эпохи, предлагали свои способы видения мира и его описания. Рационализм эпохи Просвещения, сентиментальное направление в литературе, романтизм определяли не только позицию автора по отношению к воспринимаемой им действительности, но диктовали язык её описания. Если последователи Стерна считали путешествие «путешествием сердца к природе», как в её идиллически-пасторальном понимании, так и в натурфилософском, то под влиянием романтиков природа становилась отражением души и помыслов самого путешественника.



Литература путешествий, как жанр, также предлагала некоторые модели повествования, которые прослеживаются не только в литературных по своей сути «Письмах русского путешественника» и подражаниях им, но и в описаниях, сделанных исключительно для узкого (как правило, семейного или дружеского) круга читателей. Такая модель повествования предполагала жанровый синкретизм описания, имитацию его нелитературности, просветительскую установку автора, особое внимание к новизне сообщаемой информации и высокую ценность личных свидетельств об изображаемом предмете.

Третий параграф «Государственное регулирование зарубежных поездок российских подданных» посвящен изучению проблемы правового регулирования заграничных путешествий русских дворян. Бюрократические вопросы были немаловажной частью путешествия, т.к. и в России, и за её пределами требовалось множество бумаг: прошения на паспорт, сами паспорта: общий на выезд из России и въезд обратно, и в каждую страну – отдельный. Право выезда за границу, являвшееся дворянской привилегией, не всегда было осуществимо из-за внешне- и внутриполитических причин. Порядок выдачи паспортов не претерпел серьёзных изменений, но часто менялись ведомства, к ней причастные. Выехав, путешественник постоянно находился на виду у посольств, местной полиции, русской общины (где они существовали). Так выполнялся контроль за передвижением своих и иностранных (для европейских государств) подданных. Эта система выполняла ещё и функции защиты интересов российских подданных: от общегражданских до личных.

Во второй главе «Практика путешествий русских дворян (конец XVIII – первая четверть XIX века)» на материале записок путешественников рассматриваются различные аспекты путешествий и наиболее интересные темы, встречающиеся в их описаниях. В первом параграфе «География путешествий и культурная карта Европы» обобщается практика путешествий в Европу: выделяются наиболее посещаемы страны (Германия, Италия, Франция, Швейцария, далее – Великобритания и Голландия), города и достопримечательности. Списки последних предлагались как в «Энциклопедии» Дидро и д'Аламбера, так и в популярной в то время в России «Бишинговой географии», и множестве подобного рода изданий. В них читателям предлагаются самые общие сведения о странах: об Италии – как сокровищнице искусств, Франции – как сильной, богатой и блестящей монархии (Париж – средоточие этого великолепия), Англии – богатой колониальной морской державе с развитой промышленностью (путешественники посещают заседания парламента, судов, осматривают биржу, армейские склады, порты и т.д.), Германии – стране торговых городов (посещения ярмарок) и т.д. Так формировалась своего рода культурная карта Европы. Эти представления дополнялись личными наблюдениями путешественников: их видением уже известного и собственными открытиями – таким образом выстраивалось множество личных «картин» городов, стран, новое, личное видение мира в целом.

Во втором параграфе «Стратегии описания города (на примере Парижа)» проводится анализ описаний этого города в записках Д.И. Фонвизина, Н.М. Карамзина, Д.П. Горихвостова. Образы Парижа формируются во взаимодействии литературной нормы (известная авторам записок «литература путешествий», информация из «Энциклопедии», путеводителей и непосредственного опыта путешествия. В рамках таких «обязательных» (взятых из литературы) объектов описания, как «город и его жители», «нравы», «достопримечательности», «известные люди» каждый из авторов выстраивает свою «картину Парижа», удостоверяя или опровергая расхожие представления о его многолюдности, суетности, блеске светской и интеллектуальной жизни или падении нравов, но неизменно подчеркивая неповторимое обаяние этого города.

В третьем параграфе «Искусство, античность и католическая церковь в восприятии путешественников (Италия)» рассматриваются наиболее популярные темы в записках путешественников об Италии. Их описания свидетельствуют об устойчивом интересе к живописи, скульптуре и архитектуре, стремлении увидеть шедевры, ранее известные по рассказам или описаниям, обширных познаниях в области истории искусства, на страницах многих записок читаются отголоски актуального тогда спора о «древних и новых» мастерах. Причин интереса к античности немало, прежде всего – это живой отклик на открытие в первой половине XVIII века Помпей и Геркуланума. Античность представлялась эпохой людей-героев, храбрых воинов, временем справедливых законов. Это уже элементы классицистического мировоззрения и его национальной версии – «русской античности» (в определении Г.С. Кнабе). Католические богослужения и церковь в целом путешественники описывают в духе просветительской критики.

Четвертый параграф «Индивидуальные практики путешествий: П.А. Строганов и В.А. Жуковский в Швейцарии». На материале записок о путешествиях по Швейцарии Строганова и Жуковского прослеживаются различия между образовательным и романтическим путешествием по этой стране. В первом случае мы видим классический пример образовательного путешествия, организованного в соответствии с педагогическими идеями просветителей. Развитие тела, ума и нравственности – основная цель путешествия, заявленная Ж. Роммом, планомерно претворялась на практике. В дневнике молодого Строганова, ведение которого, также было частью воспитательной системы, находим сведения о посещениях часовых мастерских, плавилен, лекциях по астрономии, химии, минералогии, продолжительных прогулках пешком и верхом, строгом распорядке дня, отчеты о расходах и пр.

Путешествие В.А. Жуковского больше похоже на серию пейзажных и исторических зарисовок. Это путешествие одного из образованнейших людей своего времени и состоявшегося поэта-романтика по стране, уже воспетой романтической поэзией. Всё, что он видит и описывает в своём дневнике и письмах к великой княгине Александре Федоровне :природа, места, связанные с жизнью Вильгельма Телля и пребыванием в пограничном со Швейцарией Констанцом Яна Гуса) воспринимается им романтически. Гус и Телль представлены героями, оправданными временем, проведением; природа, состояния которой описаны в мельчайших деталях, является отражением душевного состояния самого поэта.



В пятом параграфе «Гендерные аспекты путешествий и их описаний» рассматриваются специфические модели поведения и описания путешествий, характерные для мужчин и женщин. Из записок путешественников следует, что мужчины преимущественно странствуют в одиночку (модель одинокого путешественника, героя), женщины же передвигаются в сопровождении слуг, врача, детей, друзей. Различны и цели путешествий: дамы чаще отправляются в путь чтобы устроить образование своих детей, повидаться с родными и знакомыми, живущими за границами. Их цели кажутся более приземлёнными по сравнению с «путешествием по святым местам европейской культуры» Карамзина и его последователей, но естественными для роли женщины в обществе того времени. В отличие от мужчин, дамы больше вниманию уделяли описанию новых и старых знакомств, светской жизни, судеб детей и родственников. Их записки, как правило, не содержат цитат и ссылок на литературные образцы, более камерны и эмоциональны, нежели записки мужчин. Вместе с тем, в женских записках есть место описанию, а иногда и подробному анализу произведений искусства, тонкому психологическому анализу.

В шестом параграфе «Повседневность европейских путешествий» речь идёт о повседневном быте путешественников. Путешествие – это не только осмотр достойных примечания дворцов и галерей, прогулки и светские развлечения. Путешественникам необходимо было преодолеть тысячи верст, питаться и отдыхать. Рассказы о дорогах, извозчиках, попутчиках и случайных знакомых, дорожных разговорах, переживаниях, постоялых дворах, съемных квартирах, таможнях, нравах и обычаях местных жителей содержатся в записках практически всех мемуаристов как неотъемлемая часть путешествия.

В Заключении подведены итоги диссертационного исследования, сделаны выводы по основным проблемам рассматриваемой темы.

На протяжении всего XVIII в. русская дворянская культура находилась под постоянным воздействием европейских культурных традиций. Какой бы поверхностной ни была европеизация дворянства в начале XVIII в., постепенно она приобретает более глубокий и устойчивый характер, что стало возможным благодаря расширению политических, экономических, научных и культурных контактов со странами Европы. Одно из свидетельств этих процессов – новая для России того времени культурная практика – длительное путешествие по Европе (Grand tour).

Её появление можно отнести к середине XVIII в., однако настоящий рост количества длительных частных путешествий по Европе начинается в 70-е годы, чему в отчасти способствовала отменена в 1762 году обязательной дворянской службы. Такое путешествие имело ряд особенностей: инициаторами вояжей все чаще выступали частные лица, а не государство, менялись цели поездок, расширялся круг лиц, для которых такое путешествие становилось возможным. Если для послов, купцов, студентов путешествие было связано с их служебной деятельностью, то теперь акцент сместился и ценным признавался уже сам опыт путешествия, оно стало событием частной жизни. Постепенно расширялся круг путешественников, со второй половины XVIII в. наблюдается рост числа путешествующих дам, детей.

Увеличение числа путешественников и расширение их социального состава было следствием изменения отношения к Европе и постепенной адаптации её культурных ценностей. С появлением частного интереса к европейскому культурному наследию изменилось и отношение к поездкам за границу. Раньше они нередко воспринимались как вынужденное пребывание в инокультурной и иноязычной среде, даже наказание, теперь же путешествие становится возможностью своими глазами увидеть достижения европейской культуры. Оно могло быть формой досуга, этапом обучения, приключением.

Программы путешествий и записки путешественников свидетельствуют об изменении уровня восприятия европейской культуры: нередко поверхностные наблюдения в записках путешественников начала века сменяет глубокое понимание истории и культуры региона, критическое отношение к реалиям социальной и культурной жизни разных стран, а впоследствии – творческое освоение европейских культурных традиций.

Такого рода опыт осознаётся как ценный, о чём свидетельствует рост числа записок путешественников, фиксирующих уникальный жизненный опыт личности в нестандартной для повседневной жизни того времени ситуации путешествия.

Само же путешествие выстраивалось, в зависимости от его целей, по моделям, предлагаемым в философских, педагогических трактатах и литературе того времени. Для путешественников эпохи Просвещения основной являлась образовательная составляющая (в узко практическом или более широком толковании). Основой романтического путешествия преимущественно являются наблюдение состояний природы и посещение мест, связанных с жизнью национальных героев. Такой уровень понимания культуры требовал длительной подготовки, определённого времени для её освоения. Состав частных книжных собраний, рост числа изданий по этим темам путешествий, географии, зарубежной истории, культуры, политики на русском языке, переиздания наиболее популярных книг, значительные тиражи и списки подписчиков свидетельствуют о росте интереса к европейскому культурному опыту. Книжные издания такого рода охватывают широкую аудиторию, как в возрастном, так и в гендерном плане.

Круг чтения формировал определённые представления о разных странах, своеобразную культурную карты Европы. Практика конкретных путешествий выстраивалась во взаимодействии общих представлений о разных странах и личных интересов путешественников. Наиболее посещаемыми странами (в рамках изучаемого круга источников) были Германия, Италия, Франция, Швейцария, далее - Великобритания и Голландия. В границах каждой страны также выделяются часто посещаемые города и регионы, а в них – достопримечательности.

Важным аспектом проблемы является государственное регулирование путешествий. Оно имело двоякую задачу: с одной стороны - контроль за передвижением подданных, с другой – защита их интересов. Для выезда из России требовалось оформить паспорт, в рассматриваемый период несколько раз менялись ведомства, занимавшиеся эти вопросом. Возможность выехать за границу нередко зависела от целого ряда внешне- и внутриполитических причин. Для переезда из одной страны в другую также требовалось оформить паспорт. Выехав за границу, путешественник оказывался в поле зрения местной полиции, под попечением русского посольства или консульства, призванных защищать их интересы, а также - русской общины (где они существовали).

Изучение практики путешествий свидетельствует о существовании устойчивых представлений о пользе путешествий по Европе среди просвещенного российского дворянства. Эта практика получила широкое распространение по многим причинам: сказалось влияние моды на Grand tour, пришедшей из Европы, понимание пользы образовательных путешествий, стремление больше узнать о жизни других народов, лучше понять современную европейскую и древнюю (античную) культуру. Такие путешествия давали возможность не только узнать что-то новое, но и увидеть своими глазами то, что было знакомо по книгам. Исследование показывает, что разные аспекты истории и культуры стран Европы были предметом постоянного интереса русских читателей. Книги, адресованные разным категориям читателей («детское» и «женское» чтение, научные трактаты и популярная литература, художественные и философские сочинения на языках оригинала и в переводах) не только расширяли кругозор аудитории, но формировали интересы, создавали стереотипы восприятия и «шаблоны» описания достопримечательностей, городов, явлений. Всё это, как и философия «большого европейского путешествия» (Grand tour) нашло своё отражение на страницах записок путешественников.



В целом, можно охарактеризовать феномен европейского путешествия как практику личного освоения европейского культурного пространства, основанного на классических образцах образовательного путешествия эпохи Просвещения или романтизма, но в то же время отвечавшего личным интересам и предпочтениям путешественников. Оно способствовало более глубокому пониманию культуры, особенностей развития европейских стран, нравов и обычаев их жителей, что, в свою очередь, не могло не отразиться на мировоззрении самих путешественников. В феномене европейского путешествия прослеживаются основные тенденции развития русской дворянской культуры конца XVIII – первой четверти XIX вв., культуры движущейся от подражания зарубежным образцам к выработке собственных смыслов, обретающей своё лицо и своё место в европейской цивилизации.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:
Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:


  1. Стефко М.С. «Дураков везде изобильно». Странствия русских по Европе // Родина. - 2008. - №4. - С. 114 - 117. (0,4 п.л.)

  2. Стефко М.С. Идея и практика «образовательного» путешествия» (конец XVIII – начало XIX вв.) // Высшее образование в России. - 2009. - №2. - С.145 - 150. (0,5 п.л.)

  3. Стефко М.С. Европейский город в записках русских путешественников конца XVIII – начала XIX вв.: стратегия описания и источники представлений (на примере Парижа) // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. - 2009. - №3 (69). - С. 84 - 89. (0,4 п.л.)

В других изданиях:

  1. Стефко М.С. Европейское путешествие русских дворян в конце XVIII – первой четверти XIX века: теория и практика // Россия и мир глазами друг друга: история взаимовосприятия: тезисы докладов всерос. науч. конф., Москва, 25-26 ноября 2008 года / ИРИ РАН. - М., 2008.- С. 57 - 59.

  2. Стефко М.С. Русские путешественники конца XVIII – первой четверти XIX вв. в художественных галереях Италии: картины – критика-зритель // Материалы Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. Х Юбилейные Кирилло-Мефодиевские чтения». 12-14 мая 2009 года. - С. 231 - 236.

  3. Стефко М.С. Образы Парижа в записках русских путешественников конца XVIII – начала XIX века // Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. Вып. 5. М., 2009. - С. 366 - 378.

  4. Стефко М.С. Путешествие в круге чтения русского дворянства (конец XVIII – начало XIX вв.): опыт реконструкции по материалам Сводного каталога русской книги гражданской печати XVIII в. // Проблемы российской истории. Вып.9. М., Магнитогорск, 2009. - С. 195 - 200.

1 ПСЗ-II, Т. VI . №.4364.

2 ПСЗ-II, Т. IХ. Ч.1. №.6994.

3 Hunt L., ed. The New Cultural History. Berkeley ,1989; Шартье Р. Новая культурная история // Homo Historicus. М., 2003. С.271 – 284.

4 Шартье Р. Новая культурная история.С.276.

5 Гревс И.М. Монументальный город и история экскурсии (Основная идея образовательного путешествия по крупным центрам культуры // Экскурсионное дело.1921.№1.С.21-34.; Он же. Общая история европейской культуры: в 7 т. /под ред. И.М.Гревса. СПб.,1908-1914; Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века). СПб., 2001; Он же. Карамзин. СПб., 1997; Он же. Семиосфера. СПб., 2000.



6 Садохин А.П. Теория и практика межкультурной коммуникации. М., 2004. С.47.

7 Там же. С.58.

8 Сиповский В.В. К литературной истории «Писем русского путешественника» Н.М. Карамзина.СПб., 1897; Михельсон В.А. Русский путевой очерк XVIII - перв. пол. XIX века: автореф. дис. … канд. филол. наук. Киев, 1972; Он же. «Путешествие» в русской литературе. – Ростов,1974; Гумилинский В.М. Проблема генезиса и развития жанра путешествий в русской литературе: автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1979 и др.

9Немцы в России: Проблемы культурного взаимодействия СПб.,1998; Россия и Германия: сб.ст.М.1998 и др.; Россия и Европа. Дипломатия и культура. М., 1995; Россия и Европа: в поисках идентичности. М., 2000; Россия и Европа: философия, культура, современность. Тезисы докладов. Саратов, 1993; Россия и Запад: сб. ст. СПб., 1996; Россия и Запад: Диалог или столкновение культур: сб. ст. М.,2000; Россия и Запад: Диалог культур. Материалы 2-й междунар. конф. М., 1996; Россия и Запад: Диалог культур: сб. науч. тр. Тверь, 1994; Россия и Италия (несколько выпусков); Россия и Франция. XVIII-XX вв.: сб.ст. Вып.1-9.М.,1995-2009; Haumant E. La culture Française en Russie (1700-1900). 2-e éd. P.,1913; La Russie et l’Europe en XVI-XX-e ss. P.-M.,1970; Pomian K. Histiore culturelle‚histoire des semiophores // Pour une histoire culturelle. P.,1997. P.73-97.

10 Сивков К.В. Путешествия русских людей за границу в XVIII веке. СПб., 1914. С.5.

11 Лотман Ю.М. «Письма русского путешественника» Карамзина и их место в развитии русской культуры // Лотман Ю.М. Карамзин. СПб., 1997. С.486.

12 Афиани В.Ю., Хорошилова Л.Б. Познание России (путешествие как факт культуры и исторический источник) // Русская провинция. Культура XVIII-XX вв.: сб.ст. М., 1992. С.120-124.

13 Козлов С.А. Русский путешественник эпохи Просвещения: в 3т.Т.1. Спб.,2003.

14 Куприянов П.С. Русское заграничное путешествие начала 19 века: парадоксы литературности.// Историк и художник. 2004. №1,2; 2005. №1.

15 Гросул В.Я. Русское зарубежье в первой половине XIX века. М., 2008. С.665.

16 Берк П. «Антропологический поворот» в гуманитарных науках: индивидуальные версии и конфигурация целого. Историческая антропология и новая культурная история // Новое литературное обозрение. 2005. №5. С.80.

17 В объединённом Центре по изучению истории XIX века университетов Сорбонна Париж-1 и Париж-4 и Центре по изучению литературы путешествий в университете Париж-4 проводятся семинары и круглые столы по проблемам путешествий; в Швейцарии в 1998 году была образована Культурная ассоциация путешествий в Швейцарию, способствующая исследованиям и публикациям в области путешествий по Альпам и в Швейцарию; наконец, в ИВИ РАН в 2008 году был проведен круглый стол, специально посвященный проблематике путешествий и методам их изучения.

18 Centro Interuniversitario di Ricerche sul Viaggio in Italia – Межуниверситетский центр по изучению путешествий в Италию.


19 Berelowitch W. La France dans le «Grande tour» des nobles russes au cours de la seconde moitié du XVIII siècle // Cahier du Monde russe et Sovetique,XXXIV (1-2), janvier-juin 1993. Р.193-209.

20 Emanuele Kanceff. Poliopticon italiano. Genève 1993.

21 Valéry Berty. Un essai de typologie narrative des récits de voyage françaisen Orient au XIXe siècle.P.,2001.

22 La culture du voyage : Pratiques et discours de la Renaissance à laube du XXe siècle. P.,2004.

23 Voyager en Europe de Humboldt à Stendhal. Contraintes nationales et tentations cosmopolites. P., 2007.

24 Тематические сборники «История русского читателя». Л., 1973-1982 и «Чтение в дореволюционной России». М., 1992-1995. Из наиболее интересных зарубежных работ в данной области можно назвать Chartier R. Histoire de la lecture. P., 1995.; Jams H.R. Towards an Aesthetic of Reception. Minneapolis,1982.

25 Рубакин Н.А. Что такое библиологическая психология. Л., 1924; Он же. Психология читателя и книги: краткое введение в библиолого-психологию. М., 1929; Рубакин Н.А. Избранное: в 2т. Т.1. Этюды о русской читающей публике: факты, цифры, наблюдения. М.,1975; Куфаев М.Н. История русской книги в XIX веке. М., 2003; Луппов С.П. Книга в России в первой четверти XVIII века.Л.,1973; Он же. Книга в России в петровское время. 1725-1740. Л.,1976; Он же. Русский читатель XVII – первой половины XVIII в. // Фёдоровские чтения, 1976. М.,1978. С.83-95; Баренбаум И.Е. История читателя как социологическая и книговедческая проблема // История русского читателя. Вып.1. Л., 1973.С. 5-18; Самарин А.Ю. Читатель в России во второй половине XVIII века (По спискам подписчиков). М., 2000.

26 Комарницкая Ж.О. Роль французской книги в формировании мировоззрения декабристов // История русского читателя:сб. науч.тр. Л.,1976. Вып.2. С.6-28.; Она же. Французская книга о России в оценке декабристов // Там же. Л.,1979. Вып.3. С.5-22.; Головин В.В. Круг чтения лицеистов пушкинского времени // Там же. Л.,1982. Вып.4. С.31-46.

27 Хотеев П.И. Книга в России в середине XVIII века. Частные книжные собрания. Л.,1989; Лениченко М.В. Библиотека М.Н. и Н.М.Муравьёвых: опыт создания базы данных // Книга в России XI-XX вв. Спб., 2004. С.256-268; Никитина Л.В. Русские книги XVIII в. в книжном собрании князя С.М. Голицына // Там же. С. 287-294.; Морозова Н.П. Библиотека Батюшковых (XVIII – XIX века) // Череповец: Краеведческий альманах. Вологда, 1996. Вып.1. С.270-286.

28 Строганов П.А. Журнал заграничного путешествия графа П.А. Строганова 1785, 1788. РГАДА. Ф.1278 Строгановы. Оп.1. Д.346-348.

29 Барятинская Е.П. Журнал моего путешествия. ОР РГБ Ф.19. Оп.V. Д.2. Ед.хр.12.

Голицына Н.П. Заметки о моих путешествиях. ОР РГБ. Ф.64. К.113. Ед.хр.1.



Толстая А.И. Заметки о моем путешествии в 1789 году / Notes de mon voyage l'an 1789. 1789 - 1790 50лл. ОР РГБ Ф.301. Оп.1. Д.22,23.

30 Стурдза Р.С.Дневник моего путешествия из Дрездена в Венецию в 1819 году. Личные фонды рукописного отдела Пушкинского дома. Ф.288.

31 Фонвизин Д.И. Письма родным, письма Н.И.Панину // Собрание сочинений: в 2т. Т.2. М.;Л.,1959.

32 Журнал путешествия В.Н. Зиновьева по Германии, Италии, Франции и Англии в 1784-1788 гг. // Русская старина.1877-1878. № 10-12.

33 Дашкова Е.Р. Записки, 1743-1810. Л., 1985.

34 Карамзин Н.М.Сочинения Карамзина: в 8т.Т.2-5. Письма русского путешественника. М.,1803-1804.

35 Горихвостов Д.П. Письма россиянина, путешествовавшего по Европе с 1802 по 1806г.: в 3 ч. М., 1808.

36 Лубяновский Ф.П. Путешествие по Саксонии, Австрии и Италии в 1800,1801 и 1802 гг.: в 3 ч. СПб.,1805.

37 Львов Н.А. Итальянский дневник. Кёльн, 1988.

38 Дорожные записки 1817 г., изданные Б. Герсевановым. М., 1819.

39 Кюхельбекер В.К. Путешествие. Дневник. Статьи Л., 1979.

40 Дневник путешествия В.А. Жуковского по Европе (1820-1822) // Полное собрание сочинений и писем: в.20 т.Т.13. М., 2004. С.140-238.

41  Чертков А.Д. Журнал моего путешествия по Австрии, Италии, Сицилии, Швейцарии и проч. в 1823-1825 годах. // Российский архив. Вып.XV. М., 2007.С.210-239.

42 Полное собрание законов Российской империи: в 45 т.- СПб., 1832. (ПСЗ-1).

43 РГАДА. Ф.1261. Оп.1. Д.11; Оп.4. Д. 28, Д.40.

44 АВПРИ. Ф.1 (АД). Оп.II-11. (1801) Д. 20; Оп.II-21. Д.4.(1803); Оп.II-22 (1822) Д.1; Ф.161. СПб. Гл.Архив. Оп.II-21 (1804) Д.2.

45 Генш В. План предпринимаемого путешествия в чужие краи, сочиненный по требованию некоторых особ содержателем благородного пансиона Вениамином Геншем. Печатан при Имп. Московском университете Декабря дня 1777 года; Дашкова Е.Р. О смысле слова "воспитание": Сочинения. Письма. Документы. СПб., 2001; Локк Дж. Мысли о воспитании // Локк Дж. Сочинения: в 3 т. Т.3. М., 1988; Материалы для биографии княгини Е.Р.Дашковой. Лейпциг, 1876; Руссо Ж.Ж. Эмиль, или О воспитании//Руссо Ж.Ж. Педагогические сочинения: в 2 т. Т.1.

46 Библиотека В.А.Жуковского в Томске:в:3т. Томск, 1978-1988; Лобанов В.В. Библиотека Г.С. Батенькова: Опыт реконструкции. Томск, Ч.1: Книги на русском языке.,Ч.2:Книги на французском языке, Ч.3: Приложения. 1993; Шереметев С.Д. Библиотека графа С.Д. Шереметева: в 2т. Т.1: Собрания Волочановское (В.) и В.С. Шереметева (ВС.) в с. Михайловском подольского уезда Московской губернии СПб., 1890. .

47 Сводный каталог русской книги гражданской печати. 1725-1800:в 5т. М., 1962-1967.



  • ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
  • По теме диссертации опубликованы следующие работы: Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК